Сделать стартовой Добавить в Избранное Постучать в аську Перейти на страницу в Twitter Перейти на страницу ВКонтакте За Победу в Великой Отечественной войне 1941-1945гг. мы "заплатили" очень дорого... Из Пензенской области было призвано более 300 000 человек, не вернулось более 200 000 человек... Точных цифр до сих пор мы не знаем.

"Никто не забыт, ничто не забыто". Всенародная Книга памяти Пензенской области.

Объявление

Всенародная книга памяти Пензенской области





Сайт посвящается воинам Великой Отечественной войны, вернувшимся и невернувшимся с войны, которые родились, были призваны, захоронены либо в настоящее время проживают на территории Пензенской области, а также труженикам Пензенской области, ковавшим Победу в тылу.
Основой наполнения сайта являются военные архивные документы с сайтов Обобщенного Банка Данных «Мемориал», Общедоступного электронного банка документов «Подвиг Народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (проекты Министерства обороны РФ), информация книги памяти Пензенской области , других справочных источников.
Сайт создан в надежде на то, что каждый из нас не только внесет данные архивных документов, но и дополнит сухую справочную информацию своими бережно сохраненными воспоминаниями о тех, кого уже нет с нами рядом, рассказами о ныне живых ветеранах, о всех тех, кто защищал в лихие годы наше Отечество, прославлял ратными подвигами Пензенскую землю.
Сайт задуман, как народная энциклопедия, в которую каждый желающий может внести известную ему информацию об участниках Великой Отечественной войны, добавить свои комментарии к имеющейся на сайте информации, дополнить имеющуюся информацию фотографиями, видеоматериалами и другими данными.
На каждого воина заводится отдельная страница, посвященная конкретному участнику войны. Прежде чем начать обрабатывать информацию, прочитайте, пожалуйста, тему - Как размещать информацию. Любая Ваша дополнительная информация очень важна для увековечивания памяти защитников Отечества.
Информацию о появлении новых сообщений на сайте можно узнавать, подписавшись на страничке книги памяти в Твиттер или в ВКонтакте.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



>61-я стрелковая дивизия (1-го формирования)

Сообщений 1 страница 30 из 293

1

Информация из Пензенской энциклопедии http://94.25.70.100/encyc/article.php?id=2725 :
"ШЕСТЬДЕСЯ’Т ПЕ’РВАЯ СТРЕЛКО’ВАЯ ДИВИ’ЗИЯ. Дислоцировалась в П. и Пенз. обл. Ком. ген.-майор Н. А. Прищепа. В июне 1941 вошла в 63-й стрелк. корпус (ком. Л. Г. Петровский) 21-й армии. Участвовала в контрударе по нем. войскам под Жлобином и Рогачевом, в результате к-рого противник был отброшен на 30–40 км. Действия 21-й армии ослабили правый фланг вражеской группы «Центр», нацеленной на М. В дальнейшем 61-я стрелк. див. вела тяжелые бои в окружении, из к-рого не вышла.

Лит.: Краснознаменный Приволжский. М., 1984.

В. А. Мочалов."

Сайт, посвященный 61-й стрелковой дивизии (1-го формирования) - http://sd61pf.500mb.net .
Книга в pdf-формате - http://travelclubonline.ru/data/documents/Package1.pdf

С разрешения автора Тамбовцева Геннадия Петровича начинаем публикацию книги о 61-й стрелковой дивизии (1-го фомирования), сформированной на территории Пензенской области.

"Г. П. Тамбовцев
У истоков Победы.
Пенза - 2010





2
УДК
ББК
Тамбовцев Г.П. У истоков Победы. – Пенза, 2010. – 332с., с илл.
Рецензенты:
доктор исторических наук, профессор Кондрашин В.В. (ПГПУ им.В.Г.Белинского);
доктор исторических наук, профессор Белоусов С.В. (ПГПУ им.В.Г.Белинского).

© Тамбовцев Г.П, 2010
3
Светлой памяти
бойцов и командиров
61-й стрелковой дивизии
посвящается


ВВЕДЕНИЕ

В 2010 году исполняется 65 лет со Дня Победы в Великой Отечественной войне.

Хотелось бы напомнить, какую участь готовили фашисты нашему народу. Крупнейшие города страны — Москву, Ленинград планировалось сровнять с землей. Основная масса населения должна была быть уничтожена или использована как рабочая сила по обслуживанию завоевателей. В меморандуме штаба военно-морских сил Германии говорится: «Фюрер полон решимости уничтожить Петербург до основания. Нет никакого смысла в существовании этого большого населённого пункта после поражения Советской России. … Следует окружить город и затем уничтожить его посредством артиллерийского обстрела и продолжительной бомбардировки с воздуха. Взятие пленных неприемлемо, поскольку мы не можем и не желаем разрешать проблему расселения и питания его жителей. Мы не заинтересованы в том, чтобы сохранить какую-либо часть населения в ходе этой борьбы Германии за выживание». Гитлер заявлял: «Пусть знания русских ограничиваются лишь тем, чтобы понимать наши дорожные знаки, чтобы их не давили наши автомобили. Для них слово «свобода» означает право умываться по праздникам. … Существует лишь одно обязательство: германизировать страну посредством иммиграции немцев и надзиранием над местными жителями как над краснокожими».

Для осуществления своих планов гитлеровская Германия сосредоточила на границе СССР три мощных группировки своих войск, набравшихся боевого опыта на европейском театре военных действий. Фашисты создали троекратное превосходство в живой силе и технике в направлениях главных ударов. К сожалению, с началом боевых действий руководство страны и Красной Армии не смогло определить эти направления и грамотно организовать оборону на необходимых
4
участках фронта. Например, в оперсводке №1 Генерального штаба Красной Армии от 22 июня 1941 года беспокойство проявляется только за районы Гродно и Волковыска, несмотря на то, что в первый день войны мощная танковая группа генерал-полковника Г. Гудериана вклинилась в нашу оборону до 50-60 км в районе Бреста.

Материалы, изложенные в этой книге, позволяют частично восстановить события тех дней и более внимательно взглянуть на значение боёв на Гомельском направлении. Некоторые источники утверждают, что освобождённая 6-го сентября 1941 года Ельня была первым очищенным от фашистских войск городом в начальном периоде войны. Например, в энциклопедии «Великая Отечественная война 1941-1945» на странице 258 записано, что Ельнинская операция – первая наступательная операция в войне. При этом невольно принижается значение оборонительных и наступательных боев на Днепре в районе Рогачёва, Жлобина в июле-августе 1941 года. В ходе них бойцы и командиры 63-го стрелкового корпуса генерал-лейтенанта Л. Г. Петровского проявили такое мужество и волю к победе, что генерал Гудериан, отброшенный с серьёзными потерями на западный берег Днепра, прекратил всякие попытки наступать на этом направлении и потерял пять суток, разыскивая более безопасные пути переправы. Затем последовало результативное контрнаступление, в ходе которого были освобождены два города — Рогачёв и Жлобин и десятки населённых пунктов. Войска 21-й армии, куда входил 63-й стрелковый корпус, благодаря своему необыкновенно высокому патриотическому подъёму и хорошей обученности, продвигались с востока в направлении города Бобруйск, перемалывая войска двух пехотных корпусов, находившихся в резерве группы армий «Центр» и предназначенных для развития наступления на Москву. С севера 61-я стрелковая дивизия достигла посёлка Озераны, с юга части 66-го стрелкового корпуса вышли на подступы к Бобруйску. Конная группа генерал-полковника О. И. Городовикова обходила Бобруйск ещё южнее и перерезала сообщение с городом по шоссе с запада. Все эти события в то время воспринимались советскими воинами как невероятные, так как севернее фронт уже находился в районе Смоленска и Ельни. До 14 августа 1941 года войска 63-го стрелкового корпуса удерживали Рогачёв и Жлобин. Обеспокоенное событиями на Гомельском направлении, гитлеровское командование приостановило наступление на Москву. Решался вопрос о повороте танковой дивизии или корпуса генерала Г. Гудериана на Рогачёв, что вызвало его крайне отрицательную реакцию, так как необходимо было возвращаться на 400 км на запад, что было для него равносильно отступлению. В конечном итоге на юг была повёрнута
5
вся танковая группа, обходя Гомель с востока. Войска, обороняющиеся на Днепре, не были своевременно отведены и попали в тройное кольцо окружения. Было бы совершенно справедливым тогда, в июле 1941 года, объявить первыми гвардейскими дивизиями в Красной Армии соединения 63-го стрелкового корпуса, но судьба распорядилась иначе. Они преданы забвению. В частности, в Пензенской области, где дислоцировалась до начала войны и из жителей которой формировалась 61-я стрелковая дивизия, нет ни одной школы, носящей её имя, нет ни одной улицы, нет ни одного школьного музея её имени. Да и в районных музеях, там, где размещались до войны полки этой дивизии, в Сердобске и Каменке, о них информация отсутствует.

Для освещения событий на Западном и Центральном фронте использованы мемуары советских полководцев, материалы Центрального Архива Министерства Обороны России, Государственного архива Пензенской области, воспоминания и письма бойцов и командиров 63-го стрелкового корпуса, 61-й стрелковой дивизии, книги исследователей о событиях в Белорусской ССР в начале войны, а также бывших генералов и офицеров Вермахта.
Г. П. Тамбовцев

6
ИСТОРИЯ 61-Й СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ

Что нам сегодня известно об истории 61-й стрелковой дивизии, её участии в боевых действиях на Западном и Центральном фронтах?

В Пензенской энциклопедии, изданной в 2001 году, в статье известного краеведа-исследователя В. А. Мочалова говорится: «Шестьдесят первая стрелковая дивизия дислоцировалась в Пензе и Пензенской области. Командир, генерал-майор Н. А. Прищепа. В июне 1941 вошла в 63-й стрелковый корпус (командир Л. Г. Петровский) 21-й армии. Участвовала в контрударе по немецким войскам под Жлобином и Рогачёвом, в результате которого противник был отброшен на 30-40 км. Действия 21-й армии ослабили правый фланг вражеской группы «Центр», нацеленной на Москву. В дальнейшем 61-я стрелковая дивизия вела тяжёлые бои в окружении, из которого не вышла»1.

В справке Центрального Архива Министерства Обороны РФ от 10 августа 2000 года № 3/15897 «Сообщаем, что 61 стрелковая дивизия (1 формирования. – Г.П.) была сформирована до войны (место формирования неизвестно), и расформирована в сентябре 1941 года. 61 сд в 1941 году вела боевые действия на Западном фронте. Командиром 61 сд в период с 23.08.1939 года по 19.08.1941 года был генерал-майор Прищепа Николай Андреевич (погиб 18.08.1941 г.),
с 19.08.1941 — полковник Гофман Александр Эмильевич»2.

В учебнике «История Пензенского края со второй половины XIX века до наших дней», рекомендованном в качестве учебного пособия для основной школы написано следующее:
«В кровопролитных боях войска прикрытия, которые с ходу вводились в сражения, несли большие потери. Эту участь испытала 61-я стрелковая дивизия (командир полковник Н. А. Прищепа). С 1939 года она дислоцировалась в Пензе и в ней служили многие наши земляки. За 10 дней до начала войны дивизия была поднята по тревоге и направлена в Белоруссию, где вошла в состав 63-го стрелкового корпуса…».

Из перечисленных источников видно, что отдельные данные и цифры, приведенные в них, не совпадают. Возникает вопрос: как же правильно? Особенно грешит неточностями статья из учебника. Пензенская 61-я стрелковая дивизия не относилась к войскам прикрытия, так как дислоцировалась не в приграничных округах. Она не вводилась в бой с ходу: к счастью, у соединения было несколько суток для подготовки оборонительных позиций. И, естественно, в связи с этим не понесла в первом оборонительном бою большие потери. Не было подъема по тревоге за 10 суток до начала войны всей дивизии. Только один 66-й стрелковый полк убыл до 22-го июня на запад, и не в
7
Белоруссию, а на Украину, куда должна была убыть вся дивизия. Остальные части 61-й стрелковой дивизии были подняты по тревоге уже после начала войны.

К сожалению, в ЦАМО (г. Подольск) нет полного списочного состава 61-й сд и нам не известно точное количество бойцов и командиров, убывших на фронт в первые дни войны, а затем в течение июля 1941 года прибывших с пензенской земли в качестве пополнения.

Известно, что 61-я стрелковая дивизия дислоцировалась в Пензенской области и организационно входила в состав 66-го стрелкового корпуса 21-й армии РГК. С апреля 1941 года содержалась по штатам № 4/120 (5900 человек личного состава). Судя по «Справке о проведении сборов приписного состава стрелковых дивизий в 1941 году» дивизия должна была получить 6000 человек приписного состава на 45-ти дневные сборы.
Наименование          №№ штата                Начало            Количество                   Примечание
стр. дивизий            мирного                    сборов            приписного
                              времени                                         состава,
                                                                                  привлекаемого
                                                                                  на сборы

    61 сд                    4/120                        1.6                   6 000

«В Пензенской области в состав 61 сд до начала войны были призваны около 6 тысяч человек»3.

Простая арифметика показывает (5 900 + 6 000) = 11 900, что в дивизии к началу войны должно было быть не менее 12 000 личного состава. В это же время на возведение укреплений в Прибалтику убыл 112-й отдельный саперный батальон.
8
1-е ФОРМИРОВАНИЕ 61-Й СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ
Командовали 61-й стрелковой дивизией 1-го формирования:
— Ф. И. Голиков (1933 – 1936), будущий командующий 10-й армией, формировавшейся осенью 1941 года в Кузнецке Пензенской области, с апреля 1942 года командовал Брянским фронтом, июль, октябрь 1942 — март 1943 годов Воронежским фронтом, в августе — октябре 1942 года зам. командующего Юго-Восточным (с 28 сентября Сталинградским) фронтом4;
— комбриг Е. М. Тихомиров до 8.06.1938. (арестован, умер в заключении);
— полковник, с 31.07.1941 генерал-майор Прищепа Николай Андреевич (23.08.1939 – 18.08.1941);
— полковник Гофман Александр Эмильевич (19.08.1941).

Начальником штаба 61-й стрелковой дивизии с мая 1939 года до начала войны с Финляндией был Кравченко Андрей Григорьевич, будущий дважды Герой Советского Союза, генерал-полковник танковых войск, командующий 6-й гвардейской танковой армией5.

Его сменил полковник Гофман Александр Эмильевич, который пробыл в этой должности до назначения командиром дивизии (19.08.1941). Скорее всего, об этом назначении сам Гофман не знал, он в это время был уже пленён. Просто в армии заведена такая система: в случае гибели или других причин выбытия из строя командира автоматически исполнять обязанности ставят заместителя, а затем либо его утверждают или назначают другого, более достойного, как посчитают кадровики и начальники.

Конечно, хотелось бы отразить в фотографиях командование 61-й стрелковой дивизии до начала войны, однако практически это сделать оказалось не просто.

Во-первых, отсутствует фотография репрессированного комбрига Е. М. Тихомирова. Во-вторых, не отмечено, в каком воинском звании Ф. И. Голиков приступил в 1933 году к командованию 61-й стрелковой дивизией, известно, что в 1935 году ему присвоено звание комбриг. На представленном снимке Ф. И Голиков уже комкор, это воинское звание ему присвоено в 1938 году. В-третьих, неизвестно, какое воинское звание у начальника штаба 61-й дивизии А. Г. Кравченко, скорее всего, он был полковником или подполковником. На представленном снимке он уже с погонами, значит, эта фотография не ранее января 1943 года, когда они были введены.
9
Командование 61-й стрелковой дивизии до начала Великой Отечественной войны
http://uploads.ru/t/Y/r/B/YrBxy.jpg http://uploads.ru/t/s/o/V/soVdE.jpg
Комкор Ф. И. Голиков                                            Полковник Н. А. Прищепа
http://uploads.ru/t/f/y/g/fygc7.jpg http://uploads.ru/t/I/d/Z/IdZVB.jpg
А. Г. Кравченко                                                     Полковник А. Э. Гофман
10
http://uploads.ru/t/m/T/h/mThAw.jpg
Вид здания, в котором с 1939 года размещался штаб 61-й стрелковой дивизии в г. Пенза (фотография начала ХХ века).
http://uploads.ru/t/x/c/3/xc3Uw.jpg

Здание бывшего штаба 61-й стрелковой дивизии, располагавшегося по улице Кирова в г. Пенза (в настоящее время военный госпиталь).
11
По сведениям Пензенского областного военного комиссариата в состав 61-й стрелковой дивизии входили:
— 66-й, 221-й и 307-й стрелковые полки;
— 66-й гаубичный полк;
— 55-й лёгкий артиллерийский полк;
— 131-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион;
— 237-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион;
— 99-й разведывательный батальон;
— 112-й сапёрный батальон;
— 107-й отдельный батальон связи;
— 22-й медицинский санитарный батальон;
— 53-я отдельная рота химической защиты;
— 60-й автотранспортный батальон (88 автотранспортная рота);
— 57-й полевой хлебозавод;
— 123-й полевой пункт связи;
— 435-я полевая касса госбанка.

В Пензенской области части и подразделения 61-й стрелковой дивизии дислоцировались с 1939 года до начала войны в июне 1941 года:
— город Пенза (66 СП, 66 ГАП. 237 ОЗАД, 131 ОИПТД, 22 МСБ, 99 РБ);
— город Каменка (307 СП, 55 ЛАП, 112 САПБ);
— город Сердобск (221 СП);
— ст. Селикса (107 ОБС).
Необходимо дополнить, что штаб дивизии еще какое-то время функционировал в Пензе после начала войны. Это видно из выданных справок датированных уже после убытия соединения на фронт.
12
ПОДГОТОВКА К ВОЙНЕ

Необходимо отметить, что к 22 июня 1941 года Советский Союз не был готов ни наступать, вопреки категорическим утверждениям отдельных авторов, и прежде всего В. Суворова (Резуна), ни обороняться.

Страна укрепляла свои рубежи, поэтому велась активная работа по строительству большого количества аэродромов и оборонительных сооружений вдоль границы. Разрабатывались новые образцы боевой техники. Была поставлена задача начальником Генерального штаба генералом армии Г. К. Жуковым о доведении количества механизированных корпусов с 9-ти, уже имевшихся на то время, до 30-ти, о формировании 4-х воздушно-десантных корпусов, 10-ти противотанковых бригад РГК.
Что в конечном итоге получилось?
Оборонительные сооружения к началу войны были либо не достроены, либо в них не оказалось вооружения и боеприпасов. Лишь отдельные доты были своевременно заняты гарнизонами.
До начала войны в войска поступили новые образцы танков (Т-34, КВ-1, КВ-2), самолетов (ЯК-1, МИГ-3, ЛАГГ-3, Ил-2, Пе-2, Су-2). Немного остановимся на новой технике, поступившей зачастую с конструктивными недоработками на вооружение в Красную Армию. Но времени на их исправление уже не было, помешала война. Например, в танках Т-34 башня планировалась под 45-мм пушку, а смонтировали 76-мм, которая к тому же была короткоствольная. К этим орудиям в приграничных округах имелось ограниченное количество противотанковых снарядов. Из-за короткого ствола невозможно было пробивать лобовую усиленную броню средних немецких танков на большом расстоянии. Командир танка Т-34 к тому же был одновременно и наводчиком орудия, и при каждом выстреле уклонялся при откате громоздкой 76-мм пушки. Кроме всего этого, отсутствие командирской башенки не позволяло ему вести круговое наблюдение за полем боя. Радиосвязь в танках отсутствовала или работала с большими помехами только на приём. Только Т-34-85 вобрал в себя лучшие конструкторские решения для средних танков, но он появился на фронте лишь осенью 1943 года, а в массовом количестве новый танк стал поступать в войска в 1944 году.

В каждый механизированный корпус (1 031 танк) по штатам входили две танковые дивизии. Танковые дивизии разворачивались на базе имевшихся в войсках и положительно себя зарекомендовавших танковых бригад. Так как советская танковая промышленность к началу войны физически не могла произвести для войск 15 000 новых
13
танков, были расформированы все отдельные танковые бригады и изъяты танковые полки из стрелковых дивизий. Эти действия, конечно же, не способствовали повышению боеготовности и слаженности действий танкистов на поле боя. Но, несмотря на принятые меры, к началу войны удалось полностью укомплектовать лишь часть механизированных корпусов. До начала войны в войска поступили около 1 500 танков новых конструкций. Однако новые танки вообще отсутствовали в ряде сформированных корпусов. К примеру, если они имелись в самых мощных, как тогда считалось, 4-м механизированном корпусе генерал-майора А. А. Власова, 6-м механизированном корпусе генерал-майора М. Г. Хацкилевича, 8-м механизированном корпусе генерал-лейтенанта Д. И. Рябышева, то совершенно отсутствовали в 9-м механизированном корпусе генерал-майора К. К. Рокоссовского. У командования механизированных корпусов не было достаточного опыта по управлению огромной массой боевой техники и личного состава, а также ведения боя.

Рассмотрим положение дел к началу войны в авиации. У немецких пилотов к этому времени имелась отлаженная и опробованная в боях авиационная техника, а также сотни часов налёта у каждого лётчика. Немецкие истребители превосходили наиболее массовые советские истребители И-153, И-16 и в скорости, и в вооружении. Вновь поступающая авиационная техника имела конструктивные недостатки и была слабо освоена советскими пилотами. Например, высотные истребители МИГ-3 на высоте 500 м и менее теряли скорость и срывались в штопор, на истребителях ЛАГГ-3 было рекомендовано устранение недостатков: по шасси, костылю, управлению, вооружению. На штурмовиках Ил-2 к началу войны при ведении стрельбы из 20-ти мм пушек заедало оружие, а также отсутствовал воздушный стрелок. К 22 июня 1941 года у части советских лётчиков имелось несколько часов, в лучшем случае, десятков часов налёта на новой боевой технике. Многие летчики вообще не успели пройти переучивание на поступающие в части новые боевые машины.

Негативным образом на ходе боевых действий в начале войны сказывалось отсутствие связи. Лётчики вынуждены были общаться жестами, покачиванием крыльев, а связь с ними с аэродрома поддерживалась выстрелами из ракетниц. Полотнищами означалась передовая оборона наших войск. Однако бойцы боялись таким образом обозначать свои позиции, так как немецкие самолеты в начале войны появлялись над окопами значительно чаще советских.

Всё вышеперечисленное сказано для того, чтобы было более понятно, почему в 1941 году победа на поле боя чаще оставалась за про-
14
тивником, чем за нашими бойцами. Победа над германским фашизмом далась нам нелегко и немалой кровью. Пришлось учиться воевать, как солдатам, так и командирам всех рангов, создавать новую технику и учиться на ней побеждать.

Численность Красной Армии и количество в ней стрелковых дивизий, а также их численность и вооружение менялись, о чем свидетельствует выписка из протокола заседания Политбюро.
«Выписка из протокола заседания Политбюро ЦК ВКП(б) от 21 мая 1940 г. с утверждением Постановления Комитета Обороны при СНК СССР «Об организации и численности Красной Армии»
Комитет Обороны ПОСТАНОВЛЯЕТ:
1. Утвердить численность Красной Армии в количестве 3 302 220.
2. Утвердить следующий состав и численность Красной Армии по родам войск:
Стрелковые войска: В составе Красной Армии как мирного, так и военного времени стрелковых дивизий - 163 в типовой организации:
Стрелковых дивизий по 14 000 чел. 3 42 000 чел
Стрелковых дивизий по 12 550 чел. 15 188 250 чел
Стрелковых дивизий по 12 000 чел. 80 960 250 чел.
Моторизованных стрелковых дивизий по 12 000 чел. 6 72 000 чел.
Мотострелковых дивизий по 12 000 чел. 3 36 000 чел.
Стрелковых дивизий по 9 000 чел. (Сахалинская, Карело-финская и одна дивизия в ЛВО) 3 27 000 чел.
Горнострелковых дивизий по 9 000 чел. 10 90 000 чел.
Стрелковых дивизий по 6 000 чел. 43 258 000 чел.
Итого 163 1 673 250 чел.
Всего в стрелковых войсках: 1 760 164чел.
Численность дивизий военного времени установить:
а) Нормальной стрелковой дивизии - в 17 000 чел.
б) Моторизованной дивизии - в 12 130 чел.
в) Мотострелковой дивизии - в 13 500 чел.
г) Горнострелковой дивизии - в 13 995 чел.
15
Вооружение дивизий на военное время установить
Предметы вооружения Нормальная  Моторизованная Мотострелковая Горнострелковая
                                дивизия       дивизия             дивизия            дивизия
                                в 17 000      в 12 130             в 13 500           в 13 995
                                чел.            чел.                   чел.                чел.
Орудия
45 мм ПТО                  54                30                      54                   24
76 мм ПА                    18                12                      18                   16
(горных)
76 мм ДА                    16                  8                      12                     -
76 мм горные               -                    -                       -                   16
122 мм гаубицы           32                 16                      24                  24
152 мм гаубицы           12                 12                        -                    -
76 мм зенитные             4                  4                       12                    -
37 мм зенитные             8                  8                         -                   8
Минометы
50 мм ротные               81                54                       81                  60
82 мм                          54                36                       36                  48
120 мм                        12                  -                       12                  12
Пулеметы
Ручные ДП                 438               580                     422                 343
Станковые                 162                 72                     164                  80
Крупно-калиберные        9                 12                      24                    2
Зенитно-комплексные   24                 12                       12                    -
Противо-танковые ружья 59               36                      54                   32
Винтовки
Винтовки                 10 909           5 813                  8 233               8 302
Пистолеты
Пистолеты ППД          1 436              725                  1 325                  829
16
Танки иметь:
а) в шести моторизованных дивизиях по одному танковому полку - 258 танков БТ в каждой дивизии 6…
…Общая численность Красной Армии на 1.V. 40 г. составляет 3 990 993 чел».7

Советская военная разведка постоянно докладывала высшему руководству страны об увеличении концентрации немецких войск у границ СССР. Понимая, что война с Германией неизбежна, и хорошо представляя состояние оборонной промышленности, а также степень оснащения вооружением и обученности Красной Армии на тот период, И. В. Сталин знал, что страна к войне не готова — это подтвердил и недавний печальный опыт ведения зимней войны с Финляндией. Оценивая значение выступлений И. В. Сталина перед выпускниками военных академий 5 мая 1941 года, следует отметить, что его заявление о готовности Красной Армии к ведению наступательной войны в тех условиях носило скорее пропагандистский характер, чем соответствовало действительности. И они, очевидно, предназначены для официальных заявлений нашей прессы. Даже краткий анализ состояния боевой техники и низкий уровень обученности владения ею показывал, что для приведения Красной Армии в достаточно высокую боевую готовность необходимо было время, причем не один год. Это время, очевидно, и пытался выиграть своими заявлениями И. В. Сталин.

Из выступления генерального секретаря ЦК ВКП(б) И. В. Сталина перед выпускниками военных академий РККА в Кремле 5 мая 1941 года:
…Действительно ли германская армия непобедима? Нет. В мире нет и не было непобедимых армий. Есть армии лучшие, хорошие и слабые8.

3-е выступление Сталина на приёме:
«Мирная политика - дело хорошее. Мы до поры до времени проводили линию на оборону – до тех пор, пока не перевооружили нашу армию, не снабдили армию современными средствами борьбы.
А теперь, когда мы нашу армию реконструировали, насытили техникой для современного боя, когда мы стали сильны – теперь надо перейти от обороны к наступлению. Проводя оборону нашей страны, мы обязаны действовать наступательным образом. От обороны перейти к военной политике наступательных действий. Нам необходимо перестроить наше воспитание, нашу пропаганду, агитацию, нашу печать в наступательном
17
духе. Красная Армия есть современная армия, а современная армия – армия наступательная»9.

Несмотря на публичное заявление И. В. Сталина о военной политике наступательных действий современной Красной Армии, в приграничные округа направлялись директивы о готовности к обороне.

Директива наркома обороны СССР и начальника Генштаба Красной Армии командующему войсками ЗапОВО
№503859/сс/ов (не позднее 20 мая 1941 г.)
С целью прикрытия отмобилизования, сосредоточения и развёртывания войск округа, к 20 мая 1941 года лично Вам, с начальником штаба и начальником оперативного отдела штаба округа, разработать:
а) детальный план обороны государственной границы Канчиамиестис до оз. Свитез (иск.);
б) детальный план противовоздушной обороны.
1. Задачи обороны:
1. Не допустить вторжения как наземного, так и воздушного противника на территорию округа.
2. Упорной обороной укреплений по линии госграницы прочно прикрыть отмобилизование, сосредоточение и развёртывание войск округа….10

Маршал Советского Союза А. М. Василевский вспоминал: «В связи с возраставшей угрозой агрессии со стороны фашистской Германии Наркомат обороны и Генеральный штаб не только вносили коррективы в разработанные оперативный и мобилизационный планы для отражения неизбежного нападения на нашу страну, но по указанию ЦК партии и правительства проводили в жизнь целый ряд очень важных мероприятий из этих планов, направленных на усиление обороноспособности наших западных границ. Так, с середины мая 1941 года по директивам Генерального штаба началось выдвижение ряда армий – всего до 28 дивизий – из внутренних округов в приграничные, положив тем самым начало к выполнению плана сосредоточения и развёртывания советских войск на западных границах. В мае – начале июня 1941 года на учебные сборы было призвано из запаса около 800 тыс. человек, и все они были направлены на пополнение войск приграничных западных военных округов и их укреплённых районов. Центральный Комитет партии и Советское правительство проводили ряд и других серьёзнейших мероприятий в целях дальнейшего повышения
18
боевой готовности и боеспособности вооружённых сил: по развитию военно-промышленной базы, по укреплению обороноспособности страны в целом. К середине 1941 года общая численность армии и флота достигла более 5 млн. человек и была в 2,7 раза больше, чем в 1939 году.

В мае – июне 1941 года по железной дороге на рубеж рек Западная Двина и Днепр были переброшены 19-я, 21-я и 22-я армии из Северо-Кавказского, Приволжского и Уральского военных округов, 25-й стрелковый корпус из Харьковского военного округа, а также 16-я армия из Забайкальского военного округа на Украину в состав Киевского особого военного округа. 27 мая Генштаб дал западным приграничным округам указания о строительстве в срочном порядке полевых фронтовых командных пунктов, а 19 июня – вывести на них фронтовые управления Прибалтийского, Западного и Киевского особых военных округов. Управление Одесского округа по ходатайству окружного командования добилось такого разрешения ранее».11

Все вышеперечисленные армии направлялись на Украину, в Киевский Особый Военный Округ, а практически с началом войны вели основные боевые действия в Белоруссии, на Западном фронте и в Смоленской оборонительной операции с 11 июля 1941 года.

Согласно справке о развёртывании Вооружённых Сил СССР на случай войны на западе от 13 июня 1941 г. предписывалось 21-ю армию в составе 13 дивизий (из них: сд - 8, тд - 2, мд - 1, кд - 2) распределить на Юго-Западный фронт12. (Для расшифровки: сд — стрелковая дивизия; тд — танковая дивизия; мд – моторизованная дивизия; кд - кавалерийская дивизия. — Г.Т.)

Как видно из этой справки, 21-я армия направлялась в состав Юго-Западного фронта.
61-я стрелковая дивизия в штатах 66-го стрелкового корпуса вошла в состав 21-й армии с 12 июня 1941 года. Возникает вопрос, как 61-я стрелковая дивизия из состава 66-го стрелкового корпуса оказалась в 63-м стрелковом корпусе, которого не было в составе 21-й армии?

После начала войны, когда советскому руководству стали видны направления главных ударов гитлеровской армии, часть сил с Украины была переброшена в Белоруссию. Так получилось и с 61-й стрелковой дивизией, которая была введена в штат 63-го стрелкового корпуса, управление которого уже развернулось на Днепре с корпусными частями.

Бывший помощник начальника штаба 66-го стрелкового полка старший лейтенант В. Т. Пуганов вспоминал, что из Пензы их полк
19
отправили ещё до начала войны. Уже в дороге эшелон бомбили. Выгрузили на станции Дарница под Киевом. Они пешим маршем прошли многокилометровый путь вдоль рек Десны и Днепра до Чернигова и Гомеля13. Остальные части и подразделения дивизии отправились на фронт уже в первые дни войны и их сразу же направляли на Гомель.

Согласно директиве высшего руководства страны, одновременно с наращиванием группировки советских войск на Украине, где предполагалось нанесение главного удара противника, усиливались и другие направления.
Директива Наркома обороны СССР и Начальника Генерального штаба Красной Армии командующему войсками Западного ОВО
№ 504 от 12 июня 1941 года.
1. На территорию ЗапОВО в период с 17.6 по 2.7.41 г. прибудут:
…63 стр. корпус в составе: управление корпуса с корпусными частями и 546 кап (корпусной артиллерийский полк. — Г.Т.), 53 и 148 стр. дивизий…
2. Прибывающие части расположить лагерем: …Управление 63 ск с корпусными частями, 546 кап, 52 и 148 стр. дивизии – Гомель…
Народный комиссар обороны Союза ССР Маршал Советского Союза (С. Тимошенко)
Начальник генерального штаба Красной Армии (Г. Жуков).14

Как видно из директивы, 63-й стрелковый корпус разворачивался на Гомельском направлении с соблюдением всех мер секретности (было предписано знать о прибытии частей корпуса только командованию округа), но в его состав входили соединения мирного времени, 53-я и 148-я стрелковые дивизии. Эти соединения находились в стадии формирования и с началом войны к месту боевых действий не прибыли, поэтому в состав корпуса вошли уже прибывшие на фронт 61-я, 117-я и 167-я стрелковые дивизии.

Кстати, командиром 148-й стрелковой дивизии был наш земляк, уроженец с. Маровка ныне Иссинского района, полковник Ф. М. Черокманов, Герой Советского Союза (1943), генерал-лейтенант, командир 27-го стрелкового корпуса.

Гитлеровская Германия активно готовилась к войне. Принимались и тщательно прорабатывались планы о нападении и развёртывании

0

2

20
армий, на восток перебрасывались войска, проводилась работа по сокрытию своих истинных намерений в отношении к Советскому Союзу. С немецким педантизмом готовились боевая техника и оружие.
Из записи совещания у начальника отдела обороны страны штаба ОКВ. Ставка фюрера 1.5.41г.
1. График «Барбаросса».
Фюрер решил:
Начало «Барбаросса» - 22 июня.
С 23 мая – введение в действие плана максимальных перевозок войск. К началу операций резервы главного командования сухопутных войск в предназначенные районы сосредоточения ещё не прибыли.
2. Соотношение сил по плану «Барбаросса».
Полоса «Север»; германские и русские силы примерно равны.
Полоса «Центр»; сильное германское превосходство.
Полоса «Юг»; русское превосходство.
3. Русское сосредоточение и развёртывание: дальнейшие крупные передвижения войск к германо-русской границе.
4. Оценка реализации плана «Барбаросса» главнокомандующим сухопутными войсками (Генерал-фельдмаршал В. фон Браухич)
Предположительно, ожесточённые приграничные сражения, продолжительность – до 4 недель. В дальнейшем же ходе операций можно рассчитывать только на более слабое сопротивление.
Оценка русского солдата:
Русский будет обороняться там, где он поставлен, до последнего…15
Ещё до начала боевых действий против СССР шла идеологическая обработка немецких солдат и офицеров. Их заранее настраивали на безжалостную борьбу как с бойцами Красной Армии, так и с мирным населением.
Из приложения к приказу командующего 4-й танковой группы в связи с предстоящими боевыми действиями на востоке. 2 мая 1941 года
Ведение боя.
А. Основные положения.
Война против России является важнейшей частью борьбы за существование немецкого народа. Это – давняя борьба германцев против славян, защита европейской культуры от московско-азиатского нашествия, отпор еврейскому большевизму.
21
Эта борьба должна преследовать цель превратить в руины сегодняшнюю Россию, и поэтому она должна вестись с неслыханной жестокостью. Каждый бой должен быть организован и проводиться с железной волей, направленной на безжалостное и полное уничтожение противника. Никакой пощады, прежде всего представителям сегодняшней русской большевистской системы…
Гёпнер.16
Из воспоминания Фёдора фон Бока, фельдмаршала, командующего группой армий «Центр» от 14.06.1941 года.
«После обеда фюрер рассуждал о сложившейся ситуации: чем больше он размышляет о своём намерении напасть на Россию, тем сильнее укрепляется в принятом им решении. Россия представляет собой огромную угрозу для германского тыла, и наши тылы должны быть избавлены от такой угрозы. Как только Россия будет повержена, у Англии союзников на континенте не останется, а Германию можно разбить только на континенте. Даже если в результате разгрома России нам удастся накормить хотя бы часть армии — а на территории России останутся от 65 до 70 дивизий — потребности Германии в сырье и продовольствии могут удовлетворяться неопределённо долго. Более того, после завершения кампании на востоке многие дивизии будут расформированы, а демобилизованные солдаты получат рабочие места в промышленности; промышленность может быть частично перестроена на мирный лад. Англия же, созерцая гигантские успехи Германии, должна будет неминуемо прийти к выводу о бессмысленности дальнейшей борьбы. Фюрер надеется, что всё упомянутое выше произойдёт в ближайшие месяцы после окончания восточной операции».17
Что же происходило на стороне противника накануне нападения на Советский Союз?
Ответ на этот вопрос мы найдем в книге Пауля Кареля, известного немецкого историка и журналиста «Восточный фронт. Книга первая. Гитлер идёт на Восток».
На построении в 22.00 21 июня 1941 года в каждой роте был зачитан приказ фюрера:
«Солдаты Восточного фронта! Мои солдаты. Отягощённый грузом величайшей заботы, вынужденный многие месяцы хранить наши планы в тайне, наконец-то я могу сказать вам открыто всю правду…У наших границ выстроились до ста шестидесяти дивизий русских. В течение многих недель границы постоянно нарушаются
22
– и не только границы самой Германии, но и другие на Крайнем Севере, а также границы Румынии. Солдаты Восточного фронта, как раз сейчас силы наши так ве лики, что равных им не было в истории всего мира. Плечом к плечу с финскими дивизиями и героями Нарвика наши товарищи ожидают схватки с противником в Арктике… Вы – на Восточном фронте. В Румынии, на берегах Прута, на Дунае, вдоль побережья Чёрного моря германские и румынские силы, руководимые главою государства Антонеску, стоят в едином строю. Величайшие в истории мира армии готовы к бою не только потому, что их вынуждает к тому суровая текущая военная необходимость, требующая окончательного решения, или тому или иному государству требуется защита, а потому, что в спасении нуждается вся европейская цивилизация и культура. Немецкие солдаты! Скоро, совсем скоро вы вступите в бой - в суровый и решительный бой. Судьба Европы, будущее германского рейха, само существование народа Германии находится теперь в ваших руках. Да пребудет с нами Всевышний, да поможет Он нам в нашей борьбе»18.
Каждому солдату было выдано на руки: шоколад; по 30 сигарет и бутылка коньяка на четверых.19
Повсюду на расстоянии в полторы тысячи километров от Балтийского до Чёрного моря никто или почти никто из немецких солдат не сомкнул глаз. Три миллиона человек на 1500-километровой границе, кто в лугах, кто в лесах, кто в полях, затаившись под покровом ночи, ждали команды».20
Немецкие войска изготовились к нападению по всему фронту от севера до юга. Отмобилизованные, технически оснащённые, идеологически обработанные, они ожидали своего часа, затаившись вдоль
всей границы с СССР. Остановимся подробнее на направлении главного удара. Он планировался Вермахтом на территории Белоруссии в районе Брест-Литовска. Давайте посмотрим, что же представляли собой эти силы.
А. И. Ерёменко, бывший (в июле 1941 года) генерал-лейтенантом, командующим, зам. командующего Западным фронтом, писал:
«Операция по окружению и уничтожению советских войск в Белоруссии была возложена на группу армий «Центр» (под командованием фельдмаршала фон Бока), насчитывавшую до пятидесяти дивизий, в том числе 15 танковых и моторизированных. Группе было придано большое количество артиллерийских, саперных и других специальных
23
частей и соединений. Уже к исходу 21 июня эти войска развернулись вдоль нашей границы между Сувалками и Брестом»21 .
Маршал Советского Союза А. И. Ерёменко просто перечислил количество немецких дивизий, входивших в группу армий «Центр», но не подчеркнул, что танковые и моторизованные дивизии были сведены в две мощные танковые группы во главе с опытными командующими, генерал-полковниками Гудерианом и Готом. Г. Гудериан, кроме того, был разработчиком тактики массового применения танков в бою и стоял у истоков создания танковых войск Германии. Именно эти две танковые группы, 2-я и 3-я, взломали оборону, рассеяли бросаемые им навстречу стрелковые дивизии и обеспечили крах Западного фронта летом 1941 года. Так как главной целью данной книги является рассмотрение событий на Гомельском направлении с участием войск 21-й армии, то мы возьмём на широком фронте противостояния узкий участок в полосе обороны 4-й армии, Западного фронта. Именно полоса обороны отступающей 4-й армии (командующий генерал-майор Коробков А. А.) была принята на Днепре в начале июля 1941года войсками 21-й армии. Остатки самой же 4-й армии, согласно распоряжению командования фронта, оставив всё необходимое для 21-й армии, были выведены в резерв на пополнение.
Вот что вспоминал об этих событиях бывший начальник штаба 4-й армии Л. М. Сандалов:
«На стопятидесятикилометровом фронте против 4-й армии Западного особого военного округа развёртывались основные силы 4-й немецкой армии под командованием фельдмаршала Клюге. Подготавливая удар в направлении Брест - Пружаны - Барановичи, она имела в своём составе двенадцать пехотных дивизий и одну кавалерийскую, то есть превосходила нашу 4-ю армию более чем в три раза.
Но это ещё не всё. Армии Клюге была придана 2-я танковая группа Гудериана, состоявшая из трёх корпусов, называвшихся в то время моторизованными. Как и наши механизированные корпуса, они имели по две танковые и одной моторизованной дивизии с такой же примерно, как и у нас, штатной численностью. Следовательно, группа Гудериана превосходила оперативно подчинённый нашей армии 14-й механизированный корпус тоже в три раза. Что же касается авиации, то там соотношение сил складывалось для немцев ещё более благоприятно. Нашу 4-ю армию поддерживала лишь одна смешанная авиадивизия. Немецкая же 4-я армия
24
могла рассчитывать на большую часть самолетов 2-го германского воздушного флота, поддерживавшего группу армий «Центр».22
Сохранившиеся письма бойцов и командиров являются важными свидетельствами того времени. Они передают любовь к родным и близким, к окружающей природе, к своему Отечеству. Можно привести в пример одно из них. Это письмо командира взвода В. М. Щербакова, призванного на 45-дневные сборы, к жене, отправленное 15 июня 1941 года со станции Селикса.
http://uploads.ru/t/W/z/D/WzDCR.jpg

Читая это письмо обычного сельского учителя, адресованное жене и детям, понимаешь, откуда у солдат и командиров брались душевные и физические силы идти с оружием в руках защищать свой семейный очаг, родных и близких, свою Родину… Откуда брались силы громить врага и ненавидеть захватчиков.
«Впереди суровая солдатская жизнь, – писал он, внутренне прощаясь со своей семьёй и готовя себя к ратному подвигу, – может быть смерть. Трудно будет тебе с детьми. Береги их и перенеси на них мою отцовскую ласку и заботу. Любил я их и тебя, тебе это память обо мне и единственная радость в раннем одиночестве…». Василий Михайлович Щербаков не вернулся с фронта домой. В книге «Память Пензенская область» (том 9) записано, что младший лейтенант Щербаков В. М., 1906 года рождения, призван Каменским РВК, пропал без вести 00.00.1941.
25
http://uploads.ru/t/y/b/n/ybn8P.jpg
15 июня 1941 г., красноармейское «Здравствуйте, дорогие дети: дочка Лена и сынок Витя (Юрке не
пишу, т.к. он читать не умеет). Папа шлет Вам свой привет и крепко Вас целует. Больше закаляйтесь сейчас на солнце и набирайтесь сил, помогайте маме, берегите её. Берегите Юрку и дом. Прошу Витю быть дисциплинированным,
26
не шалить и слушаться во всём и не обижать Лену, слушать маму, больше читать, играть вместе и не бегать понапрасну с уличными ребятами. Когда увидимся, неизвестно. Ваш папа В. Щербаков, 15
июня 41 года. Писем мне в лагерь в Селиксу не пишите, т.к отсюда уезжаю. Прошу и Вас и маму пока об этом никому и ничего не говорить. Болтать нельзя, т.к за это попадёт. Мама должна знать об этом только. Тося! Это учти. И пока помалкивай, крепко, крепко Вас всех целую До свидания. Ваш папа В. Щ…»
15 июня 1941 г., в/лагерь Селикса, красноармейское «Здравствуйте дорогие Тося, дочка Лена, сынок Витя и маленький сынок Юрик!!!
Шлю Вам всем свой привет и самые лучшие пожелания. Тося, спешу сообщить тебе тревожную весточку, что дожидаться тебе меня через 45 дней из лагерей не придётся. Рассчитывал и надеялся
я, что скоро увидимся, а не придётся. Если суждено, уцелею и останусь жив, видимо, отпустят, когда будет особое распоряжение, но только не 10 июля. Перебрасывают меня отсюда куда-то, видимо, на границу? Вероятно, где-то назревают серьёзные события, придётся или воевать, или прийти на помощь пролетариату других стран. Кругом война. А может быть и просто учебная переброска. Уезжаю на днях. Куда, на запад или на юг, не знаю. Если поеду через Белинскую с кем-нибудь весточку дам, или прощусь с Вами заочно, проеду, может быть, мимо родной семьи, а зайти не придётся...
Впереди суровая солдатская жизнь, может быть, смерть. Трудно будет тебе с детьми. Береги их и перенеси на них мою отцовскую ласку и заботу, любил я и их, и тебя Тебе это память обо мне и единственная радость в раннем одиночестве. Тося, на днях совершал большой изнурительный поход, я прошёл по родным местам. Проходил через Селиксу и Мертовщину. В Селиксе я увидел вместо школы только столбы да кирпичи, вероятно, сгорела. В Мертовщине вспомнил тебя, далёкую прожитую молодость, твою девичью ласку, но родного дома уже не нашёл. Пожили мы с тобой, Тося, и рано отжили. Впереди дорога жизни нашим детям, может быть, если суждено, счастье улыбнётся и нам...»
27
ВОЙНА
22 июня 1941 года

http://uploads.ru/t/6/q/5/6q5X3.jpg

Если мы посмотрим на карту «Великая Отечественная война Советского Союза, общий ход боевых действий. Июнь 1941 — ноябрь 1942 г.»23, то увидим мощный танковый клин, наносящий удар от Бреста на Минск и Рогачёв. Это были войска 2-й танковой группы генерал-полковника Г. Гудериана – к сожалению для нас, одного из наиболее способных и инициативных гитлеровских танковых полководцев. Рассмотрим развитие событий на Брестском направлении с началом Великой Отечественной войны. Какое они нашли отражение в воспоминаниях видных полководцев и документах.
Г. К. Жуков, в начале войны генерал армии, начальник Генерального штаба Красной Армии. «В 3 часа 30 минут начальник штаба Западного округа генерал В. Е Климовских доложил о налёте немецкой авиации на города Белоруссии24.
…В штабы округов из различных источников начали поступать самые противоречивые сведения, зачастую провокационного характера. Генеральный штаб, в свою очередь, не мог добиться от штабов округов и войск правдивых сведений, и, естественно, это не могло не
28
поставить на какой-то момент Главное Командование и Генеральный штаб в затруднительное положение»25.
А. И. Еремёнко вспоминал: «Уже в первый день танковые части противника на ряде участков проникли вглубь нашей территории на 50 - 60 км. Связь между штабами и войсками была парализована, руководство частями и соединениями чрезвычайно затруднялось. В особенно тяжелом положении оказались соединения, находившиеся на флангах Западного фронта… на левом фланге Западного фронта, где оборонялась 4-я армия под командованием генерала А. А. Коробкова. Здесь действовали 2-я танковая группа противника и один из армейских корпусов 4-й армии. В полосе наступления гитлеровцев оказались четыре дивизии армии (6, 42, 49, 75-я). Под напором численно превосходящего противника, имевшего в первом эшелоне 10 дивизий, в том числе четыре танковые (во втором эшелоне было шесть дивизий), наши части начали отход»26.
Л. М. Сандалов писал: «Минут за 5 - 10 до начала артиллерийского налета, немецкие войска захватили переправы через Буг. Таких переправ в полосе 4-й армии было шесть: два железнодорожных моста (в Бресте и в Семятиче) и четыре автомобильно-гужевых (западнее Мотыкалы, у Коденя, Домачёво и Влодавы). Железнодорожный мост у Бреста был захвачен десантом, высаженным из бронепоезда. Не желая проявить бестактность по отношению к немцам, мы не решались даже минировать переправы. Заминирован был только один железнодорожный мост под Брестом»27. Трудно понять и подобрать подходящие слова к вышеперечисленным фактам. Прекрасно зная о концентрации войск потенциального противника у границ, командованием округа не было принято надлежащих мер по уничтожению мостов в случае начала войны. Неприкосновенность рубежей Родины должна была беспокоить их прежде всего, и не может быть никаких оправданий.
Из воспоминаний Ф. Гальдера, генерал-полковника, начальника генерального штаба сухопутных войск Германии: «Пограничные мосты через Буг и другие реки всюду захвачены нашими войсками без боя и в полной сохранности. О полной неожиданности нашего наступления для противника свидетельствует тот факт, что части были захвачены врасплох в казарменном расположении, самолеты стояли на аэродромах, покрытые брезентом, а передовые части, внезапно
29
атакованные нашими войсками, запрашивали командование о том, что им делать»28. Первый удар был нанесён по Брестской крепости. Что пришлось пережить её защитникам с первых минут нападения, мы не узнаем никогда, потому что весь ужас их положения невозможно передать словами, но можно частично представить, исходя из воспоминаний выживших защитников и свидетельства противника.
Пауль Карель в своей книге пишет: «Прозвучала команда «Огонь!», и начался дьявольский танец. Заходила ходуном земля. Девять батарей 4-го полка минометов специального назначения тоже внесли свой вклад в адскую симфонию. За полчаса 2880 снарядов со свистом промчались над Бугом и обрушились на город и крепость на восточном берегу реки. Тяжёлые 600-мм мортиры и 210-мм орудия 98-го артиллерийского полка обрушивали свои залпы на укрепления цитадели и поражали точечные цели – позиции советской артиллерии. Казалось, от крепости камня на камне не останется. Но … тут немцев ждал первый в длинной цепи неприятных сюрпризов»29.30.
http://uploads.ru/t/D/h/X/DhXiC.jpg

Уцелевшие после первых залпов бойцы и командиры, проявляя мужество и героизм, сражались на развалинах крепости. Немцы несли существенные потери и продолжали наращивать удары по позициям, но в ответ раздавались очереди и одиночные выстрелы уцелевших защитников и отказ от капитуляции. Целая германская пехотная дивизия безуспешно продолжала штурм цитадели. Шло время, и тогда враг пошёл на крайние меры:
30
«29 июня генерал-фельдмаршал Кессельринг отправил бомбить крепость эскадру (т. е. 93 самолета) пикировщиков «Штука» (Ю-87). Однако 500-килограммовые бомбы не принесли желательного результата. Во второй половине дня в дело пошли 1800-килограммовые. Кладка начала разрушаться. Женщины и дети покинули форт, сопровождаемые 400 военнослужащими. Однако защитники офицерской столовой продолжали упорно держаться. Здание пришлось разрушить до основания. Никто не сдался»31.

http://uploads.ru/t/v/2/O/v2OU9.jpg
Герой Советского Союза, лейтенант А. М Кижеватов,
командир 9-й пограничной заставы Брестского погранотряда

31
Кто же сражался с таким мужеством и героизмом? Это, прежде всего, пограничники 17-го Брестского погранотряда. И среди них наш земляк, лейтенант А. М. Кижеватов, уроженец с. Селикса, ныне село Кижеватово (переименовано в честь героя), Бессоновского района Пензенской области. Андрей Митрофанович умело возглавил оборону пограничной заставы и штаба комендатуры. Только за 22 июня пограничники отразили шесть атак противника. В ночь на 23 июня с оставшимися в живых пограничниками лейтенант А. М. Кижеватов перешёл в Брестскую крепость и возглавил оборону в районе Тереспольских ворот. Он героически погиб в первых числах июля 1941 года. В 1965 году Кижеватов Андрей Митрофанович удостоен звания Героя Советского Союза посмертно. В июле 1942 года гитлеровцы жестоко расправились с не успевшей эвакуироваться семьёй отважного воина-пограничника. Его мать, жена, две дочери и сын были расстреляны фашистами.
Л. М. Сандалов свидетельствует: «Из войск первого эшелона 4-й армии больше всего пострадали те, что размещались в цитадели Брестской крепости, а именно: почти вся 6-я стрелковая дивизия (за исключением гаубичного полка) и главные силы 42-й стрелковой дивизии, её 44-й и 455-й стрелковые полки»32.
Как так оказалось, что в казармах Брестской крепости было сконцентрировано такое огромное количество людей? Ведь только в 6-й и 42-й стрелковых дивизиях в то время было 17 000 человек, кроме того, там же размещался окружной военный госпиталь и другие части. Все они попали в западню, так как в восточную сторону имелось только два выхода, которые находились под мощным артиллерийским обстрелом. Если мы посмотрим документы, то получается, что последнее слово было за генералом Д. Г. Павловым, командующим округом, который не разрешал вывести хотя бы одну дивизию за пределы крепости. Но ведь командующий 4-й армией тоже мог бы под предлогом проведения учений вывести эти соединения в ночь на 22 июня. Весь командный состав и фронта, и армии, и корпуса смотрел в последний мирный вечер спектакли и концерты московских и местных артистов.
Показательна в связи с этим судьба Героя Советского Союза майора П. М. Гаврилова. Он, командир 44-го стрелкового полка 42-й стрелковой дивизии, с огромным трудом из города проскочил на территорию Брестской крепости к своим подчинённым и вынужден был сражаться там до конца июля 1941 года.
32
http://uploads.ru/t/j/x/r/jxrNC.jpg
Герой Советского Союза, майор П. М. Гаврилов,
командир 44-го стрелкового полка

Неоднократные обращения о выводе за пределы крепости 42-й стрелковой дивизии генерала А. А. Коробкова командующий войсками Западного особого военного округа генерал армии Д. Г. Павлов не
поддержал. Принять самостоятельное решение о выводе этого соединения командующий 4-й армией не решился. И только лишь в три часа тридцать минут 22 июня 1941 года генерал Д. Г. Павлов приказал: «Все части армии привести в боевую готовность. Немедленно начинайте выдвигать из крепости 42-ю дивизию для занятия подготовленных позиций. Частями Брестского укрепрайона скрытно занимайте доты. Полки авиадивизии перебазируйте на полевые аэродромы»33.
Но было уже слишком поздно, до четырёх часов командарм лично успел передать по телефону распоряжение начальнику штаба 42-й дивизии и коменданту укрепрайона. Таким образом, позиции за пределами Брестской крепости, которые по плану прикрытия должны были занять эти дивизии остались без защитников.
Из краткого боевого отчета о действиях 6-й стрелковой дивизии в первые часы фашистского нападения: «В 4 часа утра 22.6
33
был открыт ураганный огонь по казармам и выходам из казарм в центральной части крепости, а также по мостам и входным воротам крепости и домам начсостава. Этот налёт вызвал замешательство среди красноармейского состава, в то время как комсостав, подвергшийся нападению в своих квартирах, был частично уничтожен. Уцелевшая же часть комсостава не могла проникнуть в казармы из-за сильного заградительного огня. В результате красноармейцы и младший комсостав, лишённые руководства и управления, одетые и раздетые, группами и по одиночке, самостоятельно выходили из крепости, преодолевая под артиллерийским, миномётным и пулемётным огнём обводной канал, реку Мухавец и вал крепости. Потери учесть было невозможно, так как личный состав 6-й дивизии смешался с личным составом 42-й дивизии. На условное место сбора многие не могли попасть, так как немцы вели по нему сосредоточенный артиллерийский огонь»34.
В результате принятия руководством Западного Особого Военного Округа и 4-й армии недостаточно обдуманных решений были подставлены под удар как подразделения 6-й и 42-й стрелковых дивизий, так и 22-й танковой дивизии, размещённой около границы южнее Бреста, в пределах досягаемости артиллерийского огня. Практически не переходя границу, противник нанёс им существенное огневое поражение.
Л. М. Сандалов вспоминал: «На командном пункте корпуса … обстановку … знали не плохо. Мне сообщили, что сохранившиеся части 6-й и 42-й дивизии под натиском трёх-четырёх вражеских пехотных дивизий с танками, а также наша 22-я танковая дивизия, атакованная силами не менее двух немецких танковых дивизий, оттеснены на пять – семь километров от границы. Данные эти впоследствии подтвердились. Здесь по нашим войскам наносили удар 3-я и 4-я танковые дивизии 24-го моторизованного корпуса группы Гудериана, а также пехотные дивизии 12-го немецкого армейского корпуса»35.
Вот как описывает первые действия захватчиков южнее Бреста 22 июня 1941 года Пауль Карель: «Головная часть 3-й танковой дивизии генерал-лейтенанта Моделя переходили реку по наскоро наведенным мостам. Командиры танков высовывались из люков, обозревая местность, по которой отходили арьергарды советских войск. Первые подавленные позиции противотанковой артиллерии, первые пленные, отправленные в тыл, и всё ближе и ближе оперативная цель
34
– пункт, который должен будет взят в этот день – Кобрин на Мухавце»36.
Да, именно танкисты будущего генерал-фельдмаршала Моделя некоторое время спустя первыми прорвутся к Днепру в районе города Рогачёв. И именно с ними встретятся в смертельной схватке в первых числах июля бойцы и командиры комкора Л. Г. Петровского, в том числе и нашей Пензенской, 61-й стрелковой дивизии полковника Н. А. Прищепы.
Таким образом, начиналась война на границе Белоруссии. Можно, конечно, все это попытаться списать на внезапность нападения, что у нас в основном и делалось в течение длительного времени, но так было не везде. Вот что пишет начальник Генерального штаба Вооруженных Сил СССР генерал армии М. А. Моисеев: «Штаб Одесского военного округа был единственным, который ещё до начала войны, в ночь на 20 июня, по боевой тревоге вышел на полевой командный пункт. Это обстоятельство позволило организованно привести войска в состояние полной боевой готовности и в первые дни войны успешно управлять их действиями по отражению натиска крупных сил противника. Об исключительном мужестве М. В. Захарова (в 1941 году, генерал-майор, начальник штаба Одесского военного округа. – Г. Т.) говорит и тот факт, что за два дня до начала фашистской агрессии, в отсутствие командующего округом, он на свой риск отдал распоряжение поднять войска по боевой тревоге и вывести их из пунктов постоянной дислокации, а частям прикрытия занять назначенные районы на границе. На такой шаг без прямых указаний не решился ни один из штабов других приграничных военных округов. Важно отметить и другое его важное решение. Анализ поступивших разведывательных данных привёл М. В. Захарова к убеждению, что противник, прежде чем начать вторжение, предпримет внезапные авиационные удары по нашим стационарным аэродромам. С учётом этого по его настоянию авиационные части были заранее перебазированы на оперативные аэродромы. Оправданность этих мер полностью подтвердилась. Перед рассветом 22 июня фашистская авиация нанесла мощные удары по всем аэродромам округа. Затем налёты на аэродромы мирного времени следовали вновь и вновь, но авиация округа не пострадала»37.
Справедливости ради следует отметить, что и в других военных округах делались попытки отреагировать на повышенную концентрацию фашистских войск у нашей границы. Например, в Киевском
35
ОВО в начале июня принято решение о выведении некоторых подразделений укрепленных районов и стрелковых полков в предполье со штатным оружием и боеприпасами, но об этом узнал Л. П. Берия, и доложил И. В. Сталину, который приказал руководству Красной Армии возвратить войска на прежние места размещения. С началом боевых действий на границе Генеральный штаб Красной Армии пытался собрать сведения из округов о реальном положении дел на фронтах, но сделать это было невозможно. Из-за отсутствия постоянной связи с армиями и корпусами штабы сами не знали
всей горькой правды. Только этим можно объяснить появление директивы № 3 наркома от 22 июня 1941 года. Её выполнение практически оставило Западные фронты без механизированных и конных корпусов и привело к бессмысленной гибели и пленению сотен тысяч воинов Красной Армии.
Вот что вспоминает об этом Г. К. Жуков: «Ставя задачу на контрнаступление, Ставка Главного Командования не знала реальной обстановки, сложившейся к исходу 22 июня. Не знало обстановки и командование фронтов. В своём решении Главное Командование исходило не из анализа реальной обстановки и обоснованных расчётов, а из интуиции и стремления к активности без учёта возможностей войск, чего ни в коем случае нельзя делать в ответственный момент вооружённой борьбы»38.
Из воспоминания бывшего командира 52-й пехотной дивизии Верхмахта генерала Л. Рендулича: «В первые месяцы войны… русское командование не извлекло уроков из Западной кампании и придавало слишком большое значение развертыванию сил в начальной стадии войны, рассчитывая на затяжные бои передовых частей, в то время как немецкая армия, как и на Западе, обрушилась на русских сразу всеми своими силами. Когда через некоторое время немецкие войска натолкнулись на собранные в спешке русские части, им удалось и здесь добиться огромных успехов»39
Ведя постоянную воздушную разведку, используя современные средства связи, имея транспорт для перемещения личного состава, немецкое командование своевременно и грамотно реагировало на попытки наших войск нанести контрудар. На идущие в атаку танки или конницу обрушивались фашистские бомбардировщики и истребители. По уцелевшей бронетехнике открывали огонь своевременно развернувшаяся в боевые порядки артиллерия, штурмовые орудия и
36
танки. В атаках и контратаках против наших танков немецкие боевые машины не участвовали. Израсходовав боеприпасы и горючее, наши танки останавливались, оторвавшись от своих тылов, и часто уничтожались или топились в реках и болотах своими же экипажами, чтобы не достались врагу. Рассмотрим фронтовую судьбу 8-го и 6-го механизированных корпусов, как наиболее мощных и полностью сформированных с наличием в них новых танков Т-34 и КВ-1, КВ-2. 8-й механизированный корпус входил в состав Юго-Западного фронта. Своевременно поднятый по тревоге, он в течение нескольких суток колесил по дорогам Львовской области из-за несогласованности в действиях командования фронта и армии. Давая противоречивые и несогласованные задания, руководство этих высших объединений вынудило 8-й механизированный корпус пройти вдоль линии фронта 500 км. Часть бронетехники из-за длительного перехода встала в пути и не могла участвовать в боевых действиях. Серьёзно был израсходован моторесурс и значительно уменьшился объём горючего. А когда начались боевые действия, танкисты, мужественно сражаясь, нанесли частичный урон немецким танковым дивизиям, но попали во главе с бригадным комиссаром Н. К. Попелем в окружение в районе Дубно и Броды. Пришлось сливать остатки горючего для уцелевших танков и уничтожать остающиеся без движения боевые машины. В конечном итоге к войскам Красной Армии вышли остатки 8-го механизированного корпуса, во главе с Н. К. Попелем не имея с собой ни одного танка. 6-й механизированный корпус, входивший в состав Западного фронта, должен был по плану командования участвовать совместно с 6-м кавалерийским корпусом в контрударе во фланг группировки противника. Что же произошло с корпусом дальше?
Исследователь Дмитрий Егоров утверждает, что: «…именно 256-я пехотная дивизия, организовав устойчивую противотанковую оборону, первой встретила и остановила продвижение передовых частей 6-го механизированного корпуса… Заняв жёсткую оборону, зарывшись в землю и поставив на прямую наводку всю артиллерию, в том числе лёгкие 150-мм гаубицы и превосходные 88-мм зенитные пушки (впоследствии такой же артустановкой был оснащён танк Pz-VI «Тигр»), они при поддержке авиации выбивали танки атакующего 6-го корпуса»40. Судя по итогам боя, у нашего командования в тот момент не нашлось грамотного волевого командира, чтобы остановить это танко-
37
вое побоище. Оставив на поле боя груды искорёженной техники, единицы уцелевших танков 6-го механизированного корпуса двинулись на восток. В начале июля 1941 года в наступательном бою в направлении населенного пункта Сенно, севернее города Орши, в течение нескольких суток потеряли боеспособность 5-й и 7-й механизированные корпуса (в каждом было свыше 700 танков. – Г. Т.). Незначительно продвинувшись вперёд, они двое суток сдерживали продвижение танковой группы Гота, оставив в итоге без танкового прикрытия города Смоленск и Ельню.
А. И. Ерёменко вспоминал: «Идея контрудара, подсказанная Ставкой, шла вразрез с теми мероприятиями, которые намечались до вступления Тимошенко в командование фронтом. В той обстановке целесообразно было бы сосредоточить 5-й и 7-й корпуса в треугольнике Смоленск – Витебск – Орша, чтобы использовать их для нанесения контрудара в случае прорыва противником нашей обороны, созданной на линии Витебск – Орша»41.
Итоги применения в бою 5-го и 7-го механизированных корпусов говорят о том, что новое командование Западного фронта не было самостоятельно в принятии решений. А высшее руководство Красной Армии не сделало никаких выводов из тактики применения танков, обрекая их без авиационного и зенитного прикрытия, без взаимодействия с артиллерией и пехотой на неминуемое уничтожение. И только лишь в боях под Москвой осенью 1941 года, танкисты 4-й бригады полковника М. Е. Катукова стали применять тактику действий из засад, выбивая наступающие там танки генерал-полковника Г. Гудериана, сведя на нет его авторитет непобедимого танкового генерала. В связи с тем, что дальнейшее изложение материала опирается на используемые даты дневниковых записей; даты принятия решений, приказов; даты написания фронтовых писем участников боев, последующее изложение событий ведётся по датам.

24 июня 1941 года

Дневниковые записи начальника генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковника Франца Гальдера, отражая события первых дней на фронте, невольно свидетельствуют о беспримерном мужестве и героизме наших воинов: «…Следует отметить упорство отдельных русских соединений в бою. Имели
38
место случаи, когда гарнизоны дотов взрывали себя вместе с дотами, не желая сдаваться в плен»42 .
«…В общем, теперь стало ясно, что русские не думают об отступлении, а, напротив, бросают всё, что имеют в своём распоряжении, навстречу вклинившимся германским войскам. При этом верховное командование противника, видимо, совершенно не участвует в руководстве операциями войск. Причины таких действий противника неясны»43.

26 июня 1941 года

Как видно из «справки о развертывании Вооруженных Сил СССР на случай войны на Западе» от 13 июня 1941 года, 21-я армия Приволжского военного округа направлялась на Юго-Западный фронт, но в связи с резким обострением обстановки в районе Белоруссии возникла необходимость переброски ряда армий для формирования резервного фронта. Таким образом, 21-я армия оказалась на Днепре на Гомельском направлении. Как принималось это решение, мы прочитаем в воспоминаниях Маршала Советского Союза Г. К. Жукова.
«Рано утром 26 июня генерал Н. Ф. Ватутин сообщил мне на командный пункт в Тернополь:
— Дела в Прибалтике и Белоруссии сложились крайне неблагоприятно.
Товарищ Сталин приказал сформировать Резервный фронт и развернуть его на линии Сущёво – Невель – Витебск – Могилёв – Жлобин – Гомель – Чернигов – река Десна – река Днепр. В состав Резервного фронта включаются 19, 20, 21-я и 22-я армии»44.
Отступая на восток, войска 4-й армии оказывали превосходящему противнику сопротивление. Руководство частями и соединениями продолжал осуществлять командующий, генерал-майор А. А. Коробков. Он лично прибывал на самые опасные участки обороны и на месте принимал решения. Но подавляющее превосходство гитлеровских войск, особенно в авиации и бронетехнике, не позволяло создать непреодолимый рубеж и остановить рвущегося на восток противника. В этих боях получил тяжёлое ранение и был эвакуирован в госпиталь командир 14-го механизированного корпуса генерал-майор С. И. Оборин. Но, несмотря на троекратное превосходство гитлеровцев, командующий 4-й армией не утратил управление вверенными ему войсками. Это была единственная армия Западного фронта, которая не оказалась
39

0

3

в окружении. Однако, когда 28 июня 1941 года был оставлен Минск, командование Западным фронтом было снято с должностей и отдано под суд военного трибунала. Не пощадили генерал-майора А. А. Коробкова, а также тяжело раненного генерал-майора С. И. Оборина.
Об этом же дне Франц Гальдер вспоминал: «На фронте группы армии «Центр» операции развиваются успешно. В районе Слонима сопротивление противника сломлено. Поэтому Гудериан может продолжать наступление своим правым флангом через Слуцк на Бобруйск, а главными силами через Барановичи дальше на восток»45.
27 июня 1941 года.
В 1941 году, особенно после начала Великой Отечественной войны, в Красной Армии наблюдалась частая смена командующих армиями, что самым негативным образом сказывалось на знании ими реальной обстановки и влияло на ход боевых действий. Можно как пример привести смену командующих 21-й армии. В самом начале наступления 21-й армии, начатого 13 июля, без каких-либо причин был снят с должности ее командующий генерал-лейтенант В. Ф. Герасименко, а затем в течение двух месяцев июля-августа армией командовали: генерал-полковник Ф. И. Кузнецов, генерал-лейтенант М. Г. Ефремов, генерал-майор В. Н. Гордов. В Вермахте же снятие с должностей крупных военноначальников последовало лишь после провала зимнего наступления на Москву. Судя по ниже приведённому фрагменту записей дневника Франца Гальдера, в немецкой армии старались поддерживать старые прусские традиции — не подвергать мелочной опеке командующих и командиров разных уровней на фронте.
«…На утреннем совещании с главкомом выяснилось, что некоторые переброски и маневры в полосах групп армий происходят не так, как было намечено вчера во время переговоров главкома с командующими группами армий «Центр» и «Юг и это вызвало раздражение у главкома. Конечно, это естественный результат мелочного вмешательства в тактическое руководство группами армий и армиями. Мы не могли предусмотреть здесь все детали и поэтому должны были ограничиться постановкой общих задач, а не пытаться вести на поводу отдельные корпуса и даже дивизии. На фронте под влиянием изменений обстановки, состояния дорог и других обстоятельств, события развиваются совсем не так, как намечается в высших штабах…»46 .
40
http://uploads.ru/t/l/m/p/lmprf.jpg

47
Любопытный документ хранится в фондах ЦАМО (Центрального Архива Министерства Обороны), связанный с практикой применения зенитных установок изготовленных из четырех стволов пулемета «Максим». Вопрос стоит о порядке заряжания различными видами пуль каждого ствола: зажигательные, обыкновенные, трассирующие и бронебойные.
28 июня 1941 года
Вернёмся к развитию событий на Западном фронте. К середине дня противник захватил Бобруйск, вечером наши войска с боем оставили Минск. Прорвавшиеся с севера танкисты генерал-полковника Гота и атаковавшие с юга танковые соединения генерал-полковника Гудериана сделали оборону Минска невозможной. Врага могли бы остановить противотанковые бригады, но на Западном фронте они были в стадии формирования. Не хватало противотанковых орудий, обученного личного состава, необходимого количества транспортных средств. Как положительный пример можно привести боевые действия 1-й моторизованной артиллерийской противотанковой бригады под командованием генерал-майора К. С. Москаленко на Юго-Западном фрон-
41
те. На украинский город Луцк наступали около 200 танков 13-й и 14-й танковых дивизий 1-й танковой группы Клейста. Казалось, что нет той силы, которая может остановить эту армаду. Но, успев развернуться, батареи бригады, не дожидаясь прибытия советской пехоты, приняли неравный бой. Поединок продолжался до позднего вечера. Гитлеровцы отступили, оставив на поле боя около пятидесяти подбитых танков. За ночь генерал Москаленко отвёл свою бригаду на несколько километров в тыл, и артиллеристы заняли удобные для обороны позиции, тщательно замаскировав их. На следующий день вновь в атаку пошли танки противника, по ним открыла огонь артиллерия, превращая боевые машины в чадящие костры. Когда по итогам боя была напечатана статья в газете «Красная Звезда», где была указана цифра – 42 подбитых танка, некоторые посчитали эту цифру опечаткой. Для лета 1941 года это число потерь противника казалось нереальным, но если учитывать более ста орудий бригады, из которых большинство были 76-мм и 85-мм пушки и незначительное количество 45-мм, то число потерь противника следует считать закономерным. К сожалению, многие противотанковые подразделения имели на вооружении 45-мм орудия, снаряды которых в начале войны не пробивали усиленную лобовую броню немецких танков. Кроме того, в начале войны из-за конструктивных недостатков 45-мм противотанковые снаряды при ударе о броню разваливались на осколки. Противотанковые снаряды 76-мм пушек, которые в начале войны пробивали броню практически всех немецких танков, имелись на фронтах в ограниченном количестве. Командование Западного фронта и 4-й армии делало всё от них зависящее, чтобы задержать продвижение противника к Днепру. Важность прорыва к Днепру, чтобы не дать возможность нашим войскам укрепиться на его берегах, понимал и противник.
Генерал-полковник Ф. Гальдер писал 29 июня 1941 года в своём дневнике: «Гудериан уже подошёл своим правым флангом (3-я танковая дивизия) к Бобруйску и, по-видимому, имеет возможность стремительным броском переправиться через Днепр у Могилёва или Рогачёва. Это было бы решающим успехом»48.
Оперативные сведения, приведённые генерал-полковником Гальдером, к этому времени уже устарели. Лавина немецких войск нескончаемым потоком катилась по бобруйскому шоссе в направлении Днепра. Существует уникальное свидетельство этой картины. Вот что увидели лётчики- штурмовики, вылетевшие на разведку на самолетах Ил-2 в район города Бобруйск, уже занятого противником.
42
Герой Советского Союза полковник В. Б. Емельяненко писал: «То, что увидели лётчики, нельзя было назвать колонной. Это был сплошной поток техники: танки, тупоносые крытые брезентом грузовики, тягачи с пушками и бронеавтомобили – в несколько рядов движутся в сторону Бобруйска. По обочинам дороги прыгают на кочках мотоциклы с колясками. И не видно ни начала, ни конца этой лавины»49.
Немцы настолько привыкли к незначительному присутствию советской авиации, что даже не обратили внимания на три краснозвёздных самолёта. Они не сделали никаких попыток спрятаться или обезопасить себя и продолжали беспечно сидеть, опустив ноги в открытые люки танков и бронемашин. И только когда со штурмовиков были сброшены бомбы с взрывателями замедленного действия (чтобы не подорваться самолету при взрыве бомбы), лишь тогда немцы бросились в разные стороны и открыли огонь по самолётам. Здесь впервые наш пилот увидел боевые возможности выпускаемого реактивного снаряда РС («эреса»).
В. Б. Емельяненко пишет: «Лётчик глазам своим не поверил: обломки большого грузовика, клочья брезента и еще чего-то поднялись в воздух и странно зависли, как в кадре замедленной киносъёмки. Вот это влепил!»50.
30 июня 1941 года
События на Западном фронте серьёзно встревожили И. В. Сталина. Для усиления руководства этим направлением по его указанию, в первые дни войны в Минск были направлены Маршалы: К. Е. Ворошилов, Б. М. Шапошников, Г. И. Кулик, армейский комиссар 1 ранга Л. З. Мехлис. Однако результаты боевых действий под Минском оказались для И. В. Сталина удручающими. Возникает вопрос, какую же практическую помощь оказали командующему фронтом высшие должностные лица Красной Армии?
Сохранилось редкое свидетельство начальника политотдела 16-й армии бригадного комиссара К. Л. Сорокина: «Палатка командующего фронтом генерала армии Д. Г. Павлова находилась под старой развесистой елью. Когда мы с Шалиным подошли к ней, из палатки вышел командующий. Он держал какой-то документ, был бледен и углублён в свои мысли. Шалин начал было докладывать о прибытии 16-й армии в распоряжение командования Западного фронта, но озабоченный Павлов, видимо, даже не слышал обращённых к нему слов. Он стремительно прошагал к стоявшей неподалёку легковой машине, сел в неё и она быстро скрылась за поворотом дороги..»51.
43
В этом эпизоде показано состояние командующего фронтом, если он даже не принял доклад о прибытии новой армии, пусть и неполной, так как часть её соединений уже была втянута в бои на Украине. Роль представителей Ставки с началом войны должна была заключаться в том, чтобы помочь командующему фронту правильно оценить реальную обстановку и принимать верные решения. Вернёмся к воспоминаниям К. Л. Сорокина. К ним подошёл незнакомый полковник и проводил к сидевшим недалеко Маршалам К. Е. Ворошилову, Б. М. Шапошникову: «…Ворошилов сидел прямо на траве и что-то обсуждал с Маршалом Советского Союза Б. М. Шапошниковым, склонившимся над расстеленной тут же картой. Мы остановились в несколько шагах от них. До нас долетали обрывки разговора двух маршалов. Климент Ефремович, констатировав, что противник глубоко вклинился танками на нашу территорию, сказал, что эти клинья надо срезать.
— Конечно, это было бы очень хорошо, — раздался несколько приглушенный басок Бориса Михайловича, — но чтобы срезать танковые клинья, нужны силы, а их у нас пока нет. Так что, какие бы меры сейчас Павлов не предпринимал, желаемого он не добьется…»52.
Представители Ставки могли инициировать снятие командующего как не справившегося с должностью и утратившего управление войсками и назначить с понижением на армию или корпус, где он смог бы продолжить служение Родине.
Г. К. Жуков вспоминал: «В 6 часов 45 минут 30 июня у меня, по указанию наркома С. К. Тимошенко, состоялся разговор по «Бодо» с командующим фронтом генералом армии Д. Г. Павловым… (Бодо – буквопечатающий телеграфный 5- клавишный аппарат. — Г.Т.)
Жуков: … Ставка Главного командования от вас требует в кратчайший срок собрать все войска фронта и привести их в надлежащее состояние. Нельзя ни в коем случае допустить прорывы частей противника в районе Бобруйска и в районе Борисова. Вы должны во что бы то ни стало не допустить срыва окончания сосредоточения армии в районе Орша – Могилёв – Жлобин – Рогачёв»53.
30 июня 1941 года генерал армии Павлов был вызван в Москву. На следующий день по прибытии ему объявили об отстранении от должности командующего фронтом. Вскоре после этого он был арестован и предан суду Военного трибунала. По предложению Военного сове-
44
та Западного фронта вместе с Павловым арестовали и осудили почти весь штаб фронта, почему-то пощадили лишь члена Военного Совета фронта — корпусного комиссара А. Я. Фоминых. Первое упоминание о применении немецкой армией подводного форсирования танками водной преграды встречается с первого дня Великой Отечественной войны. На участке переправы 18-й танковой дивизии севернее Бреста через реку Буг с помощью специального оборудования переправились на противоположный берег восемьдесят танков генерала Неринга.
Леонид Сандалов вспоминал: «Утром 30 июня в районе Шатково немецкие танки вновь начали подводное форсирование Березины, а за ними двинулась мотопехота с артиллерией. Около 15 часов на плацдарме у Шатково сосредоточились главные силы 3-й танковой дивизии. При поддержке авиации они атаковали фланговые части генерала Поветкина, смяли их и стали распространяться вдоль шоссе на Рогачёв и Могилёв. Получив первые сведения об этом, генерал Коробков создал из отходивших на Рогачёв стрелковых и артиллерийских подразделений 42-й стрелковой дивизии отряд, сам возглавил его и занял оборону на реке Ола, по обе стороны Варшавского шоссе. На этом рубеже к исходу дня противник был остановлен»54.
Несмотря на многократное превосходство противника, подразделения 4-й армии продолжали ожесточенное сопротивление, отходя от одного рубежа к другому. Был уже приобретен определенный опыт боевых действий. Гитлеровцам не доставались неуничтоженные мосты. Советские воины стремились создавать оборону на естественных препятствиях: по берегам рек, на имеющихся возвышенностях, вдоль шоссейных дорог, на которых создавались искусственные завалы из поваленных деревьев. При наличии взрывных средств все создаваемые препятствия тщательно минировались. Наши войска стремились задержать продвижение фашистов к Днепру, давая возможность прибывающим из резерва армиям развернуться вдоль реки и создать надежный рубеж обороны. Немецкая армия со своей стороны стремилась как можно быстрее подойти к Днепру и переправиться через него.
Гейнц Гудериан писал: «В этот день поступил приказ главного командования, требующий выхода на Днепр. Главное командование указывало группе армий на решающее значение продолжения опера-
45
ции в направлении Смоленска и высказало желание как можно скорее захватить переправы через Днепр у Рогачёва, Могилёва и Орши, а также переправы через Западную Двину у Витебска и Полоцка»55.
В генеральном штабе сухопутных войск Германии подводили итоги первой недели боёв. Как видно из нижеприведенной дневниковой записи, начало войны с Советским Союзом обошлось гитлеровцам малой кровью. Обеспокоенность была высказана высокими потерями в 45-й пехотной дивизии, воевавшей в районе Брестской крепости. По этому поводу было проведено специальное расследование.
Франц Гальдер отметил в своем дневнике: «Потери: с 22.6 по 30.6 наши потери составляют в общей сложности 41087 человек - 1,64% наличного состава (при численности войск, равной 2,5 миллиона человек)»56.
1 июля 1941 года
В район Рогачёва и Жлобина до 1 июля стали прибывать из Приволжского военного округа части 63-го стрелкового корпуса. Прибыл штаб, а также командир корпуса Л. Г. Петровский. Согласно документам ЦАМО (Центрального Архива Министерства Обороны), штаб артиллерии корпуса начал свою работу в конце июня 1941 года. («Боевые приказы и директивы вышестоящих штабов», начато 27 июня, окончено 1 августа 1941 года)57. Прибывая в район Рогачёва и Жлобина, соединения 63-го стрелкового корпуса стали занимать оборону на восточном берегу Днепра. В это время войска генерала Г. Гудериана, выполняя распоряжение вышестоящего штаба, продолжали с боями своё движение к Днепру.
Исследователь Р. Иринархов пишет: «… во второй половине дня ухудшалась обстановка в полосе обороны 4-й армии генерал-майора Коробкова А. А. на направлении Бобруйск - Рогачёв. После ожесточённой атаки с воздуха и артналёта танки противника, легко прорвав редкую цепочку оборонявшихся на открытой местности бойцов, устремились к Днепру. Врага сумели остановить лишь на подступах к Рогачёву вступившие в бой части 21-й армии. Сводный отряд 42-й стрелковой дивизии отошёл к Рогачёву»58.
Свидетелем этой стремительной танковой атаки противника был полковник Л. М. Сандалов: «В 16 часов 1 июля вражеская
46
авиация подвергла сильной бомбардировке наши сводные отряды…, оборонявшиеся по реке Ола. А потом они были атакованы танками, поддержанными интенсивным артиллерийским и миномётным огнём. Местность была открытая, и я хорошо рассмотрел боевые порядки противника. Впереди двигался головной отряд — 15 - 20 танков (главным образом Т-4 и Т-3) с несколькими самоходными орудиями сопровождения. По бокам его, на расстоянии 100 - 200 метров, шли подразделения в составе 3-5 танков. Сблизившись с нашими войсками, танки развернулись в линию и сходу прорвались сквозь жиденькую оборону. Сводный отряд 42-й дивизии поспешно отошёл к западной окраине Рогачёва и сумел задержать противника лишь на подступах к городу. Отряд Поветкина отступил к Ново-Быхову»59.
С началом войны непросто сложилась боевая судьба 75-й стрелковой дивизии 4-й армии (командир генерал-майор С. И. Недвигин). Она дислоцировалась недалеко от границы, южнее Бреста. Так как танковые колонны гитлеровцев обошли крепость с двух сторон и двинулись на восток, то позиции 75-й дивизии атаковали пехотные части. Несколько суток бойцы и командиры соединения удерживали свои позиции у границы. Уже оказавшись в полном окружении, они смогли с боем вырваться из него и двинуться на восток.
Р. Иринархов пишет: «На левом фланге 4-й армии отряды 6-й стрелковой дивизии ведут бои, сдерживая противника по рубежам на дороге Кобрин – Пинск. Остатки 75-й стрелковой дивизии, прорвавшись из окружения под Малоритой, движутся по проселочным дорогам в направлении Пинска»60.
2 июля 1941 года
Приступившее к своим обязанностям новое командование Западным фронтом во главе с Маршалом Советского Союза С. К. Тимошенко поставило 4-й армии задачу связаться с командующим 21-й армии.
Л. М. Сандалов вспоминал: «Утром 2 июля мы с генералом Коробковым явились в штаб 21-й армии, находившийся в Гомеле. Командовал ею генерал-лейтенант В. Ф. Герасименко. Обстоятельно ознакомившись с состоянием и положением войск 4-й армии, он сказал:
— Примите все меры для удержания противника подальше от
47
Днепра, чтобы войска двадцать первой армии имели больше времени для организации обороны. От Герасименко мы узнали, что в ближайшие дни сюда должен приехать Маршал Советского Союза С. М. Будённый, который вступит в командование группой армий Резерва Главного Командования, развёртывающихся по линии Витебск – Орша – Гомель, 21-я армия была одной из них»61.
http://uploads.ru/t/Y/6/k/Y6kxo.jpg
Комкор Л.Г. Петровский

Пока штаб 21-й армии ещё только разворачивался и вникал в обстановку, штаб 63-го корпуса, прибывший раньше, уже освоился и принял первый приказ на ведение боя.
Боевой приказ № 3 штакор 63
Зап. опушка лес - восточная Луговая Варна 2.7.41. 7.55
1. Танковые подразделения противника вышли на западный берег Днепра и группируются перед фронтом Рогачёв-Жлобин…
3. 63 ск (167, 117, 61 сд) переходят к упорной обороне рубежа р.Днепр на фронте Зборово, Жлобин, устье р. Березина и сосредота-
48
чивают основные усилия на правом фланге. Готовность обороны 16.00 3.7.41 г…
6. 61 сд подготовить в противотанковом отношении и оборонять район Гадиловичи, Б. Стрелки, Фундаенка, Ст. Крывск.
Подготовить контратаку направлении Жлобин.
(Подписи: Петровского, Фейгина)62
http://uploads.ru/t/t/P/A/tPAQY.jpg

63
49
Генерал-лейтенант И. Л. Хижняк, бывший командир 117-й стрелковой дивизии, вспоминал о первом бое с гитлеровцами (это были разведывательные подразделения 3-й танковой дивизии 24-го танкового корпуса 2-й танковой группы): «На рассвете 2 июля появились на западном берегу Днепра. Они начали прощупывать место для переправы, маневрируя прямо у нас на виду. И поплатились за свою самоуверенность: получили сильный удар. Не смогли фашисты форсировать Днепр и на другой день, оставили на поле боя сотни трупов и десятки подбитых танков. Это придало всем нам уверенность в своих силах. Советские воины убедились: с вражескими танками можно бороться».64
Г. Гудериан записал в своём дневнике: «2 июля … 3-я танковая дивизия в Бобруйске (передовой отряд дивизии стоял перед Рогачёвом)».65
3 июля 1941 года
Огромной мобилизующей силой явилось для бойцов и командиров Красной Армии выступление по радио Иосифа Виссарионовича Сталина 3 июля 1941 года.
Герой Советского Союза В. Б. Емельяненко вспоминал: «Эта дата запомнилась надолго. Впервые с начала войны мы услышали знакомый глухой голос с грузинским акцентом и первые слова, схватившие за самое сердце:
«Товарищи! Граждане! Братья и сестры! Бойцы нашей армии и флота! К вам обращаюсь я, друзья мои!»66.
К. Л. Сорокин, бригадный комиссар, начальник политотдела 16-й армии Западного фронта вспоминал эту речь: «Над нашей Родиной нависла серьезная опасность… В силу навязанной нам войны наша страна вступила в смертельную схватку… Дело идёт, таким образом, о жизни и смерти Советского государства, о жизни и смерти народов СССР… Смерть, смерть, смерть… — вот что нёс германский фашизм. Он грозил отнять землю, на которой мы родились и жили, отравить воздух, которым мы дышали. Это – страшнее чумы. Спасение было в одном – остановить гитлеровские полчища, повернуть их вспять»67.
В своей книге К. Л. Сорокин приводит свидетельство о встрече советских бойцов с вышедшим с оккупированной фашистами тер-
50
ритории старым колхозником: «Слово предоставили старику колхознику, пробравшемуся к нам из захваченного гитлеровцами района.
— Над нашим народом зверствуют эти живодёры, как только хотят, — рассказывал он, и слёзы текли по его морщинистым щекам.
– Входят в хату хозяевами, млеко им давай, яйки, шпек – всё давай. В сундуках роются, вещички отбирают… Скотину, птицу начисто забрали. Повели у соседки корову со двора, а у Степановны полна изба детишек, как им без молока? Уцепилась за коровёнку: «Не дам!», а они, изверги, Степановну-то прикладом по голове, а потом заперли в избе и сожгли вместе с ребятишками»68. За две недели боев, преодолевая сопротивление воинов Западного фронта, гитлеровцы продвинулись на сотни километров, выйдя к Днепру. Теперь предстояло дождаться отставшие пехотные дивизии и двигаться дальше на Москву.
Начальник генерального штаба, генерал-полковник Ф. Гальдер, с удовлетворением потирал руки, предполагая, что самое трудное уже позади: «… не будет преувеличением сказать, что кампания против России выиграна в течение 14 дней. Конечно, она ещё не закончена. Огромная протяжённость территории и упорное сопротивление противника, использующего все средства, будут сковывать наши силы ещё в течение многих недель»69 .
Командующий генерал-фельдмаршал Ф. фон Бок был также доволен успехами своих подчинённых на правом фланге группы армий «Центр»: «Гудериан пересёк Березину в нескольких местах, и его правое крыло достигло Днепра в районе Рогачёва»70.
4 июля 1941 года
Из боевого приказа командующего войсками 21-й армии генерал-лейтенанта В. Ф. Герасименко на оборону по реке Днепр. Привожу его полностью, так как он раскрывает структуру 21-й армии, называет её командование, показывает полосы обороны и границы корпусов, ставит задачи авиации армии, входившей в начале войны в её состав, отражает место размещения штаба армии и ВПУ.
Боевой приказ № 01/ОП. Штарм 21 Гомель 4.7.41
Карта 500 000
1. Противник перед фронтом армии, применяя мотомеханизированные части и авиацию, к исходу 3.7 вышел на линию р. Друть,
51
р. Днепр, до Жлобин, Шацилки (35 км ю.-зап. Жлобин), направляя основные усилия на рогачевском направлении.
2. Справа по вост. берегу р. Днепр обороняется 61 ск. Граница с ним – (иск.) Могилёв. Слева непосредственно по восточному берегу р. Днепр наших частей нет. С направления Пинск отходят части 75 сд на Мозырьский УР.
3. 21 армия имеет задачу остановить продвижение мотомехчасти противника на рубеже р. Днепр, нанося ему поражение на подступах к реке. Закончить сосредоточение и развёртывание армии, перейти в общее наступление.
4. 45 ск (187 и прибывающая 148 сд, зап. полк, батальон бобруйского автотракторного училища) подготовить главную полосу обороны по вост. берегу р. Днепр и не допустить форсирования его
противником. Особое внимание уделить своему левому флангу. Граница слева – (иск.) Заборье (73 км южнее Кричев), (иск.) Гадиловичи, (иск.) Любоничи (15 км сев. Бобруйск).
5. 63 ск (167, 117, 61 сд) 318 гап БМ, 420 кап подготовить главную полосу обороны по вост. берегу р. Днепр, имея задачей не допустить форсирования р. Днепр, прочно обеспечить свой правый фланг и жлобинское направление. Граница слева – Новозыбков, Костюковка, Стрешин, Паричи.
6. 66 ск (134, 232 сд, 110 сп, 36 лап, 53 сд) и сводный отряд подготовить главную полосу обороны по вост. берегу р. Днепр, не допустить форсирования его противником. Для обеспечения левого фланга армии в районе Лоев оставить выдвинутые ранее 797 сп (232 сд).
7. 67 ск (102, 151 сд) продолжать сосредоточение частей в районах сбора и по окончании быть готовым к выдвижению в район Ветвица, Струки, Лушничи, Глыбочицы (35 – 50 км вост. Жлобин).
8. 132 сд в моём резерве; не ожидая полного сосредоточения, отдельными частями выйти в район Шедомы, Ржовка, Рудня (5 – 15 км юго-зап. Пропойск).
9. Авиация. ВВС армии на период 4 – 10.7. иметь задачей:
1) бомбить выдвигающиеся части противника к р. Днепру.
2) не допустить выдвижения колонн противника по дорогам с запада в направлении Бобруйск и уничтожить переправы на р.Березина.
3) в случае попытки противником форсировать р. Днепр, во взаимодействии с наземными войсками всеми силами бомбить переправы;
52
4) Вести борьбу с ВВС противника, не допуская его на нашу территорию.
10. Штарм с 4.7. лес (5 км сев. Ветка).
ВПУ – Довск
Командующий генерал-лейтенант Герасименко
Член Военного совета дивизионный комиссар Колонин
Начальник штаба генерал-майор Гордов71
С конца июня и до середины августа 1941 года события в районе Рогачёва практически не сходили со страниц приказов, директив, протоколов совещаний и дневниковых записей, гитлеровских военноначальников Ф. Гальдера, Ф. фон Бока, Г. Гудериана. Ф. Гальдер писал: «Танковая группа Гудериана своим правым флангом (3-я танковая дивизия) форсировала Днепр у Рогачёва и создала плацдарм»72.
«На фронте группы армий «Центр» возможно обеспечить продвижение танковых частей вплоть до Москвы, а пехоты — на Западную Двину и Днепр. …Бои с русскими носят исключительно упорный характер. Захвачено лишь незначительное количество пленных. …правый фланг танковой группы Гудериана с боем форсировал Днепр у Рогачёва»73.
Ф. фон Бок записал в своём дневнике: «2-я танковая группа достигла Березины в районе Бобруйска и двух других населённых пунктах, ее части также вышли к Днепру в районе Рогачёва и Быхова»74.
Г. Гудериан писал: «4 июля … 24-й танковый корпус вышел к Днепру у Рогачёва, захватив ещё несколько переправ через Березину. В этот день дивизии танковой группы находились: 1-я кавалерийская дивизия – восточнее Слуцка, 3-я танковая дивизия – перед Рогачёвом, 4-я танковая дивизия – в Старом Быхове, 10-я мотодивизия — в Бобруйске, дивизия СС «Рейх» — в Балусевичи»75.
Л. М. Сандалов вспоминал: «От вступившего накануне в командование фронтом Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко генерал Коробков получил приказание передать Герасименко всё, в чём нуждается 21-я армия, а самому с армейским управлением выходить в резерв. Герасименко оставил на подступах к Могилёву механизированный корпус Никитина и на левом фланге, в районе Лунинца, — стрелковую дивизию Недвигина»76.
53
5 июля 1941 года
С этой даты начинаются активные боевые действия в районе городов Рогачёва и Жлобина с участием войск 63-го стрелкового корпуса 21-й армии Западного фронта. Именно в этот день генерал-лейтенант Модель предпринял свои основные попытки переправиться в районе Рогачёва и удержать плацдарм на восточном берегу Днепра. Полковник Г. П. Кулешов, бывший командир 318-го гаубичного артиллерийского полка большой мощности в составе 63-го стрелкового корпуса вспоминал: «…в 13 часов после артиллерийского обстрела и ударов авиации противнику удалось форсировать Днепр северо-восточнее Рогачёва, в районе деревни Зборово, у излучины реки, которая далеко вдаётся на север. Гитлеровцы начали продвигаться на восток, по направлению к Гадиловичам. По приказанию командира корпуса, прибывшего на командный пункт правофланговой 61-й стрелковой дивизии и возглавившего руководство боем, к месту прорыва были подтянуты 520-й и 221-й стрелковые полки. После короткого артналёта Л. Г. Петровский поднял полки в контратаку. Фашисты не выдержали удара наших частей и поспешно отошли назад. Дважды при поддержке танков они снова переходили в наступление, но каждый раз с большими потерями отбрасывались вспять. На поле боя осталось более 250 вражеских трупов и восемь подбитых танков. Кроме того, были захвачены пленные 354-го мотополка77.
О событиях в районе Рогачёва командование 2-й танковой группы проинформировало фельдмаршала фон Бока, однако, поспешив сообщить о захвате плацдарма, ему не сказали о главном — что плацдарм не удалось удержать. И он в счастливом неведении несколько дней считал, что переправа удалась, и плацдарм остался в руках генерала Моделя, а позже удивлялся, по своей ли воле оставили захваченную территорию.
Ф. фон Бок: «Только на крайних оконечностях флангов — около Рогачёва и Дзисны танковым группам удалось захватить плацдармы на другом берегу Днепра и Двины. Потери в личном составе серьёзные. Материальная часть тоже сильно пострадала – в результате непрекращающихся боёв и езды по ужасным дорогам»78.
Был дезинформирован и начальник генштаба Ф. Гальдер. Просто в то время ему было невозможно себе представить, что найдется та-
54
кая сила, которая способна была противостоять германской армии и сбросить их с уже захваченного плацдарма. Мы можем гордиться, что эту силу представляли и наши земляки — воины 61-й стрелковой дивизии. Удар, который они нанесли тогда ещё непобедимым генералам Моделю и Гудериану, заставил последних пять суток потерять на поиски более безопасного места переправы, а ведь для немецкой армии тогда был дорог каждый час. Из таких вот часов и суток, отобранных у фашистов в боях 1941 года, и складывалась победа 1945 года.
Ф. Гальдер: «На фронте группы армий «Центр» правое крыло танковой группы Гудериана (Модель 3-я танковая дивизия) удержала плацдарм в районе Рогачёва»79.
6 июля 1941 года
Ф. Гальдер записал в дневнике: «Русская тактика наступления: трехминутный огневой налёт, потом — пауза, после чего атака пехоты с криком «ура» глубоко эшелонированными боевыми порядками (до 12 волн) без поддержки огнём тяжёлого оружия даже в тех случаях, когда атаки производятся с дальних дистанций. Отсюда невероятно большие потери русских»80.
К сожалению, приходится соглашаться, что приведённая немецким генералом тактика ведения боя в 1941 году иногда имела практическое применение. Такая тактика применялась еще в период войны с Финляндией, а затем нечасто и в начале Великой Отечественной войны, буквально за несколько атак превращая полнокровные дивизии и полки в одни номера от них. Ведь любому, даже не военному человеку, понятно, чем закончится атака части и соединения на
неподавленные пулеметы и артиллерию противника, да еще и без непосредственной артиллерийской поддержки. Один из финских командиров вспоминал после боя, что красноармейцы вели себя мужественно, идя с винтовками цепь за цепью на неподавленные огневые точки, но командиры, которые посылают их на верную смерть, определенно «спятили».
Можно предположить, что такие действия командиров были связаны с опытом ведения боевых действий в Гражданскую войну. Основные боевые действия 63-го стрелкового корпуса начались с
разведки боем, проведенной частью сил 117-й стрелковой дивизии в районе города Жлобин.
55
И. Л. Хижняк вспоминал: «На рассвете 6 июля, не дав гитлеровцам опомниться, части левого фланга корпуса, куда входила и 117-я дивизия, по приказу Л. Г. Петровского форсировали Днепр, атаковали противника и, выбив его из Жлобина, устремились к Бобруйску. Гитлеровцы, не ожидавшие такого удара, начали поспешно отходить»81.
Разведка местности, скрытное приготовление к бою, нанесение удара там, где враг его не ждал, а затем стремительная атака при поддержке артиллерии. Все эти элементы организации и ведения боя присутствовали при проведении спланированной комкором Л. Г. Петровским разведки боем силами 117-й стрелковой дивизии в районе города Жлобина.
Г. П. Кулешов вспоминал: «По решению комкора Петровского была предпринята разведка боем… С рассветом 240-й стрелковый полк первым форсировал Днепр, атаковал противника и, овладев городом Жлобин, быстро устремился по направлению к населённому пункту Побалово…На западный берег переправился ещё один полк — 275-й стрелковый»82.
Тактика ведения боя, применяемая командиром 63-го стрелкового корпуса, явно не понравилась гитлеровским генералам. Имея после каждого боя с войсками Л. Г. Петровского ощутимые потери, они не зря его называли «командиром чёрного корпуса».
Ф. Гальдер записал в своем дневнике: «2-я танковая группа ведёт на правом фланге упорные бои у Рогачёва. Противник оказывает здесь сильное сопротивление, одновременно продолжая контратаки от Гомеля и пытаясь обойти правый фланг 2-й танковой группы»83.
Для начальника генштаба сухопутных войск Германии генерал-полковника Ф. Гальдера события с первых дней в районе Рогачёва станут буквально головной болью и ему придется в недалеком будущем планировать целую операцию по уничтожению советских войск, доставивших ему столько неприятностей.
Ф. фон Бок отмечал: «Время идёт, а оборона русских на Днепре перед фронтом Гудериана всё крепнет. Тут и там противник бросает свои войска в контратаки против южного крыла в районе Жлобина и даже на западном берегу Днепра. Пришло известие о неожиданном появлении частей противника в тылу армии к северу от Бе-
56
резины. Пока неясно, какие это части — возможно, парашютисты. Воздушная разведка сообщает о концентрации русских войск вокруг Гомеля»84.
Г. Гудериан записал: «… крупные силы русских переправились у Жлобина через Днепр и атаковали правый фланг 24-го танкового корпуса. Атака была отбита 10-й мотодивизией...»85.
7 июля 1941 года
Западный фронт, неся тяжёлые потери, с боями отходил всё дальше на восток. И вдруг стремительный контрудар последовал там, где враг его не ожидал, — на юго-востоке Белоруссии. Немцы вынуждены были в спешке оставить недавно захваченный город Жлобин. Вот как оценивали результаты разведки боем сами гитлеровцы.
Вернер Хаупт, бывший офицер вермахта, вспоминал: «В то время как на севере обороняющиеся войска русских отходили в район Витебска, на юге в районе Жлобина они энергично контратаковали 24-й танковый корпус. Хотя баварской 10-й пехотной дивизии во взаимодействии с 1-м танковым батальоном 6-го танкового полка удалось овладеть обстановкой, танковый батальон только в этих боях потерял 22 танка, а в донесении командира 10-й пехотной дивизии говорилось:
Утром 41-й пехотный (моторизированный) полк при поддержке 6-го танкового полка перешел в контратаку. Одновременно 20-й пехотный (моторизированный) полк усиленный 3-м батальоном нанес фланговый удар. Удалось накрыть крупные силы русских, отходившие перед наступающим 41-м пехотным (моторизированным) полком, уничтожающим фланговым огнем. Во взаимодействии с танками 6-го танкового полка 3-й батальон 20-го пехотного полка во второй половине дня ворвался в Жлобин. Однако помешать противнику взорвать мосты через Днепр уже не удалось. Батальон понес большие потери от советского бронепоезда, составленного из четырех вагонов с большим количеством орудийных башен. В ходе боя бронепоезд был уничтожен многочисленными прямыми попаданиями из орудий 10-го истребительно-противотанкового дивизиона лейтенанта Шварца. Лейтенант Шварц за этот подвиг награжден Рыцарским крестом Железного Креста. Бои в этот день были тяжелые. К сожалению, оказались большими и потери дивизии, особенно 41-го пехотного (моторизированного) полка. Он потерял убитыми семь офицеров и 166 солдат, 11
57
офицеров и 117 солдат были ранены. 20-й пехотный (моторизированный) полк потерял убитыми двух офицеров, в том числе храброго командира 3-го батальона майора Шефера. Успех боя тоже был крупным: был предотвращен фланговый удар, запланированный советскими войсками. Повсюду остались сожженные русские танки, было захвачено несколько артиллерийских батарей. Все русские, которые не были убиты, ранены или пленены, переправились на восточный берег Днепра. 7 июля на КП 41-го пехотного (моторизированного) полка прибыли командир дивизии и командир корпуса и объявили полку благодарность за то, что он своими храбрыми действиями предотвратил угрозу для корпуса и 2-й танковой группы86.
Вернер Хаупт в своей книге «Сражения группы армий «Центр» засвидетельствовал итоги одного боя с участием бойцов и командиров 117-й стрелковой дивизии 63-го стрелкового корпуса. В масштабах войны это немного — немцы потеряли всего 22 танка и около 300 солдат и офицеров. Но таких боев у 63-го стрелкового корпуса были десятки и, очевидно, потери гитлеровцев уже исчислялись не десятками боевых машин и не сотнями военнослужащих, особенно если учитывать усилия всей 21-й армии. Все-таки не случайно такое раздражение вызывало у Гитлера всякое известие о ходе боевых действий на гомельском направлении, что он приказал остановить наступление на Москву и уничтожить находящиеся здесь советские войска.
Ф. фон Бок отмечал: «Утром пришло известие относительно того, что противник отогнан от Днепра в районе Жлобина на правом крыле танковой группы Гудериана»87.
С выходом на Днепр войск второго эшелона стала формироваться и насыщаться войсками линия обороны на правом берегу. Соседом 21-й армии справа была 13-я армия, левый сосед первоначально отсутствовал, а со временем на левом фланге появилась 3-я армия, после выхода её остатков во главе с командующим из окружения.
А. И. Ерёменко писал: «… состоялось решение о подчинении войск, находившихся и сосредоточившихся на линии Днепра от Шклова до Лоева, командованию 13-й и 21-й армий. В силу этого в составе 21-й армии остались 63-й стрелковый корпус под командованием генерал-лейтенанта Леонида Григорьевича Петровского (61-я, 117-я, 167-я стрелковые дивизии корпуса занимали участок Радиловичи,
58
Рогачев, Цупер), 66-й стрелковый корпус под командованием генерал-майора Федора Дмитриевича Рубцова (232-я, 154-я стрелковые дивизии корпуса занимали участок Жлобин, Стрешин), 67-й стрелковый корпус под командованием комбрига Филиппа Феодосьевича Жмаченко (151-я, 132-я стрелковые дивизии корпуса занимали рубеж Речица, Гомель, Добруш, Лоев), 25-й механизированный корпус под командованием генерал-майора танковых войск Семена Моисеевича Кривошеина (219-я мотострелковая, 50 и 55-я танковые дивизии корпуса сосредотачивались во втором эшелоне в районе Новозыбков). В состав 21-й армии включался также отряд бронепоездов (два бронепоезда №51 и 52, и до 2 тыс. штыков пехоты). Отряд находился, однако, в тылу противника в районе ст. Мошны; связи с ним штаб армии не имел, и участие в ее дальнейших действиях бронепоезда фактически принять не могли»88.
Как видно из воспоминаний А. И. Ерёменко, в составе 21-й армии наконец-то появился 25-й механизированный корпус. Он, однако, не был своевременно сформирован, поэтому не поддержал начавшееся вскоре контрнаступление 21-й армии. Правое крыло группы армий «Центр» продолжало своё движение вперёд по направлению к Днепру. Об этом свидетельствует положение соединений танковой группы генерала Г. Гудериана.
Г. Гудериан отметил в своем дневнике: «…были достигнуты следующие пункты: штаб танковой группы – Борисов; 1-я кавалерийская дивизия – Бобруйск, 10-я мотодивизия – Жлобин, 3-я танковая дивизия – район Рогачёв, Новый Быхов, 4-я танковая дивизия – Старый Быхов … Так как 24-й танковый корпус уже достиг Днепра, нужно было принять решение о дальнейшем продолжении операции. От моих начальников я не получил никаких новых указаний, поэтому следовало полагать, что старая директива, согласно которой 2-я танковая группа должна выйти в район Смоленска, Ельня, Рославль, полностью остается в силе. Я лично не находил никаких оснований для изменения этой директивы»89.
В то время в руководстве вооруженными силами Германии не было единого мнения о дальнейших действиях в связи с выходом к Днепру. Гитлер предлагал сначала уничтожить окруженную группировку советских войск в районе Белостока, а затем уже двигаться дальше. Командование сухопутных сил считало достаточным завершить уничтожение окруженных полевыми армиями, а танковые группы бросить

0

4

дальше за Днепр, пока русские не создали сильных укреплений и не подтянули резервы.
Генерал Г. Гудериан отмечал: «За немедленное наступление говорила слабость в данный момент обороны русских, которая только еще создавалась. Русские занимали сильные предмостные укрепления* под Рогачёвом, Могилёвом и Оршей; поэтому нам не удалось взять Рогачёв и Могилёв»90. Создавшаяся к этому времени обстановка на Восточном фронте требовала некоторой реорганизации в группе армий «Центр». Фельдмаршал фон Бок решил 4-ю полевую армию преобразовать во 2-ю, подчинив ее генерал-полковнику Вейхсу. А 2-ю и 3-ю танковые группы, объединить в 3-ю танковую армию, подчинив ее фельдмаршалу фон Клюге.
8 июля 1941 года
В фондах ЦАМО Российской Федерации хранятся политдонесения 61-й стрелковой дивизии в политотдел 63-го стрелкового корпуса. Рассмотрим по хронологии некоторые из них.
Из Политдонесения 61 СД от 8 июля 1941 года, подписано старшим батальонным комиссаром К. А. Бочкарёвым.
«Потери по частям дивизии с 4 по 8 июля 1941 года составляют: убитыми — 102 человека, ранеными — 309 человек. В том числе командного и политсостава убито 9, ранено 37 человек, младших командиров убито 14, ранено 54 человека, рядового состава убито 79, ранено 218 человек, пропало без вести 178 человек»91
Первое письмо с фронта политрука 1-й батареи 66-го гап 61-й стрелковой дивизии Кондакова Степана Васильевича от 8.07.1941 года:
«Здравствуй, моя милая красавица Маня! Здравствуйте маленькие ребятки Вова и Тома! … О боевой жизни можно было бы рассказать или написать очень и очень многое… Со 2 июля ведём упорные

*Предмостное укрепление – оборонительная позиция, создаваемая для удержания мостовой переправы и обеспечения войскам благоприятных условий для действий на обоих берегах водной преграды. Передний край предмостных укреплений выбирается на таком удалении от переправы, которое исключает возможность ведения огня по мосту основной массой артиллерии противника.
60
бои… Наша артиллерия ежедневно выпускает тысячи снарядов, которые валятся смертоносным огнём на головы фашистских мракобесов. В батарее потерь покамест нет, за исключением 2-х — 3-х легко раненных, в других батареях есть жертвы. В боевую жизнь начинаем втягиваться, время проходит быстро и даже незаметно. Командиры взводов у меня очень хорошие, особенно лейтенант Чегорка, семья которого находится во 2-м городке…»
Письмо жене от старшего батальонного комиссара К. А. Бочкарёва от 8.07.1941 года:
http://uploads.ru/t/M/B/t/MBtZC.jpg

Письмо всего на двух страничках Константин Александрович писал 5 дней — быстрее это сделать не позволяла обстановка. Из письма видно, что он скучает по семье, беспокоится о здоровье жены и сына Володи. Главное, что волнует старшего батальонного комиссара, – это «скорее раздавить гадину», имея в виду вторгшихся на территорию страны фашистов. Только к 8 июля до командующего группой армий «Центр» фельдмаршала Фёдора фон Бока дошло известие о событиях в районе Рогачёва. До сих пор он считал, что плацдарм на восточном рубеже Днепра у него уже есть. Причем настолько был убежден в слабости советских войск, что даже не исключал того, что Гудериан сам оставил захвачен-
61
ные позиции, а не отошёл, получив достойный отпор. Еще раз хочется подчеркнуть, что к этим важным в истории Великой Отечественной войны событиям на Днепре имели самое непосредственное отношение воины и нашей 61-й стрелковой дивизии. В это время германские войска успешно продвигались в направлении Москвы. Казалось, что уже нет таких сил, которые способны встать на пути победоносно двигающихся немецких войск. И вдруг первые ощутимые удары на Днепре, в том числе в районе Зборово, заставившие остановиться 2-ю танковую группу Г. Гудериана и потерять 5 драгоценных дней в поисках более безопасного места для переправы. А затем контрудар в направлении Бобруйска сковавший на целый месяц 2-ю полевую армию генерала Вейхса. Успешное продвижение танковых частей на московском направлении не получило пехотной поддержки, гитлеровцы были вынуждены остановиться.
Федор фон Бок отмечал: «Утром меня немало удивил рапорт о том, что танковая группа Гудериана оставила плацдарм на берегу Днепра в районе Рогачёва. Добровольно это было сделано или под давлением противника, пока не ясно»92.
9 июля 1941 года
Получив достойный отпор в районе Рогачёва, командующий 2-й танковой группой генерал-полковник Г. Гудериан как никто другой понимал всю опасность потери времени с переправой на Днепре. Он был сторонником немедленного движения вперед на Восток, в отличие от мнения своего нового начальника фельдмаршала фон Клюге. И кто может сейчас сказать, чем бы могли завершиться события на Западном фронте летом 1941 года, если бы гитлеровцы остановились
в это время на Днепре и в течение одной — двух недель поджидали отставшие пехотные части. Ведь время работало на Красную Армию. Обескровив гитлеровцев на этом крупном водном рубеже, советские войска могли бы внести серьезные коррективы в дальнейшие наступательные планы врага. Здесь сработал, что называется человеческий фактор. Генерал-полковник Г. Гудериан с целью предотвратить остановку своих войск сказал при встрече фельдмаршалу фон Клюге, что подготовка к дальнейшему наступлению зашла слишком далеко и носит уже необратимый характер.
Г. Гудериан записал в дневнике: «9 июля ознаменовалось особенно горячими спорами относительно проведения предстоящих операций.
62
Ранним утром на моем командном пункте появился фельдмаршал фон Клюге и попросил доложить ему обстановку и мои намерения. Он был совершенно не согласен с решением незамедлительно форсировать Днепр, и потребовал немедленного прекращения этой операции, пока не подойдет пехота. Я был глубоко возмущен и упорно защищал свои действия. Наконец, изложив ему уже упоминавшиеся мною доводы, я заявил, что приготовление зашли слишком далеко и теперь приостановить их просто невозможно, что части 24-го и 46-го танковых корпусов в основном уже сосредоточены на исходном положении для наступления, и я могу держать их там лишь очень непродолжительное время, иначе их обнаружит и атакует авиация противника. Я заявил далее, что глубоко верю в успех наступления и, если говорить в более широком масштабе, ожидаю, что эта операция закончит русскую кампанию уже в этом году. Мои целеустремленные разъяснения, видимо, тронули фельдмаршала фон Клюге. Хотя и неохотно, но он все же согласился с моим планом, сказав: «Успех ваших операций всегда висит на волоске»93.
А. И. Ерёменко отмечал: «Ретроспективная оценка событий показывает, что соображения Гудериана с точки зрения фашистского командования более соответствовали обстановке, чем предложения фон Клюге. Действительно, если бы гитлеровцы приостановили наступление на две недели, нам удалось бы создать на Днепре более прочную оборону, примерно такую, какая была уже создана в районе Рогачёва и особенно Могилёва. Опыт обороны Могилёва со всей силой подтверждает это. Замыслы Гудериана, тем не менее, носят отпечаток авантюризма, ибо он считал возможным выполнение наступления в сроки, назначенные планом «Барбаросса»94.
Расположение войск 24-го танкового корпуса 2-й танковой группы генерал-полковника Г. Гудериана приведенное из его дневниковой записи показывает, что его разведка нашла более безопасное место переправы и танки уже двинулись на север. Конечным пунктом назначения был район Старый Быхов, планируемое место переправы на восточный берег Днепра.
Г. Гудериан записал: «К вечеру… танковая группа находилась: … 1-я кавалерийская дивизия обеспечивала фланги юго-восточнее Бобруйска, 3-я танковая дивизия – в районе Жлобин, Рогачёв, Новый Быхов фронтом на север, 4-я танковая дивизия – Старый Быхов …»95.
63
10 июля 1941 года
На ниже приведенной схеме отражено расположение частей и дивизий 63-го стрелкового корпуса 21-й армии с первых чисел июля до 13 июля 1941 года. На правом фланге корпуса размещены стрелковые полки 61-й стрелковой дивизии. На левом фланге корпуса расположились части 154-й стрелковой дивизии.96
http://uploads.ru/t/e/T/E/eTEuc.jpg

А. И. Ерёменко отмечал: «…в составе армии на довольно широком фронте от Нового Быхова до Лоева было всего восемь стрелковых дивизий, считая 75-ю, переданную в состав 66-го стрелкового корпуса из 4-й армии. Эта дивизия с боями отходила вдоль р. Припять и к этому времени достигла рубежа Ленин, Давид-Городок.»97.
64
В данном случае имеется в виду 21-я армия Западного фронта. К этому времени вместо участвовавшей в разведке боем 117-й стрелковой дивизии и понесшей потери в личном составе и боевой технике, в состав 63-го стрелкового корпуса была введена 154-я стрелковая дивизия, формировавшаяся в Ульяновской области. Кстати, 167-я стрелковая дивизия размещалась до войны на территории Саратовской области и формировалась в основном из местных жителей. В некоторых изданиях в связи с этим встречается название «саратовская» и это понятие относили почему-то ко всему 63-му стрелковому корпусу. Возможно, что вновь образованная в 1939 году Пензенская область еще не всеми воспринималась как самостоятельная административная единица, тем более что в нее вошли и районы, относившиеся ранее к Саратовской области.
Ф. Гальдер записал: «В танковой группе Гудериана 3-я танковая дивизия сменена кавалерийской дивизией и тремя передовыми отрядами. Она высвобождена для включения в ударную группу. В 5.00 ударная группа начала наступление в районе Старого Быхова» 98.
Проверив боевые возможности советских войск в районе Рогачёва, генерал-полковник Г. Гудериан нашел более безопасные пути преодоления Днепра. В ночь с 10 на 11 июля 1941 года его войска с минимальными потерями переправились на восточный берег в районе Старого Быхова. С этого момента берет свое начало продолжавшееся до 10 сентября 1941 года Смоленское сражение с участием войск Западного, Резервного, Центрального и Брянского фронтов. Необходимо отметить, что самое активное участие в нем приняли войска 63-го стрелкового корпуса, до конца выполнившие свой воинский долг перед Родиной. Бойцы и командиры 61-й стрелковой дивизии, входившие в состав корпуса, в большинстве своем погибли на поле брани вместе со своими мужественными командирами генерал-лейтенантом Л. Г. Петровским и генерал-майором Н. А. Прищепа, часть попала в плен.
Г. Гудериан записал: «10 и 11 июля при незначительных потерях было проведено планомерное форсирование Днепра. 10 июля в середине дня из 24-го танкового корпуса поступило сообщение, что корпусу удалось форсировать Днепр у Старого Быхова»99.
12 июля 1941 года
Успешная переправа гитлеровцев через Днепр в районе Старого Быхова и севернее вызвала ответную реакцию со стороны командова-
65
ния Западного фронта и в целом Ставки. Нависание войск 21-й армии над правым флангом группы армий «Центр» ускоряло естественное желание нанести по нему удар. Ставкой было принято решение силами войск, развёрнутых вдоль Днепра от Смоленска до Жлобина, нанести контрудары в западном направлении. В том числе силами 21-й армии, без предварительной подготовки, на запад на Бобруйск и на север на Старый Быхов по тылам ушедших далеко вперед войск фельдмаршала фон Бока.
А. И. Ерёменко вспоминал: «С 1 по 12 июля… 21-я армия производила сосредоточение и перегруппировку, создавала оборонительную линию, готовясь к предстоящим боям… на всем фронте артиллерийско-минометным огнем препятствовала продвижению противника, в свою очередь непрерывно обстреливавшего рубежи соединений армии… В создавшейся обстановке Ставка 12 июля приказала командованию Западного фронта, удерживая днепровский рубеж от Орши до Могилёва, нанести контрудары из районов Смоленска, Рудни, Орши, Полоцка и Невеля… одновременно перейти в наступление из района Гомеля на Бобруйск, с целью выйти на тылы вражеской группировки, наносившей удар в направлении Могилёва»100.
Из последнего письма В. М. Щербакова, командира взвода 61-й стрелковой дивизии с фронта домой от 12 июля 1941 года.
Несмотря на строгую военную цензуру, он сообщает родным, что воюет в Рогачёвском районе Гомельской области Белорусской ССР.«Спешу дать весточку Вам, дорогие, что Ваш папа пока жив и здоров. Нахожусь всё время на фронте под огнем, сегодня жив, а завтра?..Участвовал в нескольких боях, всё время бьем и изгоняем ненавистных немецких фашистских захватчиков из пределов нашей родной земли».
66
КОНТРНАСТУПЛЕНИЕ

13 июля 1941 года

В этот день перешли в наступление войска 21-й и соседней 13-й армии. Но так как времени на подготовку практически не было, а также отсутствовали средства усиления для развития наступления, то значительных результатов от него ожидать не приходилось. В это время очень сложная обстановка складывалась севернее, в районе Смоленска: две танковых группы противника, 2-я и 3-я, с боями двигались на восток, готовясь охватить город с севера и с юга. Мужественно сражались с противником на этом направлении части и соединения 22-й, 19-й, 16-й и 20-й армий. В более благоприятном положении оказались бойцы и командиры 21-й армии, так как немцы в районах её наступления чувствовали себя как бы в глубоком тылу, так как фронт был уже далеко впереди. К тому же основные подвижные средства (танки) группы армий «Центр» были задействованы в боях в направлении Смоленска и Ельни.
Л. М. Сандалов писал: «…когда мы только занимали оборонительный рубеж по реке Проня, в штаб армии стали поступать тревожные сведения о форсировании противником Днепра к северу и югу от Могилёва. Мы с членом Военного совета Ф. И. Шлыковым поехали уточнять обстановку к командиру 63-го стрелкового корпуса, оборонявшегося по Днепру перед городами Рогачёв и Жлобин. Это был мой старинный знакомый комкор Л. Г. Петровский.
Леонид Григорьевич не заставил себя упрашивать.
— Здесь у нас не «Рогачёвские маневры», — сказал он с иронией, — хотя мы и обороняемся под Рогачёвом. Ночью в полосе соседней армии кто-то действительно проворонил переправу вражеских танков через Днепр. А теперь, когда гитлеровцы захватили на восточном берегу плацдарм, сил для уничтожения их не хватает.
— У нас здесь тоже немцы пробовали форсировать Днепр, но с большими потерями были отброшены назад, — заметил начальник политотдела корпуса полковой комиссар Воронов.
— Утром сюда приезжал командующий нашей двадцать первой армией генерал-полковник Ф. И. Кузнецов, — продолжал Петровский.
– Поставил меня в известность, что к Быхову через Довск выдвигается 151-я стрелковая дивизия. Слух мой резанула названная Леонидом Григорьевичем фамилия командующего армией:
67
— Позвольте, почему Кузнецов? Разве Герасименко уже не командует армией?
— Командует, да не нашей, — ответил Петровский. – Вы, как я вижу, оказавшись в тылу, совсем отстали от жизни. А жизнь не стоит на месте. Два дня назад командование Западного фронта стало главным командованием Западного направления. Армии группы Будённого, в том числе и двадцать первая, переданы в непосредственное подчинение главкома Западного направления Маршала Тимошенко. …
Герасименко тоже получил новое назначение, а к нам пришел Кузнецов. По его приказу готовлю наступление на Бобруйск»101.
Боевой приказ командующего 21-й армии
№ 03/оп на овладение Бобруйск, Паричи …
Штарм 21 Гомель. 13.7.41 02.41
Карта 500 000
…2. 21 армия переходит в наступление, имея задачу овладеть Бобруйск, Паричи; одновременным наступлением из района Таймоново, Шапчицы в направлении Комаричи, Быхов уничтожить группировку противника, действующую в быховском направлении.
3. 67 ск (102 и 151, 187 сд) с 696 гап ПТП, 15 минб, прочно обеспечив правое крыло армии с севера на рубеже Зимница, Нв. Быхов, в 8.00 13.7. главными силами наступать в направлении Шаптицы, Комаричи, Быхов и уничтожить группировку противника, действующую в быховском направлении. Немедленно закрыть фронт, отрезав танки противника от его пехоты. Граница слева - Ширки, (иск.) Гадиловичи, Чигиринка (35 км зап. Нв. Быхов).
4. 63 ск (61, 167, 154 сд) с 387 гап, 503 гап, 318 гап (БМ), 5 и 6 минб с фронта Рогачев, Жлобин перейти в наступление. Задача — во взаимодействии с 66 ск уничтожить жлобинско -бобруйскую группу противника и захватить Бобруйск. В дальнейшем быть готовым к наступлению в северном направлении. Главными силами корпуса начать наступление 17.00 13.7.
Граница слева — Лопатино, Стрешин, (иск.) Паричи и далее р. Березина.
5. 66 ск (232 и 75 сд) с 51 и 52 бепо прочно удерживать рубеж по вост. берегу р. Лань 75 сд. Главными силами атаковать по зап. берегу р. Березина. Задача — охватить Бобруйск и отрезать глубокие резервы противника от его частей на фронте, не допустив движения противника с запада на восток от Бобруйск, уничтожая его тылы по частям.
68
Исходное положение 232 сд — Якимовское, Страковичи.
6. Командиру 117 сд с 110 сд, 36 лап, 537 кап выдвинуться на вост. берег. р. Днепр на участке Зборово, Рогачёв, Жлобин, Стрешин, устье р. Березина, прикрыть наступление армии.
7. 25 мк (50 тд, 219 мсд), сосредоточив 219 мсд в районе Рудня, Борхов, Прибор (15-25 км зап. Гомель) и 50 тд в занимаемом районе, быть готовым развивать наступление в быховском и бобруйском направлениях.
8. Командирам корпусов в ночь на 13.7 овладеть зап. берегом р.Днепр в районах Нв. Быхов, Шапчицы, Зборово, Рогачёв, Жлобин и подготовить переправы для наступления главных сил.
9. ВВС армии с утра 13.7 иметь задачами:
а) разбомбить переправы противника через р. Днепр у Быхов;
б) уничтожить авиацию противника на аэродроме Бобруйск;
в) прикрыть переправы армии на р. Днепр;
г) во взаимодействии с наземными войсками 67 и 63 ск уничтожать противника на поле боя.
10. Командирам частей и соединений организовать уничтожение танков противника огнем артиллерии. Трусость и панику пресекать на месте.
Командующий войсками 21 армии генерал-полковник Кузнецов
Член Военного совета дивизионный комиссар
(фамилия и подпись члена Военного совета в приказе отсутствует. – Г. Т.).
Начальник штаба 21 армии генерал-майор Гордов102
Судя по приказу, ВВС (Военно-Воздушные Силы. — Г.Т.) 21-й армии к этому времени были в боеспособном состоянии. Особенно необычно для 1941 года звучит пункт об уничтожении противника на поле боя силами авиации во взаимодействии с войсками 67-го и 63-го стрелковых корпусов. Однако, читая воспоминания об этих событиях бывшего командира 167-й стрелковой дивизии комбрига В. С. Раковского, приходишь к выводу, что немцы все-таки препятствовали переправе наших войск с помощью авиации, об участии советских самолетов в наступательных
боях у него ничего не сказано.
Боевой приказ № 6 штакор. 13.07.41 Городец
… 3. 63 ск переходит в наступление в общем направлении Бобруйск с задачей во взаимодействии с 66 ск уничтожить Жлобинско-Бобруйскую группировку противника и захватить Бобруйск.
69
Начало наступления главными силами с рубежа зап. берега р.Днепр в 17.00 13.07.41.
4. 61 сд с 1/420 кап и 6 минб/ без 1 роты/ переправиться через р. Днепр в районе Зборово, Озерище и к 3.00 14.07 занять район Фалевичи, Новоселки, Тихиничи, свх. Тихиничи, в дальнейшем наступать в направлении Староселье, Старцы. Для обеспечения правого фланга корпуса выделить усиленный батальон, которым к 24.00 13.07 занять и оборонять Озераны, не допуская противника с северо-востока и с севера. Граница слева: Зборово, (иск.) Рогачёв, Жиличи, Букин…103
Маршал Г. К. Жуков вспоминал: «В то время, когда противник вел наступление к востоку от Днепра, части 21-й армии (командующий Ф. И. Кузнецов) форсировали 13 июля Днепр, освободили Рогачёв и Жлобин и с боями двинулись в северо-западном направлении на Бобруйск. Главный удар осуществлял 63-й стрелковый корпус, которым командовал генерал Л. Г. Петровский»104
Маршал А. И. Ерёменко отмечал: «…В первом эшелоне предстояло наступать шести дивизиям, во втором двигалась 151-я стрелковая. Развить успех должны были 219-я мотострелковая и 50-я танковая дивизия. Однако они фактически не успели сосредоточиться к назначенному времени.…
Действия первоначально развивались успешно, к 20 часам 13 июля основные силы армии преодолели водную преграду и продвинулись за Днепр на 8 - 10 км… В течение следующих двух дней, преодолевая упорное сопротивление, соединения продвигались вперед, пройдя еще 4 - 6 км, и к исходу 16 июля достигли рубежа Веричев, Заболотье, Рудня. В этом районе находились авангарды 1-й кавалерийской дивизии из состава 24-го танкового корпуса 2-й танковой группы Гудериана. Эта дивизия передовыми частями выходила в район Нового Быхова. Сбив ее заслоны, 63-й корпус форсировал Днепр, освободил города Жлобин и Рогачёв»105.
Представляют собой несомненный интерес воспоминания участника тех далеких событий и одного из организаторов переправы через реку Днепр, бывшего командира 167-й стрелковой дивизии этого корпуса генерал-майора Раковского Василия Степановича. Он написал довольно яркую и убедительную картину происходивших событий, показал все трудности организации переправы и первого боя на западном берегу Днепра в то же время героизм и желание защищать Родину
70
солдат и командиров. Из-за такого редкого и уникального свидетельства привожу его в виде исключения полностью.
В. С. Раковский вспоминал: «12 июля к 12 часам я был вызван на командный пункт командира корпуса, имея с собой все данные о состоянии частей и их боеспособности. На КП Л. Г. Петровского был и командующий 21-й армией. Я представился командующему, и он устно отдал мне приказ, суть которого была такова:
Перед 167-й дивизией противник в данный момент занимает оборону на широком фронте и достаточных резервов не имеет.
Приказываю:
13 июля в 15.00 167-й стрелковой дивизии форсировать р. Днепр и занять г. Рогачёв, имея в виду дальнейшее наступление в направлении Бобруйска.
Для меня этот приказ был неожиданным, так как раньше никаких признаков на переход в наступление с форсированием Днепра не было. 167-я дивизия занимала оборону тоже на широком фронте и к наступлению была не готова. Поэтому я обратился к командующему армией с просьбой увеличить время на подготовку. Однако командующий разъяснил, что времени дать не может.
Тут же с КП комкора я передал по телефону начальнику штаба полковнику Чечину распоряжение: собрать командиров частей, их заместителей и начальников штабов, вызвать к реке переправочный парк дивизии. Но в ответ он сообщил, что переправочный парк дивизии сегодня уничтожен авиацией противника. Положение резко осложнялось. Перед моим уходом Л. Г. Петровский сообщил, что придает 167-й дивизии корпусной артиллерийский полк, командир которого находится уже на пути к моему КП, и кроме того сказал, что он в 15.00 будет в районе переправы у Рогачёва. На обратном пути мы с комиссаром А. Г. Сергеевым обдумывали план действий, исполнение которого могло встретить немало затруднений. На командном пункте дивизии все офицеры были уже в сборе. В нескольких словах я изложил боевую задачу, очень коротко заслушал соображения начальника инженерной службы и начальника артиллерии дивизии. Чтобы дать командирам частей возможно больше времени для подготовки и организации боя, приказ отдал коротко.
Очень краток был и полковой комиссар Сергеев при изложении политической задачи. План форсирования Днепра был прост, так как, кроме десятка обыкновенных лодок никакого переправочного имущества не было.
71
Суть плана состояла в том, чтобы форсировать Днепр на двух полковых участках. 520-й стрелковый полк (командир полка подполковник Иван Яковлевич Некрасов) переправлялся у подорванного деревянного моста близ Рогачёва. 615-й стрелковый полк (командир полка полковник Ефим Георгиевич Голобоков) имел целью активными действиями с применением дымовой завесы на возможно более широком фронте отвлечь внимание противника от основного направления. Средства переправы — подручные и лодки, которые имели командиры полков. Задача 520-го полка состояла в овладении г. Рогачёв, 615-го полка — в захвате плацдарма глубиною 1,5 - 2 км. У западного берега Днепра скопилось много плотов и сплавного леса. Было решено под прикрытием артиллерийского огня переправить отряд для захвата этого леса, чтобы построить из него штурмовой мостик для пехоты. После отдачи приказа комиссар дивизии А. Г. Сергеев, начальник политотдела батальонный комиссар Герасименко и почти весь состав политотдела направились в части. Сергеев выехал в 615-й полк, так как его участок был удален на значительное расстояние, а средства обеспечения этого полка были незначительны. Политические работники, коммунисты разъясняли личному составу задачу и значение ее выполнения. Все было направлено к тому, чтобы уничтожить фашистов в этом районе. Сложность обстановки, тяжесть борьбы еще больше сплотили личный состав дивизии, воины были готовы выполнить поставленную задачу. Только эта самоотверженная решимость помогла нам преодолеть препятствия, и дивизия, растянутая более чем на 30 км по фронту, смогла, произведя перегруппировку, начать наступление с форсированием крупной водной преграды на подручных средствах. Погода стояла солнечная, жаркая. На берегу, под прикрытием
леса и кустарника шла интенсивная подготовка, прибывало одно подразделение за другим. Воины совершали быстрые переходы. Теперь уже все знали, что будет наступление, и были воодушевлены этим. Очень помогло нам то, что еще до начала артиллерийской подготовки приехал Л. Г. Петровский. Помню, я пришел в район Рогачёвского моста и в это же время подъехал туда комкор. Мы вместе проверили подготовленность подразделений первого эшелона к форсированию.
Это были роты 2-го батальона 520-го полка. Под руководством капитана Покатило и политрука Козлова они готовились выбросить под прикрытием артиллерийского огня на лодках первый десант, состоящий из штурмовых отрядов по захвату плацдарма. Леонид Григорьевич дал им несколько ценных советов.
72
Начальник артиллерии дивизии полковник Рудзит доложил о готовности артиллерии и минометов к открытию огня. Ровно в 15.00 началась артподготовка. Такого сильного огня до этого наступления на нашем участке еще никогда не было. Три артиллерийских полка, артдивизион и минометы обрушили на противника шквал огня. На противоположном берегу видно было, как заметались ошалелые фашисты.
С первым артиллерийским залпом от берега отошли лодки со штурмовыми отрядами. Спецотряды по сплаву плотов и сооружения штурмового мостика совместно с саперами начали сплав. Другие солдаты саперного батальона подтягивали эти плоты, крепили их к сваям разрушенного моста, несли с уцелевшей части моста настил и стлали штурмовой мостик. Противник настолько был ошеломлен и деморализован, что в начале не оказал никакого сопротивления. Но вскоре гитлеровцы опомнились и обрушили на переправы артиллерийский и минометный огонь, начали бомбить их с самолетов. На реке создалось тяжелое положение, но воины дивизии продолжали выполнять поставленную задачу. Очень молодой недавно сформировавшийся саперный батальон блестяще справился с возложенной на него задачей. Штурмовой мостик на всю ширину реки был построен очень быстро. Я до сих пор не могу без волнения вспоминать тот героический момент, когда, не обращая внимания на взрывы снарядов, мин и авиабомб, саперы продолжали упорно и самоотверженно работать. К сожалению, память не сохранила фамилии героев-саперов. С наведением штурмового мостика началась переправа всего 520-го полка, затем 465-го. Решение на переправу обоих полков у Рогачёвского моста подсказал мне Леонид Григорьевич. Дело в том, что 615-й полк, выполнив задачу по отвлечению противника, не смог полностью осуществить переправу на своем участке, так как там условия были особенно трудными, хотя несколько взводов переправилось и удерживало небольшой плацдарм на правом берегу. Попытка переправить остальные подразделения полка в этом районе стоила бы нам больших потерь и отняла много времени.
Как только 520-й полк переправился, началось наступление, завязался упорный бой в г. Рогачёве. Противник, используя заранее приспособленные здания, оказывал упорное сопротивление. Воины
дивизии, пренебрегая опасностью, самоотверженно бросались в бой и громили опорные пункты противника. Я помню доклад командира 520-го стрелкового полка подполковника Ивана Яковлевича Некрасова о героических поступках солдат и офицеров.
73
Во время боя за город между полками образовался некоторый разрыв. Гитлеровцы пытались атаковать во фланг, и правофланговое подразделение начало отходить, тогда сержант Лукьянченко выскочил вперед и крикнул: «Ни шагу назад! Бей захватчиков!» он бросился к пулемету, который замолчал и с небольшой дистанции начал расстреливать вражеских солдат. Следуя его примеру, подразделение открыло губительный огонь по фашистам, и противник вынужден был отойти. Во время этого боя героически погиб командир 2-го батальона 520-го полка капитан Покатило, который первым форсировал Днепр и первым ворвался в Рогачёв. После гибели командира батальон продолжал выполнять задачу. Бой в городе Рогачеве продолжался до 23 часов 14 июля. Используя темноту, гитлеровцы отошли за р. Друть. Как только пехотные подразделения 520-го и 465-го полков переправились по штурмовому мостику, саперный батальон приступил к устройству переправы для артиллерии. Переправа к рассвету 15 июля была закончена, и первым пошел 576-й артиллерийский полк под командованием подполковника Степана Ефимовича Попова. Гаубичный полк под командованием майора Лихачёва оставался на прежних позициях. Тыловые части и подразделения не переставали работать, всю ночь обеспечивая воинов всем необходимым, в том числе и питанием. По телефону я доложил командиру корпуса о последних событиях и получил от него распоряжения привести все в порядок и после переправы 576-го артиллерийского полка продолжать наступление. На следующий день дивизия, обеспеченная за ночь всем необходимым, возобновила наступление. Мы, продвинувшись на 10 - 12 км, встретили упорное сопротивление. Гитлеровское командование перебросило резервное соединения, начались ожесточенные кровопролитные бои. Несмотря на то, что мы понесли значительные потери, был тяжело ранен командир 520-го полка И. Я. Некрасов, дивизия не только отразила все атаки свежих сил врага, но и значительно потеснила их, заняв, еще несколько населенных пунктов»106.
На схеме, приведенной в книге генерал-полковника Г. Гудериана «Воспоминания солдата», видно положение соединений 2-й танковой группы на 13-е июля 1941 года и направление удара Западного фронта под командованием маршала С. К. Тимошенко с гомельского направления. Город Рогачёв на схеме почему-то нанесён на восточном берегу.
74
http://uploads.ru/t/K/h/F/KhFfQ.jpg

107
Г. Гудериан записал в дневнике: «13 июля начались ожесточенные контратаки русских. С направления Гомель на правый фланг танковой группы наступало около двадцати дивизий»108
Восемь имевшихся в 21-й армии на момент начала наступления соединений, со вспомогательными частями, превратились в дневниковых записях генерала Г. Гудериана в двадцать дивизий. Из политдонесения 61 сд от 13.07.41, подписанного старшим батальонным комиссаром К. А. Бочкарёвым. К 17.00 первый батальон 66 сп и второй батальон 307 сп форсировали Днепр. К 23 часам полностью переправились на северный берег р. Днепр 307 сп, первый батальон 66 сп, второй 221 сп. Ос-
75
тальные подразделения и части сосредотачиваются и производят переправу109
Судя по итогам первых боев 21-й армии, немецкое командование и ее разведка просмотрели концентрацию советских войск в районе Гомеля. Поэтому возможность контрудара в направлении Бобруйска не ожидалась и силы гомельской группировки были неизвестны.
Ф. Гальдер писал: «Гомельская группировка. Она до сих пор не была выявлена нашей разведкой. Значительная ее часть в настоящее время, по-видимому, перебрасывается на участок перед 2-й танковой группой. Существенного значения придавать этой группировке не следует»110.
Несмотря на то, что начальник генштаба сухопутных войск Германии Ф. Гальдер считал, что придавать серьезное значение гомельской группировке не стоит, после успешного начала наступления 21-й армии он изменил свое отношение. Правда, Ф. Гальдер предполагал, что эта группировка будет переброшена для сдерживания дальнейшего наступления Г. Гудериана, т. е. где-то в район Ельни, Смоленска. «… Гомельская группировка противника пока еще в бой не вступила»111.
Очевидно, информация о начале контрнаступления на запад на Бобруйск и на север на Быхов к моменту записи к Ф. Гальдеру еще не поступила.
http://uploads.ru/t/A/j/U/AjUye.jpg
http://uploads.ru/t/p/N/M/pNMbh.jpg

Из воспоминания Юрия Константиновича Дмитриева, профессора, доктора технических наук, сына воентехника 2 ранга Константина Сергеевича Дмитриева – офицера штаба 61-й стрелковой дивизии:
«13 июля проводы очередного эшелона 61-й сд на фронт, тайный выезд с этим эшелоном отца из Пензы (со штабом (?), в составе
76
которого он был). Объявился начальству отец только в пути. Служивший по вольному найму, он не подлежал призыву в Действующую Красную Армию в связи с физическим дефектом - сросшиеся пальцы левой руки. «Я — член Партии. Не могу отсиживаться в тылу, когда другие воюют»,— говорил отец, объясняя свой поступок».
http://uploads.ru/t/0/L/a/0LazX.jpg

На снимке слева направо Дмитриевы:
Матильда Александровна, сын Юрий, Константин Сергеевич.
Из письма С. В. Кондакова: «Здравствуй, дорогая Маня!... Маня, вот уже около полмесяца как нахожусь на Западном фронте, которым командует тов. Тимошенко и Мехлис. После 3-х - 4-х дней боёв было несколько дней затишье, потому что на этом участке немцев разбили и отбросили. Теперь мы начали продвигаться вперёд. Здоровье как моё, так и командиров и бойцов хорошее, настроение бодрое. Все горим желанием разгромить наголову врага, вторгшегося на нашу священную землю…Бобруйское направление БССР дер. Верчеевка».
14 июля 1941 года
Внезапность наступления войск 21-й армии, особенно ее 63-го и 66-го стрелковых корпусов, нанесших удары по наиболее слабым местам обороны немцев и значительно продвинувшихся в западном и северо-западном направлениях, серьёзно обеспокоили гитлеровское военное командование.
Маршал А. И. Ерёменко вспоминал: «Вскоре, однако, в полосе наступления 63-го корпуса, наносившего главный удар, резко возросло
77
сопротивление неприятеля, развернувшего все силы 53-го армейского корпуса 2-й полевой армии.
Продвижение 66-го корпуса, фактически его 232-й дивизии, действовавшей в первом эшелоне, развивалось успешно. Не встречая серьезного сопротивления, дивизия к исходу 14 июля передовыми подразделениями вышла в район 25 - 40 км южнее и юго-западнее Бобруйска. Гитлеровское командование всполошилось, опасаясь за тылы своих войск, наступавших на Могилёв, и направило из своего резерва против 66-го корпуса 43-й армейский корпус в полном составе, а затем еще две пехотные дивизии»112.
Из политдонесения 61 сд от 14 июля 1941 года, подписано старшим батальонным комиссаром М. А. Бочкарёвым.
К 9.00 14 июля 1941 года 307 сп с дивизионом лап подошел к р. Друть в районе Близнецы. 221 сп вышел на р. Друть, вступил в соприкосновение с противником. 66 сп двумя батальонами форсировал р. Днепр с приданными артсредствами и направился по указанному маршруту.113
Открытка от К. С. Дмитриева:
«14 июля. 9 ч. утра. Подъезжаю к Ряжску. Ночь спал замечательно, настроение хорошее. За меня не беспокойся, Юрику скажи, чтобы меньше плакал. При первой возможности опять напишу открытку, ну больше вряд ли напишешь. Всем привет. Юрик и Шурик, пришлю адрес. Пишите чаще, на что вы имеете больше возможности. Целую всех крепко, Костя».
Из воспоминаний генерал-полковника Л. Рендулича, в июле 1941 года генерал-майора командира 52-й пехотной дивизии (его соединение захватило города Бобруйск, Рогачёв):
«Когда моя дивизия, занимая полосу на левом фланге корпуса, в июле 1941 года вела на Днепре оборонительные бои на 20-километровом фронте против пяти русских дивизий, которых, кроме того, поддерживали двадцать батарей Московского артиллерийского училища, большое значение имело установление направления главного удара. Дивизионные резервы были сосредоточены позади левого фланга, а ближайшие германские войска находились на удалении 30 км от них… это был первый серьезный бой минувшей войны»114
В записях начальника генерального штаба сухопутных сил Германии Ф. Гальдера уже просматривается беспокойство за дальнейшее развитие событий на гомельском направлении.
78
Ф. Гальдер записал в дневнике: «…На южном фланге появились первые признаки начинающегося контрудара силами выявленной нами гомельской группы противника» 115.
И далее он рекомендует командованию направления главного удара на Восточном фронте: «Командование группы армий «Центр» должно обратить внимание на свой правый фланг»116.
15 июля 1941 года
Командующий группой армий «Центр» настолько привык без особых проблем продвигаться на Восток, что ощутимый удар во фланг и тыл его войскам воспринял крайне болезненно. Фельдмаршал, очевидно, уже забыл, что русские защищали свою Родину от захватчиков. А в качестве кого здесь выступал он?
http://uploads.ru/t/0/b/A/0bAsT.jpg

117
79
Ф. фон Бок отмечал: «…Русские начинают наглеть на южном крыле 2-й армии. Они атакуют около Рогачёва и Жлобина…около Рогачёва и Жлобина войска противника силами до двух дивизий завязали сражение с 255-й дивизией. Но положение здесь сравнительно благополучное, так как за боевыми порядками дивизии располагаются 53-й армейский корпус и другие части.118
…Вейхс напомнил мне, что главной задачей 2-й армии…является обеспечение безопасности ее правого фланга и соответственно правого фланга группы армий. Я сказал, что это может быть достигнуто в том случае, если противник, атакующий сейчас в районе Рогачёва, будет отброшен за Днепр… Я сказал ему, что 4-я армия направила 1-ю кавалерийскую дивизию к Старому Быхову, чтобы она атаковала оттуда в южном направлении по обеим сторонам Днепра».119
Из письма старшего батальонного комиссара К. А. Бочкарёва к сыну, который должен был пойти в 1941 году в первый класс.
http://uploads.ru/t/n/c/9/nc9HA.jpg

Все центральные информационные издания Советского Союза отреагировали на июльские события на Западном фронте, произошедшие на реке Днепр в районе городов Рогачёва и Жлобина. Для начала Великой Отечественной войны это было первое известие об освобождении прежде захваченных противником городов и десятков населённых пунктов. Информационным изданиям ранее приходилось стыдливо умалчивать об оставлении десятков крупных и малых городов, сотен населённых пунктов. Привожу статьи специальных корреспондентов, опубликованные на первых страницах газет «Правда» и «Известия» — это была настоящая первая ласточка грядущих больших побед.

0

5

80
http://uploads.ru/t/e/m/y/emy0I.jpg http://uploads.ru/t/7/j/I/7jIC5.jpg
http://uploads.ru/t/y/x/g/yxgLd.jpg
81
16 июля 1941 года
Письмо от К. С. Дмитриева:
«Здравствуйте, дорогие! Привет вам и тысяча наилучших пожеланий. Есть такая станция — Отрожки, это в 10 клм. от Воронежа. Через 30–40 м. будем в Воронеже, едем хорошо. Не совсем хорошо то, что скучновато ехать, все сутки проходят в сне и еде. Разнообразит поездку незнакомая местность. Сейчас сижу в павильоне. Наш поезд (вернее, наши вагоны) подготавливаются к пересылке в Воронеж. Интересно, как ваши дела, пензяки? Как Юрик? Так ли продолжает плакать? Малик, устраиваясь на работу, обращай внимание на то, чтобы не было вечерних работ. Это одно. И другое: устраивайся вообще на работу, где не так будешь загружена. Матери я послал открытку, в которой написал, что еду к новому месту. Ну, вот и все. Знаешь, родная! Я хочу тебя попросить не нервничать и не расстраивать себя зря. Ведь «страшен черт только так, как его малюют». Ну, вот и все. Привет всем нашим, Фене и другим, которые спросят, пишу ли я. Палагиной передай, что ее прямо герой, сегодня ночью все время сидел в тамбуре и пел, я спросил его, писал ли он, так нет, говорит, что ещё рано, пусть поскучает. Целую крепко, Костя. Поцелуй Юрика. Здравствуй, милый Юрик. До места ещё не доехал. Как приеду, напишу, и ты мне тоже напиши. Юрочка, ты не шали, будь послушен и не балуй в детсадике; если не будешь послушен, писать не буду. Побегу, вагоны отправляются. Письмо опущу в Воронеже. Целую крепко, папа. Приехал в Воронеж. 11 ч. 35 мин. утра».
Ф. Гальдер, убежденный в успешном окончании войны для Германии, даже не беспокоился о появлении свежих дивизий противника на фланге наступающей группировки своих войск. Наоборот, разгро-
82
мив с начала войны четыре армии Западного фронта (3-ю, 4-ю, 10-ю, 13-ю), он с оптимизмом смотрел в будущее. Единственное, что привлекло его внимание, — сведения о большом количестве советской артиллерии.
Ф. Гальдер записал в дневнике: «Противник силою до семи дивизий перешел в наступление из района Гомеля, на правом фланге группы армий «Центр». Это, по-видимому, вся гомельская группа, которая таким образом, оказывается скованной на этом участке120. …В районе Жлобина и Рогачёва противник переправился на западный берег Днепра. Переправа войск продолжается. Обнаружено большое количество артиллерии»121.
17 июля 1941 года
Особенно эффективные меры гитлеровское командование предприняло против наступавшего на правом фланге 21-й армии 67-го стрелкового корпуса. Его соединения вынуждены были остановить дальнейшее наступление и с боями отходить назад. Маршал А. И. Ерёменко отмечал: «…выдвинутые гитлеровским командованием соединения предприняли ряд сильных контратак. Особенно активно действовали они в направлении на Пропойск (Славгород), Рогачёв и Житковичи. Пехота противника, поддерживаемая танками, начала обходить фланги выдвинувшихся вперед соединений и армии. 67-й корпус, прекратив попытки продвинуться вперед, стремился прикрыть правый фланг армии, его 151-я стрелковая дивизия уничтожила до полка пехоты противника, а 132-я под давлением превосходящих сил отходила к Новому Быхову, в районе которого перешла к обороне»122.
Из боевого приказа 63-го стрелкового корпуса № 8 от 17.07.41.
Перед фронтом корпуса обороняется 255 пехотная дивизия противника.
…4. 61 сд с 6 минометной батареей без 1 роты, привести в порядок части и обеспечить справа действия корпуса, наступая с ближайшей задачей овладеть Тихиничи, Сухое Болото и последующей выход на рубеж свх. Жиличи…, отм. 150,1 (2 км ю-з Сл. Пархимковская). Разведку вести на Озераны, Бол. Крушиновка, Осовник, Добысна.
83
Граница слева Рогачёв, иск. Хаманы, иск. Ямное, иск. Мал. Бортники. Ответственность за стык со 167 сд возлагаю на командира 61 сд.123
Открытка от Дмитриева:
«г. Курск, 17.07.41
Здравствуйте, дорогие! Доехал хорошо, все благополучно. Здоров. Как видишь, Малик, я пишу достаточно часто. Не знаю, получили ли мои ранее посланные открытку и письмо. Днями должны ехать наши. Напиши, какие письма ты получила. Всем привет. Юрик, родной, я жду от тебя письмо. Как только напишет мамочка, обязательно напиши и ты. Пиши больше и чаще, Малик. Напишу при первой следующей возможности. Целую, Костя. Поцелуй Юрика».
Из воспоминаний Л. Рендулича, бывшего командира 52-й пехотной дивизии: «Фланговый удар 52-й пехотной дивизии под Рогачёвом 16 и 17 июля 1941 года. В то время как 53-й армейский корпус двумя дивизиями переправился 14 июля 1941 года через Десну в районе Бобруйска и продолжал марш в направлении Рогачёва, входившая в состав корпуса 52-я пехотная дивизия получила задачу перейти Десну и двигаться по шоссе в направлении Могилёва. Это направление уводило дивизию резко в сторону от корпуса, и поэтому ожидалось, что 53-я дивизия будет переподчинена наступавшей на Могилёв танковой группе Гудериана. Вечером 14 июля дивизия закончила переправу через реку и утром продолжала свой марш. Песчаная дорога шла через огромный лесной массив. Густой лес по обе стороны дороги препятствовал движению воздуха, и марш длительное время проходил в густой, доходившей до верхушек деревьев пыли, что потребовало от личного состава крайнего напряжения. Вечером, пройдя 30 км, дивизия прямо на дороге сделала привал. В это время в ее штаб прибыл офицер — представитель находившегося в Бобруйске командования корпуса. Радиостанция дивизии была неисправна. Офицер, информируя об обстановке, сообщил, что примерно в 10 км западнее Друти и Днепра, в районе Рогачёва, корпус вступил в бой с превосходящими силами противника, и передал мне приказ: по возможности быстрее перебросить на машинах один полк на левый фланг ведущих бой частей, оставшиеся части дивизии сразу
84
же повернуть на юг, вывести в район Озераны и там принять все необходимые меры для нанесения удара восточнее Друти в направлении на Рогачёв. Сильно уставшим войскам предстояло пройти от 15 до 20 км. Большая часть сил замыкавшего колонну дивизии полка на транспортных машинах была направлена в указанный район. Этому полку я придал легкий артиллерийский дивизион. После короткого привала части и подразделения дивизии двумя колоннами пошли по двум дорогам, из которых одна проходила вблизи Друти и вела на Озераны; другая, находившаяся в 6 км западнее первой, также вела на юг. Штаб дивизии находился в восточной колонне. Разведывательному батальону было приказано: выйти в район Озераны и на рассвете приступить к ведению разведки восточнее Друти в направлении Рогачёва и западнее этой реки — в направлении на юг. Кроме того, был выслан конный офицерский дозор с задачей установить связь с войсками, ведущими бой на юге. Состояние дорог было неизвестно. Восточная дорога проходила по глубокому песку. Уставшие лошади шли с трудом, да и машинам
было не легче. Западная дорога, несмотря на стоявшую несколько недель жаркую, сухую погоду, оказалась сильно заболоченной и проходила через многочисленные топкие места. Машины и артиллерийские орудия продвигались по ним с большими трудностями и лишь с помощью специально выделенных для этого людей. На рассвете восточная колонна подошла к Озеранам. Западная также вышла на опушку леса. Разведывательный батальон, подойдя к Озеранам, заставил русские дозоры отойти на восточный берег Друти. Кавалерийский эскадрон стал преследовать их, но, поскольку восточный берег был покрыт густыми зарослями, я решил придать разведывательному батальону пехотные подразделения. Как выяснилось, реку Друть можно перейти вброд. У населенного пункта находился наплавной мост, который русские оттащили к восточному берегу. На юге простирались необозримые поля картофеля и созревших
хлебов. Утром из района боев доносился лишь слабый гул нечастой артиллерийской стрельбы, который вскоре стал быстро нарастать. В первой половине дня сильно измотанному личному составу дивизии пришлось дать возможность отдохнуть. Не успели мы расположиться в Озеранах, как с восточного берега какая-то русская батарея открыла по этому населенному пункту огонь. Один за другим стали загораться деревянные дома, и нам пришлось его оставить. Вскоре батарея была подавлена. Я стал обдумывать поставленную передо мной задачу. Удар в направлении на Рогачёв, если он удастся, несомненно, должен дать
85
очень большой эффект. Но в условиях, когда в дивизии осталось только две трети ее состава, возможность такой удачи была весьма сомнительной. Местность, поросшую густым лесом, можно было разведать лишь в течение длительного времени. Разведывательный батальон докладывал, что натолкнулся на противника, силы которого установить не удалось. Направленная на юг разведгруппа сообщила, что наши войска ведут тяжелые бои примерно в 10 км западнее Друти и Днепра, что северные фланги наш и противника открыты и что туда уже прибыли подразделения нашего полка. Сложившаяся обстановка давала полное основание полагать, что удар дивизии в южном направлении, по флангу контратакующего противника, может обеспечить нашим частям необходимую поддержку. Я принял решение: никакой подготовки удара восточнее Друти не проводить, а нанести удар западнее реки во фланг и тыл противника. С донесением и обоснованием своего решения я направил офицера в штаб корпуса, Который находился в 45 км по прямой, в Бобруйске. На скорый ответ рассчитывать не приходилось. В данном случае речь шла о нетипичном фланговом ударе, которому лишь в теории, в учебниках по тактике, может быть отведена какая-то роль. В этой обстановке многое зависело от реакции русских на наши действия, поскольку сведениями о нашей дивизии они должны были располагать. Уменьшить эффективность нашего удара они могли лишь при условии, если бы встретили нас наступательными действиями с тем, чтобы разбить или хотя бы задержать дивизию по возможности дальше от района, где уже разгорелись большие бои. В группировке сил дивизии учитывалась именно эта возможность. Но противник избрал другое решение, которое долгое время оставалось для нас неясным, так как воздушной разведки мы не имели. Во всяком случае, в этой неясной обстановке, как того требуют уставы, я ждал от противника самого разумного решения. В первой половине дня из дивизии, которая вела бои на фланге, прибыл офицер и, сообщив, что дивизия не в состоянии сдержать натиск русских, попросил срочно оказать ей помощь. Около полудня я отдал приказ о подготовке к наступлению и порядке ведения его. Оба полка наступали в первом эшелоне, из левофлангового полка я изъял один батальон в качестве дивизионного резерва, в который входил еще саперный батальон. За каждым полком следовал легкий артиллерийский дивизион, а тяжелый артдивизион шел на некотором удалении в центре. Разведывательный батальон прикрывал фланги и тыл дивизии. Когда подготовка к наступлению уже шла полным ходом, из штаба корпуса прибыл офицер с приказом, требовавшим срочно продви-
86
гаться в южном направлении и нанести по противнику отвлекающий удар с целью облегчить положение наших сражающихся войск. Офицер ехал по нашему старому маршруту, и трудная лесная дорога задержала его прибытие. Около 12 час. 30 мин. дивизия построилась для марша. С чердака дома, стоявшего на гребне высоты, я мог наблюдать ее движение. На полях были видны лишь многочисленные небольшие темные пятна разрозненных подразделений. Примерно через час стали видны первые разрывы русских снарядов, и вскоре после этого в бой вступила наша артиллерия. Свой командный пункт я расположил неподалеку от наблюдательного пункта командира тяжелого артдивизиона. Обстановка прояснилась, и стало очевидным, что между северным флангом своих наступающих войск и рекой Друть противник перешел к обороне. И хотя, как выяснилось, он располагал значительными силами (пять дивизий), им было принято самое неудачное решение. Свое наступление он приостановил, и это дало мне возможность подтянуть сначала главные силы ранее отправленного на машинах полка, от которого в бою участвовали лишь некоторые подразделения, а затем и артдивизион. Через час после начала артиллерийского огня в бой вступила пехота. Она очень быстро сблизилась с противником. Вскоре выяснилось, что захват рощи на пологом скате высоты и расположенной рядом с ней небольшой деревни должен оказать решающее влияние на успех наступления. В этом направлении и был сосредоточен огонь дивизионной артиллерии и находившихся в этом районе орудий поддержки пехоты и минометов. Овладеть деревней и рощей в ходе первой атаки не удалось. Лишь после нескольких огневых налетов и повторной атаки деревня и роща были взяты, и сразу же после этого нашим частям удалось вклиниться в оборону противника на других участках. Противник немного отошел. Как и ожидалось, по нашим наступающим войскам с восточного берега реки был открыт фланговый огонь, в том числе и тяжелой артиллерией, подавить который не представлялось возможным, и поэтому нам пришлось держать свой левый фланг на удалении 3 - 4 км от реки. Наступление продолжалось. Однако к исходу дня войска снова натолкнулись на сильную оборону противника. Под покровом темноты они произвели перегруппировку, чтобы продолжить наступление на следующий день. Прежде всего, были сосредоточены необходимые силы и средства на направлении главного удара, который предполагалось нанести примерно в центре. Направление главного удара определялось на основе данных наблюдения и итогов боевых действий минувшего дня, а также с учетом
87
оценки местности, произведенной еще до наступления темноты. В ближнем тылу вскоре началось оживленное движение транспорта. Раненых выносили с поля боя и грузили в санитарные машины, которые по возможности ближе подходили к переднему краю. От подразделений к обозам направлялись специально выделенные люди, которые подтягивали повозки, и в первую очередь полевые кухни, как можно ближе к своим ротам. Некоторые потери были понесены от внезапных налетов артиллерии противника. Но в целом условия для материального обеспечения войск здесь складывались довольно-таки благоприятные. Противник, будучи отброшенным назад, по ночам предпринимал бессистемные вылазки. При его более активных и организованных боевых действиях движение вблизи фронта было бы невозможно, и все необходимое для боевой деятельности войск несколько километров пришлось бы нести на руках. Я побывал у командиров полков и батальонов, которым на следующий день предстояло действовать на направлении главного удара. Личный состав фактически не имел возможности передохнуть. Но солдат к этому привык. Где бы он ни находился, если у него не было каких-либо важных задач, он всегда старался выспаться. Даже во время движения солдаты нередко находили время для сна. Иначе они не смогли бы выдержать напряжения боев, длившихся многие дни и ночи. Непосредственно перед этим контрударом дивизия в течение двух недель беспрерывно вела тяжелые оборонительные бои. Под нашим натиском русские немного отошли. Войска соприкосновения с противником не потеряли. Утром 17 июля мы продолжали наступление, задача которого состояла в том, чтобы, отбрасывая противника, прижать его по возможности ближе к реке и выйти на шоссе Бобруйск — Рогачёв. Эта задача была решена. В 2 км южнее шоссе я приостановил наступление дивизии. Дальше на юг, в полосе соседнего корпуса, противник также отошел на несколько километров к реке. Части соседнего армейского корпуса перешли к преследованию его. После этого полоса наступления корпуса шириной 16 км была передана дивизии. Фронт к этому времени продвинулся примерно на 6 км ближе к рекам Друть и Днепр. Двумя другими дивизиями корпус продолжал наступление в южном направлении. Как теперь стало известно, фланговым ударом дивизия не только сорвала наступление русских, но и отбросила противника непосредственно к рекам. В этих боях было взято в плен 1000 человек. Примерно такие же потери противник понес убитыми и ранеными. В то же время наши потери оказались неожиданно малыми»124.
88
Редкая возможность увидеть развитие хода наступательного боя в районе северо-западнее и западнее Рогачёва глазами противника. Судя по географии событий, командиру 52-й пехотной дивизии пришлось столкнуться во встречном бою с частями 61-й и 167-й стрелковых дивизий. Конечно, война без потерь не бывает, но в данном случае генерал-майор Л. Рендулич явно завышает потери Красной Армии и принижает свои. Этот вывод следует сделать хотя бы из того, что сам гитлеровский генерал приводит в пример помимо боестолкновений стрелковых соединений неоднократный обстрел его войск вражеской артиллерией, в том числе и тяжёлой. Вряд ли её огонь не корректировался артиллерийскими наблюдателями. Судя по имеющимся документам, к организации артиллерийского огня в 63-м стрелковом корпусе относились серьёзно. Да и цифра попавших в плен в количестве 1 000 человек явно нереальна. Исходя из находящихся в ГАПО (Государственный архив Пензенской области) карточек на военнопленных, абсолютное число пензенцев из состава 61-й стрелковой дивизии, попавших в плен, датируется серединой и второй половиной августа 1941 года.
18 июля 1941 года
А. И. Ерёменко отмечал: «…передовые соединения 21-й армии продолжали попытки развить первоначальный успех в направлении Бобруйска, однако силы врага перед их фронтом все более наращивались, а контратаки, артиллерийское и авиационное воздействие усиливались. В этот день стало ясно, что главные силы гитлеровцев на этом направлении получили задачу приостановить дальнейшее продвижение 63-го стрелкового корпуса. Однако, отразив все контратаки, его дивизии оставались на прежних рубежах. 66-й корпус 232-й дивизией вел упорные бои на рубеже Боровая, Королёв, Свобода. Остальные соединения армии занимали рубеж по восточному берегу Днепра. Сюда подтягивались новые, правда, незначительные силы из тылов. Отходящая по Березине Пинская речная военная флотилия вела бои с противником в 5 км севернее Паричей. 50-я танковая дивизия, завязав бои с моторизованными частями противника в районе Машевской слободы, уничтожила в эти дни до 10 танков, несколько десятков автомашин и до 500 солдат и офицеров противника. Другие соединения 25-го механизированного корпуса продолжали сосредоточения в районе Новозыбков»125.
Из боевого приказа 63-го стрелкового корпуса № 9 от 18.07.41.
Перед фронтом корпуса действуют 267, 52 и 255 пд противника.
89
…3. 63 ск в 17.00 18.7.41 атакует на всем протяжении своего фронта и к исходу дня 18.7.41 разгромить группировку противника и выйти на фронт Капустино, Форштедт. 4. 61 сд с батальоном 240 сп, отрядом капитана Габараева обеспечивая правый фланг корпуса по рубежу Мадоры, Хлебиц, Близнецы атаковать противника на фронте Хомичи, Запольские, Колоссы уничтожить противника и к исходу 18.7. овладеть рубежом Тихиничи, Бронное, дальнейшее наступление в направлении Иличи. Граница слева иск. Рогачёв, иск. Наденовичи, иск. Мал. Бортники, иск. Волосовичи…126
Из боевого приказа по 63-му стрелковому корпусу видно, что перед его фронтом за считанные дни уже прибавились две, 52-я и 267-я, пехотные дивизии гитлеровцев. Наступательные задачи перед ним остались прежними, несмотря на то, что 25-й механизированный корпус не поддержал атаку советских войск на Бобруйск, так как танкисты и мотострелки уже были задействованы в боях, поддерживая 67-й стрелковый корпус фронтом на север.
Из распоряжения № 6 штаба артиллерии 21 армии от 18.7.41
В расходовании снарядов руководствоваться нормой на 19.7 - 3/4 б/к, (боекомплекта. - Г. Т.) на 20.7 - 1/2 б/к, на 21.7 - 1/4 б/к Врио нач. артиллерии 21 армии - Снегирев.127
Открытка от Дмитриева:
«18.07.41. Брянск.
Здравствуй, Малик! Еду хорошо. Вчера искупался, да ещё как! Здоров, настроение хорошее, все благополучно. Получила ли ранее посланные открытки и письмо? На днях — зарплата. Деньги вышлю немедленно. Юрочка! Скажи мамочке, чтобы она написала мне, как ты себя ведешь, не балуешь ли. Сынка, баловать нельзя, будь послушен. Малик, на днях напишу письмо. Целую, Костя. Поцелуй Юрика. Привет всем».
Напряжение боев на правом фланге группы армий «Центр» с каждым днём возрастало. Обе стороны вводили в бой подходившие с тыла
90
свежие соединения и части. Командование 21-й армии вынуждено было задействовать части 50-й танковой дивизии 25-го механизированного корпуса, так и не дождавшись его полного сосредоточения.
Ф. фон Бок. «Положение на южном крыле 2-й армии ухудшилось. Противник на этом направлении нарастил свои силы до восьми дивизий; кроме того, согласно данным разведки, у русских есть в резерве танковый корпус. Вейхс сообщил мне, что ему, возможно, придется направить в этот район 13-й армейский корпус. Я заявил, эта мера крайне нежелательна и может рассматриваться только в самом крайнем случае»128.
19 июля 1941 года
Несмотря на определенные успехи советских войск на бобруйскобыховском направлении, фельдмаршал фон Бок с оптимизмом смотрел в будущее, рассчитывая на имеющиеся у группы армий «Центр» резервы, которые он приберегал до этого для развития дальнейшего наступления на Москву.
Ф. фон Бок. «Я считаю угрозу южному флангу 2-й армии преувеличенной; при всем том противник продолжает контратаковать и на юге. Там находятся два усиленных корпуса и 31-я дивизия, которая сегодня была задействована 2-й армией для атак в южном направлении»129.
20 июля 1941 года
Наступательный порыв дивизий стрелковых корпусов 21-й армии был настолько высок, что, несмотря на увеличивающееся количество противостоящих войск противника, наступление продолжалось до конца июля 1941 года.
Маршал А. И. Ерёменко отмечал: «…21-я армия продолжала вести исключительно упорные бои с подходившими частями двух армейских корпусов противника на рубеже Ржовка, Куликовка, Прибор, Въюн, Реста, Рудня и на подступах к Бобруйску с юга на рубеже Стасевка, Боровая, Глеб, Рудня, Черные броды. Перед фронтом армии, всё более наращивая силы на участке Рогачёв, Жлобин, развертывался 53-й армейский корпус противника, а на участке Стасевка, Глеб, Рудня, Черные броды — 43-й армейский корпус, в районе Житковичи сосредоточивались части 45-й и 293-й пехотных дивизий»130.
91
Из боевого приказа № 10 63 ск. Рогачёв 20.7.41. 3 ч. 50 мин.
Противник 267, 52 и 255 пд по прежнему обороняется перед корпусом. …61 сд с – с прежними средствами усиления прочно удерживая занимаемое положение обеспечить правый фланг корпуса, не допуская переправы противника через р. Друть обеспечивая отрядом Габараева направление Озераны. Граница слева прежняя…131
Из политдонесения 61 сд от 20 июля 1941 года
Красноармеец 131 озад Нечанов был дважды ранен, но отказался эвакуироваться в госпиталь и остался в строю. Зам. политрука 66 сп Спирихин Н.И., идя в бой, написал заявление о приеме в партию. Командир 6 роты 221 сп младший лейтенант Филайчук был застрелен немецким офицером. Подписал за комиссара 61 сд Бочкарёв.132
Открытка от Дмитриева:
«20.07.41. Гомель.
Как видите, доехал до Гомеля, еду дальше. Вся дорога прошла совершенно спокойно. Немного соскучился о вас. Ну да ладно, скоро будем опять вместе. А к этому времени Малик должна  немного поправиться, что можно достичь только тогда, когда ты будешь спокойна, верь меньше слухам и жди писем. Но ни в коем случае никому и ничему слышанному не верь, т.к. разговоров, бесспорно, много, но правды в них никакой, в этом я убедился. Ну, все. Целую крепко, Костя. Юрика поцелуй. Всем привет».
Ф. Гальдер записал: «На южном фланге группы армий противнику удалось вклиниться в наши боевые порядки».133
21 июля 1941 года
Во второй половине июля понесшие серьёзные потери части стрелковых корпусов 21-й армии были вынуждены оставлять с большим трудом отвоёванные у врага позиции. Отходя с боями под мощным давлением противника, стрелковые дивизии закреплялись на новых рубежах обороны. Правый фланг 63-го стрелкового корпуса продолжала надёжно прикрывать 61-я стрелковая дивизия полковника Н. А. Прищепы.
92
А. И. Ерёменко отмечал: «Противник все сильнее контратаковал на жлобинско-рогачёвском направлении и в районе Паричей, а на правом фланге армии, на участке 67-го корпуса, утром 21-го июля нанес удар из района Куликовки и овладел районом Реста, Журавичи, Шапочицы, Веричев. Наши войска, действовавшие западнее Рогачёва и Жлобина (61, 167, 154, 117-я дивизии, 110-й стрелковый полк 53-й дивизии), встретили сильное сопротивление частей 53-го армейского корпуса противника, перешедшего к обороне на рубеже Озераны, Тихиничи, Стреньки и контратаковавшего в разных направлениях. Наши части вынуждены были отказаться от дальнейших попыток наступать на Бобруйск и направили все усилия на удержание занятых рубежей. До 22 июля они в основном удерживали их. Наша паричская группировка (232-я стрелковая дивизия), атакованная двумя дивизиями 43-го армейского корпуса с фронта и одной дивизией во фланг от Слуцка, к исходу 21 июля отошла на рубеж Паричи, Слободка, Оземля и здесь закрепилась. В последующие дни, под угрозой полного окружения, сильно поредевшие части 63-го корпуса и действовавших совместно с ним дивизий отошли к реке Днепр на участке от Жлобина до Рогачёва»134.
Из боевого приказа № 11 63 ск от 21.7.41 4.00 Рогачёв …4. 61 сд не допуская переправы противника через р. Друть к исходу дня овладеть рубежом Маньки, Семенковичи переправу через р. Друть на рубеже Озераны прикрывать отрядом капитана Габараева. Граница слева иск. Турск, иск. Рогачёв, иск. Надейновичи, иск. Мал. Бертинки.135
Из политдонесения 61 сд от 21 июля 1941 года
В 221 сп мужество и стойкость проявил лейтенант Кисляков, зам. политрука Тижанов, сержант Стукало, младший политрук Бойко…. Подписал Бочкарёв.136
Чтобы задержать продвижение противника в восточном направлении, в Ставке было принято решение об обороне города Могилёва даже в случае его полного окружения врагом. В связи с этим командующему 13-й армией генерал-лейтенанту В. Ф. Герасименко пришла телеграмма лично от И. В. Сталина. «Герасименко. Могилёв под руководством Бакунина сделать Мадридом».
93
Практически оборонял город 61-й стрелковый корпус под командованием генерал-майора Ф. А. Бакунина. Особенно отличилась в боях в окруженном Могилёве 172-я стрелковая дивизия генерал-майора М. Т. Романова.
Л. М. Сандалов писал: «…20 июля мы получили телеграмму от Маршала Тимошенко, в которой сообщалось, что 4-я армия поступает в оперативное подчинение командарма-13. Чтобы уточнить наши дальнейшие задачи, я на рассвете 21 июля направился на КП 13-й армии. … Василий Филиппович Герасименко, уже знакомый мне по 21-й армии, выглядел действительно мрачнее обычного. Способный, оперативно грамотный командир, он очень быстро поднимался по служебной лестнице и накануне Великой Отечественной войны командовал уже Приволжским военным округом. Положение временно исполняющего командарма явно тяготило его. … Вступая в командование 13-й армии, я предложил начальству недурной план разгрома противостоящего нашей армии противника. … Но на следующий день получил вот эдакое послание от Верховного Главнокомандующего. Он положил на стол телеграмму. Это была очень лаконичная директива: «Герасименко. Могилёв под руководством Бакунина сделать Мадридом».
— Что ж, — сказал я, пробежав телеграмму глазами, — если корпус Бакунина успел построить вокруг Могилёва кольцо оборонительных сооружений, он может сыграть видную роль во вражеском тылу. Герасименко опять нахмурился и ничего не ответил мне»137.
Слова И. В. Сталина «Могилёв под руководством Бакунина сделать Мадридом» можно воспринимать как пример боёв в 1930-х годах в Республиканской Испании в полном окружении и сражаться с врагом до конца. Несколько позже, когда на западном берегу Днепра оставался 63-й стрелковый корпус, его ожидала участь 61-го стрелкового корпуса 13-й армии, который, сражаясь в полном окружении и находясь в глубоком тылу противника, практически израсходовав боеприпасы, понеся серьёзные потери, оставаясь без продовольствия, был вынужден прорываться на восток, оставив тяжело раненных бойцов и командиров. Ставка до последнего момента не разрешала отвести 63-й корпус на восток. И только лишь 14 августа 1941 года к исходу дня корпус генерала Л. Г. Петровского переправился на восточный берег, находясь уже в полном окружении. Из воспоминаний участников этих событий так и остаётся неясным, разрешила ли Ставка отвод корпуса через Днепр
94
или это произошло по приказу командующего Центрального фронта, который понимал, что корпус, выполнивший до конца свою задачу на западном берегу, был теперь обречён на неизбежную гибель.
Письмо от К. С. Дмитриева:
«21.07.41
Здравствуй, дорогая Малик! Все время, когда условия позволяли писать, я писал, каждый день. Сегодня мы разгружаемся, дальше идем собственным ходом. Когда смогу написать, сказать трудно, но верь, ради того, чтобы ты была спокойна, буду писать как можно чаще. Пару слов о впечатлении, оставленном от проеханных мест. Со всех основных пунктов я писал тебе. Больше всего мне понравился Воронеж. Красивый город, с трамвайным движением. Народ очень культурный и приветливый, правда надо сказать, что вообще по всему пути нас встречали и провожали самым приветливым образом. Весь путь проехали совершенно спокойно, правда в одном месте появился самолет, но наш «ястребок», внезапно появившись, быстро снизил и посадил его. Все это было сделано без единого выстрела. Вот все более интересное о проеханном. О том, что пройдем, напишу при возможности Малик, родная, самое основное, что меня беспокоит, это то, что будешь напрасно волноваться. Не надо, Малик, ведь я же не один, и ведь не обязательно я должен не вернуться, верь в лучшее. Ну, пожалуй, и все. Жди письмо. Это письмо отправляю с проводником. Будь здорова, не волнуйся. Целую крепко-крепко. Костя. Поцелуй Юрика. Всем привет. Ну, смотри, не куксись, спокойствие прежде всего. Целую крепко, Костя.
40 клм. от Рогачёва.
Письмо от С. В. Кондакова: «Здравствуй, милая Маня!... В данное время царит затишье, по которому можно писать письма… О себе сообщу весьма коротко здоров, спокоен, охвачен глубокой ненавистью к фашистским гадам за то, что они топчут, жгут, уничтожают всё живое и прекрасное в нашей советской Белоруссии. Бои идут жестокие, постепенно продвигаемся вперёд, выгоняя и уничтожая это чёрное, хищное вороньё. Часть моих командиров
и бойцов выбыла из строя, но батарея как боевая единица прочна и готова выполнять в дальнейшем боевые задачи…»
95
Ф. фон Бок отмечал: «Весь день одна за другой следовали мощные атаки противника против южного фланга и фронта 2-й танковой группы (Гудериан)… Ситуация на южном крыле 24-го танкового корпуса (Гейр фон Швеппенбург) приобрела такой угрожающий характер, что я вынужден был отдать приказ 2-й армии срочно восстановить положение. С точки зрения армии этим должен был заняться 13-й корпус в полном составе. Более того, чуть позже армия стала разворачивать и 4-й корпус, чтобы противостоять русским войскам, непрерывно атаковавшим южное крыло группы армий. Нельзя отрицать, что наш основательно потрепанный оппонент добился впечатляющих успехов! Раппорты воздушной разведки указывают на то, что противник задействует против нашего южного фланга дополнительные силы»138.
22 июля 1941 года
Из боевого приказа № 12 63 ск от 22.7.41 10.30
…61 сд с прежними частями усиления в течение 22.7.41 улучшить свои тактические позиции и занять удобный рубеж для атаки на рассвете 23.7. 41. Граница слева прежняя...139
Ф. Гальдер отмечал: «На Днепре в районе Нов. Быхова противник также продолжает удерживать свои позиции и оказывает упорное сопротивление»140.
23 июля 1941 года
Из боевого приказа № 13 63 ск от 23.7.41 7.50
…61 сд с отрядом Габараева, 6 минб без 1 роты прочно обеспечивать правый фланг корпуса, ведя сильную разведку Рогачёв — Нов. Быхов организовать заграждение в районе Калиничи, Слобода, Родомысль, Цибрин, Боребуха и не допустить противника на юг вдоль тракта Быхов — Рогачёв выдвинув для этой цели 307 сп и отряд Габараева...141
24 июля 1941 года
На левом фланге 66-го стрелкового корпуса 21-й армии по противнику нанесла удар конная группа генерал-полковника О. И. Городови-
96
кова в составе трёх кавалерийских дивизий со средствами усиления. Они обошли Бобруйск с юга и, выйдя на шоссе, подходившее к городу с запада, полностью перекрыли по нему движение. А. И. Ерёменко вспоминал: «... из-за левого фланга 232-й дивизии в район юго-западнее и западнее Бобруйска прорвалась наша кавалерийская группа (три дивизии), создав угрозу коммуникациям 2-й немецкой армии. С целью ликвидации прорыва гитлеровцы выдвинули сюда три пехотные дивизии из резерва главного командования. Они действовали здесь в течение трех недель по охране тылов и коммуникаций, оказавшихся под угрозой наших конников»142.
Из политдонесения 61 сд от 24 июля 1941 года
…Хорошо действовали разведчики 66 сп Мухин и Брунов, они во время разведки забросали окопы врага гранатами. Младший сержант Стукало храбро сражался во время боя, а когда командир взвода был ранен, Стукало принял командование на себя. Мужественно вели себя зам. политрука Жиганов и Филиппов. Командир роты 66 сп лейтенант Лисин будучи в разведке был трижды ранен, несмотря на это Лисин продолжал выполнять боевой приказ и только после его выполнения т. Лисин с помощью боевых товарищей вернулся в батальон. Героически дрались в борьбе с фашистами: командир 7 стрелковой роты, член ВКП/б/ т. Туляков — пять раз роту водил в атаку, своим примером мужества и отвагой увлекал роту вперед. Младший политрук Девяткин и командир роты 221 сп т. Елисеев семь раз водили роту в атаку. Они погибли на поле боя. Младший сержант 4 стрелковой роты 221 сп Лямунов заменил в бою командира роты. Товарищ Лямунов один сражался против 7 немецких автоматчиков, 4-х убил, а 3-е обратились в
бегство. Русская винтовка и две гранаты выручили т. Лямунова... Подписал Бочкарёв.143
В связи с создавшейся обстановкой возникла необходимость выделения войск, сражавшихся на гомельском направлении, в отдельное боевое объединение. 24 июля 1941 года Западный фронт был разделён. На базе управления 4-й армии создавался Центральный фронт, который просуществовал практически в течение месяца — до 25 августа 1941 года.
Маршал Г. К. Жуков вспоминал: «Для обороны гомельского направления Ставка образовала Центральный фронт, включив в него 4-
97
ю, 13-ю и 21-ю армии Западного фронта, дравшихся на рубеже Сеща — Пропойск и далее на юг по реке Днепр»144.
Л. М. Сандалов отмечал: «В те дни Западный фронт основные свои усилия и внимание сосредоточил на сражении, разыгравшемся у стен Смоленска. Руководить войсками левого крыла, действовавшими на реке Сож, под Бобруйском и в районе Мозыря, командованию фронта становилось день ото дня труднее. Исходя из этого, Ставка Верховного Главнокомандования для удобства управления выделила из состава Западного фронта войска его левого крыла и образовала из них новый фронт — Центральный. В его состав с 25 июля переходили 21-я и 13-я армии. Войска 4-й армии передавались в состав последней, а наши армейское управление развертывалось в управление Центрального фронта с дислокацией в Гомеле. Командующим войсками нового фронта был назначен генерал-полковник Ф. И. Кузнецов, начальником штаба — я.145
…К вечеру весь штаб Центрального фронта разместился в бывшем дворце усадьбы (князей Паскевич-Эриванских) и прилегающих к нему флигелях. В обширном парке развернули свою деятельность различные фронтовые службы. Располагавшийся здесь до нас штаб 21-й армии переместился поближе к своим войскам. Теперь этой армией командовал генерал-лейтенант М. Г. Ефремов»146.
25 июля 1941 года
Ход развития событий в полосе наступления и обороны 21-й армии подробно рассматривает А. И. Ерёменко. Он поясняет причины, из-за которых 63-й и 66-й стрелковые корпуса, так удачно начавшие наступление в районе Бобруйска и находившиеся с юга на его окраинах, так и не смогли овладеть этим городом. Подробно рассматривается формирование нового оперативного направления для 21-й армии фронтом на север.
Маршал А. И. Ерёменко вспоминал: «…21-я армия, как сосед на севере — 13-я армия, были переданы из состава Западного фронта во вновь созданный Ставкой Центральный фронт. За время действий в составе нашего фронта войска 21-й армии прошли немалый боевой путь, доказав, что Красная Армия и в тех же условиях была способна на активные наступательные действия. Подводя итоги действиям армии в течение июля месяца, следует подчеркнуть, что 21-я армия, еще не закончив полностью сосредото-
98
чения, получила задачу 13 июля перейти в наступление на Бобруйск, уничтожить переправившегося через Березину противника и захватить г. Бобруйск как важный оперативно-стратегический узел дорог. Корпусам армии предстояло форсировать р. Днепр и встречным ударом разгромить гитлеровские части, находившиеся в этом районе. По плану операции в первом эшелоне наступало шесть дивизий, во втором – для развития успеха развертывались 151-я стрелковая, 219-я мотострелковая и 50-я танковая дивизии. Таким образом, на главном направлении удара была создана такая группировка, которая была способна разгромить противостоящего ей в то время противника. Но нашему наступлению помешали следующие обстоятельства: а) пехота не получила танковой поддержки и наступала не всегда уверено; б) господство авиации противника, в силу которого она почти безнаказанно бомбила наши боевые порядки, сильно задерживало продвижение наших частей; в) особенно отрицательно сказалось на наступлении 21-й армии на Бобруйск то, что правая группировка 2-й танковой группы Гудериана — 24-й танковый корпус (3-я и 4-я танковые, 29-я моторизованная и 1-я кавалерийская дивизии) 12 июля 1941г. прорвала наш фронт на левом фланге 13-й армии в районе Новый Быхов, Быхов и развила успех на восток, что создало серьезную угрозу правому крылу 21-й армии. Командующий армии вынужден был бросить для прикрытия своего правого фланга сначала 219-ю мотострелковую и 50-ю танковую дивизию, а затем 151-ю и 132-ю стрелковые, а в дальнейшем в этом же направлении была использована и 117-я стрелковая дивизия. В результате образовался новый боевой участок на рубеже Пропойск, Быхов фронтом на север, появилось новое операционное направление, теперь уже удар армии распылился по двум направлениям, устремленным на запад, на Бобруйск и на север, на Могилёв. Эта основная причина, почему армия не могла решить задачи выхода в район Бобруйска. Оказалось так, что соединения, выполнившие свою первую задачу по форсированию Днепра и занятию исходных рубежей на его западном берегу, не получили необходимого усиления для развития успеха, в то время как противник успел выдвинуть из резерва и развернуть в полосе наступления армии крупные свежие силы пехоты, поддержанной танками и авиацией. И они не только воспретили дальнейшее продвижение наших войск, но и серией сильных контратак нанесли им невосполнимые потери и под угрозой полного окружения и разгрома вынудили отойти назад. Тем не менее, армия ожесточенно дралась с противником, нанесла ему немалый урон, нарушила взаимодействие между его передовыми

0

6

танковыми группировками и следовавшими за ними общевойсковыми соединениями. Решающую роль в этих боях сыграл 63-й стрелковый корпус, действиями которого руководил талантливый военачальник генерал-лейтенант Леонид Григорьевич Петровский … Действия корпуса в обороне также отличались особым упорством. В конце июля и первой половине августа 1941 г. его дивизии прочно удерживали свои позиции, остановив наступление пяти пехотных дивизий врага»!47.
Герой Советского Союза В. Б. Емельяненко: «…У летчиков на картах была нанесена линия фронта, хоть и не очень точная: обстановка быстро менялась, сплошного фронта не было. Приблизительно даже знали, где дерутся 13-я, а где 21-я армия, составившие недавно образованный Центральный фронт. Наши армии были развернуты в направлении на северо-запад, и немецкое командование видело в этом угрозу своему правому флангу глубоко вторгнувшейся группы армий «Центр». Еще бы не угроза! Когда летчикам сказали, что войска 63-го стрелкового корпуса продвигаются к Бобруйску, а конная группа легендарного героя гражданской войны Оки Ивановича Городовикова совершает рейд, находится в 40 километрах западнее Березины и перерезала Варшавское шоссе, то многие этому вначале не поверили.
— Опять слухи, — сказал кто-то.
— Поосторожнее на виражах, — одернули его потихонечку.
— А что я такого сказал?
— Фитиль у тебя сырой…»148.
26 июля 1941 года
Ф. Гальдер отмечал: «Следует отметить, что главком усиленно подчеркивает необходимость скорейшего наступления против сильной гомельской группы противника. Легко догадаться, что эта идея исходит от фюрера. … Разговор главкома с фон Боком о возможности организации наступления против гомельской группы противника. Фон Бок резко выступил против предложения нанести удар танковыми соединениями с востока, так как в результате этого будет утрачена основная оперативная идея всего плана кампании»149.
Как видно из записи генерала Гальдера, к концу июля 1941 года, обеспокоенность событиями в районе Рогачёва в высшем руководстве гитлеровской Германии достигла критических пределов. Вопрос стоял
100
даже о повороте танковых соединений Гудериана на Рогачёв, Гомель, что вызвало возражение у фельдмаршала фон Бока и генерала Г. Гудериана. Вопрос о ликвидации гомельской группировки пока стоит на втором по значимости месте, но на совещании в Борисове, вышел на первое.
Ф. Гальдер записал: «Фюрер требует:
1. …
2. Ликвидировать гомельскую группировку противника путем наступления вновь созданной группы фон Клюге в плане выполнения чисто тактической задачи. Эту операцию следует провести возможно скорее, не связывая ее по времени с наступлением на других участках фронта»150.
Ф. фон Бок отмечал: «Если Гудериан повернет на юг так резко, как это планируется, брешь между фронтом его группы и продвигающимися в восточном направлении войсками группы армий только увеличится. Кроме того атака в южном направлении силами группы Гудериана обязательно захлебнется на правом фланге, поскольку под Рогачёвом дислоцируются крупные силы русских»151.
Конечно, заявление командующего группой армий «Центр» о крупных силах русских под Рогачёвом делало честь уже потрепанным в боях корпусам 21-й армии, в том числе и соединениям 63-го стрелкового корпуса. Но почти месяц упорных, наступательных боев на бобруйском и быховском направлениях сделал свое дело, германским войскам была дана невиданная для лета 1941 года команда — остановить наступление на Москву и немедленно расправиться с гомельской группировкой.
27 июля 1941 года
Из боевого приказа № 16 от 27.7.41 13 ч. 15
Части 31-й пд ведут усиленную разведку в направлении на Рогачёв. 53 ак противника продолжает оборонять… 61 сд с отрядом Габараева и 6 миномётная батарея прикрывает корпус с севера Отряд Габараева и 307 сп наступают на Семеньковичи…152
Ф. Гальдер записал: «Главком посетил штаб группы армий «Центр» и провел там совещание с командованием группы армий по вопросам:
101
— Гомельской операции;
— операции на московском направлении;
— наступления танковой группы Гота на Валдайскую возвышенность»153.
К концу июля в гитлеровских высших эшелонах военной власти окончательно сформировалось мнение о необходимости покончить с советскими войсками, сражавшимися на гомельском направлении. Положение дел в этом районе беспокоило и лично Гитлера. Проанализировав сложившуюся ситуацию, он был вынужден принять решение о внесении изменений в ближайшие стратегические планы Германии. Тревожность за положение дел на Украине, где продолжала существовать крупная группировка Красной Армии, и упорное сопротивление под Рогачёвом и Гомелем создавало серьёзную угрозу для южного фланга группы армий «Центр», отвлекающие на себя имеющиеся резервы. Эти причины вынудили Гитлера принять решение о приостановлении дальнейшего наступление на Москву.
Г. Гудериан записал в своём дневнике: «27 июля я вместе со своим начальником штаба подполковником фон Либенштейном вылетел в Борисов (где располагался штаб группы армий) для получения указаний о дальнейшем развитии операций и для доклада о положении своих войск. Я ожидал, что получу приказание наступать в направлении на Москву или хотя бы на Брянск, однако, к моему удивлению, мне сообщили, что Гитлер приказал 2-й армии и 2-й танковой группе наступать на Гомель. Кроме того, 2-й танковой группе дополнительно ставилась задача наступать в юго-западном направлении с целью окружения 8 - 10 дивизий. Нам передали, что фюрер придерживается той точки зрения, будто крупные охватывающие операции являются неверной теорией генерального штаба, теорией, оправдавшей себя только на западе. Основная задача на русском фронте заключается в уничтожении живой силы противника, чего можно достигнуть только путем создания небольших котлов»154.
До генерального штаба немецких сухопутных войск дошла, наконец-то, информация о боевых действиях кавалерийского корпуса генерала О. И. Городовикова, который начал уничтожать вражеские гарнизоны, взрывать мосты, железные и шоссейные дороги. Ф. Гальдер записал:…«Западнее Гомеля, в районе Бобруйска, обнаружена кавалерия противника»155.
102
28 июля 1941 года
Из письма С. В. Кондакова:
«Здравствуй, дорогая красавица Маня!!! Здравствуйте мои милые, Вова и Тома… Бьём фашистских извергов метко и беспощадно… Сегодня видел батальонного комиссара Павлова. Он работает инструктором орготдела нашего корпуса. Ты представляешь испытывать счастье, когда встречаешься со своим товарищем по службе — работе…»
Несмотря на то, что войска 63-го стрелкового корпуса вынуждены были отойти к Рогачёву и Жлобину, они продолжали наносить целенаправленные удары по врагу, улучшая свои позиции. Ф. Гальдер записал в дневнике: «Противник ведет сильные атаки в районах Рогачёва и Рославля»156
Ф. фон Бок отмечал: «На юго-восточном крыле 2-й армии появились сильные кавалерийские части русских. Они пользуются у нас печальной славой по причине их склонности нападать из засады и взрывать железнодорожное полотно за нашей линией фронта»157.
29 июля 1941 года
Из политдонесения 61 сд от 29 июля 1941 года
В наступлении 28.07 храбро и мужественно дрались в бою из 1-й мин. роты 221 сп Жучков и красноармеец Жидков… был ранен политрук 66 сп Валеулин, который храбро дрался в наступлении… За комиссара подписал Бочкарёв.158
Складывающаяся вокруг Центрального фронта обстановка не могла не беспокоить руководство страны и Красной Армии. Генеральному штабу было понятно, что обескровленные в предыдущих боях войска Центрального фронта не в состоянии будут сдержать наступающего противника, если их не усилить свежими армиями. Маршал Г. К. Жуков вспоминал: «Обсудив общую обстановку с начальником оперативного управления генералом В. М. Злобиным, генералом А. М. Василевским и другими оперативными работниками Генштаба, мы пришли к выводу, что противник, видимо, будет стремиться в ближайшее время разгромить наш Центральный фронт, чтобы выйти во фланг и тыл Юго-Западному фронту.
103
Что касается наступления на Москву, то оно начнётся, по-видимому, только тогда, когда противник ликвидирует угрозу флангу своей центральной группировки со стороны нашего Центрального фронта и войск юго-западного направления. … Еще раз, тщательно взвесив и проверив, утвердившись в правильности этих прогнозов, я решил немедленно доложить их Верховному Главнокомандующему, с тем, чтобы принять необходимые контрмеры. 29 июля я позвонил И. В. Сталину и попросил принять меня для срочного доклада. Захватив с собой карту стратегической обстановки, карту с группировкой немецких войск, справки о состоянии наших войск и материально-технических запасов фронтов и центра, я прошел в приемную, где находился А. Н. Поскребышев. Попросил его доложить обо мне. Он ответил:
— Садись. Приказано подождать Мехлиса.
Минут через 10 меня пригласили к И. В. Сталину.
— Ну, докладывайте, что у вас, — сказал И. В. Сталин.
Разложив на столе карты, я подробно доложил обстановку, начиная с северо-западного и кончая юго-западным направлением. Привел цифры основных потерь по фронтам и ход формирования резервов. Подробно показал расположение войск противника, рассказал о его группировках и изложил предположительный характер их стратегических действий. И. В. Сталин слушал внимательно, слегка наклонившись, разглядывал карты, все мелкие подписи на них.
— Откуда вам известно, как будут действовать немецкие войска? – бросил реплику Л. З. Мехлис.
— Мне неизвестны планы, по которым будут действовать немецкие войска, — ответил я, — но, исходя из анализа обстановки, они могут действовать именно так, а не иначе. Наши предположения основаны на анализе состоянии и дислокации немецких войск, и прежде всего бронетанковых и механизированных групп, являющихся ведущими в их стратегических операциях.
— Продолжайте докладывать, - сказал И. В. Сталин.
Я продолжал:
— На московском стратегическом направлении немцы в ближайшие дни не смогут вести наступательную операцию, так как они понесли слишком большие потери. У них нет здесь крупных стратегических резервов для обеспечения правого и левого крыла группы армий «Центр» … Наиболее слабым и опасным участком наших фронтов является Центральный фронт. Армии, прикрывающие направления на Унечу, Гомель очень малочисленны и технически слабы. Немцы могут вос-
104
пользоваться этим слабым местом и ударить во фланг и тыл войскам Юго-Западного фронта.
— Что вы предлагаете? – спросил И. В. Сталин.
— Прежде всего укрепить Центральный фронт, передав ему не менее трех армий, усиленных артиллерией. Одну армию за счет западного направления, другую — за счет Юго-Западного фронта, третью — из резерва Ставки. Поставить во главе фронта опытного и энергичного командующего. Конкретно предлагаю Ватутина.
— Вы что же, — спросил И. В. Сталин, — считаете возможным ослабить направление на Москву?
— Нет. Не считаю. Через 12-15 дней мы можем перебросить с Дальнего Востока не менее восьми вполне боеспособных дивизий, в том числе одну танковую. Такая группа войск не ослабит, а усилит московское направление.
— А Дальний Восток отдадим японцам? – съязвил Л. З. Мехлис. Я не ответил и продолжал:
— Юго-Западный фронт необходимо целиком отвести за Днепр. За стыком Центрального и Юго-Западного фронтов сосредоточить резервы не менее пяти усиленных дивизий.
— А как же Киев? – спросил И. В. Сталин.
Я понимал, что означали два слова: «Сдать Киев» для всех советских людей и для И. В. Сталина. Но я не мог поддаваться чувствам, а, как человек военный, обязан был предложить единственно возможное, на мой взгляд, решение в сложившейся обстановке.
— Киев придется оставить, — ответил я. – На западном направлении нужно немедля организовать контрудар с целью ликвидации ельнинского выступа. Этот плацдарм противник может использовать для удара на Москву.
— Какие там еще контрудары, что за чепуха? – вспылил И. В. Сталин. – Как вы могли додуматься сдать врагу Киев?
Я не мог сдержаться и ответил:
— Если вы считаете, что начальник Генерального штаба способен только чепуху молоть, тогда ему здесь делать нечего. Я прошу освободить меня от обязанностей начальника Генерального штаба и послать на фронт. Там я, видимо, принесу больше пользы Родине.
— Вы не горячитесь, — сказал И. В. Сталин. – А впрочем, если так ставите вопрос, мы без вас можем обойтись… Я сказал, что имею свою точку зрения на обстановку способы ведения войны и доложил ее так, как думаю я, и Генеральный штаб.
— Идите, работайте, мы тут посоветуемся и тогда позовем вас.
105
Собрав карты, я вышел из кабинета с тяжелым чувством. Минут через 40 меня вызвали к Верховному.
— Вот что, — сказал И. В. Сталин, — мы посоветовались и решили освободить вас от обязанностей начальника Генерального штаба. Начальником Генштаба назначим Шапошникова»159.
30 июля 1941 года
Из политдонесения 61 сд от 30 июля 1941 года
В дивизию прибыло пополнение, радостное событие… Военный комиссар 61 сд Бочкарёв.160
Гитлеровское военное командование начинает претворять в жизнь свое решение об уничтожении гомельской группировки. Судя по дневниковой записи Ф. Гальдера, первым шагом должна была стать ликвидация советских войск, дислоцировавшихся в районе Рогачёва. Планировалось привлечь для этой цели одну танковую дивизию, в качестве усиления пехотных частей 2-й полевой армии.
Ф. Гальдер записал: « …2. Обстановка в районе Рогачёва. Командование группы армий намеревается ликвидировать противника, действующего в этом районе, что будет означать подготовку к последующему захвату Гомеля.
3. Овладение Рославлем мыслится не как самостоятельная операция, а как выполнение частной задачи в ходе предстоящего наступления на Гомель.
4. …Операцию в районе Рогачёва можно будет начать через пять дней (4.8) … Подписана новая директива ОКВ*, отвечающая нашим замыслам. Никакого заблаговременного решения об операции в районе Рогачёва ни навязывается. Использовать здесь не более одной танковой дивизии»161.
Из последующих дневниковых записей высших военных руководителей германской армии можно проследить, с какой тщательностью они готовили операцию против гомельской группировки советских войск. Фельдмаршал фон Бок прекрасно понимал, что фронтальная атака против сильно укреплённых городов Рогачёв и Жлобин закончится большими потерями для немецкой армии. В конечном итоге принимается решение о переправе пехотного корпуса 2-й полевой армии генерала Вейхса южнее Жлобина, там, где ещё не было создано долговременных ОКВ* (нем. OKW) – верховное командование вооруженных сил.
106
укреплений, по наиболее слабому участку обороны левого фланга 21-й армии. В последующем ожидания Фёдора фон Бока подтвердились, когда немецкие войска с минимальными потерями переправились южнее города Жлобин и двинулись на северо-восток, охватывая левый фланг 63-го стрелкового корпуса генерал-лейтенанта Л. Г. Петровского.
Ф. фон Бок отмечал: «2-я армия хочет направить свое южное крыло через Днепр на Рогачёв, но атаковать Жлобин, который лежит дальше к югу, не хочет, так как этот населенный пункт очень сильно укреплен. Я с этим не согласен. Если главный удар правого крыла будет осуществляться через Рогачёв, операция должна завершиться фронтальной атакой. Войскам в любом случае придется дойти до укрепленного Жлобина и, оставив его в стороне, атаковать через Днепр, справа или слева от города. При этом крайняя оконечность южного крыла армии должна быть заранее выдвинута в сторону Речицы. Равным образом 43-й корпус тоже должен выступать раньше прочих частей, чтобы облегчить продвижение 53-го корпуса»162.
31 июля 1941 года
http://uploads.ru/t/8/z/m/8zm1Y.jpg

107
К сожалению, приходится констатировать факт того, что вблизи линии фронта допускались полёты самолётов с наличием на их борту приказов и карт, раскрывающих дислокацию советских войск. Как будет видно из последующих событий, немецкое командование использовало в своих целях информацию, полученную со сбитых самолётов. Узнав о наличии на данном участке обороны всего лишь двух дивизий, они приняли решение об уничтожении их по отдельности. Справедливости ради следует отметить, что в период войны и немецкая сторона допускала эти оплошности, и тогда советское командование также принимало своевременные меры защиты.
Ф. фон Бок отмечал: «Русский штабной самолет приземлился за линией фронта на нашей территории. Обнаруженные у курьера приказы открыли нам глаза на дислокацию русских войск, которые держат против нас оборону на южном крыле группы армий. Оказывается, 43-му корпусу противостоит только одна дивизия. Другая находится от нее за несколько километров и дислоцируется на реке Птичь. Таким образом, 43-му корпусу представляется отличная возможность разбить по отдельности эти две русские дивизии, открыв тем самым путь на восток 35-му корпусу. Вейхс сказал, что хочет провести эту операцию одновременно с атакой на Рогачёв, чтобы иметь возможность сыграть на факторе внезапности, но ему необходимо еще раз все основательно обдумать».163
«…Русские не кодируют большую часть своих радиосообщений, что очень нам на руку. Сегодня, к примеру, командир отряда русской кавалерии, докладывал, что должен отойти к своим по причине нехватки продовольствия, амуниции и лошадей»164.
1 августа 1941 года
На левом фланге 21-й армии наконец-то появился сосед — 3-я армия, остатки которой после выхода из окружения нуждались в серьёзном пополнении.
Л. М. Сандалов писал: « До 1 августа войска 21-й армии продолжали с боями продвигаться к Бобруйску и вышли к Березине. Командиру 63-го стрелкового корпуса Л. Г. Петровскому, особенно отличившемуся в этих боях, было присвоено звание генерал-лейтенанта. Группа Городовикова перерезала юго-западнее Бобруйска Варшавское шоссе»165.
108
«… Активизировалось и левое крыло фронта. В конце июля там все же образовалась новая армия. Ее возглавил бывший командующий 3-й армией Западного фронта генерал-лейтенант Ф. И. Кузнецов, который прорвался из окружения с довольно многочисленной группой командиров армейского управления и значительным отрядом войск»166.
Из оперсводки штакор 63 № 49 1.8.41 к 10.00
… 2. 61 сд – части дивизии продолжают оборонять занятый рубеж и проводят работу по противотанковым заграждениям. 66 сп ведет бой за овладение рощи с отм. + 1.0 сев. Хомичи Запольские. 99 орб выведен в резерв КД в район рощи с отм. 4,5 2 км …в Хлевице. Противник вел артиллерийский и минометный огонь по районам расположения частей дивизии.
КП – лес, 2 км вост Близнецы
Потери: убито 2, ранено 7, ранено 4 лошади…
Подписали НШ 63 ск полковник Фейгин
Нач опер. отдела майор Стуков.167
Из оперативной сводки штаба корпуса № 50
лагерь пионеров восточнее Рогачёва (1.8.41 к 21.00)
1. Корпус продолжает занимать прежний рубеж обороны, совершенствовать его, развивая систему противотанковых, противопехотных препятствий.
2. 61 сд – части продолжают занимать прежнее положение. 66 сп с утра 1.8. организовал атаку рощи треугольной с отм. + 1.0 севернее Хомичи Запольские, стремясь охватить ее с юга и востока, но сильным артиллерийским, минометным огнем из-за рощи и пулеметным огнем из рощи наступление полка приостановили, полк отошел на прежние позиции.
КП - 61 сд лес 2 км вост. Близнецы.
Потери: убито — 2, ранено — 42…168
В нашей литературе очень много написано о советских штрафных ротах и батальонах. И как-то остаётся в тени вопрос о существовании штрафных подразделений в германской армии. Из нижеприведённой записи Ф. Гальдера можно иметь представление о немецком штрафном батальоне и выполняемых им функциях. Ф. Гальдер записал: «Штрафной батальон до настоящего времени имел 25 процентов потерь, в качестве пополнения поступило
109
170 человек … Особый полевой батальон (батальон, укомплектованный штрафниками) был использован на Западе для работ по разминированию. Для разминирования района прошедших боев используется 450 человек»169.
2 августа 1941 года
Из оперсводки штакор 63 № 51 2.8.41 к 11.00
… 2. 61 сд – занимает прежний рубеж. Противник изредка ведет артиллерийский огонь из района Рудня Бронское и рощи с отм. + 2.0…170
Из оперсводки № 52 штакор 63 лаг пион.
вост. Рогачёв к 24.00 2.8.41
…2. 61 сд – продолжает укреплять занимаемые позиции и ведет работы по устройству противотанковых и противопехотных заграждений.
а) 307 сп – отрыто 8 противотанковых ловушек, 9 щелей для истребителей танков, 9 завалов.
б) отряд Габараева – 6 противотанковых ловушек отрыты и 8 не закончены, устанавливаются проволочные заграждения, мины, делаются засеки и завалы.
в) 66 сп – отрыл 400 метров хода сообщения, оборудовал 3 КП и 1 НП, 7 щелей, установил 300 метров колючей проволоки.
г) 221 сп – отрыл 5 противотанковых ловушек, установил 593 мины и 9 пакетов МЗП.
д) артполки дивизии отрыли 7 противотанковых ловушек.
Потери: 1 убит и 3 раненых…171
Как видно из оперативных сводок 63-го стрелкового корпуса, с прекращением активных наступательных действий войска приступили к оборудованию оборонительных сооружений. Учитывая возможность применения противником танков и самоходных орудий, создавались танковые ловушки, командные наблюдательные пункты, рылись окопы, щели и блиндажи. Создавались минные поля, устанавливались проволочные заграждения.
Ф. фон Бок отмечал: «Тяжелое положение сложилось в 293-й полевой дивизии, дислоцирующейся в крайней оконечности южного крыла 2-й армии. Она основательно получила по носу около Птичи. Впрочем, этого можно было ожидать, поскольку мне, к сожалению,
110
не удалось предотвратить эту неудачу своевременным выдвижением 43-го. Я позвонил в штаб- квартиру 2-й армии и сказал, что лично отдам приказ о начале атаки, если этого не сделает командование армии. На это мне сказали, что атака запланирована на 4 августа»172.
3 августа 1941 года
Из оперсводки штакор 63 № 53 3.8.41 к 16.00
… Потери: убито 2, ранено 13…173
Из оперсводки штакор 63 № 54 3.8.41 к 24.00
…2) 61 сд – положение частей без изменения. В течении дня противник обстреливает пехоту из районов: Бронное, Тихиничи, Подкашарье, Маньки.
а) 66 и 221 сп – ввиду тесного соприкосновения с противником инженерные работы не проводились.
б) 307 сп – отрыл в течение дня 2 танколовушки и 55 ап 3 танковые ловушки…174
Подготовка проведения операции в районе Рогачева вступала у немецкой армии в завершающую стадию. Оставалось обсудить день и время начала наступления.
Ф. Гальдер записал в дневнике: «Разговор с начальником штаба группы армий «Центр» Грейфенбергом:
1. После получения боеприпасов необходимо ликвидировать затруднения у Рогачёва. Время начала операций установит сама группа армий»175.
4 августа 1941 года
Из оперсводки штакор 63 № 55 4.8.41 16.00
… а) 66 сп – противник вел обстрел ружейно-пулеметным огнем и артобстрел с выс. 148,9 и рощи Треугольная с отм. + 1.0 В течение 4.8.41 установлено на фронте 300 метров, 250 мин, отрыто 200 метров хода сообщения.
б) 221 сп. В течение ночи позиции полка обстреливались артогнем с района вост. скаты выс. 148,9, Бронное, Подкошарье, Тихиничи и пулеметным огнем с без. высоты, ю-в Маньки. За ночь отрыто 2 танко.ловушки, оборудован НП на выс.147,1.
111
КП 221 сп юг-зап.окраина Заполье.
в) 307 сп выслана разведка в направлении Румен, не вернулась. За ночь отрыто 3 ловушки. НП 307 сп стык просеки с большаком 1,5 км сев. Щибрин. КП … лес 2 км вост. Близнецы.
Потери: 2 убито, ранено – 14…176
Ф. Гальдер записал в дневнике: «Командование группы армий хочет проделать следующее: 1) провести операцию в районе Рогачёва (в настоящих условиях операцию в районе Гомеля при участии танков продолжать невозможно)»177.
Фельдмаршалу фон Боку было доложено, что по отношению к местному населению допускаются излишне жесткие меры. В качестве смягчения взаимоотношений с коренными жителями было решено использовать церкви. Приводится пример поведения православных богомольцев в одном из открытых гитлеровцами храмов, но делается совершенно неверный вывод о том, что «…этими людьми будет нетрудно руководить». Прошло немного времени после начала войны, и вскоре вся Белоруссия была охвачена пожаром народных волнений, вылившееся в формирование многих десятков партизанских отрядов, развернулась непримиримая борьба с фашизмом.
Ф. фон Бок отмечал: «Основываясь на дошедших до меня слухах, которые, как потом выяснилось, оказались преувеличенными, я предложил полицейскому генералу Небелю, отвечающему за безопасность моих тылов, но под моей непосредственной командой не состоявшему, прекратить всякие экзекуции в пределах моего сектора фронта, за исключением тех случаев, когда дело касается вооруженных бандитов и преступников. Герсдорф доложил, что Небель твердо ему это обещал. Вчера несколько церквей из тех, что большевики превратили в кинозалы или «богопротивные выставки», получили возможность снова проводить службы. На открытие собралось много народу. Некоторые богомольцы пришли издалека. Они вымыли помещения и украсили их цветами. Многие изображения Христа и иконы, которые религиозные люди десятилетиями прятали от властей, были принесены к церквям и водворены на подобающее им место. Когда закончилась военная служба, верующие, среди которых много молодых людей, устремились во внутренние приделы храмов и стали целовать священные предметы, в том числе кресты, висевшие на шеях военных капелланов. Многие не выходили из храмов и молились до самого вечера. Похоже, этими людьми будет нетрудно руководить!»178.
112
Представляет собой интерес свидетельство генерала Г. Гудериана о том, как принималось гитлеровским командованием с участием Гитлера решение о том, куда продолжить дальнейшее наступление: на Москву или на Украину. Фронтовой генералитет высказался за наступление на Москву, сам Гитлер, хотя и был сторонником наступления на Украину, еще не принял окончательного решения.
Г. Гудериан: «На утро 4 августа я был вызван в штаб группы армий, где впервые после начала кампании в России должен был выступить с докладом Гитлер. Мы стояли накануне решительного поворота в ходе войны! … Все генералы группы армий «Центр» единодушно высказались за то, чтобы продолжить наступление на Москву, имеющее решающее значение. Гот заявил, что его танковая группа может начать наступление не раньше, чем с 20 августа. Я заявил, что буду готов к 15 августа. Затем в присутствии всех участников совещания выступил Гитлер. Он заявил, что его первой целью является индустриальный район Ленинграда. Вопрос о том, наступать ли затем на Москву или на Украину, окончательно еще не решен. Сам Гитлер был склонен начать с наступления на Украину, ибо в настоящее время группа армий «Юг» также добилась определенных успехов. Кроме того, он полагал, что сырьевые и продовольственные ресурсы Украины крайне необходимы для дальнейшего ведения войны и что, наконец, наступление на Украину даст ему возможность выбить из рук русских Крым, который, по мнению Гитлера, является «авианосцем Советского Союза, откуда ведутся налеты на нефтепромыслы Румынии». К началу зимы он надеялся овладеть Москвой и Харьковом»179.
5 августа 1941 года
Из оперсводки штакор 63 № 56 5.8 41 к 22.00
…а) 66 сп – готовится силовая разведка совместно с 99 орб с овладением рощи Треугольной с отм. + 1.0. Противник усиленно обстреливает район Бугры с отм. + 2.0, Костяшево, Близнецы и
лес восточнее Близнецы, агитснарядами выбрасывает листовки.
б) Положение 307 и 221 сп без изменений. Разведка высланная с утра 4.8. вернулась безрезультатно, оставив в направлении выс. 143,3 потерявших 10 чел, убито 4 чел, ранено 11 чел. Среди пропавших без вести капитан Лаврин и политрук.
Потери: 2 убито, ранено 3 чел ( кроме 307 сп )…180
113
Из оперсводки штакор 63 № 57 5.8.41 к 15.00
…Из состава разведки высланной с 3 на 4.8 утром 5.8 вернулись еще 6 бойцов, не вернулось еще 4, в том числе капитан Лаврин.
Потери: 6 ранено 3 чел…181
Из оперсводки штакор 63 № 58 5.8.41 к 23.00
… 2) 61 сд – части дивизии занимают прежнее положение и ведут работы по усовершенствованию занимаемых позиций. На 5.8. отрыто 55 танковых ловушек.
а) 66 сп – положение без изменений.
б) 221 сп – занимает прежнее положение.
в) 307 сп – занимает прежнее положение и смежив 3/820 сп выставил боевое охранение на рубеже Кистени, Мадоры.
Потери: убито 3, ранено 6 (без 66 сп ), ранено 3 лошади, выведена из строя кухня, автомашина и одна зенитная установка.
КП – лес вост. 2 км Близнецы…182
Маршал А. М. Василевский вспоминал: «5 августа во время телеграфных переговоров начальник штаба Юго-Западного направления генерал-майор А. П. Покровский передал мне для доклада Ставке просьбу главкома направления С. М. Будённого разрешить ему, в связи со сложившейся обстановкой, отвести войска Южного фронта на линию реки Ингул. Я доложил эту просьбу начальнику Генштаба Б. М. Шапошникову, а тот – Верховному. Нам обоим приказали немедленно явиться в Ставку. Сталин продиктовал нам директиву, которую мы должны были срочно передать главкому Юго-Западного направления и командующему Южным фронтом. В директиве указывалось, что Ставка не может согласиться с предложением Будённого об отводе войск Южного фронта на линию реки Ингул и приказывает при отводе войск занять линию от восточного берега Днестровского лимана до Беляевки, от Беляевки на Березовку, Вознесенск и далее на Кировоград, Чигирин»183.
К данному времени, по мнению генерала армии Г. К. Жукова, Ставке Верховного Главнокомандования необходимо было принять конкретные и правильные решения. А именно — укрепить Центральный фронт, чтобы лишить гитлеровские войска возможности нанести удар и прорваться в тыл Юго-Западного фронта или создать для немцев серьезные проблемы, если бы они продолжили наступление на Москву. Для укрепления Центрального фронта Г. К. Жуков предлагал усилить его тремя армиями с артиллерией. В случае же нанесения фашистами сильного удара на юг по
114
флангу и тылу фронта, который невозможно было бы отразить, необходимо было принять решение об отводе войск и оставлении Киева. Вместо этого был создан новый Брянский фронт, который прикрывал московское направление, и вообще ликвидирован положительно себя зарекомендовавший Центральный фронт. В результате последовал крах Юго-Западного фронта с огромными потерями для Красной Армии. Решение об оставлении Киева все-таки было принято, но слишком поздно.
Л. М. Сандалов вспоминал: «К исходу первой пятидневки августа разведывательные данные штаба фронта уже свидетельствовали о постепенном повороте крупных сил противника на юг, об их сосредоточении и подготовке к удару на гомельском направлении. Участилась сильная боевая разведка на флангах корпуса Петровского – у Рогачёва и Жлобина, а от Довска на Гомель и на участках слабых бригад воздушнодесантного корпуса восточнее Кричева. Сюда в быстрых темпах враг стягивал крупные силы и боевую технику. Усилились и участились налеты вражеских самолетов на войска Центрального фронта и важные объекты в его полосе, особенно на Гомель и Унечу. Перенацеливание вражеских сил с западного на гомельское направление день ото дня становилось все очевиднее. Начались сильные удары по флангам корпуса Петровского у Рогачёва и Жлобина с явной целью отрезать корпус от Днепра. Командующий фронтом по телеграфу просил Ставку разрешить «отвести главные силы 63-го стрелкового корпуса за Днепр, оставив на рубеже Рогачёв, Жлобин прикрытие». Для организации надежного тылового оборонительного рубежа фронта на Десне Военный совет внес предложение в Ставку о рокировке 3-й армии и группы Городовикова, которые могли очутиться в окружении, за правый фланг фронта, к Десне. Борис Михайлович Шапошников сообщил Кузнецову по телефону, что на
Десне, позади нас у Брянских лесов, создается новый Брянский фронт. Как стало известно позже, в первую неделю августа войска правого крыла немецкой группы армий «Центр» — в составе 25 дивизий – спешно готовились к наступлению против войск Центрального фронта. Основной удар от Кричева на Новозыбков и Унечу, в обход Гомеля с востока, возлагался на оттянутую к Кричеву от Рославля танковую группу Гудериана, переименованную в то время в армейскую танковую группу. Группе было придано несколько армейских корпусов. Непосредственно на Гомель нацеливалась с севера, вдоль обоих берегов р. Сож, 2-я немецкая армия»184.
Ф. Гальдер записал в дневнике: «Группа армий «Центр»: наступление на Рогачёв намечено предпринять 7.8»185.
115
Видно, с какой тщательностью гитлеровское военное руководство готовило наступление на Гомель, учитывая при этом все мелочи. А с советской стороны практически не просматривалось каких-либо серьезных решений по усилению обескровленных войск, месяц сражавшихся на гомельском направлении. Добавим сюда запрет Ставки отводить из-за Днепра 63-й стрелковый корпус генерал-лейтенанта
Л. Г. Петровского. Становится понятно, что выжить для наших земляков в тех условиях было крайне тяжело, почти невозможно. Ф. фон Бок отмечал: «Предварительным условием для проведения дальнейших операций является разгром врага на флангах группы армий. Не могу сказать, что мне нравятся планы 2-й армии относительно атак на южном фланге. Положение там значительно бы упрочилось, если бы 43-й корпус начал атаку несколько дней назад. Но я надеюсь, что русские, много и безуспешно там атаковавшие, уже выдохлись и серьезного сопротивления оказать не могут»186.
6 августа 1941 года
Из оперсводки штакор 63 № 60 6.8.41 к 23.00
… 221 сп с 3.00 6.8. начал бой за овладение высотой 143,3. В 4.00 первая рота и истребительная рота ворвались на северные скаты 143,3. противник открыл ружейно-пулеметный огонь с высоты 143,3 и минометный огонь из Маньки. Истребительная рота под огнем противника отошла назад. В помощь 1 роте справа была брошена 4 и слева 5 стрелковые роты, 4 рота с подходом опоздала, а 5 оторвалась влево. Под сильным артиллерийским и минометным огнем роты отступили, неся большие потери. Противник захватил в плен 10 человек из 4 роты. К 10.00 роты отступили на ранее занимаемые позиции. Боем установлено, что высоту 143,3 занимает противник силой до роты, 3 станковых и 5 ручных пулеметов. Потери полка: ранено 90 чел., убитые подсчитываются, в артполках 3 чел. ранено, в 99 орб 1 убит, 1 ранен…187
Из приказа войскам 63 ск № 26 от 6.8.41
… Разведывательный поиск на участке 221 сп в ночь на 6.8.41 потерпел неудачу, причем на 12.00 были установлены потери 23 человека плен и до 100 человек раненными и убитыми. Причиной этого явилось то, что командир дивизии переложил командование на командира 221 сп, а тот в свою очередь на
116
своего начальника штаба. Артиллерийская поддержка подготовлена не была. Противник наших пленных заставил убирать своих и наших убитых, предварительно сняв гимнастерки…188
Из приказа командира 63-го стрелкового корпуса №26 видно, что не всегда все благополучно было с организацией боя на фронте. Какие дела не позволили генерал-майору Н. А. Прищепа лично присутствовать при проведении разведывательного поиска, этого мы, наверное, не узнаем никогда. Но ведь у него были заместители, в конце концов – офицеры штаба дивизии, которые не позволили бы самовольничать командиру 221-го стрелкового полка, а сделать все согласно принятого командиром дивизии решения. И не перекладывать организацию и ведение боя на начальника штаба полка. Как мы видели из предыдущих боев, успех им обеспечивал своим личным присутствием и примером командир 63-го стрелкового корпуса Л. Г. Петровский.
Ф. Гальдер записал в дневнике: «Фон Бок (командующий группой армий «Центр») звонил по телефону. По его докладу, операция с целью ликвидации остатков войск противника у Рогачёва, намеченная командованием 2-й армии, не предвещает успеха. Фон Бок предлагает отложить проведение этой операции до того момента, пока не будет создана соответствующая группировка войск. Сегодня во второй половине дня – совещание по этому вопросу. Я должен прибыть туда. 12.00 - 20.00 – находился в Борисове (в штабе группы армий «Центр»). Там вел переговоры с командующим группой армий «Центр» и командующим 2-й армией. Для наступления с целью улучшения обстановки у Рогачёва необходимо прежде всего укрепить правый фланг наших войск в районе южнее Рогачёва. Для этого части 35-го корпуса должны дождаться прибытия войск 43-го корпуса. На северном фланге 2-й армии необходимо создать сильную ударную группу путем объединения 12-го и 13-го армейских корпусов. С включением в состав этой группы 162-й пехотной дивизии ей будет обеспечена необходимая глубина. Кроме того, группа будет усилена одной танковой и одной кавалерийской дивизиями. Только тогда можно рассчитывать на успех наступления до Гомеля, когда фланг наступающих войск на юге будет опираться на Днепр, а на востоке – на участок фронта по реке Сож. Части 35-го армейского корпуса прикрывают наступления с южного фланга в районе южнее Березины. Подготовка наступления может быть закончена в период между 10 и 12.8»189.
117
«На фронте группы армий «Центр» ничего нового. Гудериан не желает отдавать ни одной из своих дивизий для участия в наступлении на Рогачёв. Необходим приказ ОКХ3!»190.
Судя по тому, какими силами собирались наступать гитлеровские войска на ослабленные непрерывными боями соединения 21-й армии, у волжан не оставалось никаких шансов на благоприятный исход этих боев. С севера 12-й и 13-й армейские корпуса, с юга 35-й и 43-й армейские корпуса, кроме того, немецкие войска усиливались несколькими отдельными дивизиями, в том числе и танковыми. Еще раз хочется подчеркнуть значение подвига на Днепре воинов 63-го стрелкового корпуса, в том числе и нашей Пензенской 61-й стрелковой дивизии. Около полутора месяцев непрерывных боёв, ежедневные атаки или вынужденный отход и вновь наступательные бои до конца июля 1941 года.
Ф. фон Бок отмечал: «Тщательное изучение предложения 2-й армии относительно атаки на ее правом крыле, которую планируется начать 7 августа, выявило такое странное обстоятельство, что атака по всему днепровскому фронту и в направлении сильно укрепленного Жлобина будет осуществляться силами одной-единственной дивизии. Не приходится сомневаться, что по этой причине атака на правом крыле обречена на неудачу. Казалось бы, главный удар должен наноситься слева? Но там каждая дивизия удерживает фронт протяженностью не менее двенадцати километров, а находящиеся за боевыми порядками резервы состоят из одного пехотного полка и кавалерийской (1-й) дивизии. Нет, так дело не пойдет! С тяжелым сердцем я отдал приказ отложить атаку и попросил Вейхса приехать ко мне для серьезного разговора. Совершенно случайно в штаб-квартиру группы армий в это время заехал Гальдер. Он согласился с моей точкой зрения. … Между тем моя концепция очень проста: необходимо усилить крылья за счет центра. Для этого следует передвинуть 43-й корпус в район южнее Жлобина, забрать дивизию из центра, а также передвинуть 162-ю дивизию (Франке) на восточное крыло. И еще: на левом крыле обязательно должна быть задействована танковая дивизия. Гудериан категорически против передачи Вейхсу танковой дивизии»191.
Для генерал-полковника Г. Гудериана, занятого планами о дальнейшем наступлении на Москву и уже, очевидно, видевшего в мыслях свои танки хозяйничавшими на улицах советской столицы, решение о приостановлении наступления, да еще и повороте на Рогачёв одной
118
или нескольких дивизий, практически назад на 200 км, было как снег на голову.
Г. Гудериан записал в дневнике: «Своему штабу я поставил задачу готовить наступление на Москву с таким расчетом, чтобы танковые корпуса имели возможность действовать на правом фланге, наступая вдоль московского шоссе, а пехотные корпуса наступали бы в центре и на левом фланге. Я намеревался основной удар нанести своим правым флангом и, прорвав довольно слабый в это время фронт русских на данном участке, двигаться вдоль московского шоссе по направлению на Спас-Деменск и Вязьму, способствуя тем самым продвижению группы Гота, а затем развить наступление на Москву. Увлеченный этими своими планами, я категорически воспротивился выполнить требования ОКХ, полученное мною 6 августа, которое заключалось в том, чтобы направить свои танковые дивизии для наступление на Рогачёв, расположенный у Днепра, далеко позади занимаемой мною линии фронта»192.
ОКХ3 ( главное командование сухопутных войск германских вооруженных сил).
7 августа 1941 года
Последнее письмо семье от К. Дмитриева:
«Здравствуйте, мои дорогие! Как вы живете, Малик, Юрик? Что нового в Пензе? Ну что же не пишешь, Малик? Неужели нет времени? Знаешь, Малик, так хочется письма, хочется знать, как живешь, как Юрик. Я что-то часто его вижу во сне. Это письмо пишу в условиях «совершенно тихих». Собираюсь съездить в тыл и отправлю его. Поэтому буду очень короток. Особо нового ничего нет. Здоров. Но очень обижаюсь за твое молчанье, я столько писал тебе, но от тебя ни одной даже маленькой записки. Все, кого ты знаешь из тех, кто поехал со мной, живы. Но вижусь с ними мало, потому что я, как писал раньше, на новом месте. Адрес мой опять изменился. Пиши теперь так: Действ. Кр. Армия, почтово-полевая станция 123, 112 отдельный саперный батальон. Ну, родная, пиши, жду. Нет причин, не позволяющих тебе не писать. Пиши чаще. Целую крепко-крепко, Костя. Поцелуй Юрика. Всем привет».
119
8 августа 1941 года
Приказы и директивы штаба 63 корпуса командирам 61, 154, 167 сд
Отзыв и пропуск на период с 8 по 15.08.41. Смену секретного слова провести в 00. часов
Дата Отзыв Пропуск
8.8 Борисов Банник
9.8 Мозырь Микрофон
10.8 Тула Телефон
11.8 Шепетовка Штык
12.8 Львов Ложа
13.8 Павлов Прицел
14.8 Курск Капсюль
15.8 Пятигорск Порох
Зам. нач. штаба 63 ск майор Стулов
Зам. нач. опер. отдела майор Абрамов193
Маршал А. М. Василевский вспоминал: «8 августа 2-я армия и 2-я танковая группа фашистов перешли в наступление в направлениях Могилёв – Гомель и Рославль – Стародуб против войск Центрального фронта, прикрывавших брянское, гомельское и черниговское направления. Было очевидно, что враг стремится выйти во фланг и тыл Юго-Западного фронта. Начались ожесточенные бои. Особенно сильный удар наносил противник по войскам 21-й армии. До 5 фашистских пехотных дивизий стремились здесь развить наступление на Гомель»194.
Л. М. Сандалов вспоминал: «Вторая неделя августа не внесла существенных изменений в положение войск Центрального фронта. Лишь в районе Кричева 13-я армия после тяжелых боев была несколько оттеснена к югу. Однако само существование нового фронта все больше тревожило противника. В нашем лице он видел угрозу правому флангу группы армий «Центр». Прежде чем продолжать наступление на Москву, немецкое командование решило разгромить гомельскую группировку советских войск. 8 августа войска правого крыла его центральной группировки в составе 2-й полевой и 2-й танковой армий общей численностью до 25 дивизий нанесли удары на Гомель и Унечу.

0

7

120
И как раз с началом тяжелых оборонительных боев на этих двух направлениях командующий фронтом генерал Кузнецов неожиданно был вызван в Москву и получил назначение в Крым. А в командование Центральным фронтом вступил генерал-лейтенант М. Г. Ефремов»195.
Из последнего письма политрука 1-й батареи 66-го гаубичного артиллерийского полка Кондакова Степана Васильевича от 8.08.1941 года:
«Здравствуй милая, Манечка!!! Здравствуйте мои дорогие крошки, Вова и Тома. Привет вам с боевых полей с пожеланиями быть здоровыми, радостными и счастливыми всегда, всегда…
Я с бойцами громлю фашистов, выпуская ежедневно из наших гаубиц, в том числе из твоей, Вова, по нескольку сот двадцати четырёх килограммовых снарядов на головы извергов. Мы их будем бить до полного разгрома и уничтожения. Вернёмся домой героями. 5 человек бойцов и командиров моей батареи уже представлено к правительственным наградам орденам и медалям. …Маня, береги себя и детей…»
Командующий 2-й танковой группой Г. Гудериан все-таки смог убедить своих начальников в том, чтобы его танковые дивизии не участвовали в боях под Рогачёвом. На юг, но не на запад была повернута вся танковая группа Г. Гудериана, нанося удар восточнее города Гомель, создавая кольцо окружения для всего Центрального фронта. У командующего Центральным фронтом генерал-лейтенант М. Г. Ефремова практически не оставалось значительных резервов, чтобы остановить эту танковую армаду.
Ф. Гальдер писал в дневнике: «В районе севернее Гомеля противник удерживает свои позиции; активно действует его артиллерия. Учитывая сложившуюся обстановку, командование группы армий намерено завтра перейти в наступление силами 24-го моторизированного корпуса из района западнее Рославля в направлении Гомеля. 11.8 части 12-го и 13-го армейских корпусов будут наступать с севера, а войска, действующие в районе западнее Рогачёва (53-й армейский корпус), начнут наступление с северо-запада и прорвут вражеский фронт у Гомеля» 196.
Г. Гудериан отмечал: «Перед тем, как перейти в наступление на Москву или предпринять какую-либо другую операцию, нам необхо-
121
димо было предварительно выполнить еще одно условие: обеспечить свой правый фланг у Кричева, расположенный глубоким уступом назад. Очистка этого фланга от войск противника была необходима еще и для того, чтобы облегчить 2-й армии наступление на Рогачёв. Как командование группы армий «Центр», так и командование танковой группы полагали, что тем самым отпадет необходимость отправки танковых сил в район действий 2-й армии и вызываемый продолжительными маршами большой износ материальной части (расстояний от Рославля до Рогачёва – 200 км, а туда и обратно – 400 км)»197.
9 августа 1941 года
С началом наступления войск правого крыла группы армий «Центр» в южном направлении против войск Центрального фронта перед позициями 63-го стрелкового корпуса, находящегося фронтом на запад, все оставалось по-прежнему. Незначительные позиционные бои, направление разведгрупп, подготовка артиллерийских позиций и организация системы артиллерийского огня, проведение ночных поисков.
http://uploads.ru/t/P/2/9/P2957.jpg

198
Ф. Гальдер записал в дневнике: «Группа армий «Центр»: 3-я и 4-я танковые дивизии, выполняя поставленную задачу по ликвидации
122
сопротивления противника у Рогачёва, перешли в наступление на Рогачёв и достигли успеха. Пехотные дивизии будут наступать с левого фланга с целью поддержки наступления танковых дивизий»199.
Чтобы у читателя не создалось неверного мнения о развитии событий на фронте, следует пояснить: танки Гудериана, т.е. 3-я, 4-я танковые дивизии, наступления на Рогачёв не вели. Очевидно, Ф. Гальдер имел в виду наступление на Гомель 24-м моторизованным корпусом, которое было восточнее этого города. Одновременно левее 24-го моторизованного корпуса начал свое движение вперед на юг и юго-восток 47-й моторизованный корпус 2-й танковой группы.
Ф. фон Бок отмечал: «Вейхс хочет провести атаку на Рогачёв даже при условии, что танкисты не смогут принять в ней участие. Однако он настаивает на подключении 43-го корпуса, каковое может произойти не ранее 14 августа. В этой связи Вейхс, чтобы не терять времени, предлагает начать атаку уже 13 августа. Я не возражаю»200.
Гитлеровским генералам о танковом усилении наступления 2-й полевой армии Вейхса можно было не беспокоиться, так как силы противостоящих им войск 21-й армии к этому времени были слишком слабыми. Сказались результаты непрерывных боев с начала июля и незначительное количество прибывающего пополнения.
10 августа 1941 года
Противник начал наступление на позиции дивизии генерал-майора В. И. Неретина, располагавшиеся левее 63-го стрелкового корпуса. Понеся большие потери, части В. И. Неретина стали отступать в направлении города Стрешин.
Ф. Гальдер записал в дневнике: «На фронте группы армий «Центр» 24-й танковый корпус перешел в наступление и достиг на первом этапе значительных успехов. Командование группы армий для развития прорыва подготовило к вводу в бой остальные корпуса, предназначенные для этой операции»201.
11 августа 1941 года
Бывший начальник штаба Центрального фронта генерал-полковник Л. М. Сандалов в своих книгах оставил интересные свидетельства
123
событий на Западном и Центральном фронтах лета 1941 года, которым он был очевидцем. В частности, Леонид Михайлович рассказывает, как в августе 1941 года решалась судьба 63-го стрелкового корпуса, в частности, вопрос о его перемещении на восточный берег.
Л. М. Сандалов вспоминал: «Стоя, перед развернутой картой с нанесенной на ней обстановкой, Ефремов рассуждал вслух:
— Если бы из-за Днепра перетащить за правый фланг фронта корпус Петровского, он бы несомненно сдержал натиск противника. Свою роль за Днепром он уже сыграл. Почти месяц сдерживает главные силы 2-й немецкой армии. Находиться дольше там корпусу и бесполезно, и опасно. Он может попасть в окружение, и его постигнет такая же участь, как корпус генерала Бакунина, сражавшийся в окружении в районе Могилёва. Обстановка изменилась, для корпуса Петровского, да и для всего фронта создалось угрожающее положение, — продолжал Ефремов. – Утром всем Военным советом подпишем просьбу в Ставку о разрешении отвести за Днепр корпус Петровского и 3-ю армию»202.
… Ефремов позвонил Шапошникову. Попросил разрешение перевести войска левого крыла за Днепр и переместить КП фронта, но получил отказ. Я знал по своему опыту, что в подобных случаях Борис Михайлович обычно отвечал:
— А вы позвоните, голубчик, товарищу Сталину, может быть он разрешит»203.
Конечно, командующим армий и фронтов обращаться лично к Сталину не очень хотелось, ведь никто не мог предсказать, чем это могло закончиться, учитывая вспыльчивость и жесткость характера Верховного Главнокомандующего. Все прекрасно знали о том, что И. В. Сталин особенно болезненно относился к вопросу об оставлении ряда городов: Минска, Смоленска, Могилёва, Киева и т.д., а также территории без боя. Здесь еще раз возникает вопрос о чрезмерной опеке Ставки командующих армиями и фронтами. Корпуса и дивизии подчинялись непосредственно командующим, и они головой отвечали за организацию и ведение боя этими соединениями, в том числе и за сохранение их в боеспособном состоянии. И проведение перемещения частей и соединений в пределах границ боевых действий фронта или армии должно было быть в функциях командующих. Кроме того, немцы постоянно бомбили штаб Центрального фронта, о месте размещения которого хорошо знали, а вот переместить штаб в более безопасное место без разрешения Ставки было так же нельзя.
124
http://uploads.ru/t/b/l/x/blxJ3.jpg

204
Начальник генерального штаба сухопутных сил Германии генерал-полковник Ф. Гальдер, который еще в июле 1941 года по итогам первых недель боев считал, что эта военная кампания уже выиграна, в августе уже изменил свое мнение. Теперь он уже склонен считать, «…что колосс — Россия …был нами недооценен…». Не в это ли время появились ростки недовольства в гитлеровском генералитете, вылившиеся позже в заговор против Гитлера?
Ф. Гальдер записал: «Общая обстановка все очевиднее и яснее показывает, что колосс – Россия, который сознательно готовился к войне, несмотря на все затруднения, свойственные странам с
тоталитарным режимом, был нами недооценен. Это утверждение можно распространить на все хозяйственные и организационные стороны, на средства сообщения и, в особенности, на чисто военные возможности русских. К началу войны мы имели против себя около
125
200 дивизий противника. Теперь мы насчитываем уже 360 дивизий противника»205.
… В результате наступления частей 24-го моторизированного корпуса удалось окружить 3-4 дивизии противника. Из-за этого в любом случае задержится продвижение частей корпуса на юго-запад. Завтра намечено начать наступление на левом фланге силами 12-го и 13-го армейских корпусов. На южном фланге фронта группы армий, в районе южнее Рогачева, противник отброшен за Днепр»206.
Генерал-полковник Г. Гудериан все переживал о том, что наступление на Москву переносится, несмотря на все его усилия предотвратить это. Он видел высокий наступательный порыв своих войск, наступательная тактика себя оправдывала, и нельзя было терять то время, считал он, которое благоприятствовало им.
Г. Гудериан записал в дневнике: «Я все еще надеялся на то, что, несмотря на результаты совещания в Борисове 4 августа, Гитлер, в конце концов, все же согласится с этим, как мне казалось, наиболее разумным планом. Однако 11 августа мне пришлось похоронить эту надежду ОКХ отклонило мой план наступления на Москву посредством нанесения основного удара от Рославля на Вязьму, считая этот план «неприемлемым»»207.
12 августа 1941 года
Л. М. Сандалов вспоминал: «На рассвете 12 августа командующий и я с огорчением склонились над отчетной картой обстановки. Утро обещало быть солнечным, безоблачным, а на войска надвигались темные грозовые тучи. Особенно тяжелая обстановка складывалась под Кричевом и в войсках корпуса Петровского. К нему поехал Ефремов»208.
Действительно обстановка под Кричевом в районе обороны 13-й армии Центрального фронта и под Рогачёвом сложилась критическая. Гитлеровцы в этих местах значительными силами обошли обороняющиеся войска с двух сторон и при непринятии немедленных мер по организованному отходу грозили окружением. Оценить складывающуюся под Рогачёвом обстановку выехал генерал-лейтенант М. Г. Ефремов. Очевидно, там на месте он и принял решение о дальнейшей судьбе 63-го корпуса, так как нет точных сведений о разрешении Ставкой отвода корпуса с западного берега. Сам генерал Ефремов был
126
не робкого характера и мог принять волевое решение, исходя из обстановки по судьбе корпуса Петровского. Несмотря на то, что Центральный фронт воевал хорошо до последнего момента, М.Г. Ефремов был назначен заместителем командующего Брянского фронта, а затем командующим 33-й армией. Судя по его дальнейшей военной карьере, это понижение было для генерала М. Г. Ефремова наказанием за самовольный отвод 63-го стрелкового корпуса. Все это мое предположение. Однако, как показало время, и это решение уже сильно запоздало, поставив войска корпуса Л. Г. Петровского в безвыходное положение.
http://uploads.ru/t/n/O/U/nOU0r.jpg

127
209
В связи с обострением обстановки на севере 21-й армии, из 63-го корпуса в ночь с 12 на 13 августа была изъята 167-я стрелковая дивизия и направлена в район города Довск. С утра 13 августа она участвовала в контратаке совместно с частями 67-го стрелкового корпуса. Однако соседние соединения под давлением противника отступили, оставив неприкрытый фланг 167-й дивизии. Гитлеровцы немедленно этим воспользовались и нанесли удар по открытому правому флангу. Поэтому соединению генерал-майора В. С. Раковского также пришлось отступать. К вечеру 13 августа противник передовыми частями перекрыл шоссе Довск – Гомель, создавая реальную угрозу осуществления окружения 63-го стрелкового корпуса с правого фланга. К сожалению, как мы видим из свидетельства Ф. Гальдера и Ф. фон Бока, у гитлеровцев всё шло успешно. Три мощных клина, два из них танковые, рассекали Центральный фронт с севера на юг. Обессиленные и обескровленные полуторамесячными боями войска без поддержки танков, со слабыми противотанковыми средствами не в состоянии были дать достойный отпор фашистам.
Ф. Гальдер записал в дневнике: «Войска 24-го моторизированного корпуса ведут бои с окруженными частями противника. Вскоре
128
они высвободятся для продолжения наступления в юго-восточном направлении. Части 12-го и 13-го армейских корпусов успешно перешли в наступление. Войска, наступающие на южном фланге, южнее Рогачёва, подошли к Днепру»210.
Ф. фон Бок отмечал: «Атака 2-й армии, которая началась на восточном берегу Днепра, развивается хорошо. 43-й корпус, который идет на правом крыле, атаковать через Днепр ранее послезавтрашнего дня, скорее всего, не сможет. Жаль, что нельзя задействовать танки на левом крыле для атаки к западу от Сожи. Вейхс понимает, что основные усилия необходимо сосредоточить на правом крыле»211.
13 августа 1941 года
В этот день войска 61-й и 154-й стрелковых дивизий 63-го стрелкового корпуса продолжали удерживать города Рогачёв и Жлобин на западном берегу Днепра. По позициям частей и подразделений со стороны гитлеровцев вёлся систематический артиллерийско-миномётный обстрел.
Л. М. Сандалов вспоминал: «К этому времени оборонительные бои, которые вели наши войска на унечском и гомельском направлениях, стали особенно ожесточенными. Корпус Петровского, оставшийся в обороне на Днепре перед Рогачёвом и Жлобином, оказался в полуокружении. 15-16 августа (ошибка автора в датах, это было, возможно, до 14 августа. — Г.Т.) Военный совет фронта просил Ставку разрешить отвести его к Гомелю, однако Ставка не согласилась. По мысли Верховного Главнокомандующего, этот корпус должен был сыграть такую же роль, какую сыграл в свое время 61-й стрелковый корпус в районе Могилёва. Но здесь события развивались несколько иначе. 17 августа (окружение корпуса завершилось 14-15 августа. – Г.Т.) вражеские войска полностью отрезали корпус, и в тот же день генерал-лейтенант Леонид Григорьевич Петровский геройски пал на поле боя у селения Скепня (в двадцати километрах восточнее Жлобина). Почти до конца августа войска Центрального фронта под командованием генерала Ефремова сдерживали натиск превосходящих сил противника. Отходя от рубежа к рубежу, они до конца выполнили свой долг, не дав врагу возможности прорваться во фланг и тыл соседнего Юго-Западного фронта»212.
129
http://uploads.ru/t/i/l/2/il2Ey.jpg

213
Последний документ из 61-й стрелковой дивизии, датированный 13 августа 1941 года, адресован начальнику штаба артиллерии 63-го корпуса майору Рубинштейну.
Л. М. Сандалов вспоминал: «Ночью с 12 на 13 августа генерал Ефремов находился на КП 21-й армии. Я доложил ему по телефону обстановку под Кричевом. А он сообщил мне, что на этом участке левофлангового корпуса у Стрешина противнику удалось форсировать Днепр. Переправившиеся там вражеские войска распространяются на северо-восток. А навстречу им со стороны Довска наступают две-три немецкие дивизии, усиленные моторизованными частями. Создалась угроза окружения корпуса Петровского. Одна его дивизия сейчас отводится через Днепр к Довску, а две другие обороняются за Днепром на рубеже Рогачёв, Жлобин.
— Надо отводить за Днепр весь корпус, пока не поздно, — предложил я.
130
— Вы знаете, какой ответ дал мне Шапошников два дня назад на такое предложение, — возразил Ефремов.
… Исключительно тяжелая создалась в этот день обстановка в полосе 21-й армии. Противник рокировал почти всю 2-ю армию за Днепр и повел наступление на Гомель. Главный удар нацеливался из района Довска в междуречье Днепра и Сожа. Во второй половине 13 августа правофланговые войска 21-й армии не выдержали натиска и стали медленно отходить к югу. С помощью выведенной за Днепр дивизии Петровского враг был остановлен у селения Меркуловичи на шоссе Довск — Гомель и у поселка Чечерск на р. Сож. Передовые подразделения противника прорвались к размещавшемуся здесь КП 21-й армии. При отражении вражеского налета под Чечерском был ранен начальник штаба армии генерал-майор В.Н. Гордов, исполнявший одновременно и обязанности командующего армией. К вечеру вражеские войска были уже близки к полному окружению корпуса Петровского. Переправы у корпуса через Днепр сохранились лишь в районе Жлобина. Командующий фронтом и члены Военного совета находились в районе КП 21-й армии.
— Пусть Петровский вступит в командование армией, — предложил, как мне позже рассказывали, Гапанович. – Надо его вызволять из окружения. Предписание о вступлении Петровского в командование 21-й армией было подписано командующим и членом Военного совета фронта и в сумерках было послано адресату самолетом У-2. На этом самолете и должен был прилететь Петровский. Самолет благополучно приземлился на КП корпуса, но Петровский не прилетел. Он просил отсрочить вступление в командование армией, так как «оставление в такой тяжелой обстановке войск корпуса равносильно бегству». Самолет возвратился с корпусного КП с тяжело раненым бойцом»214.
Поступок генерал-лейтенанта Л. Г. Петровского с тяжело раненым бойцом и нежелание оставить корпус в крайне сложной обстановке даже ради очень высокой и престижной должности в военной иерархии, говорят о высоком моральном духе командира. Хочется еще раз повторить его ответ на предложение возглавить 21-ю армию: «Оставление в такой тяжёлой обстановке войск корпуса равносильно бегству». Каждому читающему эти строки человеку понятно, что именно присутствие комкора, его воля и высокий личный авторитет позволили личному составу 63-го стрелкового корпуса так долго и успешно бороться с врагом. А затем произвести в ограниченные сроки организованную переправу через Днепр и еще несколько дней
131
отчаянно сражаться в совершенно безвыходном положении, пытаясь выйти из окружения. Можно со всей ответственностью сказать, что благодаря таким самоотверженным и мужественным командирам, как Леонид Григорьевич Петровский, мы выиграли Великую Отечественную войну.
Из книги «Незабываемое» К. Т. Мазурова, одного из организаторов партизанского движения в Белоруссии. «…Вспоминаю, как М. В. Зимянин и я 13 августа выехали из Гомеля в штаб 63-го корпуса генерала Л. Г. Петровского. Нашли его в лесу восточнее Рогачёва. Еще несколько дней назад положение здесь было стабильным. Мы намеревались договориться с военными об очередной засылке с их помощью группы комсомольцев в тыл врага. Как принято, представились комкору. Я увидел молодого, крепкого, красивого человека. Оторвавшись от полевого телефона, он выслушал нас и любезно, но категорически потребовал немедленно возвратиться в Гомель.
— В чем дело? – спросил М. В. Зимянин.
— Немцы перешли в наступление, форсировали Днепр, передовые их части находятся километрах в пяти от штаба. Вам не следует ехать по шоссе, кажется, оно уже захвачено немцами, — сказал Л. Г. Петровский.
Я удивился. Ведь только час назад мы ехали по этому шоссе от Довска и ничто, казалось, не предвещало неприятностей. И все же в Гомель отправились по проселочным дорогам. Ехали всю ночь, с тревогой наблюдая пожары не только сзади, но и впереди, на востоке. К утру мы достигли города и не узнали его. Гомель с населением свыше 200 тысяч человек, который оставили двое суток назад почти невредимым, лежал в развалинах. Они еще дымились, а кое-где полыхали пожары»215.
132
ОКРУЖЕНИЕ
14 августа 1941 года
Маршал А. М. Василевский вспоминал: «С целью ликвидации угрозы, нависшей над войсками Центрального и правого крыла Юго-Западного фронта, и прикрытия направления на Брянск 14 августа Ставка приняла решение образовать Брянский фронт в составе 13-й и 50-й армий. Командующим фронтом был назначен А. И. Ерёменко. … Мне было приказано обязать А. И. Ерёменко вечером того же числа прибыть в Ставку для получения указаний по новой должности лично от Верховного Главнокомандующего. …Верховный Главнокомандующий весьма тепло и радушно встретил Андрея Ивановича, расспросил его о здоровье, поинтересовался его впечатлениями о противнике, мнением об основных причинах наших серьезных неудач на фронте.
А. И. Ерёменко держался с большим достоинством, очень находчиво отвечал на все вопросы. Да, сказал он, враг, безусловно, очень силен и сильнее чем мы ожидали, но что бить его, конечно можно, а порою и не так-то уж сложно. Надо лишь уметь это делать. Спесь врага за последнее время стала далеко не той, какой была в первую неделю войны. … И. В. Сталин кратко, но четко обрисовал в целом сложившуюся на советско-германском фронте обстановку, особенно внимательно остановившись при этом на Западном и Юго-Западном направлениях. Поделился он вкратце своим мнением и об оценке врага и о том, чего можно ожидать от него в недалеком будущем. Он заметил, что вероятнее всего противник и в дальнейшем свои основные усилия направит на взятие Москвы, нанося главные удары крупными танковыми группировками на флангах, с севера – через Калинин и с юга – через Брянск — Орёл. Для этой цели фашисты на брянском направлении в качестве основной ударной группировки держат 2-ю танковую группу Гудериана. Это направление для нас является сейчас наиболее опасным ещё и потому, что оно прикрывается растянутым на большом участке и слабым по своему составу Центральным фронтом. Сказал Сталин и о том, что хотя возможность использование группы Гудериана для флангового удара по правофланговым войскам Юго-Западного фронта маловероятна, но опасаться все же этого надо. Исходя из всего этого, основная и обязательная задача войск Брянского фронта состоит в том, чтобы не только надёжно прикрыть брянское направление, но во чтобы то ни стало своевременно разбить главные силы Гудериана. … Выслушав Сталина, вновь на-
133
значенный командующий Брянским фронтом очень уверенно заявил, что «в ближайшие же дни, безусловно» разгромит Гудериана. Эта твердость импонировала Верховному.
— Вот тот человек, который нам нужен в этих сложных условиях, — бросил он вслед выходившему из его кабинета Ерёменко»216.
Из приведённого А. В. Василевским небольшого диалога и воспоминаний А. И. Ерёменко видно, как иногда решался вопрос с назначением на высшую боевую должность в Красной Армии — командующего фронтом. А. И. Ерёменко явно обладал талантом производить на вышестоящих начальников положительное впечатление. В то же самое время он с завидной легкостью обещал разбить войска генерала Г. Гудериана. Удивительно то, что когда генерал А. И. Ерёменко не выполнил своё обещание, и «танковый генерал» всё-таки прорвался на юг и соединился с 1-й танковой группой генерала Клейста, со стороны Сталина не последовало каких-либо репрессивных мер в его отношении. Возможно, потому, что к тому времени генерал-лейтенант А. И. Ерёменко был ранен.
Маршал А. И. Ерёменко вспоминал: «В Ставке я был принят Сталиным в присутствии других членов Государственного Комитета Обороны и начальника Генерального штаба Маршала Советского Союза Б. М. Шапошникова. Вместе со мной вошел в кабинет и бывший командующий Северо-Западным фронтом генерал-полковник Ф. И. Кузнецов. …После доклада Шапошникова Сталин показал нам с Кузнецовым направления главных ударов врага на своей карте. Он повторил некоторые положения, высказанные Шапошниковым, и подчеркнул, что нужно остановить продвижение противника как на брянском направлении, так и в Крыму. Затем он сказал, что именно для этой цели создаются Брянский фронт и Отдельная армия на правах фронта в Крыму. Закончил Сталин неожиданным вопросом, обращенным ко мне:
— Куда бы вы желали поехать, товарищ Ерёменко, на Брянский фронт или в Крым?
Я ответил, что готов ехать туда, куда Ставка Верховного Главнокомандования сочтет нужным меня направить. Сталин пристально взглянул на меня, и в выражении его лица мелькнула неудовлетворенность. Стремясь получить более конкретный ответ, он спросил кратко:
— А всё-таки?
134
— Туда, — не раздумывая сказал я, — где обстановка будет наиболее тяжелой.
— Она одинаково сложна и трудна и в Крыму, и под Брянском, — последовал ответ.
Стремясь выйти из этого своеобразного тупика, я сказал:
— Пошлите меня туда, где противник будет применять мотомехчасти, мне кажется, там я сумею принести больше пользы, так как сам командовал механизированными войсками и знаю тактику их действий.
— Ну, хорошо! – сказал Сталин удовлетворенно. И тут же обратился к Кузнецову, спрашивая о его намерениях.
Кузнецов ответил весьма кратко:
— Я солдат, товарищ Сталин, буду воевать там, куда меня направят.
— Солдат-то солдат, — несколько растянуто проговорил Сталин, — но у вас есть же какое-то свое мнение?
Кузнецов повторил:
— Я солдат, товарищ Сталин, и всегда готов служить и работать в любом месте, куда меня пошлют.
Тогда, обращаясь снова ко мне, Сталин объявил:
— Вы, товарищ Ерёменко, назначаетесь командующим Брянским фронтом. Завтра же выезжаете на место и немедленно организуете фронт. На брянском направлении действует танковая группа Гудериана, там будут происходить тяжелые бои. Так что ваши желания исполняются. Встретите там механизированные войска вашего «старого приятеля» Гудериана, повадки которого должны быть вам знакомы по Западному фронту. …
В заключение нашей беседы Сталин, подойдя вплотную ко мне, сказал: «На Брянский фронт мы возлагаем очень ответственную задачу, главная ваша цель – прикрыть Московский стратегический район с юго-запада и не допустить прорыва танковой группы Гудериана через Брянский фронт к Москве». После этого Сталин сделал паузу и пристально посмотрел на меня, по-видимому, ждал ответа. Я, не торопясь, отчетливо ответил: «Задача ясна, постараюсь выполнить ее»217.
Л. М. Сандалов вспоминал: «Лишь утром 14 августа, когда войска 63-го стрелкового корпуса были почти совсем окружены, командующий фронтом разрешил Петровскому начать отход. В необычайно сложной и тяжелой обстановке, под систематическим артиллерийским огнем и под ударами вражеской авиации Петровскому к исходу 14 августа удалось переправить свои войска через Днепр. Но к это-
135
му времени враг вел бой уже на подступах к Гомелю, и дивизии 63-го стрелкового корпуса оказались в тылу у противника. Талант крупного военачальника и железная воля помогли Петровскому выйти с честью из этого трудного положения. Периодически перегруппировывая свои войска, он стал наносить по врагу удар за ударом с тыла, стремясь прорваться к Гомелю и соединиться со своими войсками»218.
Из воспоминания Г. П. Кулешова
«Утром 14 августа, т. е. еще до того, как противник полностью окружил войска корпуса, командующий фронтом приказал Петровскому начать отход на рубеж Столпня, Городец, Черная Вирня, Жлобин. Генерал-лейтенант Петровский отдал предварительное распоряжение на отход дивизий на восточный берег Днепра. Для предотвращения возможного удара с тыла 307-му стрелковому полку 61-й стрелковой дивизии было приказано занять оборону в тылу корпуса фронтом на восток на рубеже Столпня, Городец. В районе Боратино (юго-западнее Жлобина) сосредоточивался выведенный в резерв 437-й полк 154-й стрелковой дивизии с задачей контратаковать противника, который наступал на левый фланг корпуса и уже занял населенные пункты Четверни и Скепня. Направление южнее Скепни было совершенно открыто, и штаб корпуса не располагал точными данными о том, как сложилась там обстановка. События между тем развивались стремительно и крайне неблагоприятно для нас. С рассветом 14 августа противник перешел в наступление, прорвал оборону 154-й стрелковой дивизии, разрушил переправы через Днепр в районе Жлобина, подбрасывая новые части для захвата Гомеля и окружения 63-го стрелкового корпуса. К вечеру гитлеровцы захватили населенные пункты Лозов, Неговка, Кошелев, расположенные в тылу корпуса, а на левом его фланге овладели Боровухой, Скепней, Заводом. Их разведка достигла станции Салтановка, расположенной уже совсем далеко на восток» 219.
К тому времени, когда 63-й стрелковый корпус оказался в окружении, в его составе оставались только две стрелковые дивизии: 61-я и 154-я. С немецкой же стороны перед фронтом обороны корпуса и на его флангах действовали семь пехотных дивизий. Кроме того, значительное количество гитлеровских войск находилось на пути отступления корпуса, перекрывая движение в направлении города Гомеля и далее на восток. Все оставшиеся резервы 21-й армии в это время были задействованы на защите областного центра Гомельской области.
136
http://uploads.ru/t/J/E/t/JEtRc.jpg

220
Направление ударов гитлеровских войск по Центральному фронту в августе 1941 года
http://uploads.ru/t/M/e/X/MeXIZ.jpg

221
137
Из воспоминания полковника в отставке Г. П. Кулешова:
«Утром противник овладел Чечерском, в окрестностях которого находился штаб 21-й армии. Его личному составу пришлось с боем прорываться из окружения, связь с войсками оказалась нарушенной, и руководство боевыми действиями фактически потеряно. К вечеру немецко-фашистские войска находились уже на рубеже Дудичи, Кошелев, а на другой день заняли станцию Буда-Кошелевская, завершив, таким образом, окружение частей 63-го корпуса»222.
http://uploads.ru/t/t/g/S/tgSXl.jpg

223
Возникшее у гитлеровского генералитета недовольство по поводу места применения авиации, лишний раз подчёркивает то значение, которое придавалось боям в районе города Рогачёв. Сломить сопротивление советских войск у Рогачёва, подавить их волю к сопротивлению немцам необходимо было любыми средствами.
Ф. Гальдер записал в дневнике: «Переговоры фон Бока с главкомом:
138
а) Фон Бок жалуется на то, что согласно приказу рейхсмаршала авиация должна была поддерживать действия наших войск у Ельни, а в действительности она была переброшена к Рогачёву. … Успешно развивается наступление, предпринятое нашими войсками в районе Рогачёва. Наши части успешно наступают как с севера (12-й и 13-й армейские корпуса), так и с запада (43-й армейский корпус). Успешно продвигается и 1-я кавалерийская дивизия, действующая с севера»224.
15 августа 1941 года
Из воспоминания Г. Кулешова об отходе войск 63-го стрелкового корпуса:
«…В ночь на 15 августа они начали отходить на рубеж Столпня, Городец, Жлобин с тем, чтобы, прикрываясь с тыла частями 61-й стрелковой дивизии, нанести силами 154-й стрелковой дивизии удар по врагу в направлении города Стрешин и отбросить его за Днепр. Командный пункт корпуса с утра 15 августа был перенесён в Святое. Но в это время немецкие подвижные части отрезали штаб и некоторые части корпуса (307-й стрелковый полк 61-й стрелковой дивизии и 1-й дивизион 318-го гаубичного артиллерийского полка большой мощности РВГК) от основных его сил, зайдя с тыла со стороны Неговка. Тогда генерал-лейтенант Петровский с группой офицеров штаба возглавил атаку подразделений, чтобы прорвать окружение. Стремительный удар заставил гитлеровцев отступить. Петровский повел части на юго-запад и в тот же день прибыл в расположение 154-й стрелковой дивизии и других войск корпуса. Встреча состоялась в лесу восточнее ст. Хальч. Здесь шел напряжённый бой с врагом, сжимавшим кольцо окружения. Ознакомившись с обстановкой, командир корпуса немедленно организовал разведку и приступил к подготовке прорыва блокирующих немецкофашистских войск»225.
Гитлеровское командование, видя успешное развитие своего наступления, заранее предвкушало победу и подсчитывало количество трофеев и военнопленных.
Ф. Гальдер записал в дневнике: «Наступление в районе Рогачёва развивается весьма успешно. По-видимому, вскоре где-то севернее Гомеля предстоит соединение наступающих групп – северной (12-й и 13-й армейские корпуса) и западной (43-й армейский корпус). Мож-
139
но также рассчитывать на захват большого количества пленных и трофеев. Части 24-го моторизированного корпуса продвигаются очень медленно. К счастью, эти войска не нужны для окончания наступления на Гомель226.
… Телефонный звонок от фельдмаршала фон Бока:
1. У Рогачёва дела идут хорошо. 1-я кавалерийская дивизия продвигается к Гомелю. Гудериан в настоящий момент не хочет перебрасывать на гомельский участок фронта 24-й моторизированный  корпус, который только что прорвал оборону противника: он ссылается на то, что его танковые дивизии не смогут проделать такой большой марш. После такого марша танковые дивизии окончательно выйдут из строя.
Я ответил ему, что мы выйдем к Гомелю и без 24-го моторизированного корпуса. Но, конечно, можно было бы ожидать большего успеха, если бы в прорыве участвовал и этот корпус, который уничтожил бы на этом фланге все способные к сопротивлению войска противника227.
… Боевые действия в районе севернее Гомеля развиваются благоприятно. Окружены две большие группировки противника, ожидаются тысячи пленных»228.
Ф. фон Бок отмечал. «Атака 2-й армии развивается успешно. Нет никакой необходимости задействовать 24-й танковый корпус в направлении Гомеля, чтобы атаковать его с тыла, так как все части, которые противник хотел вывести из этого «котла», наверняка уже выведены»229.
Г. Гудериан писал в своём дневнике: «В течение дня 15 августа мне пришлось затратить немало усилий на то, чтобы убедить моих начальников отказаться от своего намерения воспользоваться успехом 24-го танкового корпуса для перехода в наступление на Гомель. В моих глазах такой марш корпуса в направлении на юго-запад был равносилен отступлению. Командование группы армий для осуществления этой цели пыталось взять из корпуса одну танковую дивизию, не учитывая, однако, то обстоятельство, что силами одной дивизии невозможно осуществить такую операцию ... Не прошло и полчаса после того, как мне удалось добиться согласия на это командования группы армий, как из ОКХ было получено приказание отправить одну танковую дивизию на Гомель. 24-му танковому корпусу было теперь приказано наступать на юг в направлении на Новозыбков и Стародуб, имея в первом эшелоне

0

8

140
3-ю и 4-ю танковые дивизии, а во втором – 10-ю мотодивизию, и после успешного прорыва повернуть на Гомель дивизию, которая будет действовать на правом фланге»230.
Последующие события показали, что напрасно Г. Гудериан так переживал по поводу поворота на Рогачёв или на Гомель части своих сил. Помощь гитлеровским войскам в этих местах со стороны танковых дивизий 2-й танковой группы не понадобилась.
16 августа 1941 года
Из воспоминания Г. П. Кулешова: «В 12 часов Л. Г. Петровский отдал приказ на прорыв. Примерно в 19 часов на командном пункте 154-й стрелковой дивизии, в районе леса северо-восточнее Четвертни (15 км юго-восточнее Жлобина) Петровский уточнил задачи дивизиям. Ознакомившись с проектом боевого приказа 154-й стрелковой дивизии, командир корпуса дал указание заместителю начальника штаба дивизии включить в приказ ещё один пункт следующего содержания: «всему начсоставу, вне зависимости от звания и должности, в период ночной атаки, вплоть до соединения частей корпуса с частями Красной Армии находиться в передовых цепях, имея при себе эффективное оружие с задачей объединить вокруг себя весь личный состав дивизии…». Леонид Григорьевич также указал, что он вместе с группой командиров штаба корпуса будет следовать совместно с 154-й стрелковой дивизией. Атака назначалась на 3 часа 17 августа 1941 года»231.
В этот день вышел приказ Ставки ВГК Красной Армии за №270. В нём отражены положительные случаи поступков военачальников, попавших в окружение. Как пример приводятся действия уроженца с. Высокое Инсарского уезда Пензенской губернии (ныне республика Мордовия) генерал-лейтенанта И. В. Болдина. Но в этом же приказе, не разобравшись как следует в сложной обстановке, обвинили в предательстве и сдаче в плен генерал-лейтенанта В. Я. Качалова, командующего 28-й армией, 4 августа героически погибшего в бою. И только лишь в 1953 году, по инициативе его жены, неоднократно арестовывавшейся, были начаты поиски и обнаружено место захоронения военачальника. Местные жители, свидетели боя, рассказали о том, как они извлекли из подбитого танка тело погибшего генерала и предали его земле. В связи с этим имя невиновного командующего было реабилитировано.
141
http://uploads.ru/t/C/k/I/CkIaU.jpg
Ф. Гальдер записал в дневнике: «Очень благоприятную форму принял успех нашего наступления в направлении Гомеля. Однако наши части к Гомелю ещё не вышли»232.
Ф. фон Бок отмечал: «Атака 2-й армии привела к окружению войск противника к востоку от Жлобина. Противник, естественно, прилагает все усилия к тому, чтобы вырваться из окружения. Перед
142
Гомелем он до сих пор то тут, то там огрызается контратаками и оказывает ожесточенное сопротивление… Вечером пришло известие, что главные силы 2-й армии стягивают кольцо вокруг оказавшихся в «котле» войск противника, но что Гомель при этом все еще не взят. Я предложил Вейхсу бросить все части, какие только можно снять с позиций вокруг «котла», на Гомель»233.
17 августа 1941 года
Из дальнейших событий можно сделать вывод, что усиленный тремя армиями, как предлагал Г. К. Жуков, Центральный фронт смог бы задержать движение на юг 2-й танковой группы Г. Гудериана. Но командующий Брянским фронтом не выполнил своего обещания и ввёл в заблуждение Верховного Главнокомандующего, который до последнего момента надеялся на А. И. Ерёменко и отвергал разумные предложения Генерального штаба по оставлению Коростеньского укрепрайона 5-й армией и отвода её на восточный берег Днепра. Задержка дальнейшего движения немецких танков в районе Гомеля заставила бы развиваться события по другому сценарию. Ведь окончательное решение о прорыве 2-й танковой группы дальше на юг и соединение на территории Украины с 1-й танковой группой в тылу Юго-Западного фронта было принято после успешного завершения гомельской операции, и начала успешного продвижения войск Г. Гудериана дальше на юг, в начале сентября 1941 года.
Маршал А. М. Василевский вспоминал: «В последующие дни оперативно-стратегическая обстановка на Юго-Западном направлении продолжала быстро осложняться. Войска Южного фронта, ведя ожесточенные бои, 15 августа оставили Кривой Рог, а 17 августа – Николаев. 16 августа войска Брянского фронта тоже вступили в тяжелые оборонительные бои против 2-й танковой группы и 2-й армии фашистов, наносивших удар на Конотоп и Чернигов. В Генштабе поняли, что командующий Брянским фронтом явно поторопился со своими заверениями. С каждым часом нарастала угроза правому крылу Юго-Западного фронта и особенно его 5-й армии, продолжавшей оборонять Коростеньский укрепленный район. 17 августа Б. М. Шапошников и я решили при докладе Верховному поставить вопрос об отводе войск правого крыла Юго-Западного фронта на левый берег Днепра. Сталин был уверен, что если Ерёменко и не разобьет 2-ю танковую группу фашистов, то во всяком случае задержит её, не выпустит на юг, и отклонил наше предложение»234.
143
Из воспоминания Г. П. Кулешова:
«17 августа в 2.30 северо-восточнее Четвертни у второй просеки леса, выходящей на посёлок Завод, на направлении атаки 510-го стрелкового полка собралось командование корпуса и дивизии. Начальник штаба дивизии полковник М. К. Агевнин с группой командиров штаба отправились для подготовки атаки в третью просеку, где в центре боевого порядка занимал исходное положение 473-й стрелковый полк. С этой целью в 510-й стрелковый полк отправился начальник политотдела корпуса полковой комиссар Н. Воронов. Ровно в 3 часа 17 августа 1941 года после короткого, но мощного артиллерийского налёта 473-й стрелковый полк начал прорыв. За ним последовали атаки всех остальных частей дивизии, легко прорвав кольцо вражеского окружения, быстро двинулись вперёд. В населённом пункте Губич был разгромлен штаб 134-й пехотной дивизии противника и захвачены в шести портфелях её боевые документы. Кольцо блокирующих войск врага было прорвано. Теперь Л. Г. Петровский решил, что он может и должен возвратиться к частям, прикрывавшим выход корпуса из окружения. Командир 154-й стрелковой дивизии генерал-майор Фоканов и другие товарищи попытались было уговорить Петровского не делать этого. «Здесь мне уже делать нечего, — решительно сказал он. – Впереди спокойно, решающее теперь там… А вы спешите к войскам, по возможности скорее приводите их в порядок, да будьте готовы отразить атаки немцев, особенно со стороны Речицы. Я скоро вернусь». И командир корпуса с группой командиров штаба и резервом направился туда, где шёл ожесточённый бой, чтобы личным руководством обеспечить отрыв сил прикрытия от наседающего противника, ускорить их присоединение к дивизиям, сократив по возможности потери. Но враг, подбросив свежие части, вновь стал замыкать кольцо окружения. Вторичный его прорыв протекал уже в условиях, значительно более тяжёлых. Прорвавшись в одном месте, подразделения попали в ещё более сложную обстановку у деревни Скепня, где проходила вторая линия вражеского кольца. Здесь погиб адъютант командира корпуса лейтенант В. Колосов; Петровский, раненный в руку, продолжал руководить боем. Прорыв все же удался. Но сам Леонид Григорьевич Петровский при атаке противника, укрепившегося на северных окраинах Скепни, был смертельно ранен замаскировавшимися в кустах автоматчиками…»235.
Имеются несколько свидетельств последнего дня жизни и гибели командира 63-го стрелкового корпуса генерал-лейтенанта Л. Г. Пет-
144
ровского. Читая эти воспоминания, приходишь к выводу, что до момента своей гибели Леонид Григорьевич не терял присутствия духа, был уверен в успешном завершении боевых действий и выходе из окружения к частям Красной Армии. Он организовывал разведку и реально оценивал обстановку. Личным примером воодушевлял бойцов и командиров на ратный подвиг, проявляя заботу о подразделениях и частях, оставшихся прикрывать отход основных сил корпуса. Из статьи исследователя из Белоруссии Т. В. Ермольчика: «Куликовская битва длилась 3 часа. Битва под Полтавой примерно столько же. Всемирно известное Бородинское сражение затянулось с перерывами на пару суток. 63-й корпус более месяца (!) – с 3 июля до 14 августа 1941 г., — не только удерживал оборону на участке протяжённостью более 70 км, но и отбросил врага на 30 км в бобруйском направлении… Напряжённость боев была такова, что генералу Петровскому некогда (!) было занять пост командующего 21-й армией Центрального фронта. Не сосчитать, сколько раз комкор, идя в первых рядах, лично поднимал солдат в атаку. И только благодаря Л. Г. Петровскому 15 - 17 августа 1941 года многие из его солдат вышли с боями из окружения, ведя бои с многократно превосходящими силами противника. Благодаря таким командирам, как Л. Г. Петровский, обескровленная Красная Армия сдерживала фашистов на Гомельской земле до конца августа 1941 г.»236.
Следует уточнить даты вывода корпуса из окружения. По-моему, можно будет назвать 14 августа, так как именно в этот день, благодаря чётким и продуманным командам и действиям генерал-лейтенанта Л. Г. Петровского, он смог в течение короткого времени до 22.00 организованно снять с позиций и переправить на правый берег в районе Жлобина две оставшиеся дивизии своего корпуса с артиллерийскими частями корпусного подчинения, находившихся к этому времени почти в полном окружении.
Маршал А. И. Ерёменко писал: «Воодушевляя воинов личным примером, Леонид Григорьевич пал смертью героя во время прорыва вражеского кольца 17 августа 1941 г. Вот что рассказывает об этом бывший командир 154-й стрелковой дивизии, ныне генерал-лейтенант Я. С. Фоканов. «16 августа 1941 г. генерал-лейтенант Л. Г. Петровский прибыл ко мне, на командный пункт дивизии, в район ст. Хальч, юго-восточнее города Жлобина, где мне и командиру 61-й стрелковой дивизии
145
поставил задачи идти на прорыв вражеского окружения. Время прорыва было назначено на 3.00 утра 17 августа. По решению генерал-лейтенанта Петровского штаб корпуса и он сам должны были идти на прорыв с 61-й дивизией. Согласно его приказу 154-я дивизия, впоследствии 47-я гвардейская, начала прорыв ровно в 3.00 17 августа. В это время ко мне прибыл начальник штаба корпуса полковник А. Л Фейгин и передал мне приказ Петровского — явиться к нему. Оставив у себя в резерве батальон связи, саперный батальон, батарею противотанкового дивизиона, я пошел искать Петровского. Когда я нашел его, он сообщил мне, что выход 61-й дивизии обеспечен, и он будет теперь находиться с моей дивизией. К этому времени основные части 154-й дивизии, прорвав кольцо окружения, продвинулись километров на шесть. Обеспечивая их выход с тыла с оставшимися в резерве подразделениями, мы шли с Леонидом Григорьевичем от ст.Хальч до д. Рудня — Барановка. В это время кольцо окружения вновь сомкнулось, и нам пришлось прорывать его еще раз. Прорвав первую линию обороны у д. Скепня, что 20 км юго-восточнее г. Жлобина, мы натолкнулись на вторую линию обороны гитлеровцев. Здесь в бою был убит адъютант командира корпуса, а сам Петровский был ранен в руку. Поставив мне задачу атаковать д. Скепня, Петровский со своим резервом пошел севернее д. Скепня, чтобы обеспечить фланг атакующих. Это был наш последний разговор с ним. После прорыва второй линии обороны врага, спустя часа два, я встретил раненного в живот начальника артиллерии 63-го корпуса генерал-майора артиллерии А. Ф. Казакова в 2 км северо-восточнее д.Скепня. Я спросил его, где генерал Петровский и его штаб. Он ответил, что Петровский и его начальник штаба полковник Фейгин были убиты недалеко от него в кустах вражеской засадой, часть которой была переодета в красноармейскую форму, а часть в женское платье. Я принял меры к розыску Петровского и его начальника штаба и выслал две разведгруппы в направлении, указанном генерал-майором Казаковым. Обе группы вернулись с одними и теми же данными, подтвердив сообщение генерал-майора Казакова о засаде неприятеля, но трупов они не обнаружили. Генерал-майор Казаков был положен на повозку и следовал со мной. Однако вскоре прямым попаданием мины повозка была разбита, а генерал Казаков убит. Мы его тут же похоронили. Как потом выяснилось, местные жители захоронили Л. Г. Петровского в одном километре южнее д. Руденка. После освобождения этого района
146
13 июля 1944 года в присутствии родных его останки были перенесены и похоронены с воинскими почестями в с. Старая Рудня Жлобинского района Могилевской области»237.
Ф. Гальдер записал в своем дневнике: «Разговор с фельдмаршалом фон Боком … о перспективах наступления на Москву, которые возникнут в связи с успешным завершением Гомельской операции»238.
Ф. фон Бок записал: «Выяснил, что 2-я армия послала в направлении Гомеля значительные силы. Я издал приказ, требовавший в дополнение к этому передвинуть в восточном направлении дивизию из района Чечерска»239.
18 августа 1941 года
В Пензенской областной газете «Сталинское знамя» было опубликовано письмо из действующей армии от бойцов и командиров 61-й стрелковой дивизии. В нём как бы подводились итоги боёв за период нахождения на боевых позициях с первых чисел июля 1941 года, приводятся примеры мужества и героизма личного состава соединения.
«Сталинское знамя»
18 августа 1941 г.
ЗА НАШУ РОДИНУ, ЗА ЧЕСТЬ И СВОБОДУ НАШИХ БРАТЬЕВ, СЕСТЕР И ДЕТЕЙ
Трудящимся города Пензы и Пензенской области Дорогие товарищи!
Бойцы, командиры и политработники шлют вам, нашим дорогим землякам, привет!
Вот уже месяц, как мы вместе со всей Красной Армией, под непосредственным руководством великого Сталина, ведем упорные бои с гитлеровскими полчищами, отстаивая каждую пядь советской земли. Сотни тысяч фашистских бандитов уже нашли себе могилу на полях сражений. Гитлер и его псы на весь мир кричали о своей «непобедимости». Но гитлеровские планы рухнули как карточный домик. Они обречены на провал. Невиданный героизм и храбрость советских воинов опрокидывает все фашистские расчеты. Не видать фашистам советской земли, как своих ушей!
147
Перед отъездом на фронт вы наказывали нам смело разить врага и не щадя своей жизни стереть с лица земли фашистские орды, покушающиеся на жизнь, честь и свободу великого советского народа. Мужественно и смело выполняем мы ваш наказ. В годы гражданской войны пензенские рабочие и трудовые крестьяне неоднократно показывали образцы героизма и самоотверженности в борьбе с врагами, отвоевывая свободную и счастливую жизнь. В годы сталинских пятилеток трудящие Пензенской области вместе со всей страной самоотверженно строили социалистическое общество, показывая многочисленные примеры трудовой доблести. Теперь, когда над страной нависла грозная опасность, трудящиеся Пензенской области, как один, поднялись на защиту своих завоеваний, посылая лучших своих сынов для борьбы с коварными фашистскими бандитами. И снова славные пензяки проявляют героизм и мужество. Целые дивизии, полки и батальоны, лучшие отборные, механизированные части фашистов ежедневно истребляются мужественными воинами нашей доблестной Красной Армии. Самонадеянный враг бросил крупные механизированные соединения и авиацию, надеясь легко форсировать реку Н. Но славные пехотинцы, артиллеристы, героические соколы в прах разбили фашистские планы. Немцы, как огня боятся русского штыка. И наши доблестные бойцы, отлично владея своим оружием, разгромили врага, отбросив его далеко назад. В боях за реку Н. и город Н. многие бойцы, командиры и политработники, ваши славные земляки покрыли себя неувядаемой славой. Беспримерный героизм и мужество проявили лейтенант Горбунов, командир отделения Вавилкин Дмитрий Иванович, младший политрук Речкин, красноармеец Лукьянов Тимофей, командиры Васин Никон Григорьевич и Бефани Василий Васильевич, красноармеец Лыков Василий Михайлович и многие другие.
Товарищи! Терпеть осталось немного. Близок час окончательной расплаты с фашистскими варварами. Красная Армия под руководством железного полководца великого Сталина дотла разгромит врага. Доблестная Красная Армия вместе со всем народом, как никогда, едина и сплочена вокруг партии, Советского правительства и своего любимого Сталина. Наши силы неиссякаемы. Мы победим. Товарищи! Помните, что победа над коварным врагом куется не только на фронте, но и в тылу. Самоотверженной работой на фабриках, заводах, колхозных полях, в советских учреждениях вы помогаете Красной Армии, укрепляете ее мощь. Каждый килограмм хлеба, своевременно убранный колхозниками, высококачественная
148
продукция, выпущенная рабочими, укрепляют силу и мощь советского государства и приближают победу над врагом. За честь, свободу и счастье наших братьев, сестер, жен, детей,
за нашу родину мы не пожалеем ни своей крови, ни самой жизни. Так пусть же каждый из вас не уступит славным советским воинам в своем трудовом героизме. Все силы на полный разгром врага! Смерть кровожадным псам – фашистам. Наше дело правое, мы победим. Да здравствует великая наша Родина – Союз Советских Социалистических Республик!
Да здравствует великий советский народ – народ победитель!
Да здравствует наш гениальный вождь – наш Сталин!
По поручению бойцов, командиров и политработников
ПРИЩЕПА. БОЧКАРЁВ.
Действующая армия.
По стечению обстоятельств, именно в день публикации в пензенской областной газете статьи из 61-й стрелковой дивизии получил смертельное ранение командир соединения генерал-майор Прищепа Николай Андреевич. По свидетельству Островского Владимира Сигизмундовича — сына старшего врача 221-го стрелкового полка С. А. Островского, генерал Прищепа был тяжело ранен осколком в живот и умер на операционном столе медсанбата дивизии. По сведениям Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны, Н. А. Прищепа был тяжело ранен в позвоночник и умер 18.08.1941 года, был похоронен в районе деревни Морозовичи Гомельской области, в 1951 году перезахоронен в братской могиле в городе Буда-Кошелево (письмо № 151 от 3 марта 2006 года).
Ф. Гальдер отмечал: «По-видимому, заканчиваются бои по ликвидации отчаянно сопротивляющейся окруженной группировки противника в районе восточнее Жлобина. Кавалерийская дивизия, а также 17-я и 131-я пехотные дивизии подошли вплотную к Гомелю240..
… Противник оказывает упорное сопротивление наступлению частей 35-го армейского корпуса. Гомель обойден нами с востока»241. Можно со стопроцентной уверенностью сказать, что в записях немецких военачальников об «отчаянно сопротивляющихся окружённой группировке в районе восточнее Жлобина» речь идёт именно о 63-м стрелковом корпусе генерал-лейтенанта Л. Г. Петровского. Как извес-
149
тно в этом корпусе мужественно сражалась и 61-я стрелковая дивизия. И только после героической гибели генералов Л.Г. Петровского и Н.А. Прищепы организованное сопротивление нашего соединения прекратилось. Часть бойцов и командиров влилась в отряд генерала генерал-
майора Я.С. Фоканова и с боями вышли из окружения. Часть личного состава двинулась по лесам на юг и юго-восток, вышла на территорию Украины и вновь оказалась в окружении. Сотни наших земляков, выходя из окружения, подверглись облавам и попадали в плен. Ф. фон Бок отмечал: «…армия доложила, что сопротивление в районе «котла» у Жлобина сломлено. Я поздравил Вейхса с успехом и попросил его переадресовать 43-й корпус в направлении Гомеля. Кроме того, я предложил ему как можно быстрей перерезать коммуникации между Речицей и Гомелем силами передовых подразделений»242.
Захватчики поздравляют друг друга с успехом: наконец-то покончено с 63-м корпусом, так долго портившим все показатели на фронте в районе Рогачёва. Они жаждали скорейшей победы, очередных наград и воинских званий. Им было совершенно неинтересно, что будет с теми, кто до последнего сражался с врагом и сейчас, оставшись в живых, пытался выбраться на восток или юг, чтобы вернуться к своим семьям и увидеть своих детей. Что будет с молоденькой медсестрой, оставленной на «милость победителей» с ранеными, которых невозможно было эвакуировать в тыл. Что будет с матерями молодых ребят, оставшихся лежать на полях сражений, попавших в плен и нашедших смерть от голода и болезней...
19 августа 1941 года
А. М. Василевский: «Член Ставки, командующий Резервным фронтом Г. К. Жуков направил 19 августа Верховному Главнокомандующему доклад. В нем говорилось: «Противник, убедившись в сосредоточении крупных сил наших войск на пути к Москве, имея на своих флангах Центральный фронт и великолукскую группировку наших войск, временно отказался от удара на Москву и, перейдя к активной обороне против Западного и Резервного фронтов, все свои ударные подвижные и танковые части бросил против Центрального, Юго-Западного и Южного фронтов. Возможный замысел противника: разгромить Центральный фронт и, выйдя в район Чернигов, Конотоп, Прилуки, ударом с тыла разгромить армии Юго-Западного фронта. После чего главный удар на Москву в обход брянских лесов и удар на Донбасс. Я считаю, что
150
противник очень хорошо знает всю систему нашей обороны, всю оперативно-стратегическую группировку наших сил и знает ближайшие наши возможности … Для противодействия противнику и недопущения разгрома Центрального фронта и выхода противника на тылы Юго-Западного фронта, считаю своим долгом доложить свои соображения о необходимости как можно скорее собрать крепкую группировку в районе Глухов, Чернигов, Конотоп. Эшелон прикрытия сосредоточения сейчас же выбросить на р. Десна…243.
…В тот же день Ставка в ответе Г. К. Жукову сообщила, что его соображения насчет вероятного продвижения немецких войск в сторону Чернигов – Конотоп – Прилуки считает правильными. Это продвижение будет означать обход нашей киевской группы с восточного берега Днепра и окружение наших 3-й и 21-й армий. Известно, что одна колонна противника уже пересекла Унечу и вышла на Стародуб. С целью помешать в осуществление замысла противника, создан Брянский фронт во главе с Ерёменко. Принимаются и другие меры, о которых будет сообщено особо. Затем Шапошников и я под диктовку Сталина записали директиву в адрес главкома Юго-Западного направления Буденного. … Этой директивой Ставка разрешала Юго-Западному фронту отвести войска 5-й армии за Днепр и в то же время требовала во что бы то ни стало удерживать Киев»244.
К этому времени ещё была возможность предотвратить окружение Юго-Западного фронта, если бы на стыке двух фронтов своевременно создали крепкую группировку войск. Её можно было бы усилить за счёт отводимых на восток соединений 5-й армии и других частей Киевской группировки. Но опять ограничились полумерами, отведя на восток 5-ю армию, а прикрытие направления на юг возлагалось на крайне ослабленные отходящие части 3-й и 21-й армий.
Ф. фон Бок отмечал: «2-я армия ворвалась в Гомель. В уличных боях принимают участие вооруженные охотничьими ружьями гомельские индустриальные рабочие»245.
Г. Гудериан записал в дневнике: «19 августа … 2-я армия овладела Гомелем. 24-му танковому корпусу, входящему в состав моей танковой группы, было приказано прорваться через Клинцы и Стародуб на Новозыбков»246.
20 августа 1941 года
Маршал А. М. Василевский вспоминал: «Итак, ситуация продолжала ухудшаться. Наши попытки убедить Сталина в том, что
151
нависла очень серьезная угроза всему правому крылу и тылу Юго-Западного фронта с севера, привела лишь к тому, что нам было предложено в связи с обстановкой у Стародуба и образовавшимся разрывом между правофланговой 21-й армией Центрального фронта и левофланговой 13-й армией Брянского фронта разрешить командующему Центральным фронтом отвести 21-ю армию на фронт Лумки – Новое Место и далее по рекам Ипуть, Сояс до Бабовичей. При этом мы должны были особо отметить необходимость обеспечения стыка 21-й и 3-й армий. В этих целях правый фланг 3-й армии должен находиться на западном берегу реки Уза от Бабовичей исключительно до Телешей и далее на Чернов. Кроме того, за стыком нужно иметь резерв. Командующему Брянским фронтом предписывалось отвести левое крыло 13-й армии на линию Солово – Борщево – Погар и далее по реке Судость. За стыком фронтов тоже должен быть резерв. Указания были переданы Генштабу 20 августа уже после 22 часов»247.
Упорные бои советских войск продолжались на пути движения 35-го армейского корпуса 2-й полевой армии на левом фланге Центрального фронта в полосе обороны 3-й армии, и в районе Гомеля.
Из воспоминаний генерала армии Героя Советского Союза А. С. Жадова, в 1941 году генерал-майора, начальника штаба 3-й армии: «Немецкие моторизованные дивизии из района Довска и Стрешина повели наступление на юг, в междуречье Днепра и Сожа. Вскоре к правому флангу армии стали подходить разрозненные части корпуса Петровского. Как только мне доложили об этом, я выехал им навстречу. Глазам моим открылась тяжёлая картина отступления: двигались мелкие группы и одиночки, на лошадях и машинах, пешком. Тут были и красноармейцы, и сержанты, и командиры. Всего в наш район вышло около тысячи человек. Все они считались окруженцами и, по существующим тогда положениям, были направлены во фронтовой тыл. На свой страх и риск я оставил некоторых командиров в армии, пополнив ими отделы штаба. Вскоре мы узнали, что командир 63-го стрелкового корпуса генерал-лейтенант Л. Г. Петровский погиб в бою 17 августа 1941 года. Все мы, знавшие Леонида Григорьевича как прекрасного человека и отличного командира, тяжело переживали эту утрату. Ещё раз хочу отметить, что освобождение корпусом Рогачёва и Жлобина и наступление на Бобруйск были одними из первых в начале войны наших успешных контрударов… …Между тем группировка противника, вышедшая к Гомелю с севера, частью сил наступала на Речицу. Неожиданно танки и мо-
152
топехота гитлеровцев появились в районе железнодорожного моста через Днепр. Пришлось срочно организовывать оборону моста с помощью людей из корпуса Петровского и дивизии Недвигина»248.
Ф. Гальдер отмечал: «Противник продолжает оказывать упорное сопротивление войскам 35-го армейского корпуса. Такое же сопротивление противник оказывает восточнее Гомеля и на участке 12-го армейского корпуса. На участке 24-го моторизированного корпуса противник пытается прорваться в восточном направлении»249.
Ф. фон Бок отмечал: «2-я армия очистила от противника территорию между Днепром и Сожей и полностью контролирует Гомель; 1-я кавалерийская дивизия все еще ведет бои с противником на востоке от Гомеля. В сражении под Гомелем и Кричевом мы захватили более 78 000 пленных, 700 артиллерийских орудий и около 144 поврежденных танков»250.
21 августа 1941 года
Каждый день Ф. Гальдер констатирует упорное сопротивление наших соединений войскам 35-го корпуса в полосе обороны 3-й армии и другим соединениям немецкой армии. Но пока не просматривается какое-либо существенное воздействие на войска Гудериана с востока со стороны Брянского фронта, видно лишь давление выходящих из окружения войск с запада.
Ф. Гальдер записал в дневнике: «Противник оказывает упорное сопротивление войскам 35-го армейского корпуса в районе восточнее Гомеля, а также войскам 12-го армейского корпуса. Части противника прорвались через фронт группы Гудериана в районе Унечи»251.
Ф. фон Бок отмечал: «К северу от линии Мглин – Сураж — Клиницы и между Унечей и Суражем части танковой группы Гудериана, которая «в связи с нехваткой боеприпасов и горючего» не в состоянии продвигаться далее Гомеля, ведут бои с русскими войсками, отступающими из сектора 2-й армии и пытающимися пробиться на восток. Это прямой намек на то, что 2-й армии следует поторапливаться с началом атаки. Сегодня еще раз настоятельно рекомендовал 2-й армии с наступлением не затягивать»252.
22 августа 1941 года
Из воспоминаний старшего лейтенанта Пуганова Владимира Тихоновича, помощника начальника штаба 66-го стрелкового 153 полка 61-й стрелковой дивизии: «Из окружения выходили, кто как может. Из этого окружения я вышел с группой численностью в 200-250 человек. Несколько дней бродили по лесам и болотам, голодные и холодные, но с оружием и надеждой. И в скором времени вся моя группа влилась в более организованную группу (тоже окружённую) генерала Фоканова. Мы отступали, но отступали организованно. На меня была возложена обязанность командовать группой, с задачей прикрывать отход дивизии. 22 августа группа Фоканова встретилась с немецкими частями. Был продолжительный бой в районе деревни Борщевка (Речица). Я расположился недалёко от моста через Днепр с группой 100 человек с 4-мя станковыми пулемётами. В течение целого дня вёл бой с наступающим противником. Остатки нашей дивизии успешно отходили на левый берег Днепра, в то же время немцы усиленно напирали, стремясь завладеть мостом. Мои силы таяли: много было убито и ранено (в том числе и меня легко ранило, а главное, контузило). Мне дана команда отходить, так как остатки дивизии почти перешли по мосту. Мост взорвали и мы, оставшаяся группа прикрытия, оказались в безвыходном положении на правом берегу Днепра. Наступала темнота, немцы с собаками вылавливали нас и стреляли. От взорванного моста по воде плыли связки свай, брёвен и я с помощью своего адьютанта (парня из Саратова Шабанова) переплыл Днепр и ночью уже жителями села буквально волоком за портупейные ремни был вытащен в сад (потому что село это горело от артобстрела). А утром на другой день с группой красноармейцев 21 человек я прибыл в Лоевский райвоенкомат. Военкомат мне выдал направление в город Полотняный завод Медынь под Москвой. Правая рука у меня была перевязана, мышцы лица дёргались от контузии, но боли я никакой не чувствовал. Погрузились мы в вагоны (станции не помню), хорошо покушали за время скитаний. Нас осталось в товарном вагоне три человека, разулись и блаженствовали на солнышке, но вдруг тревога «воздух», я успел надеть сапоги, налетела авиация и стала бомбить станцию, наш вагон сначала приподняло, а после свалило с крутой насыпи и я счастливо оказался в кювете, наполненном вонючей водой, удачное падение. Вагон уже горел, и мне пришлось ползти к выходу, дышать было трудно, вагоны горели, но почему-то много оказалось народа из ближайшего посёлка, люди собирали продукты — консервы и прочее. Я стал кричать и, кажется не только я, нас услышали и меня за портупею выволокли на свет Божий. И занесли в кирпичный сарай ж.д. И я как убитый уснул, болела спина и правая голень, на которой была ссадина… так легко я отделался, правда, голень гноилась от грязи.
154
Двигаясь на восток до ближайшей ж.д. станции нашёл штаб своей 21-й армии, который, как оказалось позже, тоже был в большом окружении. Моё направление было отобрано и мне приказали сменить обмундирование, вымыть себя, перевязать рану и исполнять обязанности помощника начштаба группы резерва комначсостава 21-й армии… Когда была окружена группа штаба 21-й армии, пришлось опять выходить из окружения, но уже не в качестве командира, а в качестве, я сам не знаю кого, так как мне пришлось взять в руки винтовку и выходить из окружения с боем. Из этого окружения я вышел. Боеприпасы кончились, винтовку пришлось бросить, остался с наганом, в котором было 7 патронов. Я решил со своими товарищами пензенцами (4 человека) снова выходить из окружения, в результате многих дней, голодные и холодные и почти раздетые, мы ночами по водотоку речек и ручьёв, зарослям ивняка добрались до Полтавской области. Мучительно больно, тяжело было оставлять своих товарищей на произвол судьбы на территории, оккупированной врагом, но другого выхода не было. Многие пензенцы остались лежать в земле Украины и Белоруссии, тысячи нашли свой конец в фашистских концлагерях, лагерях смерти. Немногим посчастливилось дожить до дня Победы и вернуться домой».
Ф. Гальдер писал в дневнике: «Противник продолжает отходить перед 2-й армией (в районе восточнее Гомеля). Гудериан сковывает противника, стремящегося оторваться от наших войск и отойти на восток253.
… Главком получил памятную записку фюрера, в которой последний упрекает ОКХ в отходе от его планов операции и делает попытку доказать необходимость концентрации сил для наступления на южном и северном фланге Восточного фронта и то, что вопрос о захвате Москвы в силу этого, по существу, переносится на более поздний срок. … Я считаю, что положение ОКХ стало нетерпимым из-за нападок и вмешательства фюрера. Никто другой не может нести ответственность за противоречивые приказы фюрера, кроме него самого. Да и ОКХ, которое теперь руководит победоносными действиями войск уже в четвертой военной кампании, не может допустить, чтобы его доброе имя втаптывали в грязь. К этому добавляется неслыханное до сих пор личное обращение с главкомом, поэтому я предложил главкому просить о его и одновременно о моей отставке. Он отклонил мое это предложение, так как практически дело до этого еще не дошло и такое решение ничего не изменит»254.
155
Вновь в высшем гитлеровском руководстве возник вопрос о том, куда дальше наступать: на Москву, как предлагали генералы, или на юг, как настаивал Гитлер. Особенно не согласны с предложением отложить и далее наступление на Москву были Ф. Гальдер и Г. Гудериан. Для окончательного решения этого вопроса было организовано совещание в штабе группы армий «Центр».
Ф. фон Бок отмечал: «Мы уже готовились направить в части директивы о подготовке наступления группы армий в восточном направлении, когда Верховное командование сухопутных сил поставило меня в известность о том, что в соответствии с приказом фюрера все наиболее боеспособные соединения 2-й армии и группы Гудериана должны быть передислоцированы к югу. В их миссию входит перехват и уничтожение войск противника, отступающих на восток перед внутренними крыльями групп армий «Юг» и «Центр», а также обеспечение форсирования Днепра войсками группы армий «Юг»255.
23 августа 1941 года
Ф. фон Бок отмечал: «Во второй половине дня приехал Гальдер. Я пригласил на встречу также и Гудериана, так как разговор неминуемо бы коснулся перенацеливания части сил группы армий, в том числе и его танковой группы для наступления в южном направлении. Гальдер был вне себя. Он продемонстрировал мне меморандум фюрера, который оправдывал переадресовку войск к югу необходимостью захвата Крыма как авиабазы для нанесения воздушных ударов по нефтяным полям в Румынии. Далее из меморандума явствовало, что захват Крыма, кроме того, помог бы отсечь русских от их собственных нефтяных запасов»256.
Г. Гудериан записал в дневнике: «На 23 августа я был вызван в штаб группы армий «Центр» на совещание, в котором принимал участие начальник генерального штаба сухопутных войск. Он сообщил нам, что Гитлер решил наступать в первую очередь не на Ленинград и не на Москву, а на Украину и Крым. Для нас было очевидно, что начальник генерального штаба генерал-полковник Гальдер сам глубоко потрясен тем, что его план развития наступления на Москву потерпел крах»257.
«Вечером того же дня Гудериан вместе с Гальдером отправились в ставку фюрера, чтобы в качестве фронтового генерала доложить непосредственно Гитлеру свои взгляды на дальнейшее развитие операций. Фельдмаршал фон Браухич заявил Гудериану: «Я запрещаю вам подни-
156
мать перед фюрером вопрос о наступлении на Москву. Имеется приказ наступать в южном направлении и речь может идти о том, как его выполнить. Дальнейшее обсуждение вопроса является бесполезным»258.
Генерал-полковник Г. Гудериан, направляясь в Ставку Гитлера, был настроен при встрече убедить последнего не отменять наступления на Москву. Но после предупреждения от фельдмаршала фон Браухича он просто доложил обстановку на фронте. Однако, после вопроса Гитлера: «Считаете ли вы свои войска способными сделать еще одно крупное усилие при настоящей боеспособности?» — он ответил, что если цель, стоящая перед войсками, будет понятна каждому солдату — то да! А когда Гитлер заявил, что «Вы, конечно, подразумеваете Москву!», то Гудериан подтвердил это. Воспользовавшись вопросом первого лица Германии, докладчик попросил разрешения изложить свои взгляды на этот вопрос. Однако, несмотря на эмоциональную и красноречивую речь Гудериана с целым набором убедительных доводов, Гитлер остался при своем мнении.
Г. Гудериан записал в дневнике: «Гитлер дал свое разрешение, и я подробно и убедительно изложил ему все доводы, говорящие за то, чтобы продолжать наступление на Москву, а не на Киев». Я высказал ему свое мнение о том, что с военной точки зрения сейчас дело идет к тому, чтобы полностью уничтожить вооруженные силы противника, которые в последних боях понесли значительные потери. Я обрисовал ему географическое положение столицы России, которая в значительной степени отличается от других столиц, например Парижа, и является центром путей сообщения и связи, политическим и важнейшим промышленным центром страны; захват Москвы очень сильно повлияет на моральный дух русского народа, а также весь мир. Я обратил его внимание на то, что войска настроены наступать на Москву и что все приготовления в этом направлении встречаются с большим восторгом. Я пытался объяснить Гитлеру, что после достижения военного успеха на решающем направлении и разгрома главных сил противника будет значительно легче овладеть экономически важными районами Украины, так как захват Москвы – узла важнейших дорог – чрезвычайно затруднит русским перебрасывать свои войска с севера на юг. Я напомнил ему также, что войска группы армий «Центр» уже находятся в полной боевой готовности для перехода в наступление на Москву, в то время как предполагаемое наступление на Киев связанно с необходимостью произвести переброску войск на юго-запад,
157
на что потребуется много времени; причем в последующем, при наступлении на Москву, танковым войскам придется пройти еще раз это же расстояние, т. е. от Рославля до Лохвицы, равное 450 км, что вызовет повторный износ материальной части и усталость личного состава. На опыте передвижения наших войск в направлении на Унечу я обрисовал ему состояние дорог в районе, указанном мне для переброски своих войск, и обратил его внимание на те трудности в организации снабжения, которые неизбежно должны будут увеличиваться с каждым днем, если нас повернут на Украину. Наконец, я указал на тяжелые последствия, которые должны возникнуть в случае, если операции на юге затянутся, особенно из-за плохой погоды. Тогда уже будет поздно наносить противнику решающий удар в направлении на Москву в этом году. В заключение я обратился к Гитлеру с просьбой отодвинуть назад все остальные соображения, подчинив их прежде всего решению основной задачи – достижению решающего военного успеха. Все остальные задачи будут тем самым решены впоследствии. Гитлер дал мне возможность высказаться, не прервав ни разу. Затем он взял слово, чтобы подробно изложить нам свои соображения относительно того, почему именно он пришел к другому решению. Он подчеркнул, что сырьевые ресурсы и продовольствие Украины являются жизненно необходимыми для продолжения войны. В связи с этим он упомянул о необходимости овладения Крымом, являющимся «авианосцем Советского Союза в его борьбе против румынской нефти». Я впервые услышал от него фразу: «Мои генералы ничего не понимают в военной экономике». Гитлер закончил свою речь строгим приказом немедленно перейти в наступление на Киев, который является ближайшей стратегической целью. При этом мне впервые пришлось пережить то, с чем впоследствии приходилось встречаться довольно часто: после каждой фразы Гитлера все присутствующие молча кивали головой в знак согласия с ним, а я оставался со своим мнением в единственном числе»259.
24 августа 1941 года
Видя неблагоприятное развитие событий в районе Гомеля, в Ставке и Генеральном штабе ещё раз вернулись к вопросу о фронтах и надёжном прикрытии южного направления. Надо было решить судьбу Центрального фронта, а также — какими силами прикрыть тыл Юго-Западного фронта. Пока существовал Центральный фронт, войскам 2-й полевой армии Вейхса и 2-й танковой группы Гудериана оказы-
158
валось посильное сопротивление, но с его ликвидацией и передачей армий Брянскому фронту немецкие войска без особенно больших потерь вышли в тыл Юго-Западного фронта и замкнули кольцо окружения вокруг его армий. Сделать вывод об отсутствии серьёзных потерь у Г. Гудериана можно по тому факту, что почти без паузы по окончании боевых действий на Украине 2-я танковая группа устремилась дальше на Восток. Маршал А. М. Василевский вспоминал: «Все последующие дни Ставка и Генеральный штаб занимались вопросом ликвидации опасности, нависшей с севера над Юго-Западным фронтом. Они укрепили это направление, и прежде всего Брянский фронт, своими резервами – танками, артиллерией, людьми, вооружением, привлекли сюда авиацию соседних фронтов, Резерва Главного командования а также части дальнебомбардировочной авиации. 24 августа при обсуждении вопроса пришли к заключению о целесообразности объединить усилия войск, действовавших против 2-й танковой группы и 2-й немецкой армии, наступавших с севера на конотопском и гомельском направлениях, расформировав Центральный фронт, передав его войска Брянскому фронту и, возложив на А. И. Ерёменко ответственность за ликвидацию опасной группировки врага. Прежде чем окончательно принять это решение, Верховный Главнокомандующий решил запросить мнение Ерёменко. В телеграфных переговорах с ним вместе с И. В. Сталиным в моем присутствии принимал участие Б. М. Шапошников, уточнявший не вполне ясную к тому моменту обстановку на Брянском фронте. Приведу несколько выдержек из разговора Верховного Главнокомандующего с Ерёменко.
Сталин:
— У меня есть к вам несколько вопросов. 1) Не следует ли расформировать Центральный фронт, 3-ю армию соединить с 21-й и передать в ваше распоряжение соединенную 21-ю армию? …3) Мы можем послать вам на днях, завтра, в крайнем случае послезавтра, две танковые бригады с некоторым количеством КВ в них, и 2-3 танковых батальона; очень ли они нужны вам? 4) Если вы обещаете разбить подлеца Гудериана, то мы можем послать еще несколько полков авиации и несколько батарей РС. Ваш ответ?
Ерёменко:
— …1) Мое мнение о расформировании Центрального фронта таково: в связи с тем, что я хочу разбить Гудериана и безусловно разобью, то направление с юга нужно крепко обеспечивать. А это
159
значит прочно взаимодействовать с ударной группой, которая будет действовать из района Брянска. Поэтому прошу 21-ю армию, соединенную с 3-й, подчинить мне… Я очень благодарен Вам, товарищ Сталин, за то, что Вы укрепляете меня танками и самолетами. Прошу только ускорить их отправку, они нам очень и очень нужны. А насчет этого подлеца Гудериана, безусловно, постараемся разбить, задачу, поставленную Вами выполнить, то есть разбить его»260.
Ответное письмо на фронт бойцам и командирам 61-й стрелковой дивизии от родителей и учащихся 4-й объединённой средней школы имени КИМ, в которой, очевидно, училось большинство детей воинов ушедшего на фронт соединения.
БЕЙТЕ ФАШИСТСКИХ ГАДОВ ДНЁМ И НОЧЬЮ!
Педагоги, учащиеся и родители учащихся 4-ой объединенной средней школы им. КИМ с большой радостью прочитали обращение бойцов, командиров и политработников из действующей армии к трудящимся г. Пензы и Пензенской области, напечатанное в газете «Сталинское Знамя» от 18 августа с г. Коллектив педагогов, учащихся и родителей направил в ответ на обращение письмо следующего содержания:
— Мы, учителя, учащиеся и родительский коллектив, шлем вам, дорогие наши защитники, горячий большевистский привет. Восхищаемся вашим мужеством. Мы ежедневно слушаем по радио и читаем в газетах о вашей героической борьбе с гитлеровскими бандитами, и наши сердца, наши мысли всегда с вами. Мы повторяем имена героев и отличившихся в боях товарищей командира Прищепа, лейтенанта Горбунова, командира отделения Вавилкина, политрука Речкина, красноармейца Лукьянова, командиров Васина и Бефани, красноармейца Лыкова и многих других.
Родные наши защитники! Бейте фашистских гадов день и ночь, не давайте им ни минуты передышки, душите гитлеровских мародеров, осмелившихся напасть на нашу священную социалистическую землю, попирающих культуру и науку, творящих неслыханные зверства над детьми, женщинами и стариками.
Дорогие наши товарищи! Мы заверяем вас, что здесь, в тылу, отдадим все свои силы для оказания помощи доблестной Красной Армии. Многие учащиеся работают сейчас на заводах и на социалистических полях, проявляют образцы трудового мужества и героизма. Среди них комсомольцы Капустина, Лазарев, Иванов, Филиппов, Чернова, братья Бандовские и другие. Учащиеся вместе с педагога-

0

9

160
ми и родителями работают на колхозных и совхозных полях. За июль и август в совхозе произведены работы на сумму 10.000 рублей, прополот и убран клевер на площади 55 гектаров, проведена прополка и мотыжка капусты, картофеля, огурцов на 95 гектарах, связана рожь на 5 гектарах, отсортировано более 30 тонн зерна. Обещаем вам, наши родные, что и впредь будем работать на оборону, не покладая рук. Дорогие товарищи Прищепа, Кучеренко, Бефани, Кузнецов, Забелин, Гофман, Бочкарев, Горбунов, Вавилкин, Речнов, Лукьянов, Васильев, Лыков и все другие наши защитники, сердцем мы всегда с вами. Бейте фашистских гадов и впредь, как вы их били под городом Х. при переправе через реку Н. Победа будет за нами! Наш народ борется за правое дело, за свою свободу. С нами великий гений человечества, вождь трудящихся всего мира, наш родной Сталин!
Да здравствует наша доблестная Красная Армия!
Да здравствует наш великий советский народ!
Да здравствует великий Сталин!
По поручению учителей, учащихся и родителей подписали:
Прищепа Валя, А. Быкарев, Горбачев, Бефани Клавдия, Н. Кузнецова, Л. Гомерова, Е. Вандышева,
П. Смирнов, Капустина, Лазарев, Филиппов, Энде.
Ставя задачу перед Гудерианом о дальнейшем продвижении его танковой группы на юг, Гитлеру было важно не просто оттеснить на восток войска 5-й армии, так досаждавшие ему с самого начала войны, а окружить их и уничтожить.
Г. Гудериан записал в дневнике: «24 августа 24-й танковый корпус овладел Новозыбковом; противник был отброшен на линию Унеча, Стародуб …
Приказ Гитлера от 21 августа, послуживший отправным пунктом для проведения предстоящих операций, в основном гласил: «Предложение ОКХ от 18 августа о развитии операций в направлении на Москву не соответствует моим планам. Приказываю:
1. Важнейшей целью до наступления зимы считать не захват Москвы, а захват Крыма, индустриального и угольного района Донбасса и лишение русских доступа к кавказской нефти; на севере важнейшей целью считать блокирование Ленинграда и соединение с финнами.
161
2. Исключительно благоприятная оперативная обстановка, которая сложилась, благодаря достижению нами линии Гомель, Почеп, должна быть использована для того, чтобы немедленно предпринять операцию, которая должна быть осуществлена смежными флангами групп армий «Юг» и «Центр». Целью этой операции должно явиться не простое вытеснение 5-й армии русских за линию Днепра только силами нашей 6-й армии, а полное уничтожение противника до того, как он достигнет линии реки Десна, Конотоп, реки Суда. Это даст возможность группе армий «Юг» занять плацдарм на восточном берегу Днепра в районе среднего течения, а своим левым флангом во взаимодействии с группой армий «Центр» развить наступление на Ростов, Харьков»261.
Ф. фон Бок отмечал: «Утром мы узнали от Верховного командования сухопутных сил, что фюрер принял Гудериана и имел с ним беседу. Гудериан сообщил фюреру о том, что немедленное наступление в южном направлении 24-го танкового корпуса и других бронетанковых частей возможно! Во второй половине дня он вернулся и сказал, что Браухич приветствовал его следующими словами: «Все уже решено, так что думать тут не о чем!»
Когда потом фюрер, которому Гудериан описал всю серьезность положения, объяснил, как важно для успешного завершения войны скорейшее наступление в южном направлении, он под конец согласился с использованием в наступлении 24-го танкового корпуса!»262.
Г. Гудериан записал в дневнике: «В качестве первоначальной цели наступления мне был указан Конотоп. Все остальные указания относительно установления взаимодействия с группой «Юг» оставались в силе. Учитывая группировку сил моей танковой группы на тот период, мне ничего другого не осталось сделать, как поставить задачу перед 24-м танковым корпусом, который уже находился в районе Унечи, снова прорваться через фронт русских и одновременно обеспечивать наш правый фланг от угрозы противника, отходящего из района Гомеля на восток» 263.
25 августа 1941 года
Внёс свою страницу в историю Великой Отечественной войны уроженец города Пензы Городецкий Дмитрий Михайлович. Вся его жизнь от начала до конца — это достойный пример отношения к семье, к работе, к выполнению своего воинского долга перед Родиной.
162
В последнем письме к семье он писал: «Здравствуйте дорогие! Вот уже две недели наша дивизия не выходит из боёв. Мы попали, что называется, прямо в пекло. Бои страшные… Дерёмся насмерть…».
Смерть он и предпочёл плену, стреляя вместе с оставшимся в живых раненым красноармейцем в ненавистных фашистов до последнего патрона, на окраине деревни Любавин Лоевского района Белоруссии.
http://uploads.ru/t/F/1/r/F1rzy.jpg
Воентехник 2 ранга Д. М. Городецкий
Подвиг стал известен
В газете «Советский патриот» в 1958 году была опубликована небольшая заметка. Автор её – директор Бывальковской вечерней школы Эдуард Залесский — сообщал о том, что при ремонте своего дома в деревне Любавин он обнаружил документы погибшего советского офицера Городецкого. Вместе с письмом Э. Залесский прислал и найденные им документы. После опубликования этой заметки удалось установить, что документы принадлежат воентехнику второго ранга Дмитрию Михайловичу Городецкому, родившемуся в г. Пензе. Корреспондент «Советского патриота» побывал на месте гибели офицера Городецкого, в его семье в г. Пензе, на Пензенском
163
часовом заводе, где работал Дмитрий Михайлович, ознакомился с документами, хранящимися в архиве Министерства обороны СССР. Все это дало возможность подробнее узнать о жизни и боевом пути героя. Ниже публикуем очерк о Д. М. Городецком.
«Девушка с сумкой почтальона через плечо поднялась по лестнице двухэтажного деревянного домика и осторожно постучала в дверь.
Конверт у неё взяла высокая и уже немолодая женщина.
— Валентина, дочка! – крикнула она. – Нам письмо.
— От кого?
— От Димы, наверное, от кого же больше!
Конверт на этот раз был не фронтовой – треугольничком, а почтовый. Почерк незнакомый, а внизу вместо обратного адреса стоял штамп Северного райвоенкомата города Пензы. Руки у Валентины задрожали. Она торопливо разорвала конверт, вытащила сложенный вчетверо листок бумаги. От первых же строк потемнело в глазах. «Согласно присланного извещения… за уч. №1087, Ваш муж, воентехник 2 р. Городецкий Дмитрий Михайлович, пропал без вести в июле 1941 года». Не веря случившемуся, Валентина собралась с силами и еще раз прочитала всё. Мать, Мария Потаповна, заплакала. А Валентина только повторяла:
— Да нет, это – ошибка! Не может быть! Ведь он писал не так давно, что ничего с ним не случится.
Подбежав к комоду, она резко выдвинула верхний ящичек.
– Вот его письмо!
«…Родная моя Валюша! Вот уже скоро полмесяца, как я на фронте. Движемся на Гомель… Мы тут в полной безопасности. Ты обо мне не беспокойся, береги себя и сына…».
— Ты почитала бы, дочка, какие письмо он своему отцу писал, — проговорила Мария Потаповна. — Не хотели тебе показывать.
Валентина кинулась к библиотеке отца, стала лихорадочно перебирать книги. Между ними было три письма от Дмитрия. В последнем из них он писал:
«Здравствуйте, дорогие! Вот уже две недели наша дивизия не выходит из боёв. Мы попали, что называется, прямо в пекло. Бои страшные… Дерёмся насмерть… В случае чего, очень прошу – оберегайте Валю и сына. Целую. Дмитрий».
Уснула Валентина перед рассветом, а утром направилась на завод, на котором до войны работал Дмитрий. Решила заменить мужа. Она шла по улицам Пензы. Всё здесь напоминало ей о недавнем счастливом прошлом. Вот сад, в котором отдыхали всей семьёй. Вот техни-
164
кум, где учились она и её будущий муж Городецкий. Помнила она и день, когда в технике появился инструктор районного совета Осоавиахима. На собрании студентов он подробно говорил о происках врагов на западных и дальневосточных границах нашей Родины, о том, что агрессоры готовятся развязать войну против Советского Союза. Свою речь инструктор закончил так: «…Чтобы отстоять завоевания Октября, молодёжь должна уметь стрелять, водить мотоцикл, автомобиль, танк, самолёт, прыгать с парашютом. Научиться всему этому можно в кружках и клубах Осоавиахима».
Все проголосовали тогда за то, чтобы создать в техникуме ячейку Осоавиахима. Первыми начали работать стрелковые кружки. В одном из них стали заниматься Дмитрий Городецкий и Валентина Боткина. Кружковцы изучали оружие, учились ходить в строю, обращаться с винтовкой. На занятия по строевой подготовке сводили все кружки. Любо было смотреть на этих ребят и девчат, слушать их твёрдую поступь и задорные песни. А потом были упорные тренировки в тире, учебные стрельбы, соревнования…
Стремительно бежало время, кажется, давно ли поступали в техникум, а вот они уже сидят в актовом зале и слушают напутственную речь директора. Здесь же за столом, покрытым красным сукном, директор велосипедного завода. Он пришёл на выпускной вечер, чтобы познакомиться с молодыми технологами, с которыми, может быть, ему придётся работать долгие годы. Утром молодые технологи были на заводе. Большинство выпускников сразу же получили назначение в цехи на участки. Несколько человек, среди которых был Городецкий, пригласили в кабинет к директору завода.
— На нашем заводе, — сказал он, — создаётся новый цех – часовой. Специалистов по часовому заводу у нас пока нет. Раньше мы только велосипеды делали. Первыми пензенскими часовщиками предстоит стать вам, товарищи. Пошлём вас на практику в Москву. В марте 1936 года практиканты вернулись в Пензу. К тому времени был уже построен цех часового производства. Трудным оказалось новое дело для молодого коллектива пензенских часовщиков. Уже в первые месяцы работы Дмитрий понял, как важно знать весь процесс производства часов. Он решил овладеть им и добился этого, хотя иногда приходилось быть в цехе до поздней ночи. Новый 1937 год Дмитрий Городецкий встречал уже в семье курсантов одного из учебных артиллерийских подразделений Приволжского военного округа. Увлечённый более сложной, чем на заводе, техникой, он и не заметил, как пролетел год напряженной учёбы, как подошло время ехать на
165
практику в мастерские артиллерийских складов. Вот где пригодились ему знания, полученные в техникуме, на заводе. Дмитрий целые дни проводит в мастерской за токарным, фрезерным или любым другим станком, ремонтируя сложнейшие механизмы орудий.
— Хороший артиллерийский техник выйдет из этого курсанта, — говорили о нём старшие специалисты и командиры.
И Дмитрий, которому по душе пришлась военная служба, всё чаще стал подумывать о том, что сразу же после окончания курсов он заберёт Валентину в часть, и вместе они начнут устраивать новую жизнь, но сделать это ему не удалось… Сознание всё настойчивее подсказывало ему одно решение: просить командира направить его на Дальний Восток в действующую Красную Армию…
Командир части, в которую прибыл Дмитрий, прочитав предписание, посмотрел на вновь прибывшего воентехника второго ранга. Завязалась непринуждённая беседа. Дмитрий рассказал о себе, об учёбе на артиллерийских курсах, о том, как добился отправки на Дальний Восток… Вскоре к нему приехала жена Валентина. Оба они полюбили суровую красоту природы Дальнего Востока. Но Валя неожиданно тяжело заболела. По состоянию здоровья ей необходимо было немедленно выехать в центральные районы европейской части страны. Дмитрию, скрепя сердце, пришлось написать рапорт о демобилизации. Он вернулся в Пензу на родной завод.
22 июня 1941 года, в первый день вероломного нападения немецко-фашистских захватчиков на нашу страну, Дмитрий снова надел шинель артиллериста. Поцеловав жену и сына, он отправился в военкомат, откуда был направлен в 61-ю Пензенскую стрелковую дивизию.
Однажды в короткую летнюю ночь в товарный состав погрузились люди, закатили на платформы орудия, завели в вагоны лошадей. С рассветом эшелон отправился на запад. Дивизия вступила в бой прямо с марша. В первом же бою был убит командир батареи, и командование ею принял воентехник второго ранга Дмитрий Городецкий. Огневые позиции заняли на склоне балки, вдоль которой расположилось большое белорусское село. Ночь прошла относительно спокойно. Утром же фашисты начали артподготовку. Взрывы снарядов вскидывали в балке высокие столбы влажной торфянистой земли. Дмитрию казалось, что после такой обработки переднего края вряд ли там останется что-нибудь живое. Но стоило только показаться вражеской пехоте, как сразу ожили зигзагообразные траншеи нашей обороны, неистово затрещали автоматы и пулемёты, в расположении гитлеровцев начали рваться мины.
166
Оставив на поле боя много убитых, фашисты отошли на исходный рубеж. Однако минут через двадцать – тридцать опять показались четыре танка, за которыми, пригнувшись, бежали фашистские пехотинцы. Городецкий, находившийся всё время на своём наблюдательном пункте, то и дело командовал:
— Огонь!
Дмитрий с радостью видел, как густо заплескались вокруг танков фонтаны взрывов, попадали, прижались к земле бежавшие за танками гитлеровцы. Один танк загорелся, другой замер на месте с перебитой гусеницей.
Взбешённые неудачами гитлеровцы во второй половине дня предприняли новые атаки. На обороняющийся батальон, который поддерживала своим огнём батарея Городецкого, двигались шесть танков. С правого фланга подходили три броневика. На левом фланге послышался треск моторов: это мчались мотоциклисты. Гитлеровцы с ходу решили сломить сопротивление левофланговой группы. И снова заклокотал бой. Поглубже надвинув каску, Дмитрий, не отрываясь от бинокля, корректировал огонь. Артиллеристы и стрелки подбили два танка, бронемашину, семь мотоциклов и заставили гитлеровцев снова повернуть назад. Но и положение оборонявшихся стало ещё более тяжёлым. У артиллеристов кончались снаряды, на исходе были патроны у стрелков и пулемётчиков. А самое главное – заметно поредели ряды наших воинов.
Ночью был получен приказ оставить занимаемые позиции и отступить к деревне Дуровичи. Через сутки новое отступление. На этот раз огневые позиции пришлось оборудовать недалеко от деревни Новый Любавин. Трое суток сдерживали советские воины бешеный натиск фашистов. Перед нашими окопами уже было немало подбитых и сгоревших фашистских танков, броневиков, валялись сотни трупов гитлеровских солдат. И даже ночью, когда утихали бои, воздух оставался пропитанным пороховой гарью и трупным запахом. Но атаки врага продолжались. В батарее Городецкого остались только два бойца и одна пушка. Командовать единственным орудием ему пришлось самому.
В тот день было отбито восемь атак гитлеровцев. Перед заходом солнца фашисты бросились на наши окопы в девятый раз. Ревели моторы танков, гул самолётов сливался с грохотом взрывов мин, снарядов и бомб. Городецкий услышал близкий лязг гусениц. Мелькнула тревожная мысль: «Прорвались на флангах, окружают». Попытался развернуть орудие, но блеснувшая перед глазами молния и тонкий звенящий звук оборвали сознание.
167
Городецкий очнулся от нестерпимой боли в затылке. Боясь шевельнуться, повёл глазами вокруг. Над ним был высокий и тёмный кусочек неба с густой россыпью мелких звёзд. Неподалёку он увидел перешибленную пополам сосну. Её вершина, падая, зацепилась и осталась лежать на сучьях соседних деревьев. Эта надломленная сосна напомнила ему о случившемся: «Неужели я в тылу врага?» — тревожно думал Дмитрий.
Пошарил вокруг руками: полевая сумка цела, а пилотки нет. Прислушался: ни звука, ни шороха. Осторожно встал на ноги, увидел в ячейке двух убитых артиллеристов, с которыми отбивал последние атаки, покалеченную пушку. Взял карабин, собрал оставшиеся на огневой позиции патроны, вытащил из кобуры наган и углубился в лес. Шёл осторожно. Впереди показалась поляна. Дмитрий приблизился к толстому дереву и остановился в тени. Хотел идти дальше, но
впереди послышались шаги и шёпот:
— Не бойся, свой.
— Из какой части? – спросил Городецкий.
— 61-й дивизии. Ранило меня в ногу, отступать не мог, притворился убитым. Не заметили фашисты в горячке.
— Ну, что ж, будем выходить вместе.
В предутренней тишине прострекотала далёкая пулемётная очередь.
— Пойдём на выстрелы, — сказал Дмитрий. Они поднялись и теперь уже смелее двинулись вперёд. Лес скоро кончился. В предрассветной дымке угадывались очертания деревушки. Решили идти туда. Залегли на огороде у крайнего дома. Из двери торопливо вышла женщина и направилась к сараю. Туда же вышли Городецкий и его спутник. Женщина испуганно обернулась.
— Фашисты в деревне есть? – тихо спросил Дмитрий.
— У нас ещё нет, – женщина помолчала. – Небось, голодны? Пойдёмте в хату….
Хозяйка привела их в дом. Петруся Николаевна Залесская (так звали хозяйку дома) торопливо достала из стола каравай хлеба, разлила по кружкам молоко. Пока военные ели, начала рассказывать:
— Вчера они пришли в посёлок Сталино и в деревню Осиновку. Бесчинствуют там, говорят, над нашими пленными издеваются…
— Фашисты! – крикнул вбежавший в хату сын Петруси Николаевны Эдик.
Дмитрий схватил стоявший рядом карабин, а боец автомат. Оба выскочили на улицу. Гитлеровцев они увидели сразу. Не подозревая об опасности, они группами шли долиной небольшой речушки Липки. Дмитрий спрыгнул в щель, отрытую в первые дни войны Петрусей Николаевной. За командиром и последовал боец. Городецкий поудоб-
168
нее пристроил карабин, посмотрел на изготовившегося к бою товарища. Гитлеровцы подошли к берегу речки и стали искать место, где бы им её перейти. Дмитрий выбрал шагавшего впереди офицера, прицелился и нажал спуск. Фашист упал, сражённый меткой пулей.
— Короткими очередями стреляй, не трать попусту патроны, — спокойный сказал Городецкий бойцу и опять стал целиться.
Полоснула короткая очередь из автомата. Гитлеровцы забегали по берегу речки в поисках укрытия. Но спрятаться было негде. Долина была небольшая. А Дмитрий стрелял наверняка. Фашисты залегли, и, не видя противника, стали стрелять куда попало. Тогда советские воины прекратили огонь. Но как только гитлеровцы поднимались, они снова стреляли. Наконец фашисты поняли, что против них всего два советских воина. Поднявшись во весь рост, они развёрнутой цепью ринулись к деревне, открыли яростный огонь из автоматов. Красноармейца ранило в руку. Он отбежал за сарай, быстро перевязал её сырым ещё полотенцем, висевшим на верёвке, и, вернувшись в окоп, снова взялся за автомат. Кончились патроны в карабине Городецкого. Он вытащил наган и снова метко разил врага.
«Один… два… шесть, — считал он выстрелы. – Последний патрон. Оставить его для себя». Но тут же отогнал от себя эту мысль.
«Нет. Всё равно погибать, так пусть лучше одним фашистом меньше будет, — решил он и выстрелил в последний раз».
Опустел диск и у бойца. А гитлеровцы были совсем рядом.
— Рус, сдавайся, капут! – кричали они.
— За Родину, ура! – схватив карабин за ствол, крикнул Городецкий.
Он бросился навстречу окружавшим его врагам и стал бить их прикладом. Длинная автоматная очередь оборвала жизнь Городецкого. Широко расставив руки, он рухнул на землю. Рядом с ним упал и другой советский воин, сражённый фашистской пулей. Гитлеровцы, забрав оружие убитых, стали ходить из дома в дом. В сарае колхозника Игната Лашкевича они нашли раненого красноармейца. Сразу же согнали оставшееся в деревушке население на площадь и на глазах у всех расстреляли и советского воина, и хозяина дома. Переводчик сказал собравшимся, что такая участь ожидает каждого, кто осмелиться укрывать у себя «красных». В тот же день Петруся Николаевна Залесская обнаружила в избе под скамейкой полевую сумку погибшего командира. Все бумаги, находившиеся в ней, она сожгла, а удостоверение личности и грамоту Верховного Главнокомандующего спрятала за одну из досок обшивки дома.
Давно отшумели суровые годы войны… Пользуясь хорошей погодой, Эдуард пригласил плотников и начал ремонтировать дом. Стали отрывать обшивку. Из-под неё и выпала маленькая книжечка в твёрдой,
169
потерявшей от времени и влаги цвет обложке. Это было удостоверение личности военнослужащего. На пожелтевших страницах едва угадывались буквы. Фотография сильно пожелтела, выцвела. С трудом он разобрал фамилию, имя, отчество, год рождение, воинское звание. Залесский побежал в дом, показал матери найденный документ и прочитал:
— Городецкий Дмитрий Михайлович, 1915 года рождения, воентехник второго ранга.
Петруся Николаевна дрожащими руками взяла удостоверение личности и, вглядевшись пристально в знакомые черты лица, воскликнула:
— Это он!..
Спустя некоторое время состоялась трогательная встреча Валентины Ивановны и Саши Городецких с семьёй Залесских.
— Уж вы извините меня, — говорила Петруся Николаевна, — что не позволила трогать прах вашего мужа и погибшего с ним товарища, когда останки воинов собирали в братскую могилу. Ведь эти люди дороги мне, как родные сыновья. А за могилой мы присматриваем теперь всей деревней, будьте покойны. О подвиге Городецкого знают не только в нашем Любавине, но и во всех окрестных сёлах. К большому сожалению, фамилию погибшего красноармейца установить не удалось. Так стал известен подвиг славного советского патриота Дмитрия Михайловича Городецкого, чья жизнь – ещё один замечательный пример беззаветного служения Родине, партии, великому советскому народу.
А. Емельянов.
(Перепечатано из газеты «Советский патриот» за 26 и 29 марта 1961г.) 264
Маршал А. М. Василевский вспоминал: «В ночь на 25 августа Ставка издала подготовленную нами … в Кремле директиву, по которой Центральный фронт с 26 августа упразднялся. Его войска передавались Брянскому фронту. Таким образом, он имел теперь в своем составе 50-ю, 3-ю, 13-ю и 21-ю армии. Управление войсками, действовавшими на брянском направлении, и войсками гомельского направления объединялось в руках командующего Брянским фронтом. Предусматривала директива объединение войск, действовавших на гомельском и мозырском направлениях, с передачей войск 3-й армии в состав 21-й армии»265.
26 августа 1941 года
Определённо командующего 2-й танковой группы генерала Г. Гудериана в этот период сопровождало какое-то везение. В это время его
170
танкистам повезло захватить в сохранности семисотметровый мост через реку Десна, в следующий раз захватили обгоревшую карту со сбитого советского самолёта с нанесённой на ней обстановкой.
Ф. Гальдер отмечал в дневнике: «Группа армий «Центр»: Наступающие войска медленно продвигаются на южном участке фронта, несмотря на растущее сопротивление противника. Части 2-й танковой группы у Новгород-Северского овладели неразрушенной переправой через Десну»266.
Г. Гудериан записал в дневнике: «Я во второй половине дня отправился через Мглин в Унечу, куда был переведен командный пункт танковой группы. В пути мне было доставлено радостное и совершенно неожиданное для меня донесение о том, что энергичные действия танкового подразделения … дали возможность 3-й танковой дивизии захватить невредимым мост длиной 700 м на р. Десна восточнее Новгород-Северского. Этот счастливый случай в значительной степени облегчил проведение наших операций»267.
27 августа 1941 года
Маршал А. М. Василевский вспоминал: «27 августа Ставка решила провести 29 - 30 августа воздушную операцию против 2-й танковой группы противника на брянском направлении. К операции привлекались ВВС Брянского и Резервного фронтов и авиация Резерва Главного командования. В выполнении задания должно было участвовать не менее 450 боевых самолетов»268.
Казалось бы, от нанесения воздушного удара таким количеством бомбардировщиков у генерал-полковника Г. Гудериана не останется живого места. Но, очевидно, бомбардировка проводилась по площадям и без достаточной разведки дислокации противника и, судя по его дневниковым записям, не нанесла ему планируемого нашей Ставкой урона. Гудериан («Быстрый Гейнц», как называли его солдаты), задержавшись на двое суток, этими же силами продолжил дальнейшее наступление.
29 августа 1941 года
Наконец-то Г. Гудериана «взяли в оборот» и, можно сказать, впервые с начала войны на востоке у него возникли серьёзные проблемы. На его войска давили с востока и с запада, наносили бомбовые удары,
171
а ему было необходимо, согласно приказу вышестоящего командования, двигаться дальше на юг. Однако начальники Г. Гудериана не сочувствовали ему, а считали, что он сам виноват в сложившейся обстановке — переправившись через Десну, он расширил фронт наступления и не хотел в установленные свыше границы возвращать свой 47-й моторизованный корпус.
Ф. Гальдер записал в дневнике: «Группа армий «Центр»: Положение на фронте группы Гудериана неприглядное. С запада на него давят войска противника, отходящие на фронте 2-й армии, а с востока – вновь подведенные сюда части. Кроме того, противник оказывает сопротивление и на центральном участке фронта группы Гудериана. Сейчас фронт держат в основном 3-я танковая и 10-я моторизованная дивизии, которые слишком удалены одна от другой. Такая обстановка сложилась на участке фронта группы Гудериана, который сам планировал эту операцию и сам во всем виноват. Нельзя было ожидать от активного противника, что он упустит момент и не среагирует на такое фланговое передвижение войск перед его фронтом»269.
Г. Гудериан отметил в дневнике: «29 августа крупные силы противника при поддержке авиации предприняли с юга и запада наступление против 24-го танкового корпуса. Корпус вынужден был приостановить наступление 3-й танковой дивизии и 10 мотодивизию… После личного ознакомления с обстановкой … я решил поставить 24-му танковому корпусу задачу на 30 августа – устранить угрозу нашему флангу справа, а 31 августа – продолжить наступление в направлении на юго-запад»270.
30 августа 1941 года
Маршал А. М. Василевский вспоминал: «В ночь на 30 августа в адрес Ерёменко была направлена директива, которая обязывала войска Брянского фронта перейти в наступление, уничтожить группу Гудериана и, развивая в дальнейшем наступление на Кричев, Пропойск (Славгород) к 15 сентября выйти на фронт Петровичи — Климовичи — Новозыбков — Щорс. Это означало бы крах правого фланга немецкой группы армий «Центр», но попытки фронта выполнить эту директиву оказались безуспешными»271.
Неудивительно, что ожидаемого эффекта по остановке войск Гудериана нанесением ударов танковыми частями не удавалось. Как
172
было видно из диалога Сталина и Ерёменко при решении о ликвидации Центрального фронта, на Брянский фронт для усиления направлялось несколько танковых бригад и танковых батальонов, усиленных танками КВ. Но Гудериан был опытным танковым полководцем, в гитлеровской тактике того периода не предусматривалось единоборство немецких танков с танками противника. При обнаружении выдвижения советских танков на пути их движения, сразу же выставлялись имеющиеся противотанковые средства, в засаду становились штурмовые орудия. В случае необходимости корректировался огонь гаубичной артиллерии, наносился удар штурмовой авиацией Ю-87. Для уничтожения танков КВ (Климент Ворошилов), которые были «не по зубам» гитлеровской противотанковой артиллерии, привлекались 88-мм зенитные пушки, 105-мм полевые орудия.
Письмо от сослуживца семье Терентьевых:
http://uploads.ru/t/G/B/r/GBrgl.jpg

173
Николай Фёдорович Терентьев окончил школу красных командиров в городе Иркутске. На фронт убыл с очередным эшелоном в июле 1941 года, возможно, вместе с воентехником Дмитриевым. 61-ю стрелковую дивизию догнал уже в Белоруссии. Сколько всего эшелонов из Пензы было отправлено в 61-ю стрелковую дивизию в июле, неизвестно.
http://uploads.ru/t/T/e/r/Terfs.jpg
Капитан Н. Ф. Терентьев
31 августа 1941 года
Ф. фон Бок отмечал: «Во второй половине дня приехал Кессельринг, который открыл мне глаза на то, что фюрер намеревается приостановить наступление 2-й армии и 2-й танковой группы на линии Конотоп — Нежин, чтобы потом атаковать в направлении Москвы всеми силами группы армий «Центр» и частью сил группы армий «Север»! При таких условиях вопрос передачи 2-й армии и танковой группы в зону ответственности группы армий «Юг» можно даже не рассматривать! Я навел справки в Верховном командовании сухопутных сил в отношении того, правда ли это. Ответ: «Ничего еще окончательно не решено, но проблема обсуждается!»
Это чрезвычайно для меня важно, поскольку позволяет как-то обуздывать порывы Гудериана. Я тут же ему телеграфировал, что его главной задачей является выдвижение на линию Борзна — Бахмач
174
— Конотоп. Вопрос о более глубоком проникновении на южном или на юго-восточном направлениях более на повестке дня не стоит»272.
Из диалога Ф. фон Бока с генерал-фельдмаршалом А. Кессельрингом, командующим 2-м воздушным флотом, видно, что к 31-му августа 1941 года окончательно ещё не был решён вопрос о дальнейшем направлении движения немецких войск. Возможно, было дальнейшее движение на юг или, как надеялся Ф. фон Бок, остановка на рубеже Конотоп – Нежин и поворот войск на Москву. Скорее всего, многое, если не всё, зависело от продвижения войск Г. Гудериана и Вейхса на юг.
Г. Гудериан записал: «К 31 августа предмостный плацдарм на р. Десна был значительно расширен; 4-я танковая дивизия перешла через Десну, 10 мотодивизия достигла пункта севернее Короп, но в результате стремительной контратаки русских была отброшена на противоположный берег; крупные силы противника наступали также и на ее правый фланг. Введением в бой последних сил – личного состава хлебопекарной роты с большим трудом удалось избежать катастрофы на правом фланге»273.
1 сентября 1941 года
К сожалению, нашим войскам так и не удалось в эти дни остановить движения на юг войск Г. Гудериана или нанести ему серьёзные потери. Только лишь приостановили на короткое время, но преградить ему дорогу сил уже не было. 47-м же моторизованным корпусом он дошел до города Глухов и также повернул на юг.
Ф. Гальдер записал в дневнике: «Противник оказывает упорное сопротивление войскам 2-й армии. Тем не менее создается впечатление, что противник намерен отойти за Десну. Упорное сопротивление противника на фронте группы Гудериана. Войска Гудериана почти не продвинулись вперед. Однако противник несколько ослабил нажим на восточный фланг группы Гудериана»274.
2 сентября 1941 года
Ставка выразила своё недовольство результатами боёв генерал-лейтенанту А.И. Ерёменко, командующему Брянским фронтом. Сталин лично продиктовал задачи, в которых потребовал вышибить противника из района Стародуб и разгромить его.
175
Маршал А. М. Василевский вспоминал: «2 сентября Верховный Главнокомандующий продиктовал Генеральному штабу по телефону для немедленной передачи командующему Брянским фронтом следующие указания:
«Ставка все же недовольна вашей работой. Несмотря на работу авиации и наземных частей, Почеп и Стародуб остаются в руках противника. Это значит, что вы противника чуть-чуть пощипали, но с места сдвинуть его не сумели. Ставка требует, чтобы наземные войска действовали во взаимодействии с авиацией, вышибли противника из района Стародуб, Почеп и разгромили его по-настоящему.
Пока это не сделано, все разговоры о выполнении задания остаются пустыми словами. Ставка приказывает Петрову оставаться на месте и всеми соединенными силами авиации способствовать решительным успехам наземных войск. Гудериан и вся его группа должна быть разбита вдребезги. Пока это не сделано, все ваши заверения об успехах не имеют никакой цены. Ждем ваших сообщений о разгроме группы Гудериана.
К сожалению, действия войск фронта оказались малоэффективными. Сам же командующий фронтом получил ранение и попал в один из госпиталей Москвы»275.
Руководители сухопутных сил Германии всё не могли успокоиться в связи с решением Гитлера о приостановлении наступления на Москву. У них вновь в голове возникают планы о скорейшем завершении операции на Украине и о повороте армий генералов Гудериана и Вейхса на Москву. С этой целью генералы Браухич и Гальдер приехали 2 сентября в штаб группы армий «Центр» к командующему фельдмаршалу Ф. фон Боку.
Ф. фон Бок отмечал: «Ко мне приехали Браухич и Гальдер; обсуждались цели и задачи возможного наступления на востоке. Ничего еще не решено и все очень зыбко – по той причине, что пока невозможно сказать, где и когда завершится наступление 2-й армии и 2-й танковой группы. До сих пор также неясно, когда части группы армий «Север» будут готовы атаковать на московском направлении с северо-запада. Мое наступление возможно только в том случае, если 2-ю армию и танковую группу Гудериана снова задействуют на восточном направлении и если группа армий «Север» окажет нам всю возможную помощь, так как центр моей группы армий настолько растянут и ослаблен оборонительными сражениями, что наступать своими силами более не в состоянии»276.
176
3 сентября 1941 года
Г. Гудериан записал в своём дневнике: «Особую активность русские развили против частей, готовящихся к переправе через Десну. Против 10 мотодивизии действовали 10-я танковая бригада русских и 293, 24, 143 и 42-я пехотные дивизии, имевшие большой численный перевес»277.
4 сентября 1941 года
Подчинённые генерал-полковника Г. Гудериана обнаружили на сбитом советском самолёте обгоревшую карту с нанесённой обстановкой на фронте. Немецкие генералы, изучив ее, сразу же обнаружили слабость стыка между 21-й и 13-й армиями в районе города Конотоп, туда в направлении Ромны и был нанесён удар 3-й танковой дивизией генерал-лейтенанта Моделя.
Ф. Гальдер записал в дневнике: «Обстановка на фронте: во время моего отсутствия вновь разыгрались страсти. Фюрера вывел из себя Гудериан, который никак не может расстаться со своим замыслом наступать на юг силами 47-го моторизованного корпуса восточнее Десны. В связи с этим отдается приказ о том, чтобы вернуть войска Гудериана на западный берег реки. Напряженные отношения сложились также между Гудерианом и фон Боком. Последний требует от главкома отдать приказ об отстранении Гудериана от командования танковой группой»278.
Г. Гудериан отметил в дневнике: «4 сентября я провел на фронте 4-й танковой дивизии, где встретил генерала фон Гейера. На 75 км обратного пути я затратил 4,5 часа, настолько испортились дороги из-за кратковременного дождя, 4-я танковая дивизия намеревалась наступать в направлении на Короп, Краснополье. Противник, действовавший против этой дивизии, до сих пор оборонялся очень упорно, в том числе и против наших танков. Однако в результате действий пикирующих бомбардировщиков сопротивление противников было в основном сломлено. Генерал фон Гейер, изучив трофейные документы, установил, что наибольший успех может быть достигнут, если продолжать наступление в направлении на Сосницу, так как здесь находился стык между 13-й и 21-й армиями русских. Вполне возможно, что на этом участке фронта у русских вообще имелась брешь, 3-я танковая дивизия сообщила о своем успешном продвижении. Я отправился в эту дивизию и встретил ее подразделения, которые продвигались через Мутино и Спасское к р. Сейм. У генерала
177
Моделя также сложилось впечатление, что перед ним находится очень слабая оборона противника или даже какая-то брешь в его обороне. Я приказал Моделю после перехода р. Сейм наступать в направлении на железнодорожную линию Конотоп, Белополье и перерезать ее»279.
5 сентября 1941 года
Немецкое командование уже находилось в предвкушении предстоящей победы на территории Украины. Они даже окрестили это сражение «Величайшей битвой мировой истории». И вновь на высшем уровне с участием Гитлера решался вопрос о переброске освободившихся сил и местах нанесения основных ударов.
Ф. Гальдер: «17.30 – Совещание у фюрера:
…3. Сражение на юге. Самое важное – направить для уничтожения войск противника, зажатых между Днепром и Десной, одну дивизию из района западнее Десны на Чернигов.
17-й армии (8 дивизий) наступать в направлении Полтавы, Харькова. 1-й танковой группе наступать на северо-запад, 2-й танковой группе – на юг к реке Сулла. В дальнейшем они совместными усилиями нанесут удар вражеской группировке, находящейся на выступе фронта между Днепром и Десной. После того как это сражение («величайшая битва мировой истории») будет закончена, освободившиеся силы следует перебросить на север для удара по войскам Тимошенко»280.
6 сентября 1941 года
Как свидетельствует фельдмаршал Ф. фон Бок, именно в этот день он узнал от командующего 2-м воздушным флотом фельдмаршала Кессельринга о встречном ударе двух танковых армий, 1-й и 2-й, и соединении их где-то километров через 150.
Ф. Гальдер записал в дневнике: «Обстановка на фронте: существенных изменений нет. Значительно продвинулись войска 17-й армии, 2-й армии на Десне и танковой группы Гудериана. Вообще, на восточном участке группы армий «Центр» сравнительно спокойно, что, однако, не должно вводить нас в заблуждение относительно имеющейся опасности, и прежде всего у Трубчевска и Брянска. Именно здесь таится угроза»281.
Ф. фон Бок отмечал: «Кессельринг сообщил мне, что «наверху» рассматривают вопрос о нанесении совместного удара силами юж-
178
ной танковой группы, дислоцированной в районе Кременчуга и танковой группы Гудериана. При этом танковая группа, приписанная к группе армий «Юг», будет атаковать в северном направлении, а 2-я танковая группа – в южном. Обеим танковым группам, чтобы пожать друг другу руки, придется пройти около 150 километров. Любопытное дело: я всегда узнаю такого рода новости прежде всего от представителей воздушного флота»282.
9 сентября 1941 года
Маршал А. В. Василевский вспоминал: «И только 9 сентября нам было разрешено, наконец, передать командующему Юго-Западным фронтом, в копии главкому Юго-Западного направления, ответ:
«Верховный Главнокомандующий санкционировал отвести 5-ю армию и правый фланг 37-й армии на реку Десна на фронте Брусилово-Воропаево с обязательным удержанием фронта Воропаево-Тарасовичи и киевского плацдарма». Иными словами, было принято половинчатое решение. При одном упоминании о жестокой необходимости оставить Киев Сталин выходил из себя и на мгновение терял самообладание. Нам же, видимо, не хватало необходимой твердости, чтобы выдержать эти вспышки неудержимого гнева, и должного понимания всей степени нашей ответственности за неминуемую катастрофу на Юго-Западном направлении»283.
И вновь Ставка принимает по Юго-Западному фронту, как свидетельствует А. В. Василевский, половинчатое решение, а нам, как пишет он, не хватило твердости убедить Сталина. В эти дни, как видно из дальнейших событий, гитлеровские войска буквально ринулись на юг, не встречая серьёзного организованного сопротивления. Командование группы армий «Центр» предвидя успешное завершение операции на Украине, уже собирало на конференцию о проведении новых операций командующих армиями.
Ф. фон Бок отмечает: «2-я армия добилась выдающихся успехов: взят Чернигов. 2-я танковая группа успешно продвигается в направлении города Ромны, встречая слабое противодействие только на своем восточном фланге. Ближе к полудню в штаб-квартиру группы приехали командующие армиями на конференцию по вопросу проведения новых операций. Решено просить Верховное командование сухопутных сил об увеличении числа танковых соединений на направлении главного удара»284.
179
10 сентября 1941 года
Ф. Гальдер записал в дневнике: «Группа армий «Центр»: 2-я армия форсировала Десну, разгромила ряд частей противника и продвигается в юго-восточном направлении. 2-я танковая группа заняла Ромны и двигается навстречу своему партнеру — группе Клейста. Странно, что противник не предпринял контратак против восточного крыла 2-й танковой группы. Возможно, причиной этого являются разрушения нашей авиацией железнодорожных путей противника»285.
Ф. фон Бок отмечал: «2-я армия продолжает развивать успех; правда, испытывает давление на правом крыле… У Гудериана наблюдается неплохое продвижение. Его передовые части достигли города Ромны»286.
Г. Гудериан записал в дневнике: «Группа армий «Юг» готовилась к форсированию Днепра у Кременчуга, откуда она должна была повернуть на север для соединения с нами у города Ромны»287.
11 сентября 1941 года
Маршал А. М. Василевский вспоминал: «11 сентября состоялся такой разговор с военным советом Юго-Западного фронта в присутствии Тимошенко. Вёл переговоры с М. П. Кирпоносом непосредственно Сталин. Он отметил, что отвод войск фронта на восточный берег Днепра будет означать окружение наших войск, так как противник станет наступать не только со стороны Конотопа, то есть с севера, но и с юга, то есть со стороны Кременчуга, а так же с запада, со стороны Днепра.
— Если конотопская группа противника соединится с кременчугской группой, вы будете окружены. …Киева не оставлять и мостов не взрывать без разрешения Ставки288.
…Сталин, к сожалению, всерьёз воспринял настойчивые заверения командующего Брянским фронтом А. И. Ерёменко в безусловной победе над группировкой Гудериана. Этого не случилось. И Б. М. Шапошников, и я с самого начала считали, что Брянский фронт не располагает для этого достаточными силами. Но, видимо, тоже поддались уверениям его командующего»289.
С каждым днём неумолимо приближалась трагедия Юго-Западного фронта, к которой привели: уверенность Сталина в способности Киевской группировки удержать фронт и его убеждённость, что командующий Брянским фронтом А. И. Ерёменко сможет разбить 2-ю танковую группу Гудериана или, в крайнем случае, остановить, чтобы не допустить окружения с се-
180
вера. В это время гитлеровцы определились с местом встречи двух танковых армий: они должны были соединиться в населённом пункте Лохвица.
Ф. фон Бок отмечал: «Оборона противника рухнула под ударами 2-й армии и танковой группы Гудериана. По требованию группы армий «Центр» 2-я танковая группа, чьи позиции растянулись более чем на 200 километров, должна наступать на Лохвицу, как и, равным образом, на Прилуки и Пирятин, где ей предстоит соединиться с танками группы армий «Юг», которые сегодня утром двинулись в наступление к северу от Кременчуга»290.
13 сентября 1941 года
Реально оценивая, надвигающуюся катастрофу Юго-Западного фронта, начальник штаба генерал-майор В. И. Тупиков обратился напрямую к начальнику Генерального штаба маршалу Б. М. Шапошникову. Но этот его жест отчаяния был оценён Верховным Главнокомандующим как проявление панического настроения. Можно было бы дальше не рассматривать развитие событий на Юго-Западном фронте, если бы это не затрагивало дальнейшей судьбы, находящихся в составе 21-й армии оставшихся в живых бойцов и командиров 63-го стрелкового корпуса генерала Л.Г. Петровского, в том числе и 61-й стрелковой дивизии. Её военнослужащие, в который раз оказавшиеся в окружении, до конца разделили судьбу частей и соединений, попавших в «клещи» на Украине. Наглядный пример этому — биография старшего лейтенанта В. Т. Пуганова, помощника начальника штаба 66-го стрелкового полка 61-й стрелковой дивизии, до конца сентября 1941 года пытавшегося избежать плена и выйти из окружения.
Маршал А. М. Василевский вспоминал: «Начальник штаба Юго-Западного фронта генерал-майор В. И. Тупиков в донесении на имя начальника Генерального штаба от 13 сентября сообщал, что положение войск фронта осложняется нарастающими темпами: прорвавшемуся на Ромны, Лохвица и на Веселый Подол, Хорол противнику пока, кроме местных гарнизонных и истребительных отрядов, ничто не противопоставлено, и продвижение его идет без сопротивления.
Фронт обороны 21-й армии взломан окончательно, и армия фактически перешла к подвижной обороне. 5-я армия также не может стабилизировать фронт и ведет подвижную оборону. В стык с 37-й армией противник прорвался на Кобыжчу. «Начало понятной Вам катастрофы, — докладывал он далее, — дело пары дней».

0

10

181
Ознакомившись с этим донесением, Верховный Главнокомандующий спросил Шапошникова, что он намерен ответить Тупикову. И тут же, не дождавшись ответа, сам продиктовал следующий ответ, адресованный командующему Юго-Западным фронтом, в копии – главкому Юго-Западного направления: «Генерал-майор Тупиков номером 15 614 представил в Генштаб паническое донесение. Обстановка, наоборот, требует сохранения исключительного хладнокровия и выдержки командиров всех степеней. Необходимо, не поддаваясь панике, принять все меры к тому, чтобы удержать занимаемое положение и особенно прочно удерживать фланги. Надо заставить Кузнецова и Потапова прекратить отход. Надо внушить всему составу фронта необходимость упорно драться, не оглядываясь назад. Необходимо неуклонно выполнять указания т. Сталина, данные вам 11.IX. Б. Шапошниковым. 14.IX. 1941 г. 5 ч. 00 м.»291
Ф. фон Бок отмечал: «Сегодня утром 2-я танковая группа взяла Лохвицу; иных серьезных изменений на фронте танковой группы не произошло»292.
14 сентября 1941 года
Продвижение вперед войск Г. Гудериана было настолько стремительным, что он сам стал свидетелем того, что при въезде в город Ромны по нему беззаботно гуляли ни о чем не подозревающие празднично одетые жители. К вечеру Г. Гудериан добрался до Лохвицы, в которой был пока только один полк из 3-й танковой дивизии генерал-лейтенанта Моделя. Этот полк имел в своём составе всего десять боеспособных танков. Интересно свидетельство Гейнца Гудериана, заночевавшего в школе в Лохвице, о том, что «для школ, больниц, детских домов и спортивных площадок в России было сделано много. Эти учреждения содержались в чистоте и полном порядке».
Как показала история Великой Отечественной войны, наиболее героически и мужественно зарекомендовали себя на фронте именно выпускники советских школ.
Г. Гудериан записал в дневнике: «Генерал фон Гейер… доложил мне, что противник накапливается в районе Лохвица и поэтому необходимо закрыть брешь между нами и Клейстом. В соответствии с этим он приказал своим дивизиям продвинуться до рубежа р. Сулла. У Сенча, в 11 км южнее Лохвица, были отмечены крупные сосредоточения русских. Я продолжил свою поездку и въехал в город Ромны, по улицам которого мирно гуляли празднично одетые толпы местных жителей.
182
… С наступлением темноты я уже был в Лохвице у Моделя. К этому времени ему удалось подтянуть только один полк из своей дивизии; остальные части дивизии ввиду плохого состояния дорог находились еще далеко. Модель доложил мне, что крупные сосредоточения русских состоят преимущественно из тыловых частей. Только отдельные подразделения имели достаточное боевое снаряжение. Имеющиеся у русских танки, видимо, были собраны в тыловых мастерских и имели задачу прикрывать отступление. В огромном котле в районе Киева оставались части пяти русских армий – 21, 5, 37, 26 и 38-й»293.
15 сентября 1941 года
Ф. фон Бок отмечал: «Кольцо вокруг противника, оказавшегося между внутренними крыльями групп армий «Центр» и «Юг», сомкнулось. Передовые части 1-й танковой группы (Клейст) установили контакт с танковой группой Гудериана на юге от Лохвицы. Так что эту стадию «Битвы за Киев» можно назвать чрезвычайно успешной»294.
16 сентября 1941 года
В этот день состоялось соединение двух танковых групп, 1-й и 2-й, генерал-полковников Э. Клейста и Г. Гудериана в районе южнее Лохвицы. В кольце окружения оказались пять армий Юго-Западного фронта (5-я, 21-я, 26-я, 37-я и 38-я армия).
Г. Гудериан записал в дневнике: «16 сентября наш передовой командный пункт в Ромны. Окружение русских войск успешно продолжалось. Мы соединились с танковой группой Клейста»295.
17 сентября 1941 года
Маршал А. М. Василевский писал: «Только 17 сентября Верховный Главнокомандующий, окончательно убедившийся в невозможности разрядить ситуацию на юго-западе, разрешил Юго-Западному фронту оставить Киев. В ночь на 18 сентября командование фронтом отдало приказ выходить с боем из окружения. Однако вскоре связь штаба фронта со штабами армий и со Ставкой была прервана. Войска отходили с ожесточёнными боями. 5-я, 37-я, 26-я армии, часть сил 21-й и 38-й армий были окружены. Выход из окружения осуществлялся в крайне сложных условиях. Войска раздробились на многочисленные отряды и группы, которые пробивались самостоятельно» 296.
183
Когда командованию Юго-Западного фронта было передано разрешение Ставки на оставление Киева и отвод войск, там не поверили и потребовали письменного подтверждения. Было потеряно еще около двух суток на согласование. Немецкое кольцо окружения первоначально было слабым и не смогло бы удержать организованных ударов боевых частей, но, как видно из сложившейся ситуации, вследствие отсутствия связи было утрачено фронтовое управление отходящими войсками. Командование армий, дивизий и частей пыталось взять ситуацию под свой контроль, но делать это было тяжело под постоянным бомбовым и огневым воздействием авиации и артиллерии противника.
18 сентября 1941 года
Ф. Гальдер записал в своём дневнике: «Обстановка вечером: в районе южнее Днепра наши части успешно продвигаются на восток. 17-я армия у Полтавы. Южнее города войска успешно наступают. Натиск противника у Киева продолжается. По-видимому, Сталин отдал приказ стянуть к Киеву все силы, чтобы удержать город. Кажется, у противника большая неразбериха. Наблюдаются лишь разрозненные попытки прорваться в северо-восточном направлении. Русские по нескольким дорогам подводят свои войска от Харькова на Ромны. Первые атаки противника с востока у Ромны отражены»297.
20 сентября 1941 года
Маршал А. М. Василевский вспоминал: «20 сентября погибли в бою командующий войсками Юго-Западного фронта генерал-полковник М.П. Кирпонос, член военного совета, секретарь ЦК Кп(б) Украины М.А. Бурмистенко и начальник штаба генерал-майор В.И. Тупиков»298.
Ф. Гальдер записал в дневнике: «Противник пытается поспешно собрать свои разбитые войска в районе Полтава, Красноград, Харьков и наступлением их в районе Ромны задержать дальнейшее продвижение группы Гудериана на восток. Противнику, по-видимому, удалось вывести из Киева больше войск, чем мы ожидали, и теперь эти войска делают попытки прорваться на северо-восток и восток. В кольце окружения начинается кризис»299.
Ф. фон Бок отметил: «Моя штаб-квартира переезжает в дневные детские ясли на западной окраине Смоленска; в яслях нет детей, зато много тараканов»300.
184
Посчитав свою миссию на юге исполненной, фельдмаршал фон Бок принимает решение о перемещении своей штаб-квартиры ближе к фронту в район Смоленска, чтобы лично контролировать ход подготовки группы армий «Центр» для дальнейшего наступления на Москву.
22 сентября 1941 года
Из воспоминаний старшего лейтенанта В. Т. Пуганова о попытках выхода из очередного окружения и его пленение: «В районе Оржицы Полтавской области собралась большая группа окруженцев всех родов войск. Эти войска оказали серьёзное сопротивление гитлеровцам. Несколько дней велись активные боевые действия. Фашисты, подтянув свежие силы, перешли в наступление, усилив огонь артиллерии и миномётов. Налёт авиации окончательно рассеял нас. Я был контужен и получил тяжелые ушибы в области грудного отдела позвоночника, мне отказали ноги. Сколько и где я бродил сказать не могу, счет времени был потерян — скрываясь в разбитых домах, в поле, лесах и так далее. Последний раз, скрываясь в кочковатом болоте среди посевов конопли, мы в составе трёх человек были пойманы и оказались в плену. Я, Сергиевский В. А. и Цуркан В. Это произошло 22 сентября 1941 года у деревни Денисовка Оржинского района Полтавской области»301.
Ф. фон Бок отмечал: «На фронтах затишье; воюет одна только 2-я танковая группа»302.
24 сентября 1941 года
Казалось бы, отступающие войска Юго-Западного фронта должны были бы просто снести своей массой растянутые по фронту соединения 2-й танковой группы, но нет: организованное сопротивление советских войск продолжалось не очень долго, и генерал-полковник Г. Гудериан вновь готовит своих танкистов к наступлению на восток, на этот раз к своей заветной цели — Москве.
Ф. фон Бок отмечал: «Танковая группа Гудериана будет готова атаковать 30 сентября»303.
25 сентября 1941 года
Ф. Гальдер записал в дневнике: «Почти полностью уничтожены группировки противника в котлах восточнее Киева. Наши войс-
185
ка приводят себя в порядок. Гудериан сосредоточивает войска своей группы»304.
27 сентября 1941 года
Ф. Гальдер отметил в дневнике: «Общие потери сухопутных войск на Восточном фронте (не считая больных) за период с 22.6 по 23.9 составили 522833 человека, что равняется 14.38 процента общей численности войск на Восточном фронте (3,4 млн. человек)»305.
30 сентября 1941 года
В этот день началось очередное наступление 2-й танковой группы Гудериана на восточном фронте из района Шостка — Глухов. Его войска левым флангом замкнули кольцо окружения в районе Брянска, совместно со 2-й полевой армией и правым флангом 4-й танковой группы. Основная же масса войск, стремительно пройдя сквозь войска Брянского фронта, объявилась вдруг в районе города Орёл, затем был взят Мценск. Но с выходом корпусов Гудериана к Туле, его военное счастье и везение закончились. Несмотря на то, что он обошёл Тулу справа и слева, значительно продвинувшись вперёд, взять этот город, оборонявшийся 50-й армией под командованием нашего земляка генерал-лейтенанта И. В. Болдина, «быстрый Гейнц» так и не смог. В этих боях проявили свое боевое мастерство танкисты бригады полковника М. Е. Катукова, будущего маршала бронетанковых войск. Действуя смело и решительно, его 45 танков в течение короткого времени уничтожили, действуя из засад, 133 боевых машины Г. Гудериана. Провал зимнего наступления на Москву стоил ему должности. Гитлер своим приказом отправил генерал-полковника Г. Гудериана и ряд других высших офицеров в отставку. История так сложилась, что через территорию Белоруссии проходили две армии захватчиков. В 1812 году шли солдаты Наполеона I, а когда их погнали от Москвы обратно, то «непобедимая» армия
при переправе через Березину погибла. В июне 1941 года двинулась вперед самая мощная группировка Гитлера группа армий «Центр». Судьба вновь сыграла злую шутку, на этот раз, над «непобедимой» армией фашистской Германии. Когда фронт в 1943 году вновь вернулся на территорию Белоруссии, Гитлер приказал удерживать советские войска на этом рубеже не менее 7 лет.
186
22 июня 1944 года
Вот, что пишет об этом выдающийся немецкий историк Алекс Бухнер в своей книге «1944 крах на Восточном фронте». Однако уже 22 июня 1944 года «русские перешли в крупное наступление, размах и мощь которого намного превосходили все пережитое до сих пор во время Второй мировой войны».306
«Все началось с 5.30 утра. Такого не видывали и ветераны русского фронта. Снаряды разных калибров градом сыпались на позиции, перепахивая метр за метром, воронки изменили пейзаж. Повсюду была вывернута земля, ямы, воронка на воронке. В этом аду за воем, грохотом, треском, ударами отдельные взрывы уже не различались. Заграждения были разрушены, блиндажи и землянки провалены и разбиты, целые позиции срыты, пулеметные точки и огневые позиции минометов уничтожены прямыми попаданиями. Под черно-коричнево-серыми облаками дыма исчезали артиллерийские позиции, орудия швыряло в воздух, взрывались боеприпасы. И повсюду – мертвые, истекающие кровью люди между снова и снова взлетающими фонтанами земли и грязи. Оставшиеся в живых, те, кто в этом уничтожающем аду забился в разбитые укрытия и вжался в землю засыпанных окопов, вряд ли могли соображать, что творилось вокруг. Над их головами гудели и выли краснозвездные самолеты и рядами сбрасывали свои бомбы, взрывы которых надвигались огненной стеной» 307…
«…И ни одного немецкого самолета не было видно»308.
Практически через десять дней, к концу июня, немецкий фронт был прорван на ширину 350 километров и все три окруженные армии не имели боеспособных частей. В течение 14 дней основных боев немецкие войска понесли существенные потери, за это время были уничтожены:
«— семь из девяти армейских корпусов (6, 12, 27, 35, 39, 41 и 53 );
— двадцать восемь из тридцати четырех дивизий…;
— многие части группы армий, армейского и корпусного подчинения…
Наряду с чудовищными потерями в людях группа армий «Центр» потеряла все вооружение. Её полный разгром стал крупнейшей катастрофой в истории немецких войск и вообще в немецкой военной истории»309.
Гитлер снял с поста командующего группой армий «Центр» фельдмаршала Буша и поставил на его место фельдмаршала Моделя, которому удалось создать полосу обороны на 400 километров западнее с начала наступления.
187
В операции «Багратион» по разгрому немецко-фашистских войск в Белоруссии активное участие принимала 5-я армия во главе с уроженцем с. Вишнёвое Тамалинского района Пензенской области генерал-полковником Н. И. Крыловым. Мужественно сражались здесь в составе 65-й армии 1-го Белорусского фронта и воины 354-й стрелковой дивизии, сформированной на пензенской земле осенью 1941 года. Она освобождала Бобруйск, Барановичи и была удостоена за эти бои почетного наименования «Калинковичская».
В Белоруссии отличились войска генерал-майора Ф.М. Черокманова, уроженца села Маровка, ныне Иссинского района Пензенской области. 15 октября 1943 года 27-й стрелковый корпус 65-й армии 1-го Белорусского фронта под командованием Филиппа Михайловича начал форсирование реки Днепр в районе пгт Лоев Гомельской области. Две дивизии к исходу следующего дня закрепились на противоположном берегу, удержав захваченный плацдарм. 30 октября 1943 года генерал-майору Ф.М. Черокманову за смелость и решительность присвоено звание Героя Советского Союза.
188
ЗАБЫТАЯ ДИВИЗИЯ
На написание этой книги меня подвигла статья, хранящаяся в фондах ГАПО (Государственного архива Пензенской области: ф – 6028, оп. 8, д. 67, л 1-8), «Боевой путь и судьба 61-й пензенской дивизии». Её автор — Владимир Тихонович Пуганов, старший лейтенант в отставке, инвалид Великой Отечественной войны, проживавший в городе Пенза, бывший помощник начальника штаба 66-го стрелкового полка 61-й стрелковой дивизии.
Он пишет: «Трагическая судьба постигла и нашу 61-ю Пензенскую дивизию. Пензенцы должны знать, что 61-я стрелковая дивизия была укомплектована до численности военного времени целиком и полностью из военнообязанных города Пензы и области, а поэтому она по праву называлась Пензенской дивизией. Она одна из первых была отправлена на Западный фронт, приняв на себя всю тяжесть борьбы с гитлеровцами, стремительно рвавшимся вглубь нашей страны, к Москве.
К сожалению, о 61-й Пензенской дивизии мало пишут, мало говорят, может быть, потому, что её первому составу мало пришлось воевать, жизнь дивизии была коротка, а может быть, о ней молчат еще и потому, что из её первого состава мало осталось живых свидетелей, участников тех тяжёлых дней».
Владимир Тихонович написал эти строчки к 30-летию Победы над фашистской Германией. Его слова, как крик души, обращены к нам, ныне живущим, от имени бойцов и командиров 61-й стрелковой дивизии, призванных с пензенской земли и погибших летом 1941 года.
Прошло ещё 35 лет, мы с большим воодушевлением отпраздновали уже 65-ю годовщину со дня Победы. Что изменилось за это время? Ответим честно: «Ничего!». Пензенская земля по-прежнему не располагает информацией о подвиге воинов-земляков, не увековечивает о них память и не воздаёт им должных почестей. А это — наша история и наш долг по отношению к старшим поколениям, вставшим в минуты смертельной опасности на защиту нашего Отечества. В отдельных изданиях недобросовестные авторы, искажая факты, опошляют величие подвига воинов-пензенцев нашей 61-й стрелковой дивизии. К примеру, писатель Резун (под псевдонимом Суворов) в книге «Ледокол» развивает мысль о «чёрных» корпусах и дивизиях. В частности, он пишет: «Рассказ о «чёрных» дивизиях и корпусах мы начали с 63-го стрелкового корпуса 21-й армии. И тут упомянули комкора Петровского и комбрига Фоканова. Отчего же они не генералы? Ответ тут простой. В «чёрных» корпусах и дивизиях не только солда-
189
ты и офицеры, но и высшие командиры были ветеранами «барачных городков для лесорубов».
Необходимо ещё раз подчеркнуть, что в состав 61-й стрелковой дивизии, так же, как и в состав других дивизий, входивших в 63-й стрелковый корпус, не могли входить бывшие осужденные. В эти кадровые дивизии были призваны из запаса на сорокапятидневные сборы жители Пензенской области, прошедшие воинскую службу в частях Красной Армии, многие из которых участвовали в боевых действиях в Карелии и на Дальнем Востоке. Поэтому они и сражались на Западном фронте так мужественно и умело. Время так называемых «лесорубов» наступит позже, где-то в октябре-ноябре 1941 года, когда Красная Армия в нескольких гигантских котлах окружения потеряет только военнопленными свыше миллиона человек. Кроме того, в опубликованной в этом году в газете «Пензенская правда» статье приводится перечень семи стрелковых дивизий, якобы формировавшихся на пензенской земле в годы Великой Отечественной войны. К своему великому удивлению, среди них мы не увидим 61-й стрелковой дивизии. И уже среди отдельных жителей идёт разговор о том, что формировалась ли она здесь вообще? Один чиновник даже говорит, что надо об этой дивизии сделать запрос через военкомат в архив Министерства Обороны. Вот к чему приводит отсутствие правдивой информации о 61-й стрелковой дивизии.
И в завершение этой темы. Буквально несколько дней назад пришлось разговаривать с одним краеведом, который длительное время общался с одним из ветеранов 61-й стрелковой дивизии. Этому ветерану удалось выжить благодаря тому, что он был ранен в начале боевых действий дивизии и эвакуирован в госпиталь. Бывший боец вспоминал, что в конце погрузки перед отправлением на фронт к их эшелону был присоединён вагон с металлическими решётками, а когда они прибыли к месту разгрузки, то из него вышли люди в синей форме. Анализируя эту информацию, краевед считает, что это были бывшие осужденные, как бы подтверждая теорию Резуна. Однако, если мы посмотрим штаты 61-й стрелковой дивизии, то увидим в них такие подразделения, как 123-й полевой пункт связи и 435-ю полевую кассу Госбанка. Зная, что в тот период эти подразделения были одеты в синюю форму, не составляет большого труда понять, кто же ехал в отдельном вагоне за решётками. Кроме того, надо иметь в виду, что если бы в вагоне ехали осужденные, то необходима была бы их охрана, которой не было! Затем, по прибытии на фронт, им должны были выдавать оружие, которым, наверняка, многие просто не умели пользоваться! И так далее.
190
http://uploads.ru/t/h/t/x/htxc1.jpg

Офицеры управления 61-й стрелковой дивизии на учениях
http://uploads.ru/t/7/8/t/78t9P.jpg

Конюшня 61-й стрелковой дивизии. Уход за лошадьми
Обратимся к воспоминаниям участников событий далёкого 1941 года, которые нам позволят более полно воссоздать боевую историю 61-й стрелковой дивизии.
191
http://uploads.ru/t/2/S/8/2S8Ac.jpg
Капитан И. Н. Мишин, командир роты связи 307-го сп
Мишин Иван Николаевич, 1902 года рождения, до войны 18 лет работал в школе № 27, из которых 11 – завучем.
Из воспоминаний капитана И. Н Мишина:
«Жаркое лето сорок первого. Наша 61-я стрелковая дивизия в мирных условиях занимается боевой подготовкой в Селиксинских лагерях под городом Пензой. Я командую ротой связи 307-го стрелкового полка. Рота укомплектована в основном молодым составом, большинство бойцов имеют среднее и высшее образование. Очень много таких, которые окончили десятый класс в 1939 и 1940 годах. Всего в роте 144 человека, из них 8 офицеров. Очень дружный сплоченный коллектив, 40-50% всего состава — отличники боевой о политической подготовки.
И вот утро 22 июня. Коварный враг, нарушая все нормы международных отношений, не объявляя войны, внезапно, исподтишка двинул свои полчища в пределы нашей Родины. Первые эшелоны нашей дивизии на второй же день после нападения гитлеровцев пошли к линии фронта. Я с ротой выехал со своим полком 24 июня.
Утром 28 июня мы выгрузились на станции Дарница в 30 км восточнее Киева. В течение суток, форсированным маршем наша дивизия прошла 120 км до города Чернигова. Первого июля мы вступили в зону боевых действий в районе города Рогачёва Гомельской области. В первый бой с гитлеровцами мы вступили прямо с марша 4 июля. Гитлеровское командование, используя внезапность, превосходство в авиации и танках, за десять суток сделало большой бросок, и вот в районе Жлобин-Рогачёв, в отдельных местах, форсировали Днепр и заняли небольшие плацдармы
192
на нашем левом берегу. Нашей дивизии была поставлена задача с хода ликвидировать эти плацдармы, сбросить врага в Днепр и преследовать его дальше. В течение 48 часов шел ожесточенный непрерывный бой. Враг засел в небольшом прибрежном селе и вел яростное сопротивление. Против нас действовала дивизия СС. И вот в эти двое суток они почти все были истреблены. Только единицы этих головорезов смогли обратно переправиться на правый берег. С нашей стороны тоже были большие потери, многие легли смертью храбрых. Из нашей роты, восстанавливая связь с одним из батальонов полка, который зашел в тыл врага, погибли комсомолец сержант Дорохин – любимец роты — и рядовые Федоров и Егоров, все трое окончили 10 классов в 1940 году. Многие командиры и бойцы моей роты были представлены к правительственным наградам.
Итак, первое боевое крещение произошло».
В боях под городом Рогачёвом капитан И. Н Мишин был тяжело ранен. Имеет 7 правительственных наград. Умер в 1985 году, похоронен в городе Самара.
Из письма Г. П. Кулешова к сыну врача С. А. Островского от 21.12.1967 г.:
«Здравствуйте, тов. В. С. Островский! Письмо Ваше получил давно, но не отвечал, так как попытался разыскать кого-либо из 221-го сп, но пока безрезультатно. При отходе 63-го ск (14 – 17 августа 1941г.), 61 сд в том числе 221 сп, оказались на направлении главного удара противника и понесли наибольшие потери, чем все остальные дивизии корпуса. Сам командир дивизии генерал-майор Н. А. Прищепа получил очень тяжёлое ранение и вскоре скончался. Гибель командира дивизии также не могла не сказаться на общем состоянии полков этой дивизии. Один из дивизионов моего полка (1-й дивизион 318-го гап), поддерживающий 307 сп (… 221 сп) разделил участь этой дивизии. Из его личного состава в полк возвратились приблизительно только 1/3. Немцы в этом направлении бросили в прорыв танковые части, страшно бомбили, и естественно, что 61-я сд не смогла их сдержать, и была сперва отброшена, а затем и распылена. Фактически части дивизии выходили из окружения последними и, как правило, в неорганизованном порядке.
Большая часть, и особенно тяжело раненые, оказалась в плену. В том числе оказался и командир 1-го дивизиона моего полка. Правда, ему при второй попытке всё же удалось бежать из плена. По его докладу, при этом отходе со стороны немцев творились ужасные вещи. По-видимому, Ваш отец, как старший врач полка, не мог бросить тяжело раненных бойцов и вследствие этого и погиб. (Возможно, что
193
он погиб от бомбёжки авиации). Должен Вам сказать, что в тот момент все санитарные части полков оказались в худшем положении, чем подразделения, непосредственно ведущие бой. При работе в архиве мне как-то попалось одно санитарное дело, но я его очень бегло просмотрел и сейчас даже не могу вспомнить, что это за дело и какой дивизии. При выходе из окружения все дивизии и полки уничтожали свои архивы и поэтому в Подольском архиве Министерства Обороны за 14 – 17 августа (дни отхода) сохранились отдельные случайные документы. Особенно плохо обстоит дело с документами учёта личного состава частей. Я намереваюсь во второй половине 1968 года снова работать в этом архиве. И тогда попытаюсь просмотреть эти дела более внимательно. И вообще, если мне из каких-либо источников удастся уточнить о Вашем отце, то я сообщу Вам дополнительно. К сожалению, до сих пор никто из 221-го сп на мою статью не отозвался, но в конце 1968 года в Гомеле должен быть опубликован сборник, где предполагается напечатать мою вторую, более обширную статью под тем же названием. А так как этот сборник будет распространяться не только среди подписчиков, как это имело место с Военно-историческим журналом, то я возлагаю на него большие надежды. В смысле отзыва бывших участников этих событий (в 318-м гап большой процент людей были безразличны).
С глубоким уважением, (подпись Г. П. Кулешова)»
Сигизмунд Антонович Островский родился 24 марта 1894 года в селе Цмовка Шепетовского уезда Волынской губернии. В 1915 году призван в царскую армию, окончил одногодичные курсы ротных фельдшеров. Затем служба в Красной Армии. В 1928 году окончил Московский медтехникум. В 1928-1930-х годах служба на Памире в пограничных войсках. В 1939 году окончил Военно-медицинскую академию в Ленинграде. Старший врач 221-го стрелкового полка 61-й стрелковой дивизии. Погиб в августе 1941 года в районе села Пиревичи Жлобинского района Гомельской области.
Из воспоминания Владимира Сигизмундовича Островского, офицера в отставке, инвалида Великой Отечественной войны, сына С. А. Островского, от 7 декабря 2007 года:
«Расположенные в городе Каменка Пензенской области 17 июня 1941 года, 307-й сп и 55-й ап были подняты по тревоге и отправлены в Белорусский военный округ для участия в манёврах. 22 июня в военный городок начали поступать мобилизованные с утра. Через двое суток весь городок был заполнен, даже конюшни, все они попали на фронт
194
в 61-ю стрелковую дивизию. В течение войны в Каменском районе наблюдался массовый патриотизм, в нашем районе было и мордовское, и татарское население — все были едины в борьбе с немцами. Главная заслуга бойцов 41 года, что они не дали оккупировать Центральную Россию, основной резерв Красной Армии в кадрах…
В худшем положении оказалась 61-я стрелковая дивизия, её командир генерал Н. А. Прищепа был тяжело ранен в живот и умер на операционном столе медсанбата дивизии, кроме того, во время прорыва она (дивизия) оказалась во втором эшелоне. 61-я стрелковая дивизия состояла из жителей Пензенской области, которые показали образцы героизма, так как был мобилизован запас 1 категории, многие прошли финскую кампанию…
Несмотря на огромный перевес сил, корпус продолжал упорные попытки прорыва, чем задержал части Вермахта на трое суток, что позволило организовать оборону Гомеля. Прорыв осуществляла 154-я сд и ей частично организованно удалось вырваться из окружения. Немцы были мастерами затыкать прорывы, наше командование только ещё училось. Упорные бои 63-го ск разозлили немцев, проявившиеся в расправах над пленными. Ухудшило положение корпуса и отсутствие запасов боеприпасов и продовольствия, которые по приказу командарма 12 августа были отправлены в тыл.
17 августа в селе Скепня погиб комкор Л. Г. Петровский. Немцы приказали пленным его похоронить. Поставили деревянный крест, где на русском и немецком языке написали: «Командир чёрного корпуса генерал Петровский». Есть версия, что дали салют, якобы какой-то проезжавший немецкий генерал приказал. После войны через Сердобский военкомат мне удалось получить адреса из довоенного запаса офицеров 221-го сп, из 17 человек 15 были в плену. Из Каменского гарнизона 307-го сп 55-го ап вышли из окружения только четыре человека. Я имею в виду только тех, которые проживали в военном городке. Личный состав 63-го ск под руководством коммуниста Л. Г. Петровского мужественно выполнил свой долг перед Родиной! Если бы не было героической борьбы в 41 году, не было бы и Победы, а борьба без жертв не бывает. Именно тогда была сорвана главная стратегическая задача фашистской Германии: молниеносная война.
Воспоминания составлены на основании рассказов мне участников боёв.
7 XII 2007 г. Инвалид ВОВ II группы
офицер в отставке (подпись) Островский»
195
http://uploads.ru/t/8/e/n/8enbo.jpg

Военврач 2-го ранга С. А. Островский,
старший врач 221-го стрелкового полка

http://uploads.ru/t/o/w/i/owirE.jpg

Военные медики Пензенского гарнизона, участники недели военно-
полевой хирургии г. Пензы. На снимке: средний ряд первый справа
С. А. Островский, верхний ряд третий слева – Глейзер.

196
http://uploads.ru/t/Z/T/r/ZTr76.jpg

Лейтенант медицинской службы М. Г. Горельникова (Соболева)

Мария Георгиевна Горельникова родилась в 1920 году в Колышлейском районе Пензенской области.

Из статьи Т. П. Кадышева «Партизанская семья», опубликованной в газете «Пензенская правда» от 26 декабря 1974 года. В ней описывается судьба двоих фронтовиков, уроженцев Пензенской области: Евсеева Тихона Ефимовича из Шемышейского района и Куликовой Марии Максимовны из Городищенского района. Младший лейтенант Евсеев войну встретил на границе, под Брестом. С боями его подразделение отходило на восток. В июле 1941 года они вышли в расположение 61-й стрелковой дивизии, которая вела бои на западном берегу Днепра северо-западнее города Рогачёв. Тихон Ефимович был назначен командиром роты этой дивизии.
Далее Тихон Прокопьевич отмечает, что «лейтенант медицинской службы, воспитанница Пензенского медучилища Мария Куликова в составе 61-й дивизии находилась под Москвой и Вязьмой. Дивизия попала в окружение и с боями в трудную весеннюю распутицу 1942 года пробивалась к своим». (61-я стрелковая дивизия
197
не вышла из окружения в августе 1941 года и в сентябре того же года была расформирована. Значит, под Москвой и Вязьмой она не могла быть. – Г.Т.)
Куликова Мария Максимовна в своей автобиографии пишет, что после войны с финнами она работала с июля 1940 года в Пензе в 22-м медсанбате 61-й стрелковой дивизии. Судя по тому, что с 24 июня 1941 года ее вновь призывают в Ахуны, она до начала войны успела уволиться в запас. В конце ноября лейтенант медицинской службы Куликова отправлена на фронт под Москву, в состав 33-й армии генерала М. Г Ефремова, но уже с 338-й стрелковой дивизией, которая формировалась в это время в Пензе. С этим соединением она наступает на город Вязьма и там же попадает в окружение и плен. Больше года Мария находилась в различных лагерях. В районе Рогачёва ей удалось бежать из плена и попасть в партизанский отряд, в котором она была назначена фельдшером роты подрывников. Этим подразделением командовал Евсеев, с которым они создали семью после освобождения от фашистов Белоруссии.
Непростой оказалась судьба Буровой Марии Георгиевны, 1908 года рождения, уроженки Николо-Пестровского района Пензенской области. Окончив медицинское училище, она работала в больнице имени Семашко. С 27 мая 1941 года была мобилизована в Красную Армию на должность лаборантки при медсанбате. После начала Великой Отечественной войны Мария Георгиевна дважды попадает в окружение, в связи с этим допрашивалась следователем НКВД. Судя по данным протокола допроса, она в первый раз попала в окружение 15 августа 1941 года в районе села Селивановы хутора около города Рогачёва. Можно предположить, что Бурова находилась в медсанчасти 61-й стрелковой дивизии, которая была окружена именно в этом районе. Вот что она рассказывала следователю: «Мы были окружены и обстреляны со всех сторон немцами. Мы вынуждены были разбежаться, кто куда знает. Затем мы двигались по лесам небольшими группами на восток. За Гомелем в деревни Сагутеве мы встретились с разведкой Красной Армии. Меня послали в госпиталь 2407 при 3-й армии. 19 октября 1941 года наш госпиталь был обстрелян с двух сторон. Мы все разбежались, кто куда знает. Я встретила медсестру, с которой мы пошли на Москву.
14 января в Тульской области мы были освобождены частями Красной Армии». Мария Георгиевна прожила долгую жизнь. Обидно было услышать о том, что она ушла из жизни, оказывается, даже не имея прав на льготное погребение как участница Великой Отечественной войны.
198
http://uploads.ru/t/4/2/I/42ITN.jpg

http://uploads.ru/t/P/6/i/P6iEm.jpg
199
http://uploads.ru/t/3/d/x/3dxuO.jpg

Из письма бывшего партизана бригады «Месть» №130 Могилёвского соединения Владимира Улитина, рядового 221-го стрелкового полка 61-й стрелковой дивизии:
«Мне семьдесят шесть лет, я с трудом передвигаюсь, замучили болезни. Зачем пишу? В надежде, что не я, так хоть кто-нибудь другой получит весточку о своем родном человеке, который до сих пор числится «пропавшим без вести».
Ищу своего брата Виктора. Отовсюду, куда я не обращался, получал приблизительно такой ответ: «Ваш брат Виктор Трофимович Улитин, рядовой 1924 года рождения, находясь на фронте, пропал без вести в апреле 1945 года. Сообщаем, что большинство военнослужащих погибло в боях, но боевая обстановка не позволила установить судьбу каждого бойца. Они числятся как «пропавшие без вести.
Город Минск».
200
Из статьи И. Петухова, доктора медицинских наук, профессора Витебского медицинского института, опубликованной в газете «Пензенская правда» от 3 ноября 1976 года.
«Ищу сослуживцев.
Прошу помочь мне в розыске сослуживцев по 22-му отдельному медико-санитарному батальону 61-й стрелковой дивизии, которая в июне – августе 1941 года участвовала в боях на территории Белоруссии. Я служил в этом батальоне врачом, а в середине 1941 года был тяжело ранен.
Разыскиваю командира батальона военврача II ранга Николая Павловича Олейникова, Анатолия Ивановского, Василия Степановича Шепкова, Ивана Григорьевича Старикова. Мой адрес: 210026, Витебск, ул. Суворова, 22, кв. 11».
Из статьи краеведа Михаила Макарова (город Рогачёв) «Горькое лето 1941-го…», опубликованной в газете «Советская Белоруссия» №212 (21587), четверг, 5 сентября 2002 года.
«Два города-соседа, расположенные на берегах одной реки Днепр, — Рогачёв и Жлобин — уже более шестидесяти лет хранят историю контрудара 63-го стрелкового корпуса Приволжского военного округа под командованием комкора Леонида Григорьевича Петровского.
13 июля 1941 года воины этого корпуса в составе стрелковых дивизий под командованием командиров И. Хижняка и В. Раковского форсировали Днепр и Друть и освободили Рогачёв и Жлобин. Кровопролитные бои летом 1941-го года продолжались до 14 августа.
Участник контрудара, командир взвода Иван Илларионович Корпич, вспоминает: «Наш стрелковый полк противник прижал к Днепру, обстрелял из орудий, минометов. На переправе через Днепр тонули живые и мертвые солдаты. Тонули лошади и техника… 14 августа Рогачёв и Жлобин снова были оккупированы противником. В течение дня передовые части 2-й танковой группы Гудериана заняли Славгород и двумя танковыми клиньями с востока вошли в Корму и Чечерск.
15 августа захватили Буда-Кошелево, завершив полное окружение частей 63-го стрелкового корпуса. Еще в конце июля 1941-го года 117-я стрелковая дивизия была выведена из жлобинского участка ближе к Славгороду. 14 августа, не выдержав натиска противника, совместно со 187-й и 151-й стрелковыми дивизиями, уже ослабленными в боях за Могилёв, форсировала Сож и левобережьем реки отступала в сторону Чечерска. 17-го августа заняла оборону. В районе деревни Вуйничи Славгородского района потеряла до 300 своих бойцов, прах которых и теперь поко-

0

11

201
ится на холме в двух могилах (по видетельству очевидицы гибели и участницы захоронения Ольги Ивановны Авчинниковой, жительницы деревни Тереховка Славгродоского района Могилёвской области).
В конце июля на участок Чупер – Жлобин – Стрешин прибыла 154-я стрелковая дивизия под командованием Я. Фоканова, которая совместно со 167-й стрелковой дивизией выбилась из окружения. Погиб командир 63-го стрелкового корпуса генерал Леонид Григорьевич Петровский. После войны его останки перезахоронены в братскую могилу в деревни Старая Рудня Жлобинского района. И через 61 год я не могу забыть то горькое лето 41-го, разложившиеся трупы под знойным солнцем, искать которые для захоронения пришлось мне. В восьми километрах западнее Рогачёва, на оккупированной фашистами территории, вблизи шоссейной дороги Рогачёв – Бобруйск после ухода советских войск еще несколько дней были слышны пулеметные очереди в лесу. За колючей проволокой, в специальном месте, расстреливали советских военнопленных. … Хоронили убитых местные жители по разрешению немецких властей. В районе Днепровского рубежа на правобережье и левобережье Днепра и Друти во многих братских могилах от Рогачёва до Жлобина почти нет имен погибших в 1941-м году. В братской могиле деревни Ректа Жлобинского района значатся только четверо. В братских могилах Заболотье, Красная Буда Рогачёвского района погибшие в 1941-м году совсем не значатся. Забыли и авиаторов – участников обороны Днепровского и Друцкого рубежей 1941-го года в книгах «Память» по Жлобинскому и Рогачёвскому районам. Наш долг вернуть их имена Отечеству, за которое они сложили головы.
К великому сожалению, в статье краеведа из г. Рогачёва нет ни одного слова о нашей 61-й стрелковой дивизии, которая прикрывала боевые действия 167-й, 117-й и 154-й стрелковых дивизий с севера. Практически в этот период самая большая опасность войскам 63-го стрелкового корпуса, которые штурмом освобождали города Рогачёв и Жлобин, исходила от 2-й танковой группы Гудериана с севера. Поэтому комкор Л. Г Петровский поручил задачу прикрытия войск своего корпуса самому боеспособному соединению, т.е. 61-й стрелковой дивизии полковника Н. А. Прищепы. Когда 14 августа 1941 года части корпуса начали отход, и необходимо было с боями прорываться из окружения, генерал-лейтенант Л. Г. Петровский вновь поставил 61-й стрелковой дивизии самую ответственную задачу – прикрывать отход корпуса. Находясь в тяжелейшем положении, без надежды на помощь извне, наша Пен-
202
зенская дивизия до конца выполнила свой воинский долг и обеспечила прорыв частей корпуса из окружения. Именами героев 1941-го года из 154-й и 167-й дивизий названы улицы в городах Рогачёв и Жлобин, а 61-я стрелковая дивизия просто «не вышла из окружения».
http://uploads.ru/t/Y/l/z/YlzcX.jpg

Перезахоронение останков воинов 61-й стрелковой дивизии
в Озеранах Рогачёвского района Гомельской области Белоруссии.
24 февраля 2007 года.

В боевых приказах, оперативных сводках по 61-й стрелковой дивизии в июле 1941 года неоднократно назывался населенный пункт Озераны. Спустя 65 лет, в 2006 году, строители при проведении земляных работ обнаружили связку противотанковых гранат периода Великой Отечественной войны. Рядом находились останки двух красноармейцев. По сохранившемуся медальону удалось установить имя владельца. Им оказался уроженец деревни Степановка Бессоновского района Пензенской области Фрол Павлович Киселёв, 1913 года рождения. Имя второго бойца до сих пор пока не установлено. Как сообщил из Степановки краевед Виктор Евгеньевич Малязёв, обнаружены родственники Ф. П. Киселёва, они проживают в городе Заречном. В газетной статье А. Шишкина «И будет вечной память» (Рогачёвский район Гомельской области, Белоруссия) говорится: «Каждая война, как бы долго она не длилась, рано или поздно заканчивается. Но никогда не кончится её боль, страх и ужас. Равно как навечно в
203
памяти людской сохраняются имена тех, кто, презрев смерть, отдал свою жизнь за свободу и независимость Родины, мирную и счастливую жизнь своего народа. Среди героев Великой Отечественной войны особо величественен подвиг солдат и офицеров, которые, до конца исполнив свой воинский долг, остались безвестными для потомков. Их безымянные останки на долгие годы укрыла мать-земля. И часто, лишь благодаря случайности, неизвестные солдаты вырываются из оков забвения. Герои вновь обретают свои имена, становясь примерами подлинного патриотизма, мужества и стойкости для нынешнего и будущего поколений защитников Отечества…».
http://uploads.ru/t/J/3/9/J39Q4.jpg
Разведчик 221-го сп А. С. Панов
Панов Александр Сергеевич, 1913 года рождения, уроженец села Пригородное Сердобского района. Пропал без вести в 1941 году. Последнее письмо послано в августе 1941 года.
Донесение № 1/276 от
12. 06. 1946 года Сердобский РВК в областной военный комиссариат по запросам родственников о безвозвратных потерях. Панов Александр Сергеевич, 1913 года рождения, разведчик 221 сп 61-й сд. Уроженец села Пригородное Сердобского района. Пропал без вести в 1941 году.
В донесении ещё один человек из 221 сп Шатов Пётр Николаевич, 1911 года рождения. 221 сп рота связи. Уроженец села Соколка Сердобского района.
204
http://uploads.ru/t/2/g/d/2gdxB.jpg
Медведев Александр Алексеевич, уроженец города Сердобска.
Александр Алексеевич в настоящее время проживает в городе Пенза. Он сын ветерана 354-й стрелковой дивизии, формировавшейся на пензенской земле в 1941 году. Заинтересовавшись судьбой дяди Александра Сергеевича Панова, который был призван в 61-ю стрелковую дивизию и пропал без вести в 1941 году, он начал поиски через Интернет. Так как родственник служил в 221-м стрелковом полку, дислоцировавшемся в городе Сердобске, то предметом розыска стали военнослужащие, служившие именно в этом полку. Ниже приводятся списки, которые стали результатом добросовестного многодневного труда Медведева Александра Алексеевича.
Ф.И.О МЕСТО, ГОД РОЖДЕНИЯ МЕСТО СЛУЖБЫ ЗВАНИЕ Примечание
АЛМАКАЕВ АБРАМ А. ------ 61 сд Захоронен д. Зборово Гомельской обл.
АНДРОНОВ АНДРЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ с. Зеленовка 1914 Призван 7.06.1941 г. 221 СП Мл. командир
БАКУМИ ФИЛИПП ИВАНОВИЧ ----- Подразделение 61 сд Рядовой Братская могила с. Зборово Рогачевского р-на Гомельской обл. 3.07.1942 г..
205
БАЛАКИН ПАВЕЛ СЕМЕНОВИЧ с. Карповка. 1911 Призван 26.05.1941, 221 СП Рядовой Пропал без вести 09.1941 г.
БЕЛОВ ПАВЕЛ ИВАНОВИЧ с. А. Ростовка 1912 Призван 26.05.1941 г. 221 сп.673 сбат. Рядовой Погиб в плену
БОРТНИКОВ МИХАИЛ ПАВЛОВИЧ с. Пригороднее. 1914 Призван 26.05.1941 г. 61 сд ----- Без вести пропал в 1941 г.
БОЧКАРЕВ ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВИЧ г. Сердобск 1911 131 отд. п/дивизион
БЫЧИКОВ ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ г. Сердобск 1913 Призван 26.05.1941 г. 61 сд Рядовой Без вести пропал в 1941 г.
ВЕРСТКИН ИВАН ЕВДОКИМОВИЧ с. Вырубовка 1911 Призван 26.05.1941 г. 221 сп Рядовой Погиб в плену 23.01.1942 г.
ВЕРСТКИН ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ с. Вырубовка 5.11.1911 Призван 26.05.1941 г. 221 сп Рядовой Плен 16.10.1941 г. под Рогачёвом
ГАДАЛЬЦЕВ НИКОЛАЙ А.. ----- 131 отд. п/танковый дивизион Рядовой
ГАПЕНИН АНТОН КУЗЬМИЧ ----- 221 сп ----- -----
ГЕТМАНСКИЙ АНДРЕЙ КИРЕЕВИЧ ----- 131 отд. п/танковый дивизион ----- -----
ГЛУХОВ ВАСИЛИЙ МАКСИМОВИЧ с. Куракино 1914 Призван 28.05.1941 г. Рядовой Без вести пропал 09.1941 г.
ГОРБУНОВ ФЕДОР ОСИПОВИЧ с. Зеленовка 1913 Призван 26.05.1941 г. 221сп Стрелок Без вести пропал в 1941 г.
ГОРБУНОВ ФИЛИПП ОСИПОВИЧ с. Зеленовка 1912 Призван 26.05.1941 г. 221 сп Командир отделения саперной роты
Без вести пропал 10.1941 г.
ГОРБУНЧИКОВ ИВАН ИВАНОВИЧ ----- 131 отд.п/танковый дивизион ----- -----
ГОРЕЛОВ ИВАН НИКОЛАЕВИЧ с. А. Ростовка 1912 Призван 26.05.1941 г. 221 сп Рядовой Без вести пропал 10.1941 г.
206
ГРИШАНИН ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ с. Пяша 1918 Призван 26.06.1941 г. 131 отд. п/танковый дивизион Рядовой Без вести пропал 07.1941 г.
ГРИШИН АЛЕКСЕЙ ПИМЕНОВИЧ с. Старая Студеновка 1907 Призван 23.06.1941 г. 221 сп ----- Без вести пропал 10.1941 г.
ГУЩИН ЕФИМ ДАНИЛОВИЧ с. Секретарка Призван 05.1941 г. 221 сп ----- Ранен под Рогачёвом, отправлен в госпиталь
ДРУЗИН ФЕДОР СТЕПАНОВИЧ с. Новая Студеновка 1913 Призван 05.1941 г. 221 сп Рядовой Убит 19.07.1941 г. Похоронен 20.07.1941 г. в Рогачёве
ЕВПРАКСИН ВЛАДИМИР ПАВЛОВИЧ г. Сердобск 1914 Призван 07.07.1941 г. 221 сп Рядовой Умер от ран 27.07.1941 г.
ЕГОРОВ НИКИТА СЕМЕНОВИЧ с. Юматовка 1913 Призван 26.05.1941 г. 221 сп, саперная рота Рядовой Попал в плен 18.08.1941 г. Погиб 14.04.1942 г.
ЕРИСОВ ИВАН АЛЕКСЕЕВИЧ г. Куйбышев 1906 221 сп, командир пулеметного взвода Мл. лейтенант -----
ЕФРЕМОВ ИВАН МИХАЙЛОВИЧ с. Салтыково 1911 Призван 26.05.1941 г. 61 сд ----- 01.1942 г.
ЕЩЕРКИН СЕРГЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ г. Ульяновск Командир инженерной роты 66 сп Мл. лейтенант -----
ЗАБОТИН ГЕОРГИЙ МАКСИМОВИЧ с. А. Ростовка 1914 Призван 23.06.1941 г. 221 сп Погиб в плену 08.03.1942 г.
ЗАКОЛЯБИН ПАВЕЛ ИВАНОВИЧ с. Пригородное. 1917 Призван 26.05.1941 г. 61 сд Рядовой Без вести пропал 12.1941 г.
ЗАМОТИН ВАСИЛИЙ ФЕДОРОВИЧ ----- 131 отд. п/танковый дивизион ----- -----
ЗОЛОТОВ СТЕПАН ГРИГОРЬЕВИЧ 1910 Призван 26.05.1941 г. 131 отд. прот. Дивизион Мл. Командир Без вести пропал в 1941 г.
207
КАТКОВ ИВАН ГАВРИЛОВИЧ с. Ключи Каменский р-н 1913 Призван 26.05.1941 г. 307 сп ----- Без вести пропал 10.1941 г.
КЕРСТРИН ПАВЕЛ ИВАНОВИЧ с. Секретарка 1913 Призван 05.1941 г. 221 сп Рядовой Без вести пропал 10.1941 г.
КЛЕПИНЕВ СЕМЕН МВАНОВИЧ 1912 Призван 26.05.1941 г. 221 сп Стрелок Без вести пропал 10.1941 г.
КОВАЛЕВ ИВАН АЛЕКСАНДРОВИЧ 1913 Призван 10.10.1935 г. 221 сп Старшина сверхсрочник Попал в плен 12.09.1941 г., освобожден 24.04.1945 г.
КОЛОПАТОВ ГРИГОРИЙ МАКСИМОВИЧ с. Вазерки Бессон. Р-н 1913 Призван 27.05.1941 г. 66 сп ----- Попал в плен 18.08.1941 г., освобожден 12.04.1945 г.
КОННОВ АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ г. Сердобск 221 сп Фельдшер Без вести пропал 08.1941 г.
КОПОВ МАКСИМ ЛАВРЕНТЬЕВИЧ Н. Студеновка 1911 Призван 26.05.1941 г. 221 сп Рядовой Без вести пропал 10.1941 г. (бежал из плена в 1941 г.)
КОПЯХИН ВАСИЛИЙ НИКИФОРОВИЧ 1912 Призван 26.05.1941 г. 221 сп Стрелок -----
КУЗИН ДМИТРИЙ ОСИПОВИЧ с. А. Ростовка 1913 Призван 26.05.1941 г. 221 сп Рядовой Без вести пропал 10.1941 г. (погиб в плену)
КУЗНЕЦОВ СЕРГЕЙ АНДРЕЕВИЧ с. Большой Мачкас Н. Ломовс. Р-н 1912 Призван 27.05.1941 г. 55 арт.полк ----- Без вести пропал 08.1941 г.
КУЗНЕЦОВ ФЕДОР ПЕТРОВИЧ с. Зеленовка 1921 61 сд Рядовой Без вести пропал 5.08.1941-10.1941 г.
КУКУШКИН ЯКОВ СТЕПАНОВИЧ с. Куракино 1915 Призван 26.05.1941 г. 221 сп Стрелок Без вести пропал 09.1944(?) г.
КУЛИКОВ ПЕТР ПАВЛОВИЧ г. Сердобск 1913 221 сп ----- -----
КУРБАТОВ ПАВЕЛ ЕФИМОВИЧ г. Сердобск 1898 Призван 07.07.1941 г. ----- Попал в плен, освобожден в 1943 г.
208
ЛАБУТКИН ПЕТР АЛЕКСАНДРОВИЧ с. Долгоруково 1911 Призван 26.05.1941 г. 221 сп Рядовой Без вести пропал 10.1941 г.
ЛАПШОНКОВ ФЕДОР ДМИТРИЕВИЧ с. Пригороднее 1912 Призван 26.05.1941 г. 61 сд Рядовой Без вести пропал 10.1941 г.
ЛАСКИН СТЕПАН АФАНАСЬЕВИЧ с. Чертково Бессон. Р-н 1914 Призван 29.05.1941 г. 66 ГАП ----- Попал в плен 17.08.1941 г, освобожден 13.05.1945 г.
ЛЕБЕДЕВ НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ с. Долгоруково 1915 Призван 24.06.1941 г. 221 сп Стрелок Без вести пропал в 1941 г.
ЛИГАНКИН ВАСИЛИЙ ПАВЛОВИЧ с. А. Ростовка 1906 Призван 18.08(?).1941 г. 221 сп Рядовой Без вести пропал 11.1941 г.
ЛИЧАНКИН ВАСИЛИЙ А. с. А. Ростовка 1906 221 сп Стрелок 11.1941 г.
ЛОБОВ ПЕТР РОМАНОВИЧ с. Юматовка 1911 Призван 26.05.1941 г. 221 сп Рядовой Без вести пропал 10.1941 г.
ЛУНЬКИН ВАСИЛИЙ ЯКОВЛЕВИЧ 1915 Призван 26.05.1941 г. 221 сп Рядовой Умер от ран 1.07.1942 г.
ЛУНЯКОВ ЕМЕЛЬЯН КУЗЬМИЧ с. Мещерское 1911 Призван 23.05.1941 г. 221 сп Рядовой ------
ЛУНЯКОВ ЯКОВ КУЗЬМИЧ с. Мещерское 1913 ----- ----- Умер от ран 9.07.1941 г. Похоронен западнее деревни Буда-Кошелево, на опушке леса Рогачёвский р-н Гомельской обл. (госпиталь 2409 ХПГ)
ЛУШНИКОВ ЯКОВ ИВАНОВИЧ с. Новая Студеновка 1912 221 сп Рядовой -----
ЛЮТАНИН ГРИГОРИЙ ИВАНОВИЧ с. Перхурово 1912 Призван 26.05.1941 г. 221 сп, 1-й батальон Рядовой Без вести пропал 10.1941 г.
209
МАЕР ГЕОРГИЙ ЯКОВЛЕВИЧ г. Саратов 1919 307 сп Мл. Сержант Умер от ран 26.07.1941 г.
МАКАРОВ ИВАН ФЕДОРОВИЧ г. Сердобск 1912 ----- ------ Умер в плену 22.06.1942 г. Похоронен в Австрии г. Шпиттель
МЕЛЬНИКОВ ПАВЕЛ ИОСИФОВИЧ с. Терновка Пенз. Р-н 1915 Призван в 1941 г. 113 отд. прот. Див. ----- Погиб в июле 1941 г. Похоронен с. Зборово
МЕЛЬНИКОВ ПЕТР СТЕПАНОВИЧ с. Секретарка 1911 Призван 26.05.1941 г. 221 сп ----- Погиб в плену 07.07.1942 г.
МИШУТИН ГРИГОРИЙ АФАНАСЬЕВИЧ с. Карповка 1915 Призван 26.05.1941 г. 61 сд Рядовой Без вести пропал 11.1941 г.
МОРДВИНЦЕВ ВАСИЛИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ с. Пригородное 1916 Призван 26.06.1941 г. 221 сп Мл. Командир Без вести пропал 04.1942 г.
МОРДВИНЦЕВ СТЕПАН НИКОЛАЕВИЧ с. Пригородное. 1905 Призван 26.06.1941 г. 221 сп Мл. командир 02.1942 г. НОВИКОВ ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ 1915 ----- ----- Попал в плен 25.09.1941 г., освобожден 25.04.1945 г.
ОСМАНОВ АБДУРАЛИТ 1915 237 отдел. Зенит. Дивизион Мл. Сержант Попал в плен 18.08.1941 г., освобожден 14.04.1945 г.
ОСЬКИН АЛЕКСЕЙ БОРИСОВИЧ с. Мещерское 1914 Призван 23.06.1941 г. 221 сп Стрелок Без вести пропал в 10.1941 г.
ПАВЛОВ ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ с. Соколка 1911 Призван 26.05.1941 г. 221 сп Рядовой Взят в плен 8.10.1941 г. Умер 2.11.1941 г.
ПАНОВ АЛЕКСЕНДР СЕРГЕЕВИЧ с. Пригороднее 1913 Призван 26.05.1941 г. 221 сп Рядовой, разведчик Без вести пропал 10.1941 г.
ПАРАНЮШКИН НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ г. Куйбышев 221сп, командир стрелкового взвода Мл. Лейтенант Без вести пропал 08. 1941 г.
210
ПАСТУХОВ ИВАН ДМИТРИЕВИЧ 1915 66 ГАП ----- Попал в плен 17.08.1941 г, освобожден 06.05.1945 г.
ПРОТВИН ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ 1921 Призван 08.05.1941 г. 107 ОБС ----- Попал в плен 17.08.1941 г., освобожден 11.04.1945 г.
ПУЗИН ДМИТРИЙ ОСИПОВИЧ с. А Ростовка 1913 Призван 06.05.1941 г. 221сп Стрелок Без вести пропал в 1941 г.
РАСПУТАЕВ АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ 1915 Призван 26.05.1941 г. 221 сп Ком. Отделения Без вести пропал 10.1941 г.
РОГОЖИН СЕРГЕЙ АКИМОВИЧ Бековский р-н 1912 221 сп Мл. Лейтенант Попал в плен 02.08.1941 г., освобожден 11.04.1945 г.
РЯБОВ ПАВЕЛ ПЕТРОВИЧ Н. Студневка 1914 Призван 17.07.1941 г. 112 сап. Бат. Рядовой Погиб 8.11.1941 г.
САВЕЛЬЕВ АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ г. Пенза 55 арт.полк Лейтенант ком.  Огневого взвода Без вести пропал 08.1941 г.
СЕМЕНОВ СЕРГЕЙ АНДРИАНОВИЧ с. Покровка Мокшан.р-н 66 сп Ст. Лейтенант Ком. Роты ПВО
СЕРОВ ГРИГОРИЙ ЯКОВЛЕВИЧ с. Чаадаевка 307 сп Мл. Лейтенант ком. Взвода Без вести про- пал 08.1941 г.
СИВУНОВ ПЕТР ДМИТРИЕВИЧ ----- Призван 07.07.1941 г. ----- Погиб 13.07.1944 г. в составе 322 сд Похоронен д. Бобровка Витебской обл.
СКРЫЛЕВ АЛЕКСАНДР ТИМОФЕЕВИЧ ----- Призван 07.07.1941 г. 221 сп ----- -----
211
СТРОГАНОВ ДМИТРИЙ МИХАЙЛОВИЧ 1914 Призван 26.05.1941 г. 113 отд. прот. Див. Ст. Сержант Попал в плен у с. Святое 15.08.1941 г. Умер
СУРКОВ МИХАИЛ АНДРЕЕВИЧ ----- ----- ----- Захоронен 18.12.1948 г. д. Зборово Рогач. р-на Гомельской обл.
ТАВАКИН ИВАН ЕФРЕМОВИЧ 1912 Призван 24.06.1941 г. 221 сп Стрелок Без вести пропал 10.1941 г.
ТАКМОВЦЕВ СЕРГЕЙ АДРЕЕВИЧ г. Сердобск  1906 Призван Пензен. РВК 61 сд ----- -----
ТИВАКИН ИВАН ЕФИМОВИЧ с. Стар. Студеново 1912 Призван 24.06.1941 г. 221 сп ----- Без вести пропал 09.1941 г.
ТИМОФЕЕВ БОРИС АЛЕКСАНДРОВИЧ с. Мещерское 1913 Призван 26.05.1941 г. 113 отд.прот.див. Рядовой Без вести пропал 10.1941 г.
ТИТОВ ЯКОВ ДЕМЕНТЬЕВИЧ с. Камзолка 1915 Призван 26.05.1941 г. 221 сп ----- Без вести пропал 08.1941 г.
ТОКАРЕВ ВАСИЛИЙ ФЕДОРОВИЧ с. Пригороднее 1914 Призван 23.06.1941 г. 113 отд. прот. Див. Рядовой Без вести пропал 09.1941 г.
ТУМАНОВ АЛЕКСЕЙ ЯКОВЛЕВИЧ с. Куракино 1911 221 сп Рядовой Погиб в плену 9.1.1942 г.
УШАКОВ КУЗЬМА МИХАЙЛОВИЧ с. Карповка 1910 Призван 26.05.1941 г. 221 сп Сержант Без вести пропал 10.1941 г.
ФИЛАТОВ ИВАН ИЛЬИЧ 1912 Призван 26.05.1941 г. Старшина Попал в плен под Рогачёвом 20.07.1941 г. Умер в плену
20.03.1943 г.
ХОНИН ЯКОВ ВАСИЛЬЕВИЧ с. Секретарка 1911 221 сп ----- Попал в плен 17.09.1941 г. с. Святое Погиб в плену 16.08.1943 г.
212
ХРЕНИН ВАСИЛИЙ ФЕДОРОВИЧ ----- ----- ----- Захоронен в братской могиле с. Зборово
ЦИГАНОВ ФЕДОР ЕГОРОВИЧ ----- Призван 07.07.1941 г. 221 сп ----- -----
ШАТОВ НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ с. Соколовка 1911 Призван 26.05.1941 г. 221 сп, рота связи ----- Без вести пропал в 1941 г.
ШАТОВ ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ с. Соколка 1914 Призван 26.05.1941 г. 221 сп Рядовой роты связи Погиб в плену 27.03.1942 г.
ЯНКИН ВЛАДИМИР СЕРГЕЕВИЧ с. Репьевка 1914 Призван 26.05.1941 г. Попал в плен 17.07.1941 г. Умер в плену 21.12.1941 г.
Список призванных в 61-ю дивизию по г. Пенза 1940-1941 гг.
Алфавитная книга №1 Инвентарный №65
(начало — июнь, окончание — декабрь 1941 г.)

Фамилия, имя, отчество Год рождения Дата призыва Куда призван Домашний адрес в г. Пенза
Агапов Игнатий Васильевич 1911 17.03.41 112 ОСБ Колхозная 40а-1
Аггев Иван Васильевич 1909 17.03.41 112 ОСБ Короткая 10-1
Александрин Иван Петрович 1909 17.03.41 112 ОСБ Трудовая 2-2
Антонов Григорий Максимович 1914 17.03.41 112 ОСБ Гоголя 6-9
Артюшин Иван Иванович 17.03.41 112 ОСБ Коммунистическая 29-2
Архиереев Иван Павлович 1914 10.06.41 61 СД К.Маркса 1-3
Астафьев Владимир Иванович 1914 17.03.41 112 ОСБ Водопьянова 1-2
Бажанов Александр Аверьянович 1906 Штаб 61 СД Калинина 83-1
Бальтаков Николай Павлович 1906 16.07.41 61 СД К. Маркса 26-5
Бичастнов Петр Степанович 1907 17.03.41 112 ОСБ Чехова 15-11
Береснев Иван Федорович 29.06.41 66 ГАП Урицкая 13-3
Блохин Николай Иванович 1914 17.03.41 112 ОСБ Богданова 2-21
Боровков Петр Никитович 1914 17.03.41 112 ОСБ Тельмана 4-1
213
Бочатов Семен Васильевич 1912 17.03.41 112 ОСБ Воровского 17-2
Брижатый Лаврентий Платонович 1910 Штаб 61 СД Комсомольская 11-11
Брусков Виктор Павлович 1909 27.06.41 107 ОБС Горянинская 9-10
Бугров Федор Семенович 1915 17.03.41 112 ОСБ Московская 117-6
Букин Василий Яковлевич 17.03.41 112 ОСБ Пролетарская 1
Б…. - ? Иван Петрович 24.06.41 61 СД
Ванчугов Федор Васильевич 1910 17.03.41 112 ОСБ Урицкая 49
Варламов Борис Артемович 1914 17.03.41 112 ОСБ Чкаловская 4-1
Власов Игнатий Гаврилович 1908 10.06.41 61 СД Грабово… техникум
Волкин Афанасий Алексеевич 1913 21.06.41 61 СД Ахунск. Торфоразработки участок №2
Волков (Войнов) Владимир Андр. 1917 10.06.41 61 СД Чкалова 44-3
Волков Иван Павлович 1913 17.03.41 112 ОСБ Подгорная 23-2
Волков Константин Петрович 1910 17.03.41 112 ОСБ Вишневая 53-1
Витузов Василий Петрович 1912 25.06.41 61 СД Транспортный переулок 5-1
Выборнов Григорий Степанович 1911 17.03.41 112 ОСБ Чкалова 5-6
Вялькин Ибоул Арифулович 1915 10.06.41 61 СД Лодочная 1-1
Герасимов Тимофей Фок. 1909 17.03.41 112 ОСБ Московская 1-10
Грачев Ник. Филиппович 1915 28.05.41 Штаб 61 СД Красная 19-13
Гринина Александра Терентьевна 1923 31.07.41 22 санбат Гоголя 13
Грошев Алексей Степанович 17.03.41 112 ОСБ Общежитие Московская 60
Грошев Виктор Семенович 1907 17.03.41 112 ОСБ Свердлова 35-2
Грунин Ал. Ильич 1914 17.03.41 112 ОСБ Автоматный переулок барак 5-2
Гормашов Григорий Афанасьевич 1914 17.03.41 112 ОСБ Овраг Кирпичный сарай 15-1
Горшенин Николай Иванович 1916 27.05.41 107 ОБС Фабричная 3/4-2
Горшков Иван Лукич 1911 17.03.41 112 ОСБ Калашн. Затон 10-1
Гостенин Иван Андреевич 1908 17.03.41 112 ОСБ Садовая 28-3
Галтышев ? 1917 10.06.41 61 СД Каменский с/с
Гурьянов Григорий Сергеевич 17.03.41 112 ОСБ Калинина 72-2
214
Гусев Иван Демьянович 24.06.41 61 СД Саранская 1
Демидов Ку..? Павлович 1912 17.03.41 112 ОСБ Фабричная 5-?
Дьячков Василий Трофимович 1913 21.02.40 66 СП
Дружаев Николай Иванович 1906 10.06.? 61 СД Фабричная 9-8
Дурнин Петр Алексеевич 1910 17.03.41 112 ОСБ Шуист Светлая 54-1
Д…..в ? Иван Васильевич 1905 17.03.41 112 ОСБ
Еналешников Иван Васильевич 1909 17.03.41 112 ОСБ Насосная 3-3
Егоров Петр Иванович 1910 17.03.41 112 ОСБ Бывший мужской монастырь красный уголок
Ефремов Михаил Степанович 1908 17.03.41 112 ОСБ Кировская 4-1
Ерофеев Иван Алексеевич 1915 27.05.41 107 ОБС Транспортная 22-14
Еремин Михаил Петрович 1912 10.06.? 61 СД Дунаевка ?
Заливацкий Николай Васильевич 1916 1.03.40 66 СП Урицкая 45б-6
Занин Николай Федорович 17.03.41 112 ОСБ Садовая 10-11
Зубков Григорий Иванович 1910 17.03.41 112 ОСБ Подгорная 42-1
Зимин Василий Иванович 1909 17.03.41 112 ОСБ Кропоткинская 28б-8
Зиновьев Алекс. Петрович 1908 17.03.41 112 ОСБ Бакунинская 139-1
Зеленков Кузьма Александрович 1909 17.03.41 112 ОСБ Богданова 38-6
Зинкин Иван Федорович 1914 17.03.41 112 ОСБ Кропоткинская 24-1
Иванчиков Иван Максимович 1910 17.03.41 112 ОСБ Нагорная 18-17
Исаев Ефим Степанович 1911 17.03.41 112 ОСБ Кропоткинская 11-1
Иваношко Иосиф Антонович 1905 17.03.41 112 ОСБ Дунаевка 24-1
Исаков Василий Андреевич 1913 28.05.41 Штаб 61 СД Больничный пер. 2-1
Иконников Борис Данилович 1912 25.06.41 61 СД Боевая 2-10
Казинкин Степан Антонович 1906 25.06.41 22 санбат Плехановская 24-5
Карпов Михаил Николаевич 1911 21.06.41 61 СД Бакунина 35-1
Карташов Григорий Гаврилович 1907 21.06.41 61 СД Территория фабрики Маяк револ. 25-6
215
Крайнов Григорий Гаврилович 1914 17.03.41 112 ОСБ Чкалова 25-3
Красичков Алексей Сергеевич 1916 17.03.41 112 ОСБ Активная 13-19
Краснов Василий Андреевич 1909 21.06.41 61 СД Кировская 25-58
Краснов Федор Андреевич 1914 17.03.41 112 ОСБ Богданова 20-3
Красовский Александр Ив. 1909 21.06.41 61 СД Куйбышевская 21-3
Крылов Сергей Степанович 1912 21.06.41 61 СД Ворошиловская 5-1
Климов Александр Степанович 1905 17.03.41 112 ОСБ Пролетарская 52
Клопов Петр Сергеевич 1909 17.03.41 112 ОСБ Куйбышевская 17-5
Комаров Георгий Иванович 1911 17.03.41 112 ОСБ Красная 1-22
Контелов Николай Федорович 1907 17.03.41 112 ОСБ Московская 50-5
Корнаухов Федор Максим. 1908 21.06.41 61 СД Кировская 23-12
Кулешов Василий Степанович 1912 27.05.41 107 ОБС Красная 7-4
Кузин Петр Иванович 24.01? 61 СД Тимирязевская 33-2
Казаков Александр Леонтьевич 1912 27.05.41 107 ОБС Кропоткинская 39-12
Кузнецов Арсентий Кузьмич (убит 4.02.42 ) 1907 24.06.41 107 ОБС Герцена 102-1
Кузменков Борис Иванович 29.06.41 66 ГАП Володарского 56-16
Кутлинский Александр Иванович 1908 21.06.41 61 СД Кропоткинская 28-1
К……? 21.06.41 61 СД Красная 29-8
К……? 21.06.41 61 СД Лагерная 19-22
К……? 21.06.41 61 СД Кировская 45-3
К……? 21.06.41 61 СД Лагерная 18-3
К……? 21.06.41 61 СД Плехановская 1-7
К……? 1915 10.06.41 61 СД Бакунинская 28-5
Лосев Роман Афанасьевич 1906 17.03.41 112 ОСБ Красная 26-22
Лунин Иван Ефимович 1914 17.03.41 112 ОСБ Ахуны Ботанич. 8-3
Лисов Василий Иванович 1909 17.03.41 112 ОСБ Пешая 28-3
Логинов Максим Степанович 1911 17.03.41 112 ОСБ Касаткина 3-7
Логинов Георгий Степанович 1907 17.03.41 112 ОСБ Луначарская 47-2
216
Леонтьев Василий ? 24.06.41 61 СД Бакунинская 69-2
Макаров Александр Тимофеевич 1914 17.03.41 112 ОСБ Баумана 58-2
Максимов Афанасий Петрович 1911 17.03.41 112 ОСБ Кировская 25-10
Маргу(т?)ков Павел Семенович 29.06.41 66 ГАП Красная 83-2
Маслов Василий Иванович 1915 28.04.41 61 СД Шуист, Колхозный порядок 30-1
Медведев Константин Евгеньевич 1908 17.03.41 112 ОСБ 9 января 14-30
Мельников Роман Михайлович 1910 17.03.41 112 ОСБ Часовая 1-4
Меренков Михаил Яковлевич 1915 17.03.41 112 ОСБ Баумана 1-3
Миронов Семен Григорьевич 17.03.41 112 ОСБ Плодово-пчеловодческий техникум
Митрофанов И. Ф. 1915 25.06.41 61 СД Нагорная 37-2
Митрофанов Степан Осипович 1914 28.04.41 61 СД Калинина 13-10
Михайлин Афанасий Васильевич 1908 25.06.41 61 СД Московская 64-13
Михеев Яков Васильевич 1909 27.04.41 107 ОБС Бакунинская 151-1
Молофеев Борис Евгеньевич 1911 27.04.41 107 ОБС Сборная 2-6
Морозов Алексей Трофимович 1911 25.06.41 61 СД Кировская 36-5
Морозов Иван Гаврилович 29.06.41 66 ГАП Урицкого 58-12
Мокшанцев Михаил Иванович 1911 25.06.41 61 СД Тамбовская 1-7
Мошнин Михаил Федорович 1912 28.04.41 61 СД Московская 93-2
Мякиньков Яков Г… 1911 17.03.41 112 ОСБ Добролюбова 19-1
Назаров Ник. Григорьевич 1913 17.03.41 112 ОСБ Куйбышевская 43-9
Наумов Сергей Иванович 1911 17.03.41 112 ОСБ Калинина 8-1
Никишин Михаил Александрович 1914 17.03.41 112 ОСБ Тамбовская 33-40
Николаев Михаил Иванович 1911 28.05.41 61 СД Урицкая 86-9
Николаев Сергей Иванович 1911 21.06.41 61 СД Стар. Черкасская 6-2
Николаев Сергей Михайлович 1911 17.03.41 112 ОСБ Добролюбова 15б
217
Осипов Александр Ильич 1910 17.03.41 112 ОСБ Кропоткинская 29/3
Осипов Алексей Иванович 1913 17.03.41 112 ОСБ Ахунский торфоразраб. участок 1
Оленин Алексей Матвеевич 1907 17.03.41 112 ОСБ Гоголевская 53-4
Павлов Николай Васильевич 1915 17.03.41 112 ОСБ М. Кочетовка7-2
Панин Матвей Никифорович 1911 28.05.41 61 СД Чембарская 4-6
Панков Серафим Влад. 1913 21.06.41 61 СД Кировская 19/25-26
Панферов Петр Семенович 1913 28.05.41 61 СД Вишневая 46-2
Парфенов Георгий Давыдович 1911 10.06.41 61 СД Кузнечный пер. 8-5
Паршин Владимир Михайлович 1915 17.03.41 112 ОСБ Либерсоновская 33-1
Перевухин Георгий Гаврилович 24.06.41 61 СД Городок 63-1
Перекрестов Николай Семенович 1910 17.03.41 112 ОСБ Волковская 7-2
Петухов Василий Иванович 1911 17.03.41 112 ОСБ Рабочий городок з-д №50 Ленинская 9-12
Плетминцев Яков Петрович 1909 17.03.41 112 ОСБ Калинина 1-1
Подсякин Степан Яковлевич 1909 17.03.41 112 ОСБ Т… 25-1
Полозов Сергей Александрович 1908 17.03.41 112 ОСБ Кутузовская 1а-1
Поляков Василий Павлович 1910 17.03.41 112 ОСБ Бакунинская 20-14
Попылтков Василий 24.06.41 61 СД М. Ключная 19-2
Пронин Василий Ионович 1915 29.06.41 66 ГАП Конный пер. 12-5
Просвиркин Николай Иванович 1911 24.06.41 61 СД
Прошкина Анастасия Александровна 1919 1.08.41 22 санбат Чембарская 14-1
Пугачев Ефим Васильевич 1911 17.03.41 112 ОСБ Богданова 3-4
Пчелик Павел Иванович 1914 10.06.41 61 СД Калинина 13-11
Ремезов Петр Дмитриевич 1909 17.03.41 112 ОСБ Набережная р.Пенза 9-4
Родин Василий Андреевич 1914 28.05.41 61 СД Ахуны Ботанич. 6-2
Романихин Михаил Иванович 1906 28.05.41 22 санбат Чехова 22-1
Романов Василий Федорович 1907 17.03.41 112 ОСБ 9 января 13-18
Романовский Ал. Ф. 1913 17.03.41 112 ОСБ Московская 6-11
218
Ромашкин Василий Васильевич 1911 28.05.41 61 СД Либерсоновская 28-8
Ратанин А. Ант. 1913 17.03.41 112 ОСБ Коммунистическая 3-3
Ржанов Григорий Александрович 1916 1.06.41 99разведбат Фабричная 52-3
Русин Иван Егорович 1912 17.03.41 112 ОСБ Нейтральная 10-1
Рустаев Сергей Васильевич 29.06.41 66 ГАП
Рыжаков Андрей Кузьмич 1916 17.03.41 112 ОСБ Коммунистическая 41
Рылеев Валерий Иванович 1912 17.03.41 112 ОСБ Б. Радищевская 6-1
Рабусновский Ник. Вас. 1912 17.03.41 112 ОСБ Воровского 9-6
Рябухин Василий Васильевич 24.06.41 22 санбат Пенза 2 будка 2
Самушкин Александр Иванов. 1909 17.03.41 112 ОСБ Озерная 34-1
Сафронов Алексей Владимирович 1911 17.03.41 112 ОСБ Овраг 20-1
Сафронов Василий Федорович 1912 28.05.41 61 СД Московская 7-26
Сачков Алексей Федорович 1914 17.03.41 112 ОСБ Староречная 7-2
Сергеев Николай Алексеевич 1911 28.05.41 61СД Хользунова 2-1
Сиварев Николай Владимирович 1913 17.03.41 112 ОСБ Калинина 32-3
Сивцов Михаил Григорьевич 1908 17.03.41 112 ОСБ Общежитие ахунск. торфоразраб.
Сившинин Павел Дмитриевич 1907 17.03.41 112 ОСБ Индустриальная 2-1
Сидоров Д.Т. 1907 17.03.41 112 ОСБ Либерсона 29-3
Сизов Михаил Федорович 1912 17.03.41 112 ОСБ Новая комунстроя
Силантьев Иван 1912 17.03.41 112 ОСБ К…рная 6-2
Синельников Павел Матвеевич 1908 17.03.41 112 ОСБ Лебедевская 39-?
Смирнов Иван Сафронович 1909
Снопков Василий Антонович 1910 17.03.41 112 ОСБ Первый пер. 4-1
Соколов Борис Константинович 1909 17.03.41 112 ОСБ Лесной пос. 1-3
Солдатов А.А. 1911 17.03.41 112 ОСБ Калинина 40-3
Сорокин Александр Георгиевич 1917 21.06.41 61 СД Московская 64-6
Ставский Николай Степанович 1914 27.05.41 107 ОБС Мебельная 114-1
219
Столяров Евгений Семенович 1912 24.01.40 61 СД Тамбовская 23-13
Сурин Николай Егорович 1910 17.03.41 112 ОСБ Б.- дорога 8-1
Сюзюмов Павел Дмитриевич
Сюрняев Яков Семенович 1911 28.05.41 61 СД Красная 92-2
Таратинский Георгий Николаевич 1913 17.03.41 112 ОСБ Насосная 1-6
Тахтарова Вера Ивановна 24.06.41 22 санбат Кон. Слобода Дунаевка 18-1
Телятнин Иван Алексеевич 24.06.41 22 санбат Куйбышевская 17-16
Терехин Андрей Алекс. 1906 25.06.41 22 санбат Ст. Черкасская 19-7
Титов Алексей Михайлович 17.03.41 112 ОСБ Кочетовка 44-1
Титов Константин Георгиевич 1915 1.03.40 66 ГАП Карауловская 2-1
Токмовцев Егор Андреевич 1906 10.06.41 61 СД Тер. фабрики 17-1
Тимакин Степан Иванович 1912 25.06.41 61 СД Отдельная 2-1
Тишкин Григорий Иванович 1910 17.03.41 112 ОСБ Первомайская 6-?
Трушин Мих. …. ? 1914 17.03.41 112 ОСБ Поселковая 7-1
Туманова Валентина Ильинична 1922 12.07.41 22 санбат Урицкая 47-4
Тушикин..? Ник. Вас. 1911 17.03.41 112 ОСБ Красная 19-10
Уваркин Сергей Яковлевич 1910 17.03.41 112 ОСБ К. Затон 2-1
Фатеев Петр Александрович 1910 17.03.41 112 ОСБ Большая дорога 4-1
Федоров Василий Афанасьевич 1904 17.03.41 112 ОСБ Нагорная 18-43
Федоровский Вячеслав Петрович 1915 17.03.41 112 ОСБ Гоголевская 19-?
Федюков Петр Николаевич 1908 17.03.41 112 ОСБ Гоголевская 1-35
Федулаев Степан Данилович 1905 21.06.41 61 СД Пенза 2 Фабричная 7
Фролов Александр Алек. 26.06.41 61 СД
Фролов Михаил Васильевич 17.03.41 112 ОСБ Калининская 23-3
Харченко Петр Петрович 1910 21.06.41 22 санбат Гражданская 13-11
Царапкин Владимир Гаврилович 1914 25.06.41 61 СД Красная 50-4
Циценков Михаил Васильевич 17.03.41 112 ОСБ Калининская 23-3
220
Чекиткин Иван Васильевич 1910 17.03.41 112 ОСБ К. Затон Пилотная 4-1
Чеканов Иван Васильевич 1912 17.03.41 112 ОСБ Манжурия Комсомольская 9-1
Чекунов Григорий Иванович 1912 28.05.41 61 СД Чкалова 22-6
Часнин Александр Константинович 24.06.41 61 СД Дунаевка 32-1
Чулков Егорий Егорьевич 1906 28.05.41 22 санбат …..46-2
Шанин Андрей Логин. 1911 17.03.41 112 ОСБ Госконюшня корпус 1
Широков Петр Степанович 1914 24.01.40 61 СД
Шубенкин Константин Сергеевич 1911 24.01.40 61 СД
Шелдаев Александр Степанович 1912 28.05.41 61 СД Нагорная 11-6
Шалдаев Василий Григорьевич 1914 24.01.40 61 СД
Ширкунов Сергей Герасимович 1916 28.05.41 61 СД Литвиновская барак 1
Шишкин – Хрулев Иван Георгиевич 1913 17.03.41 112 ОСБ Фабричная 7-1
Шмелев Алексей Иванович 1912 17.03.41 112 ОСБ Южная 15-2
Шурыгин Николай Иванович 1914 17.03.41 112 ОСБ Красная 23-2
Шутов Константин Михайлович 1911 17.03.41 112 ОСБ Зел. овраг
Юдин Иван Андреевич 1906 17.03.41 112 ОСБ Чехова 29-8
Юрин Константин Константинович 1912 27.05.41 107 ОБС Куйбышевская 33-6
Якунин Степан Федорович 1912 21.06.41 61 СД Красная Горка 5-1
Военнопленные
В плен за годы войны попали 4 млн. 559 тысяч военнослужащих Красной Армии. Общее количество пленных — от 5 млн. 200 тысяч до 5 млн. 900 тысяч человек. В это количество немцы вносили команды призывников, которые ещё не успели попасть в часть, а также граждан призывного возраста, находившихся на оккупированной территории.
Из плена вернулись 1 млн. 836 тысяч. От 2,5 млн. до 3 млн. человек погибли в немецком плену.
В советском плену находились 4 млн. 126 тысяч 964 гитлеровца. Умерли в плену 580 тысяч 548 человек.

0

12

221
«Люди, победившие смерть» (Лениздат, 1968 г.)
И. Я. Волкинд. «Живое слово в аду». — С. 380
«Очевидцы рассказывали мне, что в 1941 году первые транспорты советских военнопленных размещались в Цейтхайне прямо под открытым небом. С наступлением сумерек пленные обязаны были неподвижно лежать на голой земле. По измученным лицам спящих и бодрствующих непрерывно рыскали лучи прожекторов, если кто-нибудь пытался встать, по нему тотчас открывали пулемётный и автоматный огонь. Не было защиты ни от ветра, ни от дождя, ни от пули, ни от свирепых эпидемий. Уже в конце лета вспыхнула дизентерия. С октября несколько месяцев подряд косил тиф. В лагере объявили карантин, немцы на территории не показывались, боясь инфекции. Оставленные без медицинской помощи люди угасали на глазах. В тот период из пятнадцати тысяч лишь десятая часть не легла в братские могилы в цейтхайнском лесу. Трупы громоздились штабелями на открытых бетонных площадках, охраняемыми предателями-полицаями».
Из книги Александра Верта «Россия в войне 1941 – 1945», М. «ЭКСМО» «АЛГОРИТМ» 2003. — С. 487-489.
«Крупнейшим преступлением немцев… несомненно, является уничтожение голодом и другими способами, пожалуй, до 3 млн. советских военнопленных. Многие из них были расстреляны, многие умерли в концлагерях на поздних стадиях войны (особенно в Маутхаузене), некоторых даже использовали в качестве объектов для вивисекции и других «научных» экспериментов… В начале 1942 года Розенберг писал Кейтелю о скандальном положении: из 3 млн. 600 тыс. советских военнопленных лишь несколько сот тысяч в состоянии работать, настолько ужасны условия, в которых они содержатся. Один венгерский офицер, танкист, писал вскоре после войны: «Мы стояли в Ровно. Однажды утром, проснувшись, я услышал, как тысячи собак воют где-то вдалеке… Я позвал ординарца и спросил: «Шандор, что это за стоны и вой?» Он ответил: «Неподалёку находится огромная масса русских военнопленных, которых держат под открытым небом. Их, должно быть, 80 тысяч. Они стонут потому, что умирают от голода». Я пошёл посмотреть. За колючей проволокой находились десятки тысяч военнопленных. Многие были при последнем издыхании. Мало кто из них мог держаться на ногах. Лица их высохли, глаза глубоко запали. Каждый день умирали сотни, и те, у кого ещё оставались силы, сваливали их в огромную яму».
222
СУДЬБЫ ЛЮДСКИЕ
Бочкарёв Константин Александрович
(18.03.1906 – 1942)

http://uploads.ru/t/l/8/o/l8os3.jpg
Старший батальонный комиссар К. А. Бочкарёв

К. А. Бочкарёв, уроженец города Астрахани, старший батальонный комиссар, инструктор отдела пропаганды, затем военный комиссар 61-й стрелковой дивизии.
Из писем домой с фронта:
«Здравствуй, сынок. Скоро начнутся занятия в школе. Учись только отлично, а я отлично буду бить фашистов. Крепко тебя целую. Папа».
«Здравствуй, Вовик! От тебя я еще не получил ни одного письма. Жду. Попроси маму прочитать тебе статьи из газет о комсомолке Тане, и напиши мне, как ты понял эти статьи. Целую крепко тебя. Папа».
«Здравствуй, любимый сынок! Крепко тебя целую. От тебя я тоже ни одного письма еще не получил. Скоро я поправлюсь и поеду снова бить фашистов. А ты учись только на отлично, не хулигань в школе и не огорчай маму. Будь ей помощником. Твой папа».
223
http://uploads.ru/t/u/J/E/uJEON.jpg

Константин Александрович вышел из окружения с ранением в руку. Лечился в госпитале, затем некоторое время был с семьей в Пензе. В начале 1942 года убыл начальником политотдела дивизии под Сталинград, где погиб в том же году. Не зря в письмах с фронта отец обращался к сыну с просьбой учиться отлично, а сам в ответ обещал отлично бить фашистов. Дети достойно исполнили пожелание отца: старший сын Владимир пошёл по стопам отца и стал профессиональным военным, вырос по служебной лестнице до заведующего кафедрой, получил воинское звание полковник. Дочь Наталья Константиновна окончила с серебряной медалью школу, затем институт.
http://uploads.ru/t/P/F/S/PFSUs.jpg
Дети К. А. Бочкарёва: Владимир Константинович
и Наталья Константиновна

224
http://uploads.ru/t/v/2/O/v2OIj.jpg

Полковник В. К. Бочкарёв
Сын Владимир Константинович Бочкарёв окончил суворовское училище, затем военное училище, военную академию, защитил кандидатскую диссертацию. Полковник В. К. Бочкарёв до своей преждевременной смерти заведовал кафедрой в военной академии в городе Ленинграде.
http://uploads.ru/t/3/n/p/3np6I.jpg

Дочь Наталья Константиновна с детьми и внуками проживает в городе Пенза.
У Константина Александровича Бочкарёва три внука, два правнука, одна праправнучка Валерия.
225
Гофман Александр Эмильевич
(11.08.1897 – 1980?)
Уроженец города Москва. Участник первой мировой войны. Участник советско-финляндской войны. Награжден орденом Красной Звезды. Полковник А. Э. Гофман — начальник штаба 61-й стрелковой дивизии с 1940 года.
Александр Эмильевич Гофман попал в плен в 1941 году. В 1945 году, после проверки, был реабилитирован. Проживал в городе Пенза. Сын Юрий Александрович погиб в бою в 1943 году.
http://uploads.ru/t/2/F/O/2FOW7.jpg
226
http://uploads.ru/t/r/k/g/rkgUK.jpg

Дмитриев Константин Сергеевич
(13.04.1914 – ноябрь 1941)

http://uploads.ru/t/U/E/L/UEL5O.jpg

На снимке: К.С. Дмитриев (в центре) с сослуживцами
Константин Сергеевич — уроженец города Рузаевка Мордовской АССР. Техник–интендант 2 ранга, зав. делопроизводством отдела снабжения управления 61-й стрелковой дивизии. С 13 июля 1941 года находился в составе своего соединения и участвовал в боевых наступатель-
227
ных действиях севернее города Рогачёва, в составе Западного фронта. Последнее письмо семья Дмитриева получила от 7 августа 1941 года с обратным адресом: ппс № 123, 112 отд. саперный батальон. Так как по образованию Константин Сергеевич был техником-строителем (в 1933 г. окончил строительный техникум), в ходе боевых действий он был переведен в 112 осб. В середине августа, в период выхода из окружения 63-го стрелкового корпуса, К. С. Дмитриев попадает в плен. По рассказам очевидцев, он был в офицерском лагере для военнопленных в городе Замостье в Польше, где и умер от голода в ноябре 1941 года.
Жена – Дмитриева (Курбанова) Матильда Александровна (17.11.1913 – 20.04.1982) с сыном проживала в городе Пенза по адресу: г. Пенза, Советская площадь, дом 5, квартира 7.
Сын — Дмитриев Юрий Константинович, г.р. 12.03.1937, доктор технических наук, живет и работает в Академгородке города Новосибирска. Он автор ряда книг по ЭВМ.
Александра Александровна Курбатова (сестра жены), окончила исторический факультет Пензенского педагогического института. В течение двух лет работала в Пензенском областном краеведческом музее. В настоящее время на заслуженном отдыхе. Проживает в г. Пенза.
Из письма к А. А. Курбатовой:
«С волнением прочитал заметку под рубрикой «Отзовитесь!» в «Пензенской правде» и прошу Вас ответить. Возможно, Вы знаете о судьбе 61-й стрелковой дивизии, в составе которой уехал на фронт и мой отец Карпухин Степан Лаврентьевич и пропал без вести в 1941 г. С тех пор никаких известий о нем нет. Я дважды писал в «Пензенскую правду» о том, чтобы откликнулись те, кто разделил свою судьбу с судьбой дивизии. Ответа не получил.
С уважением к Вам Карпухин Н.С.»
http://uploads.ru/t/Q/9/P/Q9PmR.jpg

Юрий Константинович Дмитриев, профессор, доктор технических наук
228
Доможиров Степан Гаврилович
(1914 – 2007)

http://uploads.ru/t/7/i/2/7i2bd.jpg

Лейтенант С. Г. Доможиров с женой,
г. Пенза, 22 июня 1941 года

С. Г. Доможиров — уроженец г. Нижний Тагил Свердловской области. В 1939 году окончил полный курс 2-го Ленинградского артиллерийского училища. Лейтенант Доможиров был назначен начальником связи 2-го дивизиона 66-го гаубичного артиллерийского полка 61-й стрелковой дивизии. Принимал активное участие в составе дивизии в боях в Гомельской области. После гибели командира дивизии генерал-майора Н. А. Прищепы остатки подразделений небольшими группами стали пробиваться из окружения. До сентября 1941 года Степан Гаврилович шёл по тылам немецких войск, с надеждой выйти к войскам Красной Армии. Уже на территории Украины в одном из хуторов Черниговской области, он был выдан гитлеровцам местным старостой. Степана Гавриловича Доможирова отправили в лагерь Бобруйска, затем перевели в Литву, а с весны 1942 года до конца апреля 1945 года – лагерь смерти в Мюльберге в фашистской Германии. После освобождения и тщательной проверки его восстановили в воинском звании и комиссовали по болезни.
Степан Гаврилович вернулся в Пензу, где проживал с женой Ефимией до 2007 года.
http://uploads.ru/t/Q/f/k/Qfk4d.jpg
http://uploads.ru/t/Z/3/l/Z3lIh.jpg

229
230
Ермолаев Андрей Николаевич
(1.07.1903 – 16.07.1941)

http://uploads.ru/t/x/f/U/xfU4j.jpg

Капитан А. Н. Ермолаев
Андрей Николаевич Ермолаев, 1903 года рождения, начальник химической службы 66-го стрелкового полка 61-й стрелковой дивизии. В рядах Красной Армии с 1925 года. В сентябре 1939 года прибыл для дальнейшего прохождения службы в город Пензу. Погиб в боях за Родину в июле 1941 года. А. Н. Ермолаев похоронен в с. Близнецы Рогачёвского р-на.
Извещение
«Ваш муж, капитан Ермолаев Андрей Николаевич, уроженец Уфимской губернии Мензелинский уезд, дер. Наратовки, город Пенза военный городок № 1 корпус 1/35 в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит. Похоронен в местечке Близнецы БССР. Настоящее извещение является документом для возбуждения ходатайства о пенсии (приказ НКО СССР № 220-41 г.).
Командир части (подпись) Печать воинской части № 4314»
Его сын – Ермолаев Герман Андреевич — пошёл по стопам отца. Служил в Ракетных войсках стратегического назначения. Двое внуков окончили военные училища.
231
Корбанова Ариадна Ивановна
(1.10.1913 – 28.08.1980)

http://uploads.ru/t/Z/g/9/Zg9tv.jpg

А. И. Корбанова
Уроженка с. Студенка Поимского района Пензенской области. 27.06.1941 года призвана в РККА по мобилизации. Старший лаборант 22-го медико-санитарного батальона 61-й стрелковой дивизии. В августе 1941 года была захвачена в плен. Находилась в концлагере на территории Польши, а затем была вывезена в Германию. Рада Ивановна освобождена американскими войсками в апреле 1945 года. В течение года проработала в воинской части, дислоцировавшейся на территории Германии. В конце марта 1946 года вернулась в Пензу. Длительное время Рада Ивановна работала в больнице им. Семашко. В 1948 году вышла замуж. В 1949 году у нее родилась дочь Анна Александровна. После окончания в 1964 году школы №7, поступила в том же году в приборостроительный техникум. В 1975 году окончила завод ВТУЗ. В настоящее время продолжает работать инженером в ПГУ. Внуки Рады Ивановны — студенты ВУЗов городов Пенза и Саратова.
232
http://uploads.ru/t/D/c/L/DcLu8.jpg
Корбанова Ариадна Ивановна
http://uploads.ru/t/7/q/p/7qpOB.jpg

233
Касимовский Александр Андреевич
(21.11.1910 – 2001)

http://uploads.ru/t/3/1/B/31Bm9.jpg

Техник-лейтенант А. А. Касимовский,
начальник летучки 66-го гап

Уроженец с. Ленино Пензенского района Пензенской области. В мае 1941 года лейтенант А. А. Касимовский был призван на сборы в Селиксу в 66-й гаубичный артиллерийский полк, начальником летучки (машина по ремонту орудий и материальной техники). С началом Великой Отечественной войны он убыл на фронт со своим полком. Летом 1941 года жене пришла похоронка из села Святое Гомельской области. Но Александр Андреевич остался жив, попав в окружение, из которого вышел осенью того же года около Тулы. После этого был направлен к новому месту службы. В 1942 году в составе 2-й Ударной армии участвовал в боях под Ленинградом. Прорвать вражескую блокаду города не удалось. Армия попала в окружение. Многие бойцы и командиры погибли в ожесточенных боях, утонули в многочисленных болотах, попали в плен. В числе последних оказался и А. А. Касимовский. Гитлеровцы использовали часть военнопленных на ремонте дорог на территории Греции. Здесь Александру Андреевичу удалось совершить побег. До конца войны он участвовал в греческом сопротивлении «Эллас». После окончания войны и последовавшей затем проверки, был отпущен домой.
234
Однако, в 1948 году Александр Андреевич был арестован и приговорен к длительному сроку заключения. 17 мая 1955 года А.А. Касимовский был освобожден из-под стражи. Военная Коллегия Верховного Суда Союза ССР от 16 апреля 1955 года пересмотрела и отменила приговор военного трибунала Приволжского военного округа от 11 апреля 1949 года в отношении Касимовского Александра Андреевича, дело прекратила за отсутствием состава преступления. Касимовский Александр Андреевич по данному делу реабилитирован.
http://uploads.ru/t/I/y/T/IyTMH.jpg
http://uploads.ru/t/n/k/b/nkb49.jpg

235
http://uploads.ru/t/E/T/b/ETb21.jpg
На снимке: в первом ряду справа А. А. Касимовский
Состав семьи Александра Андреевича Касимовского:
Жена — Татьяна Осиповна, 1911 года рождения,
дочь — Галина Александровна, 1930 года рождения,
дочь — Раиса Александровна, 1935 года рождения,
дочь — Любовь Александровна, 1938 года рождения.
Кондаков Степан Васильевич
(21.06.1908 – 1941?)

http://uploads.ru/t/s/h/n/shnEH.jpg
Старший политрук 1-й батареи 66 гап С. В. Кондаков
236
Уроженец с. Костыляй Иссинского района Пензенской области, 21 июля 1908 года рождения. Старший политрук 1-й батареи 66-го гаубичного артиллерийского полка 61-й СД. По учётным документам Главного Управления кадров Министерства обороны СССР, политический руководитель батареи артиллерийского полка 61-й стрелковой дивизии старший политрук Кондаков Степан Васильевич пропал без вести в августе 1941 года. Сообщение письмом — исходящее 29 апреля 1985 года № 173/4/119947 Москва.
Подписано начальником группы 2 отдела 4-го управления полковником Павловым.
http://uploads.ru/t/2/P/7/2P7ht.jpg
237
http://uploads.ru/t/B/D/6/BD6KW.jpg
Из письма С.В. Кондакова от 8 июля 1941 года с фронта:
«С 2 - 7 07. сего года ведем упорные бои по разгрому специальной гитлеровской дивизии, сформированной в Берлине – Гамбурге и долго выращиваемой на личные и специальные средства Гитлера. Наша артиллерия ежедневно выпускает 1000 снарядов, которые валятся смертоносным огнем на головы фашистских мракобесов. В батарее потерь пока нет, за исключением 2-3 легко раненых, в других батареях есть жертвы. В боевую жизнь начинаем втягиваться, время проходит быстро и даже не заметно. Командиры взводов у меня очень хорошие, особенно лейтенант Чегорка, семье которого передай, что все в порядке. Живем единой идеей и мыслью разгромить фашистскую гадину».
Письмо написано из района Дергачёв – Любин, что между реками Березиной и Днепром. Из письма С.В. Кондакова от 21 июля 1941 года с фронта:
«О себе сообщу весьма коротко. Здоров, спокоен, охвачен глубокой ненавистью к фашистским гадам, за то, что они топчут, жгут,
238
уничтожают все прекрасное в нашей советской Белоруссии. Бои идут жестокие, постоянно продвигаемся вперед, выгоняя и уничтожая это черное и хищное воронье. Часть моих командиров и бойцов выбыли из строя, но батарея, как боевая единица, прочна и готова выполнять в дальнейшем боевые задачи».
Семья С. В. Кондакова:
Жена — Мария Фёдоровна, 10 мая 1914 года рождения, уроженка деревни Пайгарма Рузаевского район Мордовии;
Сын — Владимир Степанович, 1934 года рождения, уроженец деревни Пайгарма Рузаевского района Мордовии;
Дочь – Тамара Степановна (Широлапова) 1937 года рождения, уроженка деревни Пайгарма Рузаевского района Мордовии.
http://uploads.ru/t/1/b/o/1bogr.jpg
Политрук С. В. Кондаков с женой. 1940 год.
239
http://uploads.ru/t/X/x/w/Xxwlc.jpg
На снимке семья Кондаковых:
слева направо — Степан Васильевич, дочь Тамара,
жена Мария Фёдоровна, сын Владимир, г. Пенза, июнь 1941 года.

Из письма С.В. Кондакова от 8 августа 1941 года.
«Здоров, спокоен, полон боевого духа в борьбе с врагами нашего народа. Вова (сын С.В. Кондакова) особенно понимает, как я с бойцами громлю фашистов, выпуская ежедневно из наших гаубиц по несколько сот 24 килограммовых снарядов на головы извергов. Мы их будем бить до полного разгрома и уничтожения, вернемся домой героями. Пять человек бойцов и командиров моей батареи уже представлены к правительственным наградам».
Кривошеев Иван Гаврилович
(1895 – 1983)

http://uploads.ru/t/4/0/Y/40Y7F.jpg          http://uploads.ru/t/k/F/2/kF2TM.jpg

Лейтенант И. Г. Кривошеев Иван Гаврилович Кривошеев
240
Иван Гаврилович — уроженец с. Богородское Мокшанского уезда Пензенской губернии. До 1-й мировой войны работал землеустроителем. Окончил Киевское пехотное училище в 1914 году, прапорщик, участник 1-й мировой войны. С 1925 года переехал в Пензу. С апреля 1941 года командир пулеметного взвода 66-го стрелкового полка 61-й стрелковой дивизии. 16 июля 1941 года был тяжело ранен разрывом мины и отправлен самолётом в госпиталь, где было извлечено из лёгких девять осколков. Лечился до декабря 1941 года в г. Борисоглебске. После излечения И. Г. Кривошеев был направлен на фронт командиром сапёрного батальона 18-й сапёрной бригады. Воевал под Воронежем, там же попал в плен. Домой вернулся после окончания войны. Сын – Кривошеев Юрий Иванович, один из старейших журналистов города Пензы.
Кротов Виктор Григорьевич
(1911 – 1941)

http://uploads.ru/t/G/m/w/Gmwru.jpg

Старший политрук, инструктор пропаганды 66-го гап В. Г. Кротов
Уроженец города Пенза. Старший политрук, инструктор пропаганды 66-го гаубичного артиллерийского полка 61-й стрелковой дивизии.

0

13

241
Осенью 1932 года был призван в ряды Красной Армии. Сдал экзамен на командира танкового взвода запаса. Проходил службу в г.Оренбурге. Виктор Григорьевич демобилизован в январе 1934 года. С декабря 1934 года обучался на одногодичном комсомольском отделении Всесоюзного Коммунистического сельскохозяйственного университета в г. Ленинграде. По окончании обучения был направлен на комсомольскую работу в г. Куйбышев. С апреля 1939 перемещен в распоряжение политотдела. До января 1941 года находился на сборах. С началом Великой Отечественной войны вместе со своим полком убыл на фронт, пропал без вести в сентябре 1941 года.
Семья В. Г. Кротова состояла из:
жены – Валентины Михайловны, 1909 г.р.,
сына — Евгения Викторовича,
дочери — Натальи Викторовны.
Внуки Кротова Виктора Григорьевича: Виктор Евгеньевич и Александр Евгеньевич.
http://uploads.ru/t/9/B/J/9BJt1.jpg
242
http://uploads.ru/t/y/b/E/ybE5Z.jpg
http://uploads.ru/t/u/E/l/uElZX.jpg

243
http://uploads.ru/t/6/y/q/6yqxz.jpg
Семья Евгения Викторовича Кротова: жена Галина Васильевна,
старший сын – Виктор, младший сын – Саша, г. Пенза, 1975 год.

http://uploads.ru/t/U/7/a/U7aD8.jpg
На снимке Е. В. Кротов с сыновьями. г. Ленинград. 1990 год

244
Евгений Викторович Кротов свою жизнь посвятил науке, защитил кандидатскую диссертацию, в настоящее время он доцент кафедры «История и право» Пензенского государственного архитектурно-строительного университета.
http://uploads.ru/t/y/N/A/yNA2l.jpg
Кудрявцев Алексей Алексеевич
(23.02.1907 – 1941)

http://uploads.ru/t/s/z/f/szf38.jpg
Техник-интендант 2-го ранга А. А. Кудрявцев
245
Уроженец села Сура Лунинского района Пензенской области. По образованию бухгалтер. Техник-интендант 2-го ранга, служил в управлении 61-й стрелковой дивизии. Пропал без вести. В одном из писем сообщил, что ему присвоено звание капитан с назначением на должность начальника секретной (или финансовой) части 61-й стрелковой дивизии.
Сохранилось свидетельство о рождении за № 48:
http://uploads.ru/t/a/H/g/aHgvW.jpg
http://uploads.ru/t/j/n/b/jnbeT.jpg

На снимке семья Кудрявцевых: (справа налево)
Любовь Ефимовна и Алексей Алексеевич
246
Жена: Кудрявцева (Абросимова) Любовь Ефимовна (3.08.1911 — 17.02.1982), закончила медтехникум г. Пенза, фельдшер-акушер. Во время войны работала медсестрой в военном госпитале, располагавшемся на территории нынешнего ПГУ. После войны работала медсестрой в больнице им. Семашко. Проживала с сыновьями по адресу: г.Пенза, ул. Калинина, д. 31.
Сыновья:
Кудрявцев Юрий Алексеевич (15.01.1933 – 15.02.2004), работал слесарем 6-го разряда ВНИИА. Дочь, внуки.
Кудрявцев Владимир Алексеевич, г.р. 22.10.1937. Работал радиомонтажником ПО «Электромеханика», завода «Счетмаш». Сейчас на пенсии. Две дочери, внучка.
Кудрявцев Вячеслав Алексеевич (22.11.1939 – 5.08.1988) работал слесарем-наладчиком. Сын Кудрявцев Алексей Вячеславович, г.р.
19.05.1966.
Алексей Алексеевич в своем письме домой писал: «В боях наша дивизия имеет неплохие успехи 19.07.41 г. Здравствуйте мои дорогие!
Днями напишу Вам письмо и вышлю 1000 руб. денег, а пока ограничиваюсь этой открыткой. У меня пока всё в порядке, так что обо мне не беспокойтесь, а устраивайте лучше свою жизнь. Отсюда писать о себе особенно нечего, воюем, живём в лесах, привыкаем к стрельбе и даже начинаем привыкать к бомбёжкам. Наша дивизия с момента приезда беспрерывно в боях и многих уже, кто приехал с нами, нет в живых. Напишу поподробней в письме. Ждите деньги, днями мы будем организованно посылать. Я имею возможность выслать 1000 руб. Купи необходимое ребятам. В дальнейшем будем ежемесячно посылать рублей 400. Целую всех крепко.
Напишите мне о себе. Привет Рожковым. Ваш Алексей»
http://uploads.ru/t/w/e/G/weG3f.jpg
247
http://uploads.ru/t/g/b/l/gblSN.jpg
Кудрявцев Алексей Вячеславович
Инженер Пензенского городского узла электросвязи. Дочка Кудрявцева Анна Алексеевна, г.р. 1.09.1990, студентка ПГУ. Алексей Вячеславович в течение нескольких лет активно помогал в работе по сбору материала для этой книги, в обсуждении её будущего содержания. Он вместе с автором составлял списки в военном комиссариате, в ГАПО, встречался с семьями военнослужащих 61-й стрелковой дивизии, общался с ветераном войны Доможировым С. Г.
Лыженков Иван Афанасьевич
(11.06.1910 – 10.03.1985)
http://uploads.ru/t/A/V/d/AVdhZ.jpg
И. А. Лыженков. Май 1936 года

248
http://uploads.ru/t/8/c/n/8cnWb.jpg
И. А. Лыженков (первый ряд первый слева) с сослуживцами

Уроженец с. Нечаевка Мокшанского района Пензенской области. Старшина И. А. Лыженков служил в 307-м стрелковом полку 61-й стрелковой дивизии. Активно участвовал в боевых действиях. 14 августа контуженный попал в плен к фашистам. Прошел концлагеря Борисова, Минска, Литвы и Германии (концлагерь №232). Отказался служить в армии генерала Власова. 1-3 сентября 1943 г. совершил побег, был пойман и содержался в тюрьме гестапо в Берлине. В январе 1945 г. концлагерь был переведен в Восточную Пруссию. Иван Афанасьевич освобожден американскими войсками 31 мая 1945 г., прошел фильтрацию во Франкфурте-наОдере (арх. фильтрационное дело № 178260).
После возвращения на родину в 1947 г. вместе с семьей был выслан сначала в п. Игарку, затем в п. Норильск Таймырского округа Красноярского края (НорилЛаг).
В апреле 1962 г. семья возвратилась в г. Пензу, где купила небольшой дом в районе Западной Поляны.
В настоящее время две дочери и сын – пенсионеры, внуки (все имеют высшее образование).
Внучка — Е. Г. Гридина, д.т.н., профессор, работает зам. директора ГНИИ информационных технологий и телекоммуникаций «Информатика», вместе с правнучкой живет в г. Москве. Лауреат премии Президента России в области науки и техники 2009 г.
249
Внук С. Н. Лыженков работал советником главного федерального инспектора по Пензенской области, затем заместителем Генерального директора Саратовского авиационного завода.
Внук Дмитрий Николаевич Лыженков — успешно работающий юрист в одной из фирм города Пензы, кандидат в мастера спорта по морскому многоборью.
Макаров Филипп Давыдович
(2.10.1903 – 1995)
http://uploads.ru/t/C/F/6/CF6pm.jpg

Политрук роты 107-го отдельного батальона связи Ф. Д. Макаров
Филипп Давыдович — уроженец с. Бакшеевка Бессоновского района Пензенской области. Политрук роты 107-го отдельного батальона связи 61-й стрелковой дивизии.
Филипп Давыдович родился в многодетной крестьянской семье, в которой было 11 детей. В 14 лет стал помогать родителям – рубил лес в селе Леонидовка. Очень тянулся к учёбе. Переехав в город Пензу, стал работать и учиться. В 1933 – 1935 годах работал председателем колхоза (в Весёловке и Терновке). С первых дней войны на фронте с 61-й стрелковой дивизией. 15 июля 1941 года в районе города Рогачёв получил тяжелое пулевое ранение левого плеча, ноги и руки. С 15 июля 1941 года по 2 января 1942
250
года находился на излечении в госпитале. Лечился вначале в Тамбове, а затем в Ташкенте. Был признан негодным к прохождению дальнейшей службы и уволен в запас по болезни, так как рука совсем не действовала, Филипп Давыдович с большим усилием её разрабатывал.
В Великой Отечественной войне участвовали три брата Филиппа Давыдовича. Старший брат Павел умер от ран 19 февраля 1945 года. Средний брат Даниил был летчиком, умер в 2003 году. Младший брат – Никита — был мичманом, умер в 1991 году.
http://uploads.ru/t/y/N/Q/yNQW0.jpg
М. Ф. Макаров
http://uploads.ru/t/H/U/a/HUaWf.jpg
Макаровы Филипп Давыдович и Надежда Дмитриевна с сыном Львом,
дочерью Татьяной, снохой Алевтиной. г. Пенза. 1972 год.

251
В семье Филиппа Давыдовича и Надежды Дмитриевны Макаровых было четверо детей: дочь Ольга, 1933 г.р., сын Геннадий, 1938 г.р., сын Лев, 1944 г.р., дочь Татьяна, 1947 г.р.
http://uploads.ru/t/k/S/W/kSWym.jpg
http://uploads.ru/t/Y/E/I/YEIiz.jpg

Матвеев Василий Трифонович
(1909 – 1941)

Младший политрук отдельного разведывательного батальона В. Т. Матвеев родился в 1909 году в деревне Дерябиха Чембарского уезда Пензенской губернии.
252
http://uploads.ru/t/S/O/x/SOxbQ.jpg
На снимке: семья Матвеевых
http://uploads.ru/t/y/Y/S/yYSd1.jpg

253
Митин Александр Аверьянович
(1912 - ?)

Рядовой 66-го гаубичного артиллерийского полка 61-й стрелковой дивизии. Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 по август 1941 года. Находился в плену в Германии с 16 августа 1941-го по 29 апреля 1945 года (концлагерь Бухенвальд).
Нестеров Сергей Тимофеевич
(1.09.1915 – 1.08.2004)
http://uploads.ru/t/o/3/N/o3NdO.jpg
С. Т. Нестеров. Дальний Восток. 1938 год

Сергей Тимофеевич — уроженец села Малый Колояр (Грабово) Бессоновского района.
Красноармеец Нестеров был призван 29 мая 1941 года на сборы в Селиксы, на 45 дней. После объявления войны технику со станции Пенза-IV погрузили на платформы и спешно отправили на передовую. Винтовок на всех не хватало. В Гомеле состав остановили, здесь пензенцам пришлось пережить первый налет вражеской авиации. Здесь же получили и боевое крещение. В Гомельской области дивизия перешла в наступление и освободила ряд населенных пунктов. Нестеров возил на своей полуторке снаряды, как правило, ночью, так как днем фашистские самолеты гонялись буквально за каждой машиной. Неоднократно Сергею Тимофеевичу приходилось укрываться от налетов вражеской авиации.
254
http://uploads.ru/t/n/g/u/nguNk.jpg
Красноармеец С. Т. Нестеров,
водитель 88-й отдельной автотранспортной роты 61-й сд

Из воспоминаний Нестерова Сергея Тимофеевича:
«Однажды машина забарахлила, кончился бензин, недалеко было село. Командир отделения сказал: «Вы ждите меня здесь. Мы пришлем за вами машину и возьмем на буксир». Это было днем. В сумерках проехал командир с двумя ромбами в петлицах туда, откуда мы ехали. На рассвете оттуда проехала целая машина с солдатами. Часов в 8-9 утра послышался звук самолетов, и они открыли огонь из пулеметов по нашей машине, она загорелась. Из-под бугра выскочила машина, по ней также открыли пулеметный огонь. Появились вражеские танки, они остановились недалеко, и танкисты
255
стали переговариваться между собой из люков, простояли с час. Мы с шофером проползли вдоль плетня и стали убегать под откос. Нас обстреляли автоматчики. Мне попали в ногу и под лопатку, шофера тоже ранили. Немцы отошли в сторону, нас подобрали местные жители. Во дворе набралось человек шесть, и медсестра перевязала нас. Сутки пролежали, пришли немцы и взяли всех в плен. В селе оставались дней десять. Кормили только местные жители тем, что принесут и сумеют передать. Затем перевезли в Могилёв и перемещали дальше и дальше. В Польше с месяц был страшный лагерь, умирали от голода, стреляли по лагерю днем и ночью. Оттуда переправили в Германию. Переводили с одного места в другое, пока не попали в Дортмунг, где кормили супом из брюквы. Работали на шахтах, добывали уголь. Водили на разбор завалов после бомбежки союзников. Однажды утром видим, ползут американские танки, охрана разбежалась, стали собираться группами. Американцы нас хорошо накормили, дали тушенку и другие консервы. Некоторые сразу от этой еды погибли, так как были сильно истощены. Приехали позже наши представители, погрузили освобожденных на поезд и перевезли к месту проверки».
География нахождения военнопленного С. Т. Нестерова в фашистских лагерях:
• В конце августа 1941 года попал в плен. До 15 сентября 1941 года находился в лагере в г. Могилёве;
• Перегнали в лагерь Мозаветский Остров (Польша). В нём пробыл до 15 ноября 1941 года;
• Перегнали в Германию в лагерь 6 ц, где каждому дали номер;
• Перегнали в пересыльный лагерь, в котором пробыл до 1 декабря;
• Переместили в рабочий лагерь город Уна до сентября 1942 года;
• Перегнали в лагерь города Дортмунд до сентября 1943 года;
• Переместили на угольную шахту Рессы, где был до конца войны.
Освободили американцы в начале апреля 1945 года.
После проверки бойца Нестерова отправили в 92-й стрелковый батальон, где он прослужил на территории Германии до осени 1945 года. После демобилизации возвратился домой в город Пенза. В семье Нестеровых пятеро детей – две дочери и три сына.
Сыновья: Олег; Александр; Геннадий.
Дочери: Надежда; Ольга. Шесть внуков и шесть правнуков.
256
http://uploads.ru/t/b/q/w/bqwVu.jpg
Супруги Нестеровы с дочерью Надеждой и внуками.
http://uploads.ru/t/K/V/N/KVN82.jpg
На снимке С. Т. Нестеров с женой Валентиной Михайловной.

г. Пенза, 1996 год
257
Прищепа Николай Андреевич
(1900 – 1941)
http://uploads.ru/t/J/G/F/JGFIb.jpg
Генерал-майор Н. А. Прищепа, командир 61-й сд

Родился 14 апреля 1900 года в селе Большая Султановка Васильковского района Киевской области. В 1917 году поступил работать на Киевский завод «Арсенал». В 1919 году участвовал в боях против Деникина за город Киев, был ранен. В 1920 году в должности командира отделения, а затем командира взвода воевал с белополяками. С августа 1921 года направлен в 5-ю Киевскую пехотную школу. По окончании в 1924 году обучения в Киеве, получил назначение командиром взвода 152-го стрелкового полка 51-й Перекопской стрелковой дивизии. С октября 1927 года — курсовой командир Киевской пехотной школы. В 1931 году Николай Андреевич назначен помощником командира отдельного пулеметного батальона, в 1933 году командиром отдельного
пулеметного батальона УР-54. В мае 1933 года был принят слушателем военной академии им. Фрунзе, которую окончил в 1936 году, после чего получил назначение на должность 1-й части 61-й стрелковой дивизии. В 1937 году
258
назначен командиром полка, в 1938 году начальником штаба той же дивизии. С 1940 года полковник Н. А. Прищепа назначен командиром 61-й стрелковой дивизии. За умелое руководство соединением в ходе наступательных боев 31 июля 1941 года Николаю Андреевичу Прищепа присвоено воинское звание-генерал-майор. Командир 61-й стрелковой дивизии, до конца выполнив свой долг, погиб при отступлении на территории Гомельской области 18 августа 1941 года. Бойцы захоронили своего командира в районе деревни Морозовичи, а в 1951 году останки генерал-майора Н. А. Прищепа были перезахоронены в братской могиле в городе Буда-Кошелево Гомельской области. В его честь названа улица в Буда-Кошелево. За мужество и героизм, проявленные в ходе боев в районе города Рогачёва, Н. А. Прищепа награжден орденом Ленина (посмертно).
http://uploads.ru/t/C/0/Q/C0Q5U.jpg
Ответ на запрос жены Н. А. Прищепы, присланный на адрес
проживания в городе Пензе, Советская площадь, дом 5.
В этом доме до начала войны проживали офицеры управления
61-й стрелковой дивизии со своими семьями

259
http://uploads.ru/t/9/e/F/9eF1s.jpg
http://uploads.ru/t/L/Y/e/LYeky.jpg

260

0

14

Пуганов Владимир Тихонович
(29.07.1907 – 1996)
http://uploads.ru/t/U/f/l/Uflj6.jpg
Старший лейтенант В. Т. Пуганов

Владимир Тихонович родился в городе Пензе в семье краснодеревщика. Окончил реальное училище, после которого поступил в Ахунский лесотехнический техникум. Работал в лесоустроительных партиях техником-таксатором.
http://uploads.ru/t/s/M/k/sMkRd.jpg
261
Военная биография Владимира Тихоновича Пуганова В ноябре 1931 года направлен учиться в 3-й горнострелковый полк в г. Ашхабад. С ноября 1932 года назначен командиром взвода того же полка. С июня 1936 года — командир роты 190-го отдельного стрелкового батальона Забайкальского военного округа. С февраля 1938 года — начальник штаба того же батальона. С мая 1941 года старший лейтенант В. Т. Пуганов — помощник начальника штаба 66-го стрелкового полка 61-й стрелковой дивизии.

http://uploads.ru/t/j/v/g/jvgM9.jpg
Ида и Галина Пугановы, март 1941 года.
С этой фотографией В. Т. Пуганов ушёл на фронт.

До начала Великой Отечественной войны 66-й стрелковый полк был отправлен на Запад. Известие о начале войны встретили в пути, эшелон разгрузили в Дарнице под Киевом. Из Дарницы пешим порядком выдвинулись к Рогачёву Гомельской области. В. Т. Пуганов принимал активное участие в боевых действиях. После гибели начальника штаба 66-го сп он исполнял его обязанности. Оказавшись в окружении, с группой бойцов прикрывал переправу через Днепр и вышел в расположение штаба 21-й армии. С августа по сентябрь 1941 года — командир резерва при штабе 21-й армии. 22 сентября при выходе из окружения в составе 21-й армии в д. Денисовка (Украина) попал в плен. Дальше — лагеря, маршрутные и концентрационные: Кременчуг, Владимиро-Волынск, в ОФ лагерь II А, лагерь Честохова (Польша), лагерь г. Гамельбурга (Германия). 22 августа 1942 года он был отправлен в город Нюрнберг, в рабочую команду № 10055, фирма Беркенкамп-Шлейтер, на металлообрабатывающую фабрику. 15 апреля 1945 года эвакуирован в лагерь военнопленных в г. Айхштадт. Через десять дней город Айхштадт заняли американские войска.
262

http://uploads.ru/t/w/D/6/wD6gh.jpg
Карта немецких концлагерей, нарисованная В. Т. Пугановым

1 июня 1945 года В. Т. Пуганов был передан советским властям. После проверки был назначен в 10-й, затем 7-й запасной полк 1-й Горьковской запасной дивизии.

http://uploads.ru/t/C/N/a/CNazQ.jpg
Пугановы: Александра Николаевна, Владимир Тихонович и дочь Ида

263

http://uploads.ru/t/E/0/a/E0aJV.jpg
http://uploads.ru/t/A/N/q/ANqcr.jpg
Слева направо: дочь Ида, жена Александра Николаевна, дочь Галина,
Владимир Тихонович и родственница Т. М. Никулина. г. Пенза. 1955 год

264

http://uploads.ru/t/6/5/1/651Sy.jpg
В. Т. Пуганов, Л. С. Ломакова-Холодова, А. Н. Пуганова
http://uploads.ru/t/R/F/u/RFuWU.jpg
И. В. Пуганова (Ромоданова) с детьми и внуками. г. Пенза. 1997 год.

До конца своих дней Владимира Тихоновича беспокоила судьба 61-й стрелковой дивизии. Он писал:
«К сожалению, о 61-й Пензенской дивизии мало пишут, мало говорят, может быть, потому, что ее первому составу мало пришлось
265
воевать. Жизнь дивизии была коротка, а может быть, о ней молчат и потому, что из её первого состава мало осталось живых свидетелей, участников тех тяжелых дней».
На страницах газеты «Пензенская правда» опубликованы две статьи инвалида Великой Отечественной войны В. Пуганова
«Мне не раз приходилось встречаться с родственниками моих однополчан, которые сейчас, через три с лишним десятилетия, не знают о судьбе своих отцов, братьев, мужей, сыновей. Поэтому хочу вспомнить некоторых из тех, кто воевал в 61-й дивизии… Пятого июля приняли первый бой у населенного пункта Зборово на берегу Днепра. Несмотря на то, что наши войска значительно уступали силам противника, дивизия крепко держала оборону, переходила в контратаки, неся большие потери. Тогда геройски погиб командир батальона Заболотников, смелый, подкупающий своим хладнокровием человек, при сильном огне противника, когда казалось, что невозможно высунуть голову из окопа, он увлекал за собой красноармейцев на дерзкие контратаки. Подвозя боеприпасы на передовую во время ураганного огня фашистов, взлетел на воздух вместе с тачанкой красноармеец Смирнов (из Иванырса Лунинского района). Погиб в бою душа всего подразделения, политрук роты Михаил Карепов (ул. Пески г. Пензы). Отдали свои жизни за Родину и многие другие наши земляки, смелые, молодые, жизнерадостные боевые товарищи».
«На исходе дня, после тяжелого боя в районе д. Маньки под Рогачёвом, командный пункт и штаб 66-го стрелкового полка 61-й стрелковой дивизии оказался окруженный. Окружение было внезапным. Командиры, политработники, начальники служб полка были вынуждены отстреливаться из личного оружия, пистолетов (автоматов тогда у нас не было). В результате перестрелки не стало командира полка майора Пронина, начальника штаба полка Азанова. Капитан Васин, исполняющий обязанности начальника штаба 66-го СП, сумел вывести из этого окружения красноармейцев и командиров. Проявил героизм пензенец старший лейтенант, командир батальона Виктор Козлов. Он собрал вокруг себя большую группу бойцов и повел их за собой не туда, где было тише, а наоборот. Поставил своей целью боем обеспечить выход из окружения не только своей группе, но и другим. Когда в неравном бою кольцо окружения было разорвано, в том же направлении пошли и другие группы, пренебрегая опасностью. Виктор Козлов обеспечил выход из окружения товарищам-пензенцам, но сам погиб. В этих же боях пал другой наш земляк лейтенант Михаил Бовни. Не было уже с нами врача Оленникова, капитана Бефани, капитана Семенова».
266
Дополняя статью В. Т. Пуганова, хочется предположить, что наш земляк старший лейтенант Виктор Козлов, командир батальона, о котором он вспоминает, не погиб в том бою, а вышел из окружения.
В книге «Память» Пензенской области на стр. 261 записано «Козлов Виктор Александрович г.р. 1908, м.пр. г. Пенза, м. пр. Пензенский ГВК гв. капитан 23.12.1942 года умер от ран, м. захор. Сталинградская обл. Ленинский р-н, с. Царев».

http://uploads.ru/t/9/S/g/9SgID.jpg

http://uploads.ru/t/u/0/p/u0p6d.jpg
В. Н. Пуганов с собственноручно изготовленными шкатулками

Изготовленные из дерева предметы спасли Владимира Тихоновича от голодной смерти в плену.
267
Радзевич Андрей Яковлевич
(15.09.1909 - ?)
http://uploads.ru/t/S/L/Z/SLZRg.jpg
Капитан А. Я. Радзевич

Уроженец м. Красовичи Климовического района Могилёвской области, Белорусская ССР. Капитан, командир 88-й атр (автороты подвоза) 61-й стрелковой дивизии.
В Красной Армии с 1919 г.
1927 г. – командир взвода 3-го кав. полка.
1927 – 1928 гг. – слушатель курсов, г. Москва.
1929 г. — слушатель броневых командных курсов, г. Ленинград.
1931 г. — командир бронемашины в 3-м автомобильном броневом дивизионе.
1932 — 1933 гг. – служба в отдельном механизированном дивизионе Ник.-Уссурийской кав. дивизии, г. Никольск-Уссурийск.
1936 – 1938 г. – служба в г. Чита.
1938 – 1939 г. – служба в г. Иркутск, в/ч 6814.
В первой половине 1940 г. получил назначение на должность командира 88-ой автотранспортной роты 61-й сд, г. Пенза. Семья проживала с 1941-го по 1944 годы по адресу: г. Пенза, Советская площадь, д. 5, кв. 30.
В 1941 г. в составе 61-й сд убыл на фронт. В единственном письме, полученном с фронта в начале войны, которое, к сожалению, не сохранилось, Андрей Яковлевич упомянул о присвоении ему очередного воинского звания – майор.
268
Состав семьи капитана А. Я. Радзевича: жена Радзевич Пелагея Федоровна, сын Борис, дочь Галина и сын Сергей.

Сведения о сослуживцах:
На справках, выданных штабом 61-й сд в 1940-41 гг., подписи:
Нач. штаба – майор Дорогин
Зав. делопроизводством АХО — техник- интендант 2-го ранга Сизов
На справке со штампом 88-ой автороты подвоза 1 декабря 1940 г. подпись:
Зам. командира 88 АРП по политчасти — политрук Васильев
На справках в/ч 4501 (в/ч 4501 – наименование 88-ой автороты подвоза, используемое для переписки с гражданскими организациями, с целью сокрытия истинного названия войсковой части. Найдено в соответствующем справочнике) подписи:
Пом. командира в/ч 4501
Воен техник 1 ранга — Слесарев
Нач. штаба
Лейтенант — К опо? нев
Нач. 2-ой части
Интендант 3-го ранга — Филиппов
Рыльков Филипп Федорович
(1907 – 1941)
http://uploads.ru/t/H/T/p/HTpjU.jpg
Младший лейтенант Ф. Ф. Рыльков

269

http://uploads.ru/t/l/P/r/lPrAY.jpg

http://uploads.ru/t/Y/s/t/YstSN.jpg
Семья Ф.Ф. Рылькова: жена Наталья, дочь Людмила,
сестра Вера, брат Алексей

Младший лейтенант Ф. Ф. Рыльков — командир взвода 22-го отдельного медико-санитарного батальона 61-й стрелковой дивизии.
Пропал без вести в августе 1941 года.
С фронта прислал пять писем. Остались жена Наталья Матвеевна и дочь Людмила пяти лет, сын Валерий родился в феврале 1942-го года. Наталья Матвеевна всю жизнь вдовствовала, умерла в 1991 году. Дочь получила высшее техническое образование. Сын стал классным сварщиком. Растут на земле внуки и правнуки Филиппа Федоровича.
270
Семёнов Григорий Иванович
(1906 — 1942)
http://uploads.ru/t/h/V/X/hVXJ8.jpg
Техник-интендант 1-го ранга Г. И. Семёнов, 1940

Техник-интендант 1-го ранга, начальник финансовой службы 61-й стрелковой дивизии Григорий Иванович Семёнов при отправлении дивизии на фронт был оставлен в Пензе полковником Н. А Прищепа для решения служебных вопросов. В августе-сентябре 1941 года был направлен в действующую армию в составе 350-й стрелковой дивизии. Погиб в 1942 году.

http://uploads.ru/t/i/w/9/iw9tJ.jpg
Семья Г.И. Семёнова: первый ряд слева направо тёща Фролова Ксения
Максимовна, 1882 г.р., жена Александра Васильевна, дочь Галина
Григорьевна, 1939 г.р., Григорий Иванович, дочь Людмила Григорьевна,
1937 г.р.; второй ряд: сестра жены Фролова Екатерина Васильевна, 1923
г.р., сын Александр Григорьевич, 1934 г.р.

271

http://uploads.ru/t/O/0/e/O0eoP.jpg

http://uploads.ru/t/Z/g/t/Zgt79.jpg

http://uploads.ru/t/H/h/R/HhRDf.jpg
Справа Г. И. Семёнов. Лагерный сбор. 1938 год.

272

http://uploads.ru/t/7/J/U/7JUds.jpg
Начальник сборов 1939 – 40 гг. И. Илюхин


http://uploads.ru/t/u/g/O/ugO16.jpg
Техник-интендант 1-го ранга Серов. 3.02.1940

273

http://uploads.ru/t/B/H/G/BHG3S.jpg
Старший сержант Подопригора. 20.07.1941
http://uploads.ru/t/Y/r/s/YrsEi.jpg
Жена старшины Г. А. Корнилова - Анна Архиповна

274
Терентьев Николай Федорович
(1909 – 1941)
http://uploads.ru/t/c/a/W/caWE8.jpg
Н. Ф. Терентьев

Николай Фёдорович родился в 1909 году в городе Костроме. Окончил в городе Иркутске школу красных командиров. В 1940-1941 годах служил в военном городке № 2 города Пензы. На фронт убыл вторым эшелоном, свою 61-ю стрелковую дивизию догнал в Белоруссии. Погиб в первых числах августа 1941 года у деревни Хамичи-Запольские.
Семья проживала по адресу: г. Пенза, Советская площадь, д. 5. Состав семьи: жена Мария Алексеевна, дочь Лидия, сын Вадим, дочь Людмила.

http://uploads.ru/t/4/R/g/4RgWq.jpg
На снимке семья капитана Н. Ф. Терентьева: первый ряд слева направо Мария
Алексеевна, младшая дочь Людочка, 1939 г.р., Николай Фёдорович. Второй ряд
слева направо: сын Вадик, родственница, дочь Лида. г. Пенза. 1940?

275
Суханов Пётр Макарович
http://uploads.ru/t/t/7/N/t7NrH.jpg
Миномётчик 154-й стрелковой дивизии, уроженец города Пензы

Чевакин Анатолий Константинович

Анатолий Константинович Чевакин был приписан к 61-й стрелковой дивизии. Но так как после объявления мобилизации он с опозданием явился к месту дислокации полка, убывшего на фронт, то был направлен в 167-ю стрелковую дивизию. Однако судьба распорядилась так, что соседом этого соединения на боевых позициях, в составе 63-го корпуса, оказалась 61-я стрелковая дивизия. О судьбе А. К. Чевакина написал статью в газете «Пензенская правда» журналист Б. Едалин.

http://uploads.ru/t/6/n/7/6n7F3.jpg
А. К. Чевакин, 1939 г.

276
«Он погиб в сорок первом
В этом году исполнится сорок лет с начала Великой Отечественной войны. Всё дальше и дальше уходим мы от того, особо трагического начального периода войны, когда наша армия, страна несли страшные потери. Но именно тот период определил, на чьей стороне будет победа. Именно солдаты 1941-го ценою своих жизней остановили врага. И не только остановили, но и разгромили его под Москвой и сами перешли в наступление. На основе скупых сведений и свидетельств, дошедших до нас, мы рассказываем сегодня об одном из тех, кто погиб в суровом сорок первом. …Шёл второй день войны. Помимо всеобщей, была объявлена партийная мобилизация. Работник обкома партии Анатолий Чевакин, как бывший заместитель политрука, уходил на фронт в числе первых. По тогдашним законам он должен был явиться в часть, к которой приписан. И после полудня 23 июня Чевакин выехал к месту дислокации полка. Добрался быстро и всё-таки опоздал. Полк уже выбыл на боевые позиции. Чевакина направили в другое место, где он вступил в должность помощника штаба 615-го стрелкового полка. В его распоряжение была отдана шифровально-штабная служба. А в это время в «белостокском мешке» (да и по всему советскогерманскому фронту) Красная Армия, как запишет потом в своём
дневнике начальник генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковник Ф. Гальдер, боролась не за жизнь, а за выигрыш времени.
28 июня И. В. Сталин приказал сформировать Резервный фронт и развернуть его на линии от Невеля до Чернигова через Могилёв, Жлобин, Гомель. Бывший в то время начальником Генерального штаба Г. К. Жуков отдал приказ командованию Западного фронта «не допустить срыва сосредоточения армий в районе Орша – Могилёв – Жлобин – Рогачёв».
Первое письмо А. Чевакина в Пензу. Оно датировано 28 июня и адресовано всем родным: «…выезжаем в Действующую армию через 2-3 дня. Получили обмундирование. Освоился, ребята хорошие. Настроение улучшилось. Здоровье хорошее».
В конце письма передает привет товарищам по работе в обкоме партии.
Письмо спокойное, как будто человек уехал на несколько дней в командировку.
615-й полк в составе 167-й дивизии спешным порядком был направлен в район Гомеля, туда, где ставился заслон немецким армиям, рвавшимся к Москве.
277
Второе письмо Чевакин написал перед самым отъездом на фронт. И оно было спокойным, ещё не обожжённым дыханием жестокой войны, которая уже разворачивалась на огромных пространствах по-прежнему с главным направлением на столицу нашей Родины. Письмо датировано 3 июля. Шёл лишь 12-й день войны из 1 418, которые предстояло пережить нашей стране, советским людям. Политрук Чевакин вряд ли мог предвидеть столь долгий путь к победе, но в оптимизме и вере в неё ему отказать нельзя. Его мысли, обращённые к жене и родным, звучат великой похвалой солдатам 1941-го, которым суждено было первым познать всю мощь бронированных армад гитлеровцев. «…Из Гомеля, — писал Чевакин, — видимо, будем наступать на Германию. Скорей бы». И далее: «Как Женька? (это о сыне. – Б.Е.).
Береги его, Вера, чтобы был здоров к моему приезду». Ни на минуту не покидала политрука мысль о том, что «наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами». Были для такого оптимизма и очевидные факты.
13 июля части 21-й армии форсировали Днепр и освободили Рогачёв. Удалось временно стабилизировать фронт. Но только временно. Вскоре началось новое наступление немцев. И лишь в упорнейших и кровопролитных боях с 26 по 30 июля Красная Армия приостановила дальнейшее продвижение противника, сорвав его планы молниеносного захвата Москвы. Но положение оставалось критическим. Образовалось Смоленское направление. Фашисты сосредоточили на нём группу армий «Центр» — более миллиона солдат, 1 700 танков и штурмовых орудий при сильной авиационной поддержке. Бои развернулись с новой силой. Последнее письмо Чевакина датировано 10 августа. Его полк вёл бои в районе Рогачёва, на той самой линии, где по замыслу нашего командования ставился заслон. Можно предположить, какого ожесточения достигали здесь схватки с врагом. Но вот выдержки из письма к жене:
«Добрый день, моя дорогая! Шлю тебе и Женьке свой горячий привет с фронта и крепко, крепко целую. Чувствую себя хорошо, здоров… Сейчас мы укрепляемся в обороне. Здесь очень хороший урожай. А как у нас в области обстоит дело с уборкой?»
Даже в невероятно трудных сражениях человек думал об урожае. В конце письма просил прислать фото – с вами, мол, мне будет лучше. Читай – легче. Вскоре восточнее Рогачёва немцы выбросили десант. Начались бои в окружении…
278
После войны младший брат Анатолия Чевакина Сергей Константинович в поисках каких-либо сведений о его судьбе запросил архив Министерства обороны. Ответили, что Анатолий Чевакин пропал без вести в августе 1941 года. Но однажды Сергею удалось встретить однополчанина Анатолия – Чуваркина. Тот рассказал:
Когда немцы предприняли очередное массированное наступление и выбросили десант, все части, находившиеся в районе Рогачёва, были окружены. И тогда началось самое трудное. Не всякий в такой обстановке мог сохранить мужество, стойкость. На какое-то время было потеряно управление войсками. В одном из боёв я встретил Чевакина. Мы вроде бы нащупали возможность выйти из окружения. И я позвал его с собой. Он отказался: «У меня рота на руках, есть раненые. Не могу». И остался. Больше я его не видел… И никто его больше не видел. Можно лишь с уверенностью предположить, что политруку было поручено командование ротой (очевидно, строевые командиры погибли), и он, как и подобает коммунисту, до конца исполнил свой воинский и партийный долг. Что ещё сказать об Анатолии Чевакине? Ему было 27 лет. Таким он и остался в памяти родных, товарищей, друзей. Родом он пензенский. Окончил ФЗУ, работал механиком на швейной фабрике имени К. Цеткин. В 1936 году ушёл в Красную Армию, служил на Дальнем Востоке, принимал участие в боях на озере Хасан. Вернулся из армии, работал в Пензенском горкоме комсомола, избирался секретарём Поимского райкома ВЛКСМ, а с образованием Пензенской области был взят в аппарат обкома партии. …Есть на втором этаже нынешнего здания обкома КПСС священное место – там установлена мемориальная доска с именами сотрудников обкома, павших в Великой Отечественной войне. На ней золотом начертано и имя политрука Анатолия Константиновича Чевакина.
Б. Едалин. Пенза.
279
II ФОРМИРОВАНИЕ 61 СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ
Нет ответов в ЦАМО и музее Вооруженных Сил РФ о судьбе знамени 61-й стрелковой дивизии. В сентябре 1941 года дивизия была расформирована, а с 18 октября того же года уже начато II формирование 61-й стрелковой дивизии в Закавказском ВО (Приказ НКО № 00104) в Армении (Ереван), в составе тех же частей и подразделений, кроме 66-го гаубичного артиллерийского полка.
Имела в своём составе: 66, 221, 307 сп, 55 ап, 237 оиптд (до 15.07.43), 131 оиптд (с 15.07.43), 172 зенбатр (до 31.05.43), 467 минд (до 26.08.42), 99 рр, 112 осб, 107 обс (78 борс), 22 мсб. В действующей армии с 20.08.1942 по 29.03.1944, с 28. 05.1944 по 14. 09.1944, с 13.10.1944 по 31.03.1945, с 20.04.1945 по 11.05.1945.
Командиры 61-й стрелковой дивизии
полковник, с 31.03.43 генерал-майор Кузнецов Сергей Николаевич (18.10.41 – 15.02.1944), полковник Бурыкин Александр Николаевич (16.02.44 – 1.03.44),
полковник, с 5.05.45 генерал-майор Шацков Андрей Георгиевич (2.03.44 – 1945).
20 августа 1942 года из состава дивизии изъято около 8 100 человек личного состава кавказской национальности. Взамен них в дивизию прибыли военнослужащие славянской национальности.
Почему произвели замену военнослужащих по национальному признаку?
Ответ на этот вопрос мы найдём в книге Бориса Соколова «Берия»: «Накануне командировки Берии на Кавказ, 20 августа Сталин отдал директиву командованию Закавказского фронта, потребовав изъять из 61-й стрелковой дивизии и направить как неблагонадёжных в запасные части 3 767 армян, 2 721 азербайджанца и 740 представителей «дагестанских народностей» (Борис Соколов. «Берия». — М, Вече, 2003. — С. 161).
Приказом по 46-й армии № 00253 с 20 августа 1942 года 61-я стрелковая дивизия участвует в войне в составе Закавказского фронта по охране и обороне Главного Кавказского хребта в составе группы войск генерал-майора Пияшева на Сангарском перевале. С 29 августа 1942 года прошла боевой путь: Северный Кавказ, Кубань, Украина, Белоруссия, Польша, Чехословакия. Дивизия была среди первых ворвавшихся в Восточную Пруссию и принимала непосредственное участие в боях за Берлин и его окрестности. В городе Берлине дивизия занимала кварталы в 1 500 м от Рейхстага. Участвовала в уничтожении фашистских войск, окружённых юго-восточнее Берлина. Сражалась с группировкой генерал-фель-
280
дмаршала Шернера на подступах к Чехословакии и завершила войну на территории братской Чехословакии 11 мая 1945 года. Пензенская область имеет непосредственное отношение и ко II формированию 61-й стрелковой дивизии. 31 августа 1943 года в эту дивизию были направлены из 37-й запасной стрелковой бригады (Селиксы) 2 стрелковые роты в составе: 2 офицера, 20 сержантов, 330 курсантов. Всего 352 человека.
Дивизия уничтожила 27 500 солдат и офицеров противника, 8 740 взято в плен, в боях уничтожила 428 орудий и миномётов, 92 танка, 1 030 пулемётов, 406 автомобилей, 50 складов с боеприпасами. Она захватила 270 орудий и миномётов, 94 танка и самоходных орудия, 720 пулемётов, 6 000 автомобилей, 6 800 вагонов, 38 складов и т.п.
За мужество и героизм бойцов и командиров 61-й стрелковой дивизии было присвоено 13.02.1944 года наименование «Никопольская».
На знамени дивизии засверкали три ордена: Ленина (24.04.1945), Красного Знамени (28.04.1943), Суворова II степени (10.08.1944).
Полки и подразделения награждены:
221-й стрелковый полк – получил почетное наименование «Берлинский», награжден орденом Кутузова III степени;
307-й стрелковый полк – орденом Красного Знамени;
66-й стрелковый полк – орденом Суворова III степени;
55-й артиллерийский полк — орденом Суворова III степени;
112-й отдельный сапёрный батальон – орденом Александра Невского.
Двое военнослужащих удостоены звания Героя Советского Союза: Вальков Василий Матвеевич, командир 307-го стрелкового полка, и Богданов Пётр Николаевич, старший сержант, помощник командира взвода 66-го стрелкового полка.
281
ПОСЛЕСЛОВИЕ
Уважаемые читатели, вашему вниманию представлена судьба наших земляков, о которых стало известно через историю 61-й стрелковой дивизии. К большому сожалению, это незначительное количество людей. Но есть надежда, что с выходом этой книги появится реальная возможность найти родственников бойцов и командиров, проживающих ныне на территории Пензенской области, в других субъектах Российской Федерации и других странах мира.

0

15

Списки
Командование и штаб 61-й сд —управление дивизии ( в/ч 4305 )
Командир 61-й стрелковой дивизии c 23.08.1939 по 18.08.1941 г. генерал — майор Прищепа Николай Андреевич погиб в 1941 г.
Начальник политотдела, военный комиссар 61-й сд старший батальонный комиссар Бочкарев Константин Александрович, г.р. 1906 пропал б/вести в 1942 г.
Начальник штаба 61-й стрелковой дивизии полковник Гофман Александр Эмильевич п/о 1941-45 г.
Начальник артиллерии 61-й сд полковник Римашевский Ефрем Иустинович пропал б/вести в 1941 г.
Начальник снабжения 61-й сд интендант 1-го ранга Семибратьев Влас Олимпиевич пропал б/вести в 1941 г.
Начальник ветслужбы 61-й сд военветврач 2-го ранга Голомазов Николай Алексеевич пропал б/вести в 1941 г.
Дивизионный ветврач военветврач 2-го ранга Липатов Дмитрий Николаевич пропал б/вести в 1941 г.
282
Председатель военного трибунала 61-й сд военюрист 2-го ранга Беленький Михаил Перцович погиб 23 сентября 1941 г.
Начальник штаба артиллерии 61-й сд майор Аленин Евгений Григорьевич пропал б/вести в 1941 г.
Старший инструктор политотдела 61-й сд батальонный комиссар Аристов Алексей Сергеевич  пропал б/вести в 1942 г.
Дивизионный врач, Начальник санслужбы 61-й сд военврач 3-го ранга Забежинский Абрам Маркович пропал б/вести в 1941 г.
Начальник разведотдела 61-й сд капитан Кортянович Владимир Александрович пропал б/вести в 1941 г.
Помощник начальника 1-го отдела 61-й сд капитан Бефани Василий Васильевич пропал б/вести в 1941 г.
Помощник начальника 1-го отделения капитан Загиров Хафиз Латилович пропал б/вести в 1941 г.
- ? - капитан Аринин Степан Васильевич умер от ран 6 августа 1941г.
Начальник обозно-вещевого снабжения 61-й сд техник интендант 1-го ранга Волков Александр Никифорович пропал б/вести в 1941 г.
Начальник финансовой службы 61-й сд техник интендант 1-го ранга Семенов Григорий Иванович погиб в 1942 г.
Помощник начальника финдовольствия 61-й сд техник интендант 1-го ранга Старков Константин Иванович Уволен в запас с постановкой на учет в Пролетарском РВК г. Куйбышева
283
Помощник начальника военно-технического снабжения воентехник 1-го ранга Андреев Виктор Васильевич п/о 1941-45 г. репатриирован из нем. пл. с постановкой на учет в Пензенском ГВК
Член военного трибунала военюрист Гордеев Сергей Николаевич пропал б/вести в 1941 г.
состоял в распоряжении командира 61-й сд военюрист Балакирев Василий Иванович пропал б/вести в 1941 г.
Помощник по снабжению начальника связи 61-й сд старший лейтенант Парамонов Александр Васильевич пропал б/вести в 1941 г.
состоял в распоряжении политотдела 61-й сд политрук Солодков Василий Иванович пропал б/вести в 1941 г.
Помощник по ком. Работе начальника отдела политпропаганды 61-й сд политрук Лоза Александр Федорович пропал б/вести в 1941 г.
Начальник 4-го отделения штаба техник интендант 2-го ранга Кудрявцев Алексей Алексеевич пропал б/вести в 1941 г.
Зав. Делопроизводством отдела снабжения дивизии техник интендант 2-го ранга Дмитриев Константин Сергеевич пропал б/вести в 1941 г.
состоял в распоряжении командира 61-й сд техник интендант 2-го ранга Косов Михаил Иванович п/о 1941-45 г. Пенза, Южная 33, кв. 1.
Зав. Делопроизводством управления артснабжения техник интендант 2-го ранга Синельников Александр Михайлович пропал б/вести в 1941 г.
Зав. Делопроизводством - казначей штаба 61-й сд техник интендант 2-го ранга Куликов Авраам Прохорович пропал б/вести в 1941 г.
284
Зав. Делопроизводством штаба 61-й сд техник интендант 2-го ранга Усанкин Петр Кузьмич пропал б/вести в 1941 г.
состоял в распоряжении командира 61-й сд лейтенант Сергеев Павел Федорович пропал б/вести в 1941 г.
состоял в распоряжении командира 61-й сд  лейтенант Новиков Вениамин Георгиевич пропал б/вести в 1941 г.
состоял в распоряжении командира 61-й сд младший лейтенант Шишакин Аркадий Иванович пропал б/вести в 1941 г.
221-й стрелковый полк ( в/ч 4330 )
Старший врач военврач 2-го ранга Островский Сигизмунд Антонович пропал б/вести в 1941 г.
Командир батальона капитан Делль Александр Иванович погиб в бою изв. от 5 авг. 1941 г.
Помощник командира по материальному обеспечению капитан Дуксеев Даниил Иванович пропал б/вести в 1941 г.
Помощник начальника штаба капитан Сташкевич Петр Николаевич пропал б/вести в 1941 г.
Командир батальона капитан Щербаков Степан Венедиктович пропал б/вести в 1941 г.
состоял в распоряжении командира 221-го сп капитан Похилко Георгий Дмитриевич пропал б/вести в 1941 г.
Отв. секретарь бюро ВКП(б) старший политрук Баринов Владимир Васильевич пропал б/вести в 1941 г.
Командир роты связи 221-го сп старший лейтенант Барышников Василий Васильевич пропал б/вести в 1941 г.
285
Политрук роты старший лейтенант Полосаткин Александр Михайлович пропал б/вести в 1941 г.
Политрук батареи политрук Лубков Дмитрий Кузьмич погиб в июле 1941 г.
состоял в распоряжении командира 221-го сп политрук Дроздов Алексей Александрович пропал б/вести в 1941 г.
политрук Филиппов Иван Степанович умер от ран 14.08.1941 г. похоронен г. Гомель
Политрук роты политрук Незамайкин Леонид Н. погиб в июле 1941 г.
Политрук 1-й стрелковой роты политрук Баранов Иван Тимофеевич пропал б/вести в 1941 г.
Помощник начальника штаба 221-го сп техник интендант 2-го ранга Фролов Алексей Иванович пропал б/вести в 1941 г.
Зав. Делопроизводством военно-технического снабжения 221-го сп техник интендант 2-го ранга Савенков Александр Николаевич пропал б/вести в 1941 г.
техник интендант 2-го ранга Егоров Дмитрий Павлович п/о .. .07.1941 г.
Начальник фин.части 221-го сп техник интендант 2-го ранга Иванов Иван Кузьмич п/о .. .08.1941 г.
состоял в распоряжении командира 221-го сп техник интендант 2-го ранга Денисов Андрей Иванович п/о .. .09.1941 г.
воентехник 2-го ранга Кашенцев Тимофей Андреевич пропал б/вести в 1941 г.
286
воентехник 2-го ранга Бачурин Василий Иванович пропал б/вести в 1941 г.
Зам. Командира стрелковой роты лейтенант Коршунов Александр Тихонович  пропал б/вести в 1941 г.
младший политрук Толкунов Алексей Степанович погиб в августе 1941 г.
младший политрук Рахимов Валерий Карпович п/о 27.08.1941 г.
Политрук роты младший политрук Моисеев Иван Иванович погиб в июле 1941 г.
состоял в распоряжении командира 221-го сп младший политрук Киреев Михаил Александрович п/о
младший политрук Клементьев Михаил Алексеевич пропал б/вести в 1941 г.
младший лейтенант Жарков Владимир Фролович пропал б/вести в 1941 г.
Заместитель командира роты 221-го сп младший лейтенант Туляков Иван Петрович пропал б/вести в 1941 г.
младший лейтенант Антипин Михаил Емельянович погиб в июле 1941 г.
сержант Арефьев Константин Сергеевич п/о 1941-45 г.
сержант Костров Петр Степанович п/о 18.08.1941 г.
младший сержант Кузько Антон Федорович погиб в августе 1941 г.
287
красноармеец Калинин Иван Николаевич п/о 20.08.1941 г.
Стрелок красноармеец Кузин Дмитрий Осипович умер в плену в октябре 1941 г.
Командир отделения в/звание ? Ефимов Иван Ефимович умер от ран 19.09.1941 г.
1117-й эв./госпиталь
Командир взвода в/звание ? Прытков Дмитрий Петрович пропал б/вести в 1941 г.
66-й гаубичный артиллерийский полк ( в/ч 4321 )
Командир 66-го гаубичного артиллерийского полка майор Воронин Алексей Михайлович пропал б/вести в октябре 1941 г.
Военный комиссар 66-го г./арт. Полка батальонный комиссар Шляхов Алексей Петрович пропал б/вести в 1941 г.
Начальник штаба 66-го г./арт. Полка капитан Доволь Вальтер Карлович пропал б/вести в 1941 г.
Инструктор пропаганды 66-го гап старший политрук Кротов  Виктор Григорьевич пропал б/вести в 1941 г.
Политрук 1-й батареи 66-го гап старший политрук Кондаков Степан Васильевич пропал б/вести в 1941 г.
Помощник начальника штаба техник интендант 1-го ранга  Флерин Всеволод Александрович пропал б/вести в 1941 г.
Командир дивизиона 66-го гап старший лейтенант Пченичнов Николай Васильевич пропал б/вести в 1941 г.
Помощник начальника штаба старший лейтенант Букин Анатолий Михайлович пропал б/вести в 1941 г.
288
политрук Белодед Иван Павлович пропал б/вести в 1941 г.
Зав. Делопроизводством штаба 66-го гап техник интендант 2-го ранга Щербединский Тимофей Иванович пропал б/вести в 1941 г.
Начальник связи батальона 66-го гап лейтенант Доможиров Степан Гаврилович п/о 1941 г.
Командир взвода топографической разведки лейтенант Иванов Николай Алексеевич пропал б/вести в 1941 г.
Начальник «летучки» (машины по ремонту арт./матчасти) лейтенант Касимовский Александр Андреевич - ? -
лейтенант Ситников Михаил Маркович пропал б/вести в 1941 г.
лейтенант Леонтьев Меркул Андронович п/о 15.08.1941 г.
младший политрук Журавский Петр Петрович пропал б/вести в 1941 г.
красноармеец Митин Александр Аверьянович пропал б/вести в 1941 г.
красноармеец Колчанов Федор Филиппович п/о 17.08.1941 г.
красноармеец Мулюкин Виктор Акимович п/о 16.08.1941 г.
красноармеец Сизов Иван Тимофеевич п/о
красноармеец Зорин Кузьма Андреевич п/о 10.08.1941 г.
289
красноармеец Горбунов Иван Иванович п/о 26.08.1941 г.
красноармеец Гаврилин Григорий Матвеевич пропал б/вести в 1941 г.
в/звание ? Бардовский Андрей Васильевич погиб 16 июля 1941 г.
в/звание ? Челноков Сергей Михайлович погиб 15 июля 1941 г. похоронен д. Веричев
в/звание ? Лихачев Михаил Михайлович погиб 15 июля 1941 г. похоронен д. Веричев
55-й легкий артиллерийский полк ( в/ч 4348 )
Военный комиссар 55-го л./арт. Полка батальонный комиссар Головков Александр Петрович пропал б/вести в 1941 г.
Зам. Командира 55-го л./арт. Полка по снабжению интендант 2-го ранга Морозов Алексей Павлович пропал б/вести в 1941 г.
Командир дивизиона майор Зайцев Дмитрий Федорович пропал б/вести в 1941 г.
Ветфельдшер интендант 3-го ранга Тарасов Иван Иванович пропал б/вести в 1941 г.
состоял в распгоряжении командира 55-го лап военврач 3-го ранга Гаманюк Тарас Александрович пропал б/вести в 1941 г.
Командир дивизиона капитан Шидловский Адольф Францевич пропал б/вести в 1941 г.
290
Командир батареи капитан Гребенников Дмитрий Матвеевич пропал б/вести в 1941 г.
Инструктор пропаганды 55-го лап старший политрук Водопадов Константин Константинович пропал б/вести в 1941 г.
старший лейтенант Черноусов Яков Борисович пропал б/вести в 1941 г.
состоял в распоряжении командира 55-го лап техник интендант 2-го ранга Школев Николай Львович пропал б/вести в 1941 г.
Артиллерийский техник воентехник 2-го ранга Городецкий Дмитрий Михайлович погиб в бою в августе 1941 г.
военфельдшер Чугунов Ниолай Федорович пропал б/вести в 1941 г.
состоял в распоряжении командира 55-го лап лейтенант Гоголев Герман Платонович пропал б/вести в 1941 г.
Командир взвода лейтенант Ефимов Алексей Матвеевич пропал б/вести в 1941 г.
Командир взвода лейтенант Савельев Андрей Иванович пропал б/вести в 1941 г.
лейтенант Нагорный Яков Емельянович пропал б/вести в 1941 г.
Зам. Командира штабной батареи лейтенант Кабаев Даниил Ильич пропал б/вести в 1941 г.
лейтенант Федотов Олег Степанович пропал б/вести в 1941 г.
состоял в распоряжении командира 55-го лап младший
воентехник Соловьев Алексей Владимирович пропал б/вести в 1941 г.
291
Младший артиллерийский техник младший воентехник Копенкин Константин Семенович пропал б/вести в 1941 г.
младший лейтенант Богатырев Иван Дмитриевич пропал б/вести в 1941 г.
Командир взвода младший лейтенант Власов Василий Алексеевич п/о 18.08.1941 г.
Командир взвода младший лейтенант Калита Максим Венидиктович умер от ран 18.07.1941 г.
младший лейтенант Маняшин Александр Ильич пропал б/вести в 1941 г.
состоял в распоряжении командира 55-го ап младший лейтенант Попов Иван Иванович пропал б/вести в 1941 г.
Адьютант дивизиона младший лейтенант Корочков Иван Петрович пропал б/вести в 1941 г.
старшина Буслаев Петр Иванович пропал б/вести в 1941 г.
Командир отделения сержант Корнеев Иван Гаврилович п/о 16/08.1941 г.
младший сержант Волков Никита Григорьевич пропал б/вести в 1941 г.
красноармеец Муравлев Серафим Егорович пропал б/вести в 1941 г.
131-й отд. Истребительный противотанковый дивизион ( в/ч 4459 )
состоял в распоряжении командира 131-го оиптд интендант 3-го ранга Семенов Прокофий Михайлович пропал б/вести в 1941 г.
292
Командир роты лейтенант Степанов Иван Степанович пропал б/вести в 1941 г.
Командир огневого взвода лейтенант Игнатьев Алексей Ларионович п/о 25.08.1941 г. Султановка, Гомельской обл.
Начальник боепитания 131-го оиптд младший воентехник Фомин Петр Петрович пропал б/вести в 1941 г.
красноармеец Кондратьев Михаил Григорьевич погиб в плену в 1942 г.
красноармеец Кошкин Василий Петрович пропал б/вести в 1941 г.
красноармеец Пахалин Владимир Андреевич п/о 14.08.1941 г. ст. Буда-Кошелево.
237-й отд. Зенитный артиллерийский дивизион ( в/ч 4444 )
Командир 237-го отд. Зенитного артиллерийского дивизиона майор Щелкунов Николай Михайлович пропал б/вести в 1941 г.
И.Д. военного комиссара 237-го озад старший политрук Замарин Мирон Аркадьевич пропал б/вести в 1941 г.
Командир бат. (батареи ?) старший лейтенант Устинов Архип Михайлович пропал б/вести в 1941 г.
лейтенант Черняков Георгий Александрович пропал б/вести в 1941 г.
младший лейтенант Антипов Андрей Иванович пропал б/вести в 1941 г.
сержант Авксентьев Владимир Федорович п/о 19.09.1941 г.
293
красноармеец Онищенко Григорий Степанович пропал б/вести в 1941 г.
красноармеец Гордеев Афанасий Григорьевич п/о 20.07.1941 г.
99-й разведывательный батальон ( в/ч 4439 )
Командир 99-го отд. Разведывательного батальона майор Горбун Григорий Дмитриевич п/о ГУК НКО № 01181-45
Командир мотоциклетной роты старший лейтенант Мурашкин Иван Степанович пропал б/вести в 1941 г.
состоял в распоряжении командира 99-го орб воентехник 2-го ранга Воскресенский Николай Петрович пропал б/вести в 1941 г.
Командир роты 99-го орб лейтенант Литовский Михаил Тимофеевич  пропал б/вести в 1941 г.
Командир взвода 99-го орб младший лейтенант Стешкин Дмитрий Григорьевич пропал б/вести в 1941 г.
Зам. Комадира мотострелковой роты 99-го орб младший лейтенант Авдонин Петр Григорьевич пропал б/вести в феврале 1942г.
Красноармеец Мельников Андрей Иванович п/о 18.08.1941 г.
красноармеец Токмовцев Георгий Андреевич п/о 17.08.1941 г.
112-й отд. саперный батальон
Командир взвода лейтенант Минин Иван Дмитриевич пропал б/вести в 1941 г.
состоял в распоряжении командира 112-го сапб младший лейтенант Артемов Григорий Архипович пропал б/вести в 1941 г.
294
Командир взвода младший лейтенант Байшев Сергей Семенович пропал б/вести в 1941 г.
107-й отд. батальон связи ( в/ч 4425 )
Командир 107-го отд. батальона связи капитан Черкасов Степан Андреевич пропал б/вести в 1941 г.
Зам. Командира 107-го обс по политчасти старший политрук Серов Николай Васильевич пропал б/вести в январе 1942 г.
Старший фельдшер старший военфельдшер Бондарев Кирилл Никитович п/о .. 09.1941 г.
Командир роты старший лейтенант Сочилов Степан Филиппович пропал б/вести в 1941 г.
Зав. Делопроизводством штаба 107-го обс техник интендант 2-го ранга Панков Петр Иванович пропал б/вести в 1941 г.
Командир роты лейтенант Сластенкин Фрол Васильевич пропал б/вести в 1941 г.
Политрук роты 107-го обс в/звание ? Макаров Филипп Давыдович тяж. Ранение 15.07.1941 г.
22-й отд. медико — санитарный батальон ( в/ч 4520 )
Командир 22-го медсанбата, начальник дивизионного полевого госпиталя 61-й сд военврач 2-го ранга Олейников Николай Павлович пропал б/вести в 1941 г.
Ординатор операционно-перевязочного взвода военврач 2-го ранга Ягодин Виталий Иванович пропал б/вести в 1941 г.
Ординатор военврач 2-го ранга Зборовский Владимир Федорович погиб в плену 28.12.1941 г. (шталаг 352)
295
Ординатор военврач 2-го ранга Иванов Анисим Захарович пропал б/вести в 1941 г.
Командир санитарного отделения военврач 3-го ранга Булычева Антонина Михайловна пропала б/вести в 1941 г.
Врач — хирург военврач 3-го ранга Писарев Прохор Емельянович п/о 17.08.1941 г. Призван в 1941 г. Лунинским РВК Пензенской обл.
Начальник аптеки 22-го медсанбата техник интендант 1-го ранга Филиппов Сергей Александрович пропал б/вести в 1941 г.
в июле-августе 1941 г. служила медсестрой операционного отделения 22-го мсб, в дальнейшем — военврач. старший лейтенант Фоканова Нина Алексеевна
Военврач ветеран ВОВ, (61-й, 154-й, 47-й гв. сд) военфельдшер Илюшина Надежда Ефимовна п/о 16.08.1941 - 44 г.
Командир взвода 22-го мсб младший лейтенант Рыльков Филипп Федорович пропал б/вести в 1941 г.
сержант Липин Петр Петрович пропал б/вести в 1941 г.
красноармеец Борысенко Николай Федорович п/о 20.08.1941 - .. г.
красноармеец Рогожин Петр Алексеевич п/о .. 08.1941 - .. г.
красноармеец Гусев Михаил Кириллович п/о 17.08.1941 - .. г.
красноармеец Паршин Григорий Афанасьевич пропал б/вести в 1941 г.
296
Санинструктор в/звание ? Лавров Борис Иванович п/о .. - .. г.
Старшая медсестра операционного отделения в/звание ? Ландышева Ольга Митрофановна пропала б/вести в 1941 г.
Начальник библиотеки 22-го мсб в/звание ? Чепиков Георгий Афанасьевич пропал б/вести в 1941 г.
Старший лаборант 22-го мсб в/звание ? Богатикова Ариадна Ивановна п/о 16.08.1941 - 45 г.
88-я отд. автотранспортная рота с .. 07.1941 г. 60-й автобат ( в/ч 4501 )
командир 88-й автороты, - с 31.07.1941 г. Командир автобата 61-й сд капитан Радзевич Андрей Яковлевич пропал б/вести в 1941 г.
состоял в распоряжении командира автобата (в/ч 4501) техник интендант 1-го ранга Симаков Сергей Николаевич пропал б/вести в 1941 г.
Командир автотранспортного взвода старший лейтенант Копанев Федор Максимович пропал б/вести в 1941 г. ( кп — погиб 30.07.1941 г.)
состоял в распоряжении командира 88-й автороты техник интендант 2-го ранга Буянин Иван Сергеевич п/о 13.09.1941 - 45 г. призван в июле 1941 г. Пензенская обл. Нижнеломовский р-н д. Ган
Командир стрелкового взвода (в/ч 4501) лейтенант Мдзишорашвили Владимир Егорович пропал б/вести в 1941 г. (возм. Амдзинорашвили, учтен в ЦАМО и так)
Командир взвода младший лейтенант Красильников Сергей Иванович пропал б/вести в 1941 г.
297
Командир взвода автомашин (60-й атб) младший лейтенант Крупин Александр Михайлович пропал б/вести в 1941 г.
Командир взвода младший лейтенант Мордвинов Иван Федорович пропал б/вести в 1941 г.
Автомеханик старшина Демешев Степан Никитич п/о 25.08.1941 - 45? г. призван в 1941 г. Башмаковским РВК Пензенской обл., Митрофановский с/с д. Митрофановка
старший сержант Шишков Андрей Никанорович п/о призван в 1941 г., Беднодемьяновс- ким РВК, Пензенской обл.
Водитель младший сержант Нагорнов Михаил Сергеевич п/о 16.08.1941 г. призван в 1941 г. Головищенским РВК, Пензенской обл., до войны проживал Каменский р-н, В.Каменка
Водитель красноармеец Нестеров Сергей Тимофеевич п/о ветеран дивизии
красноармеец Сторовойт Григорий Сергеевич пропал б/вести в 1941 г.
красноармеец Севостьянов Федор Осипович п/о 17.07.1941 г. призван в 1941 г. Терновским РВК, Пензенская обл. Сердобский р-н Болтенский с/с
298
Списки, согласно ЦАМО, управления дивизии
Ф.И.О. ГОД РОЖДЕНИЯ МЕСТО СЛУЖБЫ ЗВАНИЕ
АЛЕНИН ЕВГЕНИЙ ГРИГОРЬЕВИЧ 1904 НАЧАЛЬНИК ШТАБА АРТИЛЛЕРИИ 61-Й СД МАЙОР
АНДРЕЕВ ВИКТОР ВАСИЛЬЕВИЧ ----- ПОМОЩНИК НАЧАЛЬНИКА ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОГО СНАБЖЕНИЯ ВОЕНТЕХНИК 1-ГО РАНГА
АНИКЕЕВ НАЧАЛЬНИК САНИТАРНОЙ СЛУЖБЫ 61-Й СД ВОЕНВРАЧ 1-ГО РАНГА
АРИНИН СТЕПАН ВАСИЛЬЕВИЧ 1906 ----- КАПИТАН
БЕФАНИ ВАСИЛИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ ----- ПОМОЩНИК НАЧАЛЬНИКА 1-ГО ОТДЕЛА 61-Й СД КАПИТАН
БОЧКАРЕВ КОНСТАНТИН АЛЕКСАНДРОВИЧ 1906 НАЧАЛЬНИК ПОЛИТОТДЕЛА ВОЕННЫЙ КОМИССАР СТАРШИЙ БАТАЛЬОННЫЙ КОМИССАР
ВОЛКОВ АЛЕКСАНДР НИКИФОРОВИЧ ----- НАЧАЛЬНИК ОБОЗНО-ВЕЩЕВОГО СНАБЖЕНИЯ ТЕХНИК-ИНТЕНДАНТ 1-ГО РАНГА
ГОЛОМАЗОВ НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ 1902 НАЧАЛЬНИК ВЕТСЛУЖБЫ 61-Й СД ВОЕНВЕТВРАЧ 2-ГО РАНГА
ГОРДЕЕВ СЕРГЕЙ НИКОЛАЕВИЧ 1910 ЧЛЕН ВОЕННОГО ТРИБУНАЛА ВОЕНЮРИСТ
ГОФМАН АЛЕКСАНДР ЭМИЛЬЕВИЧ 1897 НАЧАЛЬНИК ШТАБА 61-Й СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ ПОЛКОВНИК
ДМИТРИЕВ КОНСТАНТИН СЕРГЕЕВИЧ 1914 ЗАВ. ДЕЛОПРОИЗВОДС- ТВОМ ОТДЕЛА СНАБЖЕНИЯ ДИВИЗИИ ТЕХНИК-ИНТЕНДАНТ 2-ГО РАНГА
ЗАБЕЛИНСКИЙ АБРАМ МАРКОВИЧ 1911 ДИВИЗИОННЫЙ ВРАЧ ВОЕНВРАЧ 3-ГО РАНГА
ЗАГИРОВ ХАФИЗ ЛАТИЛОВИЧ ----- ПОМОЩНИК НАЧАЛЬНИКА 1-ГО ОТДЕЛЕНИЯ КАПИТАН
299
КОРТЯНОВИЧ ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ ----- НАЧАЛЬНИК РАЗВЕДОТДЕЛА 61-Й СД КАПИТАН
КОСОВ МИХАИЛ ИВАНОВИЧ ----- СОСТОЯЛ В РАСПОРЯЖЕ- НИИ КОМАНДИРА 61-СД ТЕХНИК-ИНТЕНДАНТ 2-ГО РАНГА
КУДРЯВЦЕВ АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ 1907 НАЧАЛЬНИК 4-ГО ОТДЕЛЕНИЯ ШТАБА ТЕХНИК-ИНТЕНДАНТ 2-ГО РАНГА
ЛИПАТОВ ДМИТРИЙ НИКОЛАЕВИЧ 1898 ДИВИЗИОННЫЙ ВЕТВРАЧ ВОЕНВЕТВРАЧ 2-ГО РАНГА
ПАРАМОНОВ АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ ----- ПОМОЩНИК ПО СНАБЖЕНИЮ НАЧАЛЬНИКА СВЯЗИ 61-Й СД СТАРШИЙ ЛЕЙТЕНАНТ
ПРИЩЕПА НИКОЛАЙ АНДРЕЕВИЧ 1900 КОМАНДИР 61-Й СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ ПОЛКОВНИК
СЕМЕНОВ ГРИГОРИЙ ИВАНОВИЧ ----- НАЧАЛЬНИК ФИНАНСОВОЙ СЛУЖБЫ ТЕХНИК-ИНТЕНДАНТ 1-ГО РАНГА
СЕМИБРАТЬЕВ ВЛАС ОЛИМПИЕВИЧ 1897 НАЧАЛЬНИК СНАБЖЕНИЯ ИНТЕНДАНТ 1-ГО РАНГА
СЕРГЕЕВ ПАВЕЛ ФЕДОРОВИЧ ----- СОСТОЯЛ В РАСПОРЯЖЕНИИ КОМАНДИРА 61-СД ЛЕЙТЕНАНТ
СИНЕЛЬНИКОВ АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ 1909 ----- ТЕХНИК-ИНТЕНДАНТ 2-ГО РАНГА
СОЛОДКОВ ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ 1901 СОСТОЯЛ В РАСПОРЯЖЕНИИ ПОЛИТОДЕЛА 61-Й СД ПОЛИТРУК
СТАРКОВ КОНСТАНТИН ИВАНОВИЧ ----- ПОМОЩНИК НАЧАЛЬНИ- КА ФИНДОВОЛЬСТВИЯ 61-Й СД ТЕХНИК-ИНТЕНДАНТ 1-ГО РАНГА
300
Штатно-должностной расчет 22 ОМСБ 61 сд на 6.08.1941 г. (сведения согласно ЦАМО)
Командование Олейников Н.И. Военврач 2-го ранга комбат Сидоров А.С. Старший политрук Зам. ком. по политчасти Штаб
Ермолаев И.Ф. Младший лейтенант Старший адъютант
Полчанов И.С. фельдшер адъютант
Любимов М.П. Старший писарь
Коваленко М.В. красноармеец шофер
Часть мед.снабжения
Филлипов С.А. Техник-интендант 1-го ранга Начальник части
Бутунова М.Г. Старшая медсестра Помощник начальника части
Моисеев Л.Г. красноармеец санитар
Улико М.Г. красноармеец фармацевт
Часть ВХС
Марков Д.Г. Интендант 2-го ранга Начальник части
Кравченко М.М. Техник-интендант 2-го ранга казначей
Николаев П.С. Сержант Старший писарь
Комендантское отделение
Гаврилов Ф.М. старшина Командир отделения
Стрелки 6 человек
Медрота
Маленков И.Н. Военврач 3-го ранга Командир роты
Логинов П.А. политрук
Приемно-сортировочный взвод
Пучков К.К. Военврач 2-го ранга Командир взвода
Саятин И. врач Врач ординатор
Радаева А.В. фельдшер Старший фельдшер
Столярова Е.А. Мед. сестра Старшая мед. сестра
Яковлева А.А. Младшая мед. сестра Младшая мед. сестра
Тополева А.В. Младшая мед. сестра Младшая мед. сестра
301
Комкова З.А. Младшая мед. сестра Младшая мед. сестра
Неупокаев П.П. Старший писарь
Санитаров 12 человек

0

16

Эвако-отделение
Молкосьян Г.С. Военврач 3-го ранга Командир отделения
Дуф(ильс)кая И.Е. Фельдшер Старший фельдшер
Кремнев М.Г. Фельдшер Старший фельдшер
Сестры мед 4 человека
Санитары 6 человек
Санитарный взвод
Коробков Б.Г. Военврач Командир взвода
Лаборатория
Каменьщиков С.В. Военврач Начальник лаборатории
Лаборантки 2 человека
Санитар 1 человек
Шофер 1 человек

Отделение обмывочной дезинфекции
Погребов А.С. Старший инструктор Командир отделения
Санитар 2 человека
Шофер 2 человека
Инструктор-санитар 1 человек

Отделение санитарно-химической защиты
Максимов И.И. врач Командир отделения
Клюкина Фельдшер Фельдшер
Перова Старшая медсестра Старшая мед. сестра
Егорова Младшая мед. сестра Младшая мед. сестра
Санитары 8 человек
Красноармеец химик 1 человек
Шоферов 4 человека

Эвако-транспортный взвод
Алексашин В.В. Младший воентехник Командир взвода
Командир отделения шофер 3 человека
Шофера 17 человек
Санитары 33 человека
302
Сан. инструктор 2 человека

Транспортный взвод
Климов А.Ф. красноармеец Командир взвода
Младшие командиры 2 человека
Шофера 16 человек

Электростанция
Клочков И.М. Младший командир Начальник электростанции
Леонтьев шофер

Хозяйственное отделение
Луневский Б.М. старшина Командир отделения
Зав. складами 2 человека
Старшие повара 2 человека
Повара 4 человека
Красноармеец хоз. службы 3 человека
Сапожник 1 человек
Портной 1 человек
Конюх 2 человека
Слесарь водопроводчик 1 человек

Операционно-перевязочный взвод
Ягодин В.И. Военврач 3-го ранга Командир взвода
Шелков В.С. Врач Врач-ординатор
Соколов Военврач 2-го ранга Врач-ординатор
Иванов А.З. Военврач 2-го ранга Врач-ординатор
Стариков И.Л. Военврач 3-го ранга Врач-ординатор
Афиногенов М.С. Военврач 3-го ранга Врач-ординатор
Столов М.Н. Военврач 2-го ранга Врач-ординатор
Островский Б.А. Врач Рентгенолог
Старшие медсестры 10 человек
Инструкторы санитары 2 человека
Санитары 11 человек

Взвод сбора и хирургической обработки
Соколов С.В. Военврач 2-го ранга Командир взвода
Васильев Врач ординатор
Мед.сестры 6 человек
303
Санитары 4 человека
Старший повар 1 человек
Повар 1 человек

Госпитальная рота
Зборовский В.Ф. Военврач 2-го ранга Командир роты

Хирургический взвод
Писарев П.Е. Военврач 3-го ранга Командир взвода
Тур(г)унов врач Врач ординатор
Ястребова В.Г. Старшая медсестра
Мед.сестры 4 человека
Санитары 6 человек

Терапевтический взвод
Державин Д.А. Военврач 2-го ранга Командир взвода
Ар(нопал)ицкий А.Н. Военврач 3-го ранга Врач ординатор
Беденяпина Старшая мед. сестра Старшая мед. сестра
Литаева Младшая мед. сестра Младшая мед. сестра
Сестры 3 человека
Санитары 6 человек

Зубной кабинет
Палагин А.Т. Интендант 3-го ранга Зубной врач
Кузнецов П.Г. санитар

(Сведения согласно ГАПО)
Ф.И.О ГОД РОЖДЕНИЯ МЕСТО СЛУЖБЫ ДОЛЖНОСТЬ
Кузьмин Иван Петрович 1909 22 ---------
Ермолаев Иван Федорович 1918 22 Лейтенант
Самодуров Тихон Кузьмич 1908 22 ------
304
Списки, согласно ЦАМО и ГАПО, 66-го стрелкового полка

(ДОНЕСЕНИЯ СЕРДОБСКОГО РВК ОТ 1946-1947 гг.)
Ф.И.О. ГОД РОЖДЕНИЯ МЕСТО СЛУЖБЫ ЗВАНИЕ
БАРАСОВ ИВАН ИВАНОВИЧ 1909 66 СП СОЛДАТ
БАРИНОВ АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ 1915 66 СП -----
БАРЫШЕВ ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ 1912 66 СП -----
БАХМЕТЬЕВ МИХАИЛ СТЕПАНОВИЧ 1911 66 СП СОЛДАТ
БЕЗОБРАЗОВ ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ 1913 66 СП МЛ. СЕРЖАНТ
БОГОСЛОВ ИВАН СЕРГЕЕВИЧ ----- 66 СП СОЛДАТ
БОЛЫШЕВ СЕМЕН ЕФИМОВИЧ 1912 66 СП -----
БОЛЬШАКОВ ГРИГОРИЙ ЯКОВЛЕВИЧ 1912 66 СП -----
ГЕРАСИМОВ ВАСИЛИЙ ДМИТРИЕВИЧ 1915 66 СП -----
ГЛЕБОВ АЛЕКСЕЙ ПАВЛОВИЧ 1913 66 СП СОЛДАТ
ГОСТЕНИН ИВАН ИВАНОВИЧ 1912 66 СП СОЛДАТ
ГРОШОВ СЕРГЕЙ АНДРЕЕВИЧ 1912 66 СП СОЛДАТ
ГУРЬЕВ ГРИГОРИЙ НИКИТОВИЧ 1915 66 СП РЯДОВОЙ
ДЕМИН АЛЕКСЕЙ ПЕТРОВИЧ 1914 66 СП РЯДОВОЙ
ДОЛГОВ ВЛАДИМИР ЕГОРОВИЧ 1913 66 СП
ЕЩЕРКИН СЕРГЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ ----- 66 СП МЛ. ЛЕЙТЕНАНТ
ЖАРКОВ АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВИЧ 1915 66 СП СОЛДАТ
ЖЕЖАТОВ СЕРГЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ 1913 66 СП ------
ЗАЙЦЕВ ГРИГОРИЙ ИВАНОВИЧ 1911 66 СП СОЛДАТ
ЗАЙЦЕВ СТЕПАН ГЕРАСИМОВИЧ 1914 66 СП СОЛДАТ
ЗИМИН МИХАИЛ АНДРЕЕВИЧ 1911 66 СП СОЛДАТ
ИВАНОВ ИВАН ДМИТРИЕВИЧ 1912 66 СП СОЛДАТ
ИЛЮШИН АЛЕКСЕЙ ПЕТРОВИЧ 1913 66 СП СОЛДАТ
ИЛЮШИН НИКОЛАЙ ФЕДОТОВИЧ ------ 66 СП РЯДОВОЙ
КАВАЕВ ПЕТР ФЕДОРОВИЧ 1911 66 СП СОЛДАТ
КАЛГАНОВ НИКОЛАЙ СЕМЕНОВИЧ 1912 66 СП СОЛДАТ
КАМЕШЕВ ДМИТРИЙ МИХАЙЛОВИЧ 1916 66 СП СЕРЖАНТ
КАРКОВ АЛЕКСЕЙ МИХАЙЛОВИЧ 1915 66 СП -----
КАРПОВ ДМИТРИЙ КУЗЬМИЧ 1911 66 СП -----
КАРПУЛКИН ИВАН ПАВЛОВИЧ 1915 66 СП СОЛДАТ
КИРИЛИН АНДРЕЙ КИРИЛЛОВИЧ 1915 66 СП СОЛДАТ
КИСЕЛЕВ ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ 1911 66 СП СОЛДАТ
305
КЛИКУНОВ ИВАН ПЕТРОВИЧ 1914 66 СП СОЛДАТ
КОЛЮЦИН АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ 1914 66 СП СОЛДАТ
КРИВЕНКО ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ 1912 66 СП СОЛДАТ
КУРДЮКОВ АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ 1916 66 СП -------
КУТУМОВ ИВАН НИКОЛАЕВИЧ ----- 66 СП МЛ.ЛЕЙТЕНАНТ
МАЗАНОВ ПЕТР МИХАЙЛОВИЧ 1919 66 СП ------
МАКАРИН ИВАН ФЕДОРОВИЧ 1914 66 СП СОЛДАТ
МАКАРОВ ВАСИЛИЙ АКИМОВИЧ 1912 66 СП СОЛДАТ
МАКАРОВ ФЕДОРОВИЧ ЯКОВЛЕВИЧ 1915 66 СП СОЛДАТ
МАКЕЕВ АЛЕКСЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ 1914 66 СП МЛ. СЕРЖАНТ
МАЛЫШЕВ ПЕТР ИВАНОВИЧ 1911 66 СП -----
МАРКОВ ПЕТР ЕРАСТОВИЧ ----- 66 СП МЛ.ЛЕЙТЕНАНТ
МАРКОВ ПЕТР ЭРСЯТОВИЧ 1913 66 СП -----
МАРСИКОВ МАКСИМ НИКИТОВИЧ ---- 66 СП СОЛДАТ
МАРТЫНОВ ИВАН МИХАЙЛОВИЧ 1915 66 СП СОЛДАТ
МАРЧ(Щ)ИКОВ МАКСИМ НИКИТОВИЧ 1912 66 СП СОЛДАТ
МАТВЕЕВ ПАВЕЛ ФИЛЛИПОВИЧ 1912 66 СП СОЛДАТ
МИРАЕВ ВАСИЛИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ 1914 66 СП -----
ПОЛЯКОВ ИВАН ТИХОНОВИЧ 1914 66 СП ------
ПРОНИН АЛЕКСЕЙ МИХАЙЛОВИЧ ----- 66 СП КРАСНОАРМЕЕЦ
ПРОНИН МИХАИЛ КЛЕМЕНТЬЕВИЧ 1899 КОМАНДИР 66-ГО СТРЕЛКОВОГО ПОЛКА МАЙОР
САМОЛИН ВАСИЛИЙ ДМИТРИЕВИЧ 1917 66 СП ------
СБОБНОВ ПЕТР СЕМЕНОВИЧ 1915 66 СП -----
СИГАЕВ ВЛАДИМИР ЕВДОКИМОВИЧ 1912 66 СП РЯДОВОЙ
СИЗОВ НИКОЛАЙ ТИМОФЕЕВИЧ 1911 66 СП СОЛДАТ
СИКАЧЕВ ИВАН СТЕПАНОВИЧ 1914 66 СП ------
ТИХОНОВ МИХАИЛ ИВАНОВИЧ 1913 66 СП -----

СПИСОК МЕД.РАБОТНИКОВ 66 СТРЕЛКОВОГО ПОЛКА НА 30.07.1941 г.
АЛАЛЫКИН И.Л. 66 СП ФЕЛЬДШЕР
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Д.А. 66 СП ФЕЛЬДШЕР
ДЕРКАЧ В.А. 66 СП ФЕЛЬДШЕР
ИВАНОВ ИВАН ПЕТРОВИЧ 66 СП ПОЛИТРУК
306
ИВАНОВСКИЙ 66 СП ВРАЧ, НАЧ. АПТЕКИ
КРОТОВ 66 СП ВОЕНВРАЧ 3-ГО РАНГА, СТ. ВРАЧ
ЛЕВИН АЛЕКСЕНДР ИВАНОВИЧ 66 СП ВОЕНФЕЛЬДШЕР, ЗУБНОЙ ВРАЧ
МИТАКОВ ДМИТРИЙ МИХАЙЛОВИЧ 66 СП ФЕЛЬДШЕР
ПАРАМОНОВ АЛ. ГРИГ. 66 СП МЛ. ВРАЧ
ПИВОВАРОВ Н.АЛ. 66 СП ВОЕНВРАЧ 3-ГО РАНГА,КОМ. МЕДРОТЫ
РАНКИН Ш.Ш. 66 СП ФЕЛЬДШЕР
СКРИПКИН 66 СП ФЕЛЬДШЕР
ТАРАСОВ КОМ. САН. ВЗВОДА ФЕЛЬДШЕР
ЦАРЕВ 66 СП ФЕЛЬДШЕР

Списки, согласно данным ГАПО, 99 орб
Ф.И.О ГОД РОЖДЕНИЯ МЕСТО СЛУЖБЫ ДОЛЖНОСТЬ
МЕЛЬНИКОВ АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ 1911 99 СОЛДАТ-ШОФЕР
СЕЙГАНОВ СЕРАФИМ ВАСИЛЬЕВИЧ 1915 99 СОЛДАТ

Списки, согласно данным ГАПО, 112 осб
Ф.И.О ГОД РОЖДЕНИЯ МЕСТО СЛУЖБЫ ДОЛЖНОСТЬ
БИСЧАСЛОВ ПЕТР СТЕПАНОВИЧ 1907 112 СОЛДАТ
ГАГАРИН ФЕДОР МИХАЙЛОВИЧ 1913 112 РЯДОВОЙ
ГЛУШКОВ ПЕТР ЯКОВЛЕВИЧ 1905 112 ------
ДОБЫКИН АЛЕКСЕЙ АГАФОНОВИЧ 1907 112 СОЛДАТ
ЕГОРОВ НИКИТА СЕМЕНОВИЧ 1913 112 -------
ЖАРКОВ ВЛАДИМИР ФРОЛОВИЧ ------ 112 ------
307
МАТВЕЕВ АЛЕКСАНДР АНДРЕЕВИЧ 1909 112 РЯДОВОЙ-СТРЕЛОК
САМОКАЕВ ИБРАЙ МУССИНОВИЧ 1908 112 РЯДОВОЙ

Списки, согласно данным ЦАМО и ГАПО, 221 сп

(ДОНЕСЕНИЯ СЕРДОБСКОГО РВК ОТ 1946-1947 гг.)
Ф.И.О ГОД РОЖДЕНИЯ МЕСТО СЛУЖБЫ ЗВАНИЕ
БАКЛАШКИН ФЕДОР АЛЕКСАНДРОВИЧ 1911 221 СП СОЛДАТ
БАЛАБАНИН ПАНТЕЛЕЙ НИКИФОРОВИЧ 1914 221 СП РЯДОВОЙ
БАЛАКИН ПАВЕЛ СЕМЕНОВИЧ 1911 221 СП --------
БАЛАШОВ ВАЛЕНТИН ВАСИЛЬЕВИЧ 1909 221 СП КРАСНОАРМЕЕЦ
БАРАБАНИН ВАСИЛИЙ ИГНАТОВИЧ 1912 221 СП СОЛДАТ
БЕЛОВ ПАВЕЛ ИВАНОВИЧ 1912 СТРЕЛОК -----
БЕРДНИКОВ ЕВГЕНИЙ ФИЛИПОВИЧ 1919 221 СП -----
БИВТЕМЕРОВ ИЛЬЯС ХАСЬЯНОВИЧ 1911

221 СП

3-Я МИНОМ. РОТА -------
БЛАСТИН СТЕПАН РАУКИЛОВИЧ ----- 221 СП ------
ВОЛОДИН ПЕТР МАРКЕЛОВИЧ 1914 221 СП ------
ГАВРИЛОВ ВЛАДИМИР ПАВЛОВИЧ ------ 221 СП ------
ГАВРИЛОВ ТИМОФЕЙ ГЕОРГИЕВИЧ 1899 221 СП ------
ГОРБУНОВ ФЕДОР ОСИПОВИЧ 1913 СТРЕЛОК -----
ГРИБКОВ ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ 1914 221 СП СОЛДАТ
ГРИНЕВ ДМИТРИЙ НИКИТОВИЧ 1914 221 СП РЯДОВОЙ
ГРИНЯЕВ ДМИТРИЙ НИКИФОРОВИЧ 1914 221 СП РЯДОВОЙ
ГРИШИН ПЕТР АНДРЕЕВИЧ 1914 221 СП -----
ГУСЬКОВ АКИМ АЛЕКСЕЕВИЧ 1915 221 СП СОЛДАТ
ДАВЫДОВ АЛЕКСЕЙ БОРИСОВИЧ 1916 221 СП СЕРЖАНТ
ДИГИН АФАНАСИЙ ИВАНОВИЧ 1916 221 СП -----
ДИДКОВ СЕРГЕЙ МАКАРОВИЧ 1911 221 СП СОЛДАТ
ДОЗОКИН ИВАН АНДРЕЕВИЧ 1916 221 СП СОЛДАТ
ДОЛГОВ АЛЕКСАНДР ГРИГОРЬЕВИЧ 1912

221 СП

1-Й СТР. БАТ. -----
308
ДУДКИН ИВАН НИКОЛАЕВИЧ 1912 221 СП СОЛДАТ
ДУНАЕВ СЕРГЕЙ АНДРЕЕВИЧ ----- 221 СП МЛАДШИЙ ПОЛИТРУК
ЕВПРАКСИН ВЛАДИМИР ПАВЛОВИЧ 1911 СТРЕЛОК -----
ЕГОРОВ НИКОЛАЙ ФИЛИПОВИЧ 1912 221 СП РЯДОВОЙ
ЕЛИЗАРОВ АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ 1911 221 СП СОЛДАТ
ЕРИСОВ ИВАН АЛЕКСЕЕВИЧ 1906 КОМАНДИР ПУЛЕМЕТНОГО ВЗВОДА МЛАДШИЙ ЛЕЙТЕНАНТ
ЕРОХИН ФЕДОР СЕМЕНОВИЧ 1911 221 СП РЯДОВОЙ
ЗАМЫЛИН АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ 1910 221 СП СОЛДАТ
ЗАХАРОВ АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ 1914 221 СП СОЛДАТ
ЗЕЛЮКИН ДМИТРИЙ ГАРАСИМОВИЧ 1917 221 СП СОЛДАТ
ЗОТОВ ВАСИЛИЙ КУЗЬМИЧ 1914 221 СП ПИСАРЬ ОВС
ИВЛИЕВ АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ 1912 221 СП РЯДОВОЙ
КАЛИНИН СТЕПАН НИКОЛАЕВИЧ 1911 221 СП -----
КАЛИЦКИН АЛЕКСЕЙ ИВАНОВИЧ 1912 221 СП -----
КАРЕВ ПЕТР ВЛАДИМИРОВИЧ 1913 221 СП -----
КАРПЫШОВ ПАВЕЛ ПЕТРОВИЧ 1914 221 СП СОЛДАТ
КАСЕНКОВ ПЕТР АФАНАСЬЕВИЧ 1918 221 СП СОЛДАТ
КЛЕПИНЕВ СЕМЕН ИВАНОВИЧ 1912 СТРЕЛОК -----
КОПЯХИН ВАСИЛИЙ НИКИФОРОВИЧ 1912 СТРЕЛОК -----
КРУЧИНИН ВАСИЛИЙ ФЕДОРОВИЧ 1918 221 СП КОМ.ОТДЕЛ. СЕРЖАНТ
КУДРЯВЦЕВ ПАВЕЛ ВАСИЛЬЕВИЧ 1922 221 СП МУЗЫКАНТ
КУДРЯШОВ АЛЕКСЕЙ ФЕДОРОВИЧ 1913 221 СП -----
КУКУШКИН ЯКОВ СТЕПАНОВИЧ 1915 СТРЕЛОК -----
КУЛАКОВ ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ 1916 221 СП РЯДОВОЙ
КУЛЕМИН ИВАН ИВАНОВИЧ 1914 221 СП СОЛДАТ
КУРГАРОВ МИХАИЛ ПЕТРОВИЧ 1911 221 СП СОЛДАТ
ЛЕБЕДЕВ НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ 1915 СТРЕЛОК -----
ЛИЧАНКИН ВАСИЛИЙ А. 1906 СТРЕЛОК -----
309
МАКАРОВ СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ 1922 221 СП СОЛДАТ
МАКЕЕВ АЛЕКСЕЙ МАКСИМОВИЧ 1911 221 СП СТРЕЛОК
МАКСИМОВ НИКОЛАЙ ГРИГОРЬЕВИЧ 1917 221 СП РЯДОВОЙ ПУЛЕМЕТЧИК
МАСЛОВ СТЕПАН ЕРМОЛАЕВИЧ 1910 221 СП -----
МЕДВЕДЕВ НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ 1917 221 СП РЯДОВОЙ ШОФЕР
МИЛЕХИН АНДРЕЙ ЕВДОКИМОВИЧ 1911 221 СП -----
МИРОНОВ МИХАИЛ ФЕДОРОВИЧ 1903 221 СП -----
МИРОШИН МИХАИЛ СЕМЕНОВИЧ 1914 221 СП -----
МОРДВИНЦЕВ СТЕПАН НИКОЛАЕВИЧ 1905 221 СП МЛАДШИЙ КОМАНДИР
ОСЬКИН АЛЕКСЕЙ ВУКОЛОВИЧ 1914 СТРЕЛОК -----
ПАНОВ АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ 1913 РАЗВЕДЧИК -----
ПАРАНЮШКИН НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ----- КОМ. СТРЕЛКОВОГО ВЗВОДА МЛАДШИЙ ЛЕЙТЕНАНТ
САВОСТЬЯНОВ ИВАН ДМИТРИЕВИЧ 1914 221 СП РЯДОВОЙ
САФРОНОВ ИВАН СЕМЕНОВИЧ 1915 221 СП СОЛДАТ
СВИНОЛУПОВ ИВАН КУЗЬМИЧ 19-? 221 СП СОЛДАТ
СЕВАСТЬЯНОВ АНДРЕЙ СЕМЕНОВИЧ 1910 221 СП СОЛДАТ
СЕЛЮКИН ДМИТРИЙ ГЕРАСИМОВИЧ 1917 221 СП РЯДОВОЙ
СЕМЕНОВ СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ 1911 221 СП РЯДОВОЙ
СЕРЕПКО В.Г. ----- 221 СП МЛАДШИЙ ПОЛИТРУК
СИДОРОВ ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ 1912 221 СП РЯДОВОЙ СТРЕЛОК
ТАВАКИН ИВАН ЕФРЕМОВИЧ 1912 СТРЕЛОК -----
УШАКОВ КУЗЬМА МИХАЙЛОВИЧ 1910 221 СП СЕРЖАНТ
ШАТОВ НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ 1911 РОТА СВЯЗИ -----

СПИСОК МЕДРАБОТНИКОВ 221 СТРЕЛКОВОГО ПОЛКА НА 30.07.1941 г.
ЖИРОНКИН П.И. ----- 221 СП ВОЕНФЕЛЬДШЕР
КИСАМУТДИНОВ Г. ----- 221 СП ВРАЧ
КОНОНОВ АН.ИВАНОВИЧ ----- 221 СП ФЕЛЬДШЕР
310
ОЛЕЙНИК НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ ----- 221 СП ВРАЧ
ОСТРОВСКИЙ СИГИЗМУНД АНТОНОВИЧ 1894 ВОЕН- ВРАЧ 2-ГО РАНГА СТАРШИЙ ВРАЧ
РИНЬКО МИХАИЛ ВАСИЛЬЕВИЧ ----- НАЧАЛЬНИК АПТЕКИ ТЕХНИК-ИНТЕНДАНТ 2-ГО РАНГА
РОМАНОВ ВАСИЛИЙ ДАНИЛОВИЧ ----- ВОЕНВРАЧ 2-ГО РАНГА ВРАЧ
РУГЛИН АРКАДИЙ ЯКОВЛЕВИЧ ----- 221 СП ЗУБНОЙ ВРАЧ
РУСЕВ НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ----- 221 СП ФЕЛЬДШЕР

Списки, согласно данным ЦАМО и ГАПО, 307 сп

(ДОНЕСЕНИЯ СЕРДОБСКОГО РВК ОТ 1946-1947 гг.)
Ф.И.О. ГОД РОЖДЕНИЯ МЕСТО СЛУЖБЫ ЗВАНИЕ
БЕЗМОРОВ НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ 1916 307 СП СОЛДАТ
БЕРМЯКОВ ЛЕОНТИЙ ГРИГОРЬЕВИЧ ------ 307 СП РЯДОВОЙ
БЕРНЯКОВ ЛЕОНИД ГРИГОРЬЕВИЧ 1913 307 СП СОЛДАТ
БЛОХИН НИКИФОР ПАВЛОВИЧ 1907 307 СП РЯДОВОЙ
БЛУДИН ХРИСТОФОР СТЕПАНОВИЧ 1912 307 СП -----
БОБКОВ РОМАН ИЛЬИЧ 1914 307 СП РЯДОВОЙ
ВОЛКОВ ИВАН КОНСТАНТИНОВИЧ 1914 307 СП СОЛДАТ
ВОЛКОВ ФЕДОР КУЗЬМИЧ 1911 307 СП СОЛДАТ
ВОРОБЬЕВ ПАВЕЛ ПРОКОФЬЕВИЧ 1911 307 СП РЯДОВОЙ
ВОРОБЬЕВ ПРОХОР ПЕТРОВИЧ 1912 307 СП РЯДОВОЙ
ГАРЕНИН АВАН СТЕПАНОВИЧ 1911 307 СП -----
ГАРИНОВ МИХАИЛ ЯКОВЛЕВИЧ 1911 307 СП РЯДОВОЙ
ГИЛЬТЕЕВ ИСАЙ НИКОЛАЕВИЧ 1912 307 СП СОЛДАТ
ГЛИЧЕНКОВ СЕРГЕЙ АФАНАСЬЕВИЧ 1918 307 СП СОЛДАТ
ГОЛИЦИН ИВАН ЕФИМОВИЧ 1912 307 СП -----
ГОМАЮНОВ АНДРЕЙ ТИМОФЕЕВИЧ 1915 307 СП СОЛДАТ
ГРУШИН НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ 1912 307 СП СОЛДАТ
ГУРЕЕВ ПЕТР ИВАНОВИЧ 1909 307 СП -----
311
ГУЧКОВ ГРИГОРИЙ ЕФРЕМОВИЧ 1913 307 СП СОЛДАТ
ДУДОКИН ВАСИЛИЙ НИКОЛАЕВИЧ 1911 307 СП ----
ДУДУКИН ВАСИЛИЙ НИКОЛАЕВИЧ 1915 307 СП РЯДОВОЙ
ЕКИМОВ ФЕДОР ТИМОФЕЕВИЧ 1913 307 СП СОЛДАТ
ЕФРЕМОВ ГРИГОРИЙ ЕФРЕМОВИЧ 1913 307 СП Ж-Д БАТ. СОЛДАТ
ЖАТОВ СЕРГЕЙ СЕРГЕЕВИЧ 1910 307 СП -----
ЗАСИКИН СЕРГЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ 1913 307 СП СОЛДАТ
ИЛЬИЧЕВ НИКОЛАЙ ИЛЬИЧ 1913 307 СП РЯДОВОЙ
ИТАЛЬЯНЦЕВ ПЕТР ИВАНОВИЧ 1912 307 СП ------
КАЛЫГИН ВАСИЛИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ 1911 307 СП СОЛДАТ
КАРАНИН ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ 1911 307 СП СОЛДАТ
КАРДЕЕВ ВАСИЛИЙ ГРИГОРЬЕВИЧ 1912 307 СП -----
КАЧУРИН ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ 1915 307 СП СОЛДАТ
КЛАНЩИКОВ АЛЕКСАНДР ЕФИМОВИЧ 1916 307 СП, ОТДЕЛ СВЯЗИ УНТЕР-ОФИЦЕР
КЛЮЕВ ЯКОВ ИВАНОВИЧ 1912 307 СП СОЛДАТ
КУЗНЕЦОВ ИВАН КОНСТАНТИНОВИЧ 1914 307 СП -----
КУЛЯХТИН ИЛЬЯ МИХАЙЛОВИЧ 1911 307 СП 3-Я РОТА ------
КУПИЦИН АНАТОЛИЙ ДМИТРИЕВИЧ 1916 307 СП РЯДОВОЙ
ЛЫЖЕНКОВ ИВАН АФАНАСЬЕВИЧ 1910 307 СП СТАРШИНА
МАЕР ГЕОРГИЙ ЯКОВЛЕВИЧ 1919 307 СП МЛ. СЕРЖАНТ
МАКАРОВ АЛЕКСЕЙ ЗАХАРОВИЧ 1911 307 СП СОЛДАТ
МАКСИН СЕРГЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ 1915 307 СП СТАРШИНА
МАЛИКОВ ГРИГОРИЙ НИКОЛАЕВИЧ 1912 307 СП -----
МАЛКОВ ПЕТР ЕФТЕЕВИЧ 1912 307 СП СОЛДАТ
МАРИН МИХАИЛ ИГНАТЬЕВИЧ 1911 307 СП РЯДОВОЙ
МАТУНИН НИКОЛАЙ ФЕДОРОВИЧ 1914 307 СП ЛЕЙТЕНАНТ
МАХАЛОВ ВАСИЛИЙ МИХАЙЛОВИЧ 1911 307 СП 2-ГО БАТ. ------
МЕДВЕДЕВ АЛЕКСАНД АНДРЕЕВИЧ 1914 307 СП ------
МЕЛАХИН ПАВЕЛ ИВАНОВИЧ 1911 307 СП СОЛДАТ
МИЛАХИН ПАВЕЛ ИВАНОВИЧ 1911 307 СП -----
НИКОЛАЕВСКИЙ БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ ----- 307 СП МЛАДШИЙ ВОЕНТЕХНИК
СЕРГИЕНКО АЛЕКСЕЙ ТИМОФЕЕВИЧ 1917 307 СП СОЛДАТ
СИДОРКИН ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ 1912 307 СП -------
312
СИМОНОВ ИВАН ИВАНОВИЧ 1914 307 СП АВТО БТЛ СЕРЖАНТ
СИМОНОВ ФЕДОР ЕФИМОВИЧ 1915 307 СП СОЛДАТ
СИМЫКИН СЕМЕН ИЛЬИЧ 1911 307 СП ------
СИРОТКИН МИХАИЛ ФЕДОРОВИЧ 1913 307 СП МЛ.СЕРЖАНТ
СИТНИКОВ ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ 1913 307 СП ЕЗДОВОЙ

СПИСОК ЛИЧНОГО СОСТАВА МЕДРАБОТНИКОВ 307 СП НА 30.07.1941 г.
ВАСИЛЬЕВ В.В. ----- МЛ. ВРАЧ ГЛЕЙЗЕР БОРИС ЯКОВЛЕВИЧ ----- СТАР- ШИЙ ВРАЧ 307-ГО СП ВОЕНВРАЧ 3-ГО РАНГА
ЕГОРОВ ИВАН ПЕТРОВИЧ ----- ФЕЛЬДШЕР
КАРТ ПЕТР ТИХОНОВИЧ ----- КОМ. САН. РОТЫ ВРАЧ
ЛАПШИН В.Я. ---- ФЕЛЬДШЕР
МАРШАК АБРАМ АРОНОВИЧ 1905 307 СП ОТВЕТСТВЕННЫЙ СЕКРЕТАРЬ ПАРТКОМИССИИ
ПАЛАГИН М.И. ----- ИНТЕНДАНТ 3-ГО РАНГА ЗУБ. ВРАЧ
ФЕДОРОВ М.Ф. МЛ. ВРАЧ
ЧЕРКАСОВА СВ. Ф. ----- ТЕХНИК-ИНТЕНДАНТ 2-ГО РАНГА НАЧ. АПТЕКИ

Списки, согласно данным ЦАМО и ГАПО, 66 арт
Ф.И.О. ГОД РОЖДЕНИЯ МЕСТО СЛУЖБЫ ДОЛЖНОСТЬ
БАРИНОВ ИВАН ПЕТРОВИЧ 1921 66 ГАП ------
БЛОШКИН НИКОЛАЙ МИТРОФАНОВИЧ 1914 66 ГАП КОМ. ОТД. МЛ. СЕРЖАНТ
313
БОБРОВ МАКСИМ АПАКЬЕВИЧ 1911 66 ГАП СОЛДАТ
БОБЫЛЕВ ИЛЬЯ НИКОНДРОВИЧ 1912 66 ГАП ----
БОГДАНОВ ЯКОВ ПРОХОРОВИЧ 1918 66 ГАП -----
БОДРОВ СТЕПАН ИВАНОВИЧ 1914 66 ГАП -----
БОРДОВСКИЙ АЛЕКСЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ ----- 66 ГАП -----
ВОДИНОВ АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВИЧ 1913 66 ГАП -----
ВОДЯНОВ АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВИЧ 1913 66 ГАП СОЛДАТ
ВОЛКОВ МАКСИМ ЯКОВЛЕВИЧ 1911 66 ГАП РЯДОВОЙ
ВОЩИНКОВ СТЕПАН АБРАМОВИЧ 1913 66 ГАП ------
ВРАЛЬЦОВ БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ 1913 61(?)АП 5 БАТ. ------
ВЫРСКИЙ ЛЕОНИД БОРИСОВИЧ 1915 66 ГАП -------
ГАВРУ(Ю)ШКИН ПЕТР АЛЕКСЕЕВИЧ 1913 66 ГАП СОЛДАТ
ГЕРАСИМОВ ВАСИЛИЙ ДМИТРИЕВИЧ 1915 61(?)АП РЯДОВОЙ
ГЛИПОВ ВАСИЛИЙ СЕРГЕЕВИЧ 1911 66 ГАП СОЛДАТ
ГЛУХОВ НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ 1916 66 ГАП -------
ГОЛОВАНОВ АЛЕКСЕЙ СЕМЕНОВИЧ 1914 66 ГАП СОЛДАТ
ГОРЛАНОВ ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ 1917 66 ГАП ------
ГРОМОВ ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ 1911 66(?) ------
ГУНИН СЕРГЕЙ КОНСТАНТИНОВИЧ 1911 66 ГАП СОЛДАТ
ДАНИЛИН ТИМОФЕЙ АНИСИМОВИЧ 1917 66 ГАП СОЛДАТ ТЕЛЕФОНИСТ
ДАРЬИН БОРИС НИКОЛАЕВИЧ 1911 66 ГАП ------
ДЕНИСОВ МИХАИЛ ГРИГОРЬЕВИЧ 1917 66 ГАП ------
ДМИТРИЕВ ГРИГОРИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ 1912 66 ГАП СОЛДАТ
ДМИТРИЕВ ГРИГОРИЙ ФИЛИПОВИЧ 1912 66 ГАП СОЛДАТ
ДОМАНСКИЙ ЛЕОНИД СТАНИСЛАВОВИЧ 1909 66 ГАП КОМ. ВЗВОДА
ЕЛИСЕЕВ ПРОКИФИЙ ЯКОВЛЕВИЧ 1912 66 ГАП СОЛДАТ
ЕРЕМИН АЛЕКСЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ 1916 66 ГАП ШТАБН. БАТ. МЛ. СЕРЖАНТ
ЕРШОВ ЕФИМ МИРОНОВИЧ 1910 66 ГАП КОМБАТ СТ. ЛЕЙТЕНАНТ
ЕСИН ИВАН ИВАНОВИЧ 1914 66 ГАП СОЛДАТ
ЗВЕЗДИН ВАСИЛИЙ НАЗАРОВИЧ 1913 66 ГАП СОЛДАТ
ЗУБАНОВ АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВИЧ 1917 66 ГАП СОЛДАТ
КАДОМЦЕВ ПЕТР ЯКОВЛЕВИЧ 1912 66 ГАП ------
КАЗУРОВ НИКОЛАЙ ГРИГОРЬЕВИЧ 1913 66 ГАП СОЛДАТ
КАПИТУРОВ СТЕПАН ПЕТРОВИЧ 1911 66 ГАП 2 РОТА -----
КАРАМЫШЕВ ФЕДОР ИВАНОВИЧ 1918 66 ГАП ------
КАУЧЕР КОНСТАНТИН ВИКТОРОВИЧ 1914 66 ГАП ------
314
КАЦУРОВ НИКОЛАЙ 1913 66 ГАП -------
КАШИРИН ИВАН ПАВЛОВИЧ 1911 66 ГАП СТРЕЛОК
КАШУРИН ИВАН ДМИТРИЕВИЧ 1913 66 ГАП СОЛДАТ
КЕЛЕЙНИКОВ АНДРЕЙ ГРИГОРЬЕВИЧ 1911 66 ГАП ТОПОГРАФ
КРАШИННИКОВ КОНСТАНТИН ФИЛИППОВИЧ ---- 61(?)АП 3 РОТА -----
КУЗИН СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ 1915 66 ГАП СОЛДАТ
КУЛИЧКОВ АЛЕКСАНДР СТЕПАНОВИЧ 1914 66 ГАП СОЛДАТ
МАЗАНОВ ПЕТР МИХАЙЛОВИЧ 1911 66 ГАП РЯДОВОЙ
МАЛЬКОВ ГРИГОРИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ 1917 66 ГАП КОМ.ОТД. СЕРЖАНТ
МАМОНОВ ИВАН (ЯКОВ)ЯКОВЛЕВИЧ 1914 66 ГАП СОЛДАТ
МАНГУШЕВ ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ 1911 66 ГАП СОЛДАТ
МАНСЕРОВ ПЕТР СЕРГЕЕВИЧ 1912 66 ГАП СОЛДАТ
МАРКУНИН ПЕТР ИВАНОВИЧ 1913 66(?) ПТО РЯДОВОЙ
МАРТИН ИВАН ИВАНОВИЧ 1914 66 ГАП РЯДОВОЙ
МАРУТИН СТЕПАН ФЕДОРОВИЧ 1910 66 ГАП ------
МАСЛОВ ИВАН КУЗЬМИЧ 1914 66 ТЯЖ. АП СОЛДАТ
МАТЕРИН ФЕДОР РОДИОНОВИЧ 1891 66 АП 3 ДИВИЗИОН АРТ. ВОЕНФЕЛЬДШЕР
МЕДВЕДЕВ ЯКОВ АНАТОЛЬЕВИЧ 1914 66 ГАП САНЧАСТЬ ------
МЕТАЛЬНИКОВ НИКОЛАЙ МАКСИМОВИЧ 1916 66 ГАП СОЛДАТ
МЕЧКАНОВ ВАСИЛИЙ ЕВДОКИМОВИЧ 1914 66 ГАП ------
МЕШКАНОВ ВАСИЛИЙ МИХАЙЛОВИЧ 1914 66 ГАП СОЛДАТ
МЕШКОВ ДМИТРИЙ ТИМОФЕЕВИЧ 1912 66 ГАП РЯДОВОЙ
МИЗОНОВ СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВИЧ 1914 66 ГАП НАВОДЧИК РЯДОВОЙ
МИНЯЕВ ПЕТР ИВАНОВИЧ 1911 66 ГАП СОЛДАТ
САЛА(Н)ГИН СТЕПАН ПЕТРОВИЧ 1918 66 ГАП СОЛДАТ
САРАПКИН ВЛАДИМИР ГАВРИЛОВИЧ 1914 66 ГАП СОЛДАТ
САРАПКИН ВЛАДИМИР ТРОФИМОВИЧ 1916 66 ГАП СОЛДАТ
СВЕТЛОВ АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ 1914 66 ГАП СОЛДАТ
СЕНКЕВИЧ АЛЕКСАНДР ВЛАДИМИРОВИЧ 1911 66 ГАП АДЪЮТАНТ МЛ. ЛЕЙТЕН.
СИДИКИН ЯКОВ ФЕДОРОВИЧ 1911 66 ГАП -----
СИДЯКИН ЯКОВ ФЕДОРОВИЧ 1911 66 ГАП РЯДОВОЙ
315
СПИСОК МЕДРАБОТНИКОВ 66-го ГАП НА 30.07.1941
АНЦЕВ А.П. ----- 66 ГАП ФЕЛЬДШЕР
БЫЧКОВ ФЕДОР ИВАНОВИЧ ----- 66 ГАП ФЕЛЬДШЕР
ЕПИФАНОВ К.К. ----- 66 ГАП МЛ. ВРАЧ
ЗАВАРЗИН В.И. ----- 66 ГАП ЗУБНОЙ ВРАЧ
ЛАВРИНЕНКО Б.К. ----- 66 ГАП ФЕЛЬДШЕР
МАТОРИН ----- 66 ГАП ФЕЛЬДШЕР
СОЛОДИЛИН Ф.П. ----- 66 ГАП ФЕЛЬДШЕР
ТАВОЛЖАНСКИЙ П.С. ----- ВОЕНВРАЧ 3-го РАНГА СТАРШИЙ ВРАЧ
ТВАРДАЙЦЕВ ----- 66 ГАП ФЕЛЬДШЕР

6-Й МИНОМЕТНЫЙ БАТАЛЬОН
БАЛТУШКО В.И. ----- 66 ГАП ФЕЛЬДШЕР
ГРИГОРЬЕВ Л.А. ----- 66 ГАП ФЕЛЬДШЕР
САРАНЦЕВ АЛЕКСАНДР ФЕДОРОВИЧ ----- ВОЕНВРАЧ 3-го РАНГА СТАРШИЙ ВРАЧ
ШУМЧЕНКО И.Г. ----- 66 ГАП ФЕЛЬДШЕР

Списки, согласно данным ГАПО, 22 мсб
Ф.И.О ГОД РОЖДЕНИЯ МЕСТО СЛУЖБЫ ДОЛЖНОСТЬ
КУЗЬМИН ИВАН ПЕТРОВИЧ 1909 22 ---------
ЕРМОЛАЕВ ИВАН ФЕДОРОВИЧ 1918 22 ЛЕЙТЕНАНТ
САМОДУРОВ ТИХОН КУЗЬМИЧ 1908 22 ------

Списки, согласно данным ГАПО, 88 автобата
Ф.И.О. ГОД РОЖДЕНИЯ МЕСТО СЛУЖБЫ ДОЛЖНОСТЬ
ГЕРАСИМОВ АЛЕКСЕЙ ТЕРЕНТЬЕВИЧ 1917 88 ------
ГУСЕВ МИХАИЛ ДМИТРИЕВИЧ 1914 88 ШОФЕР
ИНЯТКИН ДМИТРИЙ МИХАЙЛОВИЧ 1912 88 ШОФЕР
ЕЛИЗАРОВ ГРИГОРИЙ САВЕЛЬЕВИЧ 1914 88 СОЛДАТ
МАКУШИН НИКОЛАЙ АНДРИАНОВИЧ (АНДРЕЕВИЧ) 1915 88 -------
316
Список, согласно данным ГАПО, 107 обс
Ф.И.О ГОД РОЖДЕНИЯ МЕСТО СЛУЖБЫ ДОЛЖНОСТЬ
ВОЛОДИН НИКИТА ЯКОВЛЕВИЧ 1912 107 ---------

Список, согласно данным ГАПО, 131 опд
Ф.И.О ГОД РОЖДЕНИЯ МЕСТО СЛУЖБЫ ДОЛЖНОСТЬ
МАЛЬКОВ ИВАН ФЕДОРОВИЧ 1911 131 РЯДОВОЙ

Список, согласно данным ГАПО, 237 озд
Ф.И.О. ГОД РОЖДЕНИЯ МЕСТО СЛУЖБЫ ДОЛЖНОСТЬ
БИТЯЕВ НИКОЛАЙ СЕРГЕЕВИЧ 1917 237 --------
ГОРЯЧКИН ИВАН МИХАЙЛОВИЧ 1913 237 -------
КАРАСЮК АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ 1917 237 СОЛДАТ
СЕРЖКОВ ВАСИЛИЙ МИХАЙЛОВИЧ 1913 237 ------
СИПЯГИН СЕМЕН ФЕДОРОВИЧ 1913 237 ПОВАР, СТАРШИНА

Список, согласно данным ЦАМО и ГАПО, 55 лап
Ф.И.О. ГОД РОЖДЕНИЯ МЕСТО СЛУЖБЫ ЗВАНИЕ
БАННИКОВ СЕРГЕЙ НИКОЛАЕВИЧ 1914 55 ЛАП -------
БАРАЕВ ТИМОФЕЙ МИХАЙЛОВИЧ 1904 55 ЛАП 2-Я БРИГАДА ------
БОБРОВ ФИЛИМОН ФОМИЧ 1913 55 ЛАП ------
БОЛДЫРЕВ ТИМОФЕЙ ФЕДОРОВИЧ 1917 55 ЛАП СОЛДАТ
БОЛЕЕВ ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ 1911 55 ЛАП СОЛДАТ
ВОЛГИН ГРИГОРИЙ ГРИГОРЬЕВИЧ ---- 55 ЛАП СОЛДАТ
ВЫРЫВДИН ОСИП(ИОСИФ) ИВАНОВИЧ 1911 55 ЛАП -----
ГАРАНИН ПЕТР ПАРФИРЬЕВИЧ 1911 55 ЛАП СОЛДАТ
ГНИДИН(ГНИДОВ) ИВАН ИВАНОВИЧ 1912 55 ЛАП ------
ГОГОЛИН МИХАИЛ КИРИЛЛОВИЧ 1913 55 ЛАП ------
ГРИШАНОВ АНДРЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ 1923 55 ЛАП СОЛДАТ
ГРИШИН ДМИТРИЙ ПАВЛОВИЧ 1911 55 ЛАП РЯДОВОЙ
317
ГУРИЛЕВ ИВАН АНДРЕЕВИЧ 1911 55 ЛАП ------
ДАЦЕНКОВ СЕМЕН ПРОКОФЬЕВИЧ 1911 55 ЛАП СОЛДАТ
ДУБЕНСКИЙ ГРИГОРИЙ ПАВЛОВИЧ 1915 55 ЛАП СОЛДАТ
ЕЛЕВ ПЕТР МАКСИМОВИЧ 1911 55 ЛАП СОЛДАТ
ЕРЕМИН ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ 1916 55 ЛАП ------
ЕРОХИН ГЕОРГИЙ ПАВЛОВИЧ 1913 55 ЛАП СОЛДАТ
ЕРШОВ ЕФИМ МИРОНОВИЧ 1910 55 ЛАП СОЛДАТ
ЗВЕРЕВ МИХАИЛ ФЕДОРОВИЧ 1908 55 ЛАП СТ. ПОЛИТРУК
КАЗУРОВ ДМИТРИЙ СЕМЕНОВИЧ 1912 55 ЛАП СОЛДАТ
КИКИН МИХАИЛ ИВАНОВИЧ 1916 55 ЛАП СОЛДАТ
КИСИЛЕВ КИРИЛЛ ТИМОФЕЕВИЧ 1913 55 ЛАП -----
КРУГОВ СЕРАФИМ ЕГОРОВИЧ 1911 55 ЛАП ------
КСЕРДИНСКИЙ ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ 1915 55 ЛАП ------
КУВШИНОВ ПАВЕЛ ГРИГОРЬЕВИЧ 1911 55 ЛАП ------
КУДРЯКОВ ПАВЕЛ ВАСИЛЬЕВИЧ 1922 55 ЛАП ------
КУЗНЕЦОВ ИВАН ИВАНОВИЧ 1912 55 ЛАП СОЛДАТ
КУЗНЕЦОВ ФЕДОР ИВАНОВИЧ 1915 55 ЛАП СОЛДАТ
КУЛАГИН АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВИЧ 1911 55 ЛАП ------
КУЛАГИН НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ 1910 (1911) 55 ЛАП РЯДОВОЙ
КУРДИНКОВ АЛЕКСАНДР СЕМЕНОВИЧ 1912 55 ЛАП СОЛДАТ
МАКАРЕНКО ФЕДОР ИВАНОВИЧ 1914 55 ЛАП СОЛДАТ
МЕЖАНОВ СЕРГЕЙ ПАВЛОВИЧ 1911 55 ЛАП ------
МЕЛЕШИН ВАСИЛИЙ МИХАЙЛОВИЧ 1915 55 ЛАП ------
МЕЛЗИТОВ (МЕЛЬСИТОВ) ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ 1917 (1911) 55 ЛАП КРАСНОАРМЕЕЦ
МЕШАКОВ СЕРГЕЙ ПАВЛОВИЧ 1911 55 ЛАП РЯДОВОЙ
САБАНОВ ВАСИЛИЙ АНДРЕЕВИЧ 1912 55 ЛАП -----
САДОВОВ МИХАИЛ СЕРГЕЕВИЧ 1917 55 ЛАП РЯДОВОЙ
САЗОНОВ НИКОЛАЙ СЕРГЕЕВИЧ 1911 55 ЛАП РЯДОВОЙ
САПОЖНИКОВ ВЛАДИМИР МИХАЙЛОВИЧ 1910 55 ЛАП СОЛДАТ
САФРОНОВ ИВАН ДМИТРИЕВИЧ 1911 55 ЛАП СОЛДАТ

СПИСОК МЕДРАБОТНИКОВ 55 ЛАП НА 30.07.1941 г.
АСЕЕВ ----- ----- ФЕЛЬДШЕР
БУЛАРГИН ----- ----- ФЕЛЬДШЕР
ДРАГУНОВ ----- ----- ФЕЛЬДШЕР
РОМАНЮК Т.А. ---- НАЧ.ППМ ВРАЧ
ТОЛМАЧ И.Э. ----- СТАРШИЙ ВРАЧ ВОЕНВРАЧ 3-ГО РАНГА
ТРИФОНОВ ----- ----- ФЕЛЬДШЕР
ЧУГУНОВ ----- ----- СТ. ФЕЛЬДШЕР
ЧУЙКИН ----- ----- ФЕЛЬДШЕР
318
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
61-я стрелковая дивизия в составе 63-го стрелкового корпуса 21-й армии заняла оборону на восточном берегу Днепра в начале июля 1941 года. 5 июля произошёл первый бой в районе деревни Зборово под Рогачёвом с переправившимися войсками 3-й танковой дивизии генерал-лейтенанта Моделя. Попытка захватить и удержать плацдарм закончилась для гитлеровцев неудачно. В результате стремительной атаки бойцы 61-й стрелковой дивизии при поддержке 167-й стрелковой дивизии сбросили немцев в Днепр. 13 июля 1941 года последовало контрнаступление войск 21-й армии в направлении Бобруйска и Быхова. 61-я стрелковая дивизия прикрывала правый фланг наступавшего на Бобруйск 63-го стрелкового корпуса. Наступательные бои продолжались до конца июля 1941 года, к этому времени войска 63-го корпуса под давлением превосходящих сил противника вынуждены были отступить к городам Рогачёв и Жлобин. Начались позиционные бои и велись работы по созданию оборонительных сооружений. 14 августа 1941 года, находясь почти в полном окружении, 61-я стрелковая дивизия в составе 63-го корпуса по приказу командующего фронтом оставила свои позиции на западном берегу Днепра. Переправившись на восточный берег, 63-й стрелковый корпус оказался в полном окружении. В течение трёх суток, прорывая одно кольцо окружения за другим, бойцы и командиры 61-й и 154-й стрелковых дивизий продолжали своё движение на юго-восток. 17 августа погибает командир 63-го стрелкового корпуса генерал-лейтенант Л.Г. Петровский, 18 августа получил смертельное ранение командир 61-й стрелковой дивизии генерал-майор Н.А. Прищепа. Организованное сопротивление пензенского соединения прекратилось. Часть личного состава погибла в этих боях, часть присоединилась к 154-й стрелковой дивизии, часть попали в плен, отдельные военнослужащие продолжали сражаться с врагом до конца сентября 1941 года. Некоторые предпочли плену смерть, стреляя в гитлеровцев до последнего патрона, отдельные военнослужащие попали в партизанские отряды. У нас, современных жителей Пензенской области, спустя 65 лет после Победы, есть все основания гордиться подвигом воинов 61-й стрелковой дивизии в первые месяцы Великой Отечественной войны.
С полной уверенностью можно сказать, что наши земляки, больше месяца сдерживая рвущихся на Москву захватчиков летом 1941 года, часто ценой своей жизни стояли у истоков победы далёкого 1945 года.
319

0

17

ПРИМЕЧАНИЯ
1. Мочалов В. А., Шестьдесят первая стрелковая дивизия В. А. Мочалов //Пензенская энциклопедия. БРЭ. — М., 2001. — С. 678.
2. ЦАМО РФ от 10.08.2000. № 3/15897.
3. Россия XX век. 1941 год. — К. 2. Документы. — С. 247.
4. http://feldjager.narod.ru/zgora2.files/ … army_2.htm
5. Лойко Н., Победные дороги командарма. Н. Лойко // Рабочая газета. — Украина, Киевская обл. – декабрь. — 2009.
6. Россия XX век. 1941 год. — К. 2. Документы. — С. 616-617.
7. Там же. — С. 621.
8. Там же. — С. 160.
9. Там же. — С. 162.
10. Там же. — С. 227.
11. Василевский А. М., Дело всей жизни. А. М. Василевский, — Т.1. — М., Политическая литература, 1988. — С. 113-114.
12. Россия XX век. 1941 год. — К. 2. Документы. — С. 360.
13. Пуганов В. Т., Воспоминания. — В. Т. Пуганов. Семейный архив.
14. ЦАМО РФ. — Ф. 16. — Оп. 2951. — Д. 256. — Лл. 2-3.
15. Россия XX век. 1941 год. — К. 2. Документы. — С. 146.
16. Там же. — С. 151.
17. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. — С. 42-43.
18. Карель Пауль, Восточный фронт. Гитлер идёт на Восток. 1941-
1943. Пауль Карель, — Т.1. – М., Эксмо, 2003. — С. 7-8.
19. Там же. — С. 8.
20. Там же. — С. 8.
21. Еремёнко А. И. В начале войны. А. И. Ерёменко, — М., Наука, 1964. — С. 68.
22. Сандалов Л. М., Пережитое. Л. М. Сандалов, — М.: ВИ МО, 1961. — С. 72-73.
23. Великая Отечественная война 1941 – 1945. — М., СЭ, 1985. — С. 816, карта 1.
24. Жуков Г. К., Воспоминания и размышления. Г. К. Жуков, — М.: ИА ПН, 1971. — С. 236.
25. Там же. — С. 237.
26. Еремёнко А. И., В начале войны. А. И. Ерёменко, — М., Наука, 1964. — С. 70-71.
27. Сандалов Л. М., Пережитое. Л. М. Сандалов, — М.: ВИ МО, 1961. — С. 98.
320
28. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 3.
29. Карель Пауль, Восточный фронт. Гитлер идёт на Восток. 1941-1943. Пауль Карель, — Т.1. – М., Эксмо, 2003. — С. 15.
30. http://militera.lib.ru/memo/russian/sandalov1/ill.html
31. Карель Пауль, Восточный фронт. Гитлер идёт на Восток. 1941-1943. Пауль Карель, — Т.1. – М., Эксмо, 2003. — С. 34.
32. Сандалов Л. М., Пережитое. Л. М. Сандалов, — М.: ВИ МО, 1961. — С. 99.
33. Там же. — С. 92.
34. Там же. — С. 99-100.
35. Там же. — С. 108-109.
36. Карель Пауль, Восточный фронт. Гитлер идёт на Восток. 1941-1943. Пауль Карель, — Т.1. – М., Эксмо, 2003. — С. 18.
37. Моисеев М. А., Об авторе и его книге. М. В. Захаров. Генеральный Штаб в предвоенные годы. М. А. Моисеев, — М.: АСТ. ЛЮКС, 2005. — С. 9.
38. Жуков Г. К., Воспоминания и размышления. Г. К. Жуков, — М.: ИА ПН, 1971. — С. 252.
39. Рендулич Лотар, Управление войсками. Лотар Рендулич, — М.: ВИ МО, 1974. – С. 79.
40. Дмитрий Егоров, Июнь 41-го. Разгром Западного фронта. Егоров Дмитрий, — М.: Яуза. ЭКСМО, 2008. — С. 421-422.
41. Еремёнко А. И., В начале войны. А. И. Ерёменко, — М. Наука, 1964. — С. 92.
42. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 15.
43. Там же. — С. 16.
44. Жуков Г. К., Воспоминания и размышления. Г. К. Жуков, — М.: ИА ПН, 1971. — С. 249.
45. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 26.
46.Там же. — С. 31.
47. ЦАМО РФ. — Ф. 63 ск. — Оп. 1. — Д. 7. — Лл. 2.
48. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 38.
49. Емельяненко Василий, В военном воздухе суровом. Василий Емельяненко. — М.: Советская Россия, 1985. — С. 43-44.
50. Там же. — С. 44.
51. Сорокин К. Л., Трудные дни сорок первого. К. Л. Сорокин. — М.: ВИ МО, 1991. — С. 32.
321
52.Там же. — С. 32.
53. Жуков Г. К., Воспоминания и размышления. Г. К. Жуков, — М.: ИА ПН, 1971. — С. 259-260.
54. Сандалов Л. М., Пережитое. Л. М. Сандалов, — М.: ВИ МО, 1961. — С. 161.
55. Гудериан Г., Воспоминания солдата. Г. Гудериан, — Смоленск: Русич, 2004. — С. 218.
56. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 50.
57. ЦАМО РФ. — Ф. 953 . — Оп. 1. — Д. 3.
58. Иринархов Р. С. , Западный Особый… Р. С. Иринархов, — Минск: Харвест, 2002. — С. 423.
59. Сандалов Л. М., Пережитое. Л. М. Сандалов, — М.: ВИ МО, 1961. — С. 161-162.
60. Иринархов Р. С. , Западный Особый… Р. С. Иринархов, — Минск: Харвест, 2002. — С. 412.
61. Сандалов Л. М., Пережитое. Л. М. Сандалов, — М.: ВИ МО, 1961. — С. 162-163.
62. ЦАМО РФ. — Ф. 953. — Оп. 1. — Д. 3. — Л. 9-10.
63. Там же. — Л. 10
64. Хижняк И. Л., Жаркое лето. Война, народ, Победа. И. Л. Хижняк, — Кн. 1. — М., 1983. — С. 31.
65. Гудериан Г., Воспоминания солдата. Г. Гудериан, — Смоленск: Русич, 2004. — С. 221.
66. Емельяненко Василий, В военном воздухе суровом. Василий Емельяненко, — М.: Советская Россия, 1985. — С. 90-91.
67. Сорокин К. Л., Трудные дни сорок первого. К. Л. Сорокин, — М.: ВИ МО, 1991. — С. 39.
68. Там же. — С. 59.
69. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 48.
70. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. — С. 64.
71. ЦАМО РФ. — Ф. 246. — Оп. 2139 сс. — Д. 1. — Лл. 1, 2.
72. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 51.
73. Там же. — С. 54.
74. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. — С. 65.
75. Гудериан Г., Воспоминания солдата. Г. Гудериан, — Смоленск: Русич, 2004. — С. 223.
322
76. Сандалов Л. М., Пережитое. Л. М. Сандалов, — М.: ВИ МО, 1961. — С. 164.
77. Кулешов Г. П., На Днепровском рубеже. Г. П. Кулешов //ВИЖ, — № 6. — 1966. — С. 18.
78. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. — С. 65.
79. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 55.
80. Там же. — С. 63.
81. Хижняк И. Л., Жаркое лето. Война, народ, Победа. И. Л. Хижняк, — Кн.1. — М., 1983. — С. 31.
82. Кулешов Г. П., На Днепровском рубеже. Г. П. Кулешов //ВИЖ, — № 6. — 1966. — С. 18.
83. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 65.
84. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. — С. 68.
85. Гудериан Г., Воспоминания солдата. Г. Гудериан, — Смоленск: Русич, 2004. — С. 223.
86. Хаупт Вернер, Сражение группы армий «Центр». Вернер Хаупт, — М.: Яуза, Эксмо, 2006. — С. 53-55.
87. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. — С. 70.
88. Еремёнко А. И., В начале войны. А. И. Ерёменко, — М., Наука, 1964. — С. 189-190.
89. Гудериан Г., Воспоминания солдата. Г. Гудериан, — Смоленск: Русич, 2004. — С. 223-224.
90. Там же. — С. 225-226.
91 ЦАМО РФ. — Ф. 63 ск. — Оп. 1. — Д. 29. — Л. 48.
92. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. — С. 72.
93. Гудериан Г., Воспоминания солдата. Г. Гудериан, — Смоленск: Русич, 2004. — С. 227-228.
94. Еремёнко А. И., В начале войны. А. И. Ерёменко, — М., Наука, 1964. — С. 125.
95. Гудериан Г., Воспоминания солдата. Г. Гудериан, — Смоленск: Русич, 2004. — С. 228-229.
96. Кулешов Г. П., На Днепровском рубеже. Г. П. Кулешов //ВИЖ, — № 6. — 1966. — С. 19.
97. Еремёнко А. И., В начале войны. А. И. Ерёменко, — М., Наука, 1964. — С. 190.
323
98. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 71.
99. Гудериан Г., Воспоминания солдата. Г. Гудериан, — Смоленск: Русич, 2004. — С. 229.
100. Еремёнко А. И., В начале войны. А. И. Ерёменко, — М., Наука, 1964. — С. 194-195.
101. Сандалов Л. М., Пережитое. Л. М. Сандалов, — М.: ВИ МО, 1961. — С. 166-167.
102. ЦАМО РФ. — Ф. 246. — Оп. 2139 сс. — Д. 1. — Лл. 6, 7.
103. ЦАМО РФ. — Ф. 953. — Оп. 1. — Д. 3. — Л. 58.
104. Жуков Г. К., Воспоминания и размышления. Г. К. Жуков, — М.: ИА ПН, 1971. — С. 273.
105. Еремёнко А. И., В начале войны. А. И. Ерёменко, — М., Наука, 1964. — С. 195-196.
106. Еремёнко А. И., В начале войны. А. И. Ерёменко, — М., Наука, 1964. —С. 195-199.
107. Гудериан Г., Воспоминания солдата. Г. Гудериан, — Смоленск: Русич, 2004. – С. 231.
108. Там же. — С. 237.
109. ЦАМО РФ. — Ф. 63 ск. — Оп. 1. — Д. 29. — Л. 124.
110. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 92.
111. Там же. — С. 96.
112. Еремёнко А. И., В начале войны. А. И. Ерёменко, — М., Наука, 1964. — С. 199-200.
113. ЦАМО РФ. — Ф. 63 ск. — Оп. 1. — Д. 29. — Л. 126.
114. Рендулич Лотар, Управление войсками. Лотар Рендулич, — М.: ВИ МО, 1974. – С. 26-27.
115. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 98.
116. Там же. — С. 98-99.
117. Кулешов Г. П., На Днепровском рубеже. Г. П. Кулешов //ВИЖ, — № 6. — 1966. –С. 21.
118. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. — С. 82-83.
119. Там же. — С. 85.
120. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 110.
121.Там же. — С. 112.
122. Еремёнко А. И., В начале войны. А. И. Ерёменко, — М., Наука, 1964. — С. 200.
324
123. ЦАМО РФ. — Ф. 63 ск. — Оп. 1. — Д. 29. — Л. 87.
124. Рендулич Лотар, Управление войсками. Лотар Рендулич, — М.: ВИ МО, 1974. – С. 85-88.
125. Еремёнко А. И., В начале войны. А. И. Ерёменко, — М., Наука, 1964. — С. 200.
126. ЦАМО РФ. — Ф. 63 ск. — Оп. 1. — Д. 29. — Л. 93.
127. ЦАМО РФ. — Ф. 953 ск. — Оп. 1. — Д. 3. — Л. 99.
128. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. — С. 86-87
129. Там же. — С. 89.
130. Еремёнко А. И., В начале войны. А. И. Ерёменко, — М., Наука, 1964. — С. 200-201.
131. ЦАМО РФ. — Ф. 63 ск. — Оп. 1. — Д. 29. — Л. 185.
132. ЦАМО РФ. — Ф. 953. — Оп. 1. — Д. 3. — Л. 125
133. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 137.
134. Еремёнко А. И., В начале войны. А. И. Ерёменко, — М., Наука, 1964. — С. 201.
135. ЦАМО РФ. — Ф. 953. — Оп. 1. — Д. 3. — Л. 127.
136. ЦАМО РФ. — Ф. 63 ск. — Оп. 1. — Д. 29. — Л. 197.
137. Сандалов Л. М., Пережитое. Л. М. Сандалов, — М.: ВИ МО,
1961. — С. 181-182.
138. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. — С. 94.
139. ЦАМО РФ. — Ф. 953. — Оп. 1. — Д. 3. — Л. 131.
140. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 143.
141. ЦАМО РФ. — Ф. 953. — Оп. 1. — Д. 3. — Л. 142.
142. Еремёнко А. И., В начале войны. А. И. Ерёменко, — М., Наука, 1964. — С. 201.
143. ЦАМО РФ. — Ф. 63 ск. — Оп. 1. — Д. 29. — Л. 239.
144. Жуков Г. К., Воспоминания и размышления. Г. К. Жуков, — М.: ИА ПН, 1971. — С. 275.
145. Сандалов Л. М., Пережитое. Л. М. Сандалов, — М.: ВИ МО, 1961. — С. 182.
146. Там же. — С. 140.
147. Еремёнко А. И., В начале войны. А. И. Ерёменко, — М., Наука, 1964. — С. 201-204.
148. Емельяненко Василий, В военном воздухе суровом. Василий Емельяненко. — М.: Советская Россия, 1985. – С. 114.
325
149. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 149.
150. Там же. — С. 150-151.
151. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М. Яуза, Эксмо, 2006. – С. 102.
152. ЦАМО РФ. — Ф. 953. — Оп. 1. — Д. 3. — Л. 176.
153. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 157.
154. Гудериан Г., Воспоминания солдата. Г. Гудериан, — Смоленск: Русич, 2004. – С. 247-248.
155. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 161.
156. Там же. — С. 170.
157. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. – С. 156-157.
158. ЦАМО РФ. — Ф. 63 ск. — Оп. 1. — Д. 29. — Л. 334.
159. Жуков Г. К., Воспоминания и размышления. Г. К. Жуков, — М.: ИА ПН, 1971. — С. 285-288.
160. ЦАМО РФ. — Ф. 63 ск. — Оп. 1. — Д. 29. — Л. 336.
161. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 180.
162. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. – С. 108-109.
163. Там же. – С. 109-110.
164. Там же. — С. 111.
165. Сандалов Л. М., Пережитое. Л. М. Сандалов, — М.: ВИ МО, 1961. — С. 184.
166. Там же. — С. 185.
167. ЦАМО РФ. — Ф. 953. — Оп. 1. — Д. 2. — Л. 2.
168. ЦАМО РФ. — Ф. 953 ск. — Оп. 1. — Д. 2. — Л. 1.
169. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 194.
170. ЦАМО РФ. — Ф. 953. — Оп. 1. — Д. 2. — Л. 5.
171. ЦАМО РФ. — Ф. 953. — Оп. 1. — Д. 2. — Л. 4.
172. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. – С. 112.
173. ЦАМО РФ. – Ф. 953. — Оп. 1. — Д. 2. — Л. 13.
174. ЦАМО РФ. — Ф. 953. — Оп. 1. — Д. 2. — Л. 7.
175. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 202.
176. ЦАМО РФ. — Ф. 953. — Оп. 1. — Д. 2. — Л. 11.
326
177. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 202.
178. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. – С. 114.
179. Гудериан Г., Воспоминания солдата. Г. Гудериан, — Смоленск: Русич, 2004. – С. 255-256.
180. ЦАМО РФ. — Ф. 953. — Оп. 1. — Д. 2. — Л 15.
181.Там же. — Л. 17.
182.Там же. – Л. 9.
183. Василевский А. М., Дело всей жизни. А. М. Василевский — Т. 1. — М., Политическая литература, 1988. — С. 135.
184. Сандалов Л. М., Пережитое. Л. М. Сандалов, — М.: ВИ МО, 1961. — С. 164.
185. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 210.
186. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. – С. 115.
187. ЦАМО РФ. — Ф. 953. — Оп. 1. — Д. 2. — Л. 19.
188. ЦАМО РФ. — Ф. 953. — Оп. 1. — Д. 8. — Л. 9.
189. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 211-212.
190. Там же. – С. 213.
191. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. – С.116-117.
192. Гудериан Г., Воспоминания солдата. Г. Гудериан, — Смоленск: Русич, 2004. – С. 258-259.
193. ЦАМО РФ. — Ф. 953. — Оп. 1. — Д. 8. — Л. 13.
194. Василевский А. М., Дело всей жизни. А. М. Василевский, — Т. 1. — М., Политическая литература, 1988. – С. 135-136.
195. Сандалов Л. М., Пережитое. Л. М. Сандалов, — М.: ВИ МО, 1961. – С. 186-187.
196. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 222-223.
197. Гудериан Г., Воспоминания солдата. Г. Гудериан, — Смоленск: Русич, 2004. – С. 259.
198. ЦАМО РФ. — Ф. 63 ск. — Оп. 1. — Д. 7. — Л 8.
199. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 226.
200. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. – С. 122.
327
201. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 228.
202. Сандалов Л. М., На московском направлении. Л. М. Сандалов, — М.: Наука, 1970. – С. 166.
203. Там же. – С. 167.
204. ЦАМО РФ. — Ф. 63 ск. — Оп. 1. — Д. 7. — Л. 9.
205. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 234.
206. Там же. – С. 237.
207. Гудериан Г., Воспоминания солдата. Г. Гудериан, — Смоленск: Русич, 2004. – С. 262.
208. Сандалов Л. М., На московском направлении. Л. М. Сандалов, — М.: Наука, 1970. – С. 167.
209.ЦАМО РФ. — Ф. 63 ск. — Оп. 1. — Д. 7. — Лл. 15-16.
210. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 239.
211. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. – С. 125.
212. Сандалов Л. М., Пережитое. Л. М. Сандалов, — М.: ВИ МО, 1961. – С. 188.
213. ЦАМО РФ. — Ф. 63 ск. — Оп. 1. — Д. 7. — Л. 22.
214. Сандалов Л. М., На московском направлении. Л. М. Сандалов, — М.: Наука, 1970. – С. 168-169.
215. Мазуров К. Т., Незабываемое. К. Т. Мазуров, – С. 78-79.
216. Василевский А. М., Дело всей жизни. А. М. Василевский, — Т. 1. — М., Политическая литература, 1988 – С. 136-137.
217. Еремёнко А. И., В начале войны. А. И. Ерёменко, — М. Наука, 1964. — С. 289-290.
218. Сандалов Л. М., На московском направлении. Л. М. Сандалов, — М.: Наука, 1970. – С. 169.
219. Кулешов Г. П., На Днепровском рубеже. Г. П. Кулешов //ВИЖ, — №6. — 1966. – С. 24-25.
220. Великая Отечественная война 1941 – 1945. — М, – СЭ, 1985. – С. 816, карта 5.
221. Кулешов Г. П., На Днепровском рубеже. Г. П. Кулешов //ВИЖ, — №6. — 1966. – С. 26.
222. Там же. – С. 24.
223. Там же. – С. 25.
224. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 245.
328
225. Кулешов Г. П., На Днепровском рубеже. Г. П. Кулешов //ВИЖ, — №6. — 1966. – С. 26.
226. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 247.
227. Там же. – С. 251-252.
228. Там же. – С. 253.
229. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. – С. 129.
230. Гудериан Г., Воспоминания солдата. Г. Гудериан, — Смоленск: Русич, 2004. – С. 263-264.
231. Кулешов Г. П., На Днепровском рубеже. Г. П. Кулешов //ВИЖ, — №6. — 1966. – С. 26-27.
232. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 254.
233. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. – С. 131.
234. Василевский А. М., Дело всей жизни. А. М. Василевский, — Т. 1. — М., Политическая литература, 1988. – С. 137.
235. Кулешов Г. П., На Днепровском рубеже. Г. П. Кулешов //ВИЖ, — №6. — 1966. – С. 27.
236. Ермольчик Т. В. , 63-й корпус генерал-лейтенанта Л. Г. Петровского на защите гомельского рубежа летом 1941 г. Гомельщина в 1941 году. Т. В. Ермольчик, — Гомель. — 2006. — С. 125.
237. Еремёнко А. И., В начале войны. А. И. Ерёменко, — М., Наука, 1964. — С. 204-205.
238. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. – С. 257.
239. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. – С. 132.
240. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. – С. 259.
241. Там же. – С. 264.
242. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. – С. 133.
243. Василевский А. М., Дело всей жизни. А. М. Василевский, — Т. 1. — М., Политическая литература, 1988. – С. 137-138.
244. Там же. – С. 138-139.
245. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. – С. 134.
246. Гудериан Г., Воспоминания солдата. Г. Гудериан, — Смоленск: Русич, 2004. – С. 265.
329
247. Василевский А. М., Дело всей жизни. А. М. Василевский, — Т. 1. — М., Политическая литература, 1988. – С. 139-140.
248. Жадов А. С., Четыре года войны. А. С. Жадов, — М., ВИ МО, 1978. — С. 29.
249. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. – С. 269.
250. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. – С. 135-136.
251. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. – С. 271.
252. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. – С. 136.
253. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. – С. 275.
254. Там же. – С. 276.
255. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. – С. 137.
256. Там же. — С. 139.
257. Гудериан Г., Воспоминания солдата. Г. Гудериан, — Смоленск: Русич, 2004. – С. 267.
258. Там же. – С. 268.
259. Там же. – С. 270-271.
260. Василевский А. М., Дело всей жизни. А. М. Василевский, — Т. 1. — М., Политическая литература, 1988. – С. 140-141.
261. Гудериан Г., Воспоминания солдата. Г. Гудериан, — Смоленск: Русич, 2004. – С. 273-274.
262. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. – С. 140-141.
263. Гудериан Г., Воспоминания солдата. Г. Гудериан, — Смоленск: Русич, 2004. – С. 274-275.
264. Емельянов А., Подвиг стал известен. А. Емельянов, //Заря, № 27 – 30, 1961.
265. Василевский А. М., Дело всей жизни. А. М. Василевский, — Т. 1. — М., Политическая литература, 1988. – С. 141.
266. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. – С. 286.
267. Гудериан Г., Воспоминания солдата. Г. Гудериан, — Смоленск: Русич, 2004. – С. 277.
268. Василевский А. М., Дело всей жизни. А. М. Василевский, — Т. 1. — М., Политическая литература, 1988. – С. 142.
330
269. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. – С. 296.
270. Гудериан Г., Воспоминания солдата. Г. Гудериан, — Смоленск: Русич, 2004. – С. 279-281.
271. Василевский А. М., Дело всей жизни. А. М. Василевский, — Т. 1. — М., Политическая литература, 1988. – С. 142.
272. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. – С. 151.
273. Гудериан Г., Воспоминания солдата. Г. Гудериан, — Смоленск: Русич, 2004. – С. 281.
274. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. – С. 308.
275. Василевский А. М., Дело всей жизни. А. М. Василевский, — Т. 1. — М., Политическая литература, 1988. – С. 142.
276. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. – С. 154.
277. Гудериан Г., Воспоминания солдата. Г. Гудериан, — Смоленск: Русич, 2004. – С. 284.
278. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. – С. 312.
279. Гудериан Г., Воспоминания солдата. Г. Гудериан, — Смоленск: Русич, 2004. – С. 285-286.
280. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. – С. 314-315.
281. Там же. – С. 316.
282. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. – С. 160.
283. Василевский А. М., Дело всей жизни. А. М. Василевский, — Т. 1. — М., Политическая литература, 1988. – С. 144.
284. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. – С. 163.
285. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 321.
286. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. – С. 164.
287. Гудериан Г., Воспоминания солдата. Г. Гудериан, — Смоленск: Русич, 2004. – С. 292.
288. Василевский А. М., Дело всей жизни. А. М. Василевский, — Т. 1. — М., Политическая литература, 1988. – С. 144-145.
289. Там же. – С. 145-146.
331
290. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. – С. 166.
291. Василевский А. М., Дело всей жизни. А. М. Василевский, — Т. 1. — М., Политическая литература, 1988. – С. 146-147.
292. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. – С. 167.
293. Гудериан Г., Воспоминания солдата. Г. Гудериан, — Смоленск: Русич, 2004. – С. 294-295.
294. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. – С. 169.
295. Гудериан Г., Воспоминания солдата. Г. Гудериан, — Смоленск: Русич, 2004. – С. 296.
296. Василевский А. М., Дело всей жизни. А. М. Василевский, — Т. 1. — М., Политическая литература, 1988. – С. 147.
297. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 354.
298. Василевский А. М., Дело всей жизни. А. М. Василевский, — Т. 1. — М., Политическая литература, 1988. – С. 147.
299. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 357.
300. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. – С. 173.
301. Пуганов В. Т., Воспоминания. — В. Т. Пуганов. Семейный архив.
302. Бок Ф. фон, Я стоял у ворот Москвы. Ф. фон Бок, — М., Яуза, Эксмо, 2006. – С. 174.
303. Там же. – С. 175.
304. Гальдер Ф., От Бреста до Сталинграда. Ф. Гальдер, — Смоленск: Русич, 2001. — С. 372.
305. Там же. – С. 382.
306. Бухнер А., 1944 крах на Восточном фронте. А. Бухнер, — М., Эксмо, 2006. – С. 194.
307. Там же. – С. 211.
308. Там же. – С. 215.
309. Там же. – С. 288-289.
Списки ЦАМО — http://www.obd-memorial.ru; http://sd61pf.b13.su
332
СОДЕРЖАНИЕ
Введение ..........................................................................................
1. История 61-й стрелковой дивизии ............................................
2. Подготовка к войне .....................................................................
3. Война ............................................................................................
4. Контрнаступление .......................................................................
5. Окружение ...................................................................................
6. Забытая дивизия ..........................................................................
7. Судьбы людские ..........................................................................
8. II формирование ..........................................................................
9. Послесловие ................................................................................
10. Списки ........................................................................................
11. Приложение ...............................................................................

0

18

Отчет о действиях Армий Центрального фронта от 1 сентября 1941г.
(ЦАМО фонд 226 опись 648 дело 24).

http://uploads.ru/t/o/r/A/orADW.jpg  http://uploads.ru/t/3/I/z/3IzPg.jpg8 http://uploads.ru/t/X/M/N/XMNUP.jpg9

http://uploads.ru/t/c/1/Z/c1ZJR.jpg10 http://uploads.ru/t/F/f/r/Ffruy.jpg11  http://uploads.ru/t/5/t/Q/5tQRT.jpg12

http://uploads.ru/t/e/6/A/e6Awt.jpg13  http://uploads.ru/t/X/G/z/XGzET.jpg14  http://uploads.ru/t/C/Y/c/CYcfP.jpg15

http://uploads.ru/t/N/W/G/NWGOd.jpg16  http://uploads.ru/t/W/k/a/Wkan7.jpg17  http://uploads.ru/t/L/h/2/Lh2KP.jpg18

http://uploads.ru/t/u/G/D/uGD7W.jpg19  http://uploads.ru/t/Q/P/N/QPN30.jpg

Отредактировано Александр 65 (2012-02-23 16:27:19)

0

19

Общий список военнослужащих 61 сд из книги "У истоков Победы" и других источников, упорядоченный по алфавиту.
Абрашин Иван Владимирович
Абрашкин Алексей Михайлович
Авдонин Петр Григорьевич зам. Комадира мотострелковой роты 99-го орб младший лейтенант пропал б/вести в феврале 1942г.
Авксентьев Владимир Федорович сержант п/о 19.09.1941 г. 237-й отд. Зенитный артиллерийский дивизион ( в/ч 4444 )
Агапов Игнатий Васильевич 1911 17.03.41 112 ОСБ Колхозная 40а-1
Агапов Яков Семенович           
Аггев Иван Васильевич 1909 17.03.41 112 ОСБ Короткая 10-1           
Алалыкин И.Л. 66 СП фельдшер               
Александрин Иван Петрович 1909 17.03.41 112 ОСБ Трудовая 2-2           
возможно, Алексанов Иван (М.) Макарович
Алексашин В.В. младший воентехник командир взвода               
Аленин (Оленьев-Олейнев) Евгений Григорьевич 1904 майор, начальник штаба артиллерии 61-й СД майор пропал без вести в 1941г. (см. 61-я стрелковая дивизия (1-го формирования) - показания Зайцева Д.Ф., Меньшов Николай Васильевич)
Алкин Григорий Дмитриевич
Алмакаев Абрам А. ------ 61 сд захоронен д. Зборово Гомельской обл.           
Альшин Иван Васильевич
Амплеев Андрей Иванович
Андреев Виктор Васильевич ----- помощник начальника военно-технического снабжения воентехник 1-го ранга п/о 1941-45 г. репатриирован из нем. пл. с постановкой на учет в Пензенском ГВК
Андрианов Филипп Никанорович
Андронов Андрей Васильевич с. Зеленовка 1914 призван 7.06.1941 г. 221 СП мл. командир       
Аникеев начальник санитарной службы 61-й СД военврач 1-го ранга           
возможно, Анохин Василий Андреевич
Антипин Михаил Емельянович младший лейтенант погиб в июле 1941 г. 221-й стрелковый полк ( в/ч 4330 )
Антипов Андрей Иванович младший лейтенант пропал б/вести в 1941 г. 237-й отд. Зенитный артиллерийский дивизион ( в/ч 4444 )
Антонов Григорий Максимович 1914 17.03.41 112 ОСБ Гоголя 6-9               
Антонов Степан Герасимович
Анцев А.П. ----- 66 ГАП фельдшер               
Ар(нопал)ицкий А.Н. военврач 3-го ранга врач ординатор               
Арефьев Константин Сергеевич сержант п/о 1941-45 г. 221-й стрелковый полк ( в/ч 4330 )
Аринин Степан Васильевич 1906 ? - капитан умер от ран 6 августа 1941г.           
Аристов Алексей Сергеевич старший инструктор политотдела 61-й сд батальонный комиссар пропал б/вести в 1942 г.
Аришин Тимофей Степанович
Артемов Григорий Архипович состоял в распоряжении командира 112-го сапб младший лейтенант пропал б/вести в 1941 г.
Артюшин Иван Иванович 17.03.41 112 ОСБ Коммунистическая 29-2               
Архиереев Иван Павлович 1914 10.06.41 61 СД К.Маркса 1-3           
возможно, Архипов Иван Павлович
Асеев ----- ----- фельдшер               
Астафьев Владимир Иванович 1914 17.03.41 112 ОСБ Водопьянова 1-2               
Асташин ( Астяшин ) Егор Филиппович
возможно, Асташкин Сергей Васильевич
Атюшев Федор (Флор) Миронович
Афиногенов М.С. военврач 3-го ранга врач-ординатор               
Б…. - ? Иван Петрович 24.06.41 61 СД               
Бажанов Александр Аверьянович 1906 штаб 61 СД Калинина 83-1               
возможно, Баздеров Семен Лаврентьевич
Байшев Сергей Семенович командир взвода младший лейтенант пропал б/вести в 1941 г.                112-й отд. саперный батальон
Баклашкин Федор Александрович 1911 221 СП солдат               
Бакуми Филипп Иванович ----- Подразделение 61 сд рядовой Братская могила с. Зборово Рогачевского р-на Гомельской обл. 3.07.1942 г..               
Балабанин Пантелей Никифорович 1914 221 СП рядовой               
Балаев (Баляев) Федор Никитович (Никитич)
Балакин Павел Семенович с. Карповка. 1911 призван 26.05.1941, 221 СП рядовой пропал без вести 09.1941 г.               
Балакирев Василий Иванович состоял в распоряжении командира 61-й сд военюрист пропал б/вести в 1941 г.
Балахонский Антон Петрович 307 сп - плен
Балашов Валентин Васильевич 1909 221 СП красноармеец               
Балтушко В.И. ----- 66 ГАП фельдшер               
Бальтаков Николай Павлович 1906 16.07.41 61 СД К. Маркса 26-5               
Банников Сергей Николаевич 1914 55 ЛАП -------               
Барабанин Василий Игнатович 1912 221 СП солдат               
Бараев Тимофей Михайлович 1904 55 ЛАП 2-Я бригада ------               
Баранов Иван Тимофеевич политрук 1-й стрелковой роты политрук пропал б/вести в 1941 г. 221-й стрелковый полк ( в/ч 4330 )
Барасов Иван Иванович 1909 66 СП солдат               
Бардовский Андрей Васильевич в/звание ? погиб 16 июля 1941 г. 66-й гаубичный артиллерийский полк ( в/ч 4321 )
Баринов Александр Васильевич 1915 66 СП -----               
Баринов Владимир Васильевич Отв. секретарь бюро ВКП(б) старший политрук пропал б/вести в 1941 г.                221-й стрелковый полк ( в/ч 4330 )
Баринов Иван Петрович 1921 66 ГАП ------               
Барышев Иван Васильевич 1912 66 СП -----               
Барышников Василий Васильевич командир роты связи 221-го сп старший лейтенант пропал б/вести в 1941 г.               
Басиков Василий Петрович
Бахметьев Михаил Степанович 1911 66 СП солдат               
Бахтеев Николай Дмитриевич
Бачурин Василий Иванович воентехник 2-го ранга пропал б/вести в 1941 г.                221-й стрелковый полк ( в/ч 4330 )
Башанов Прокофий Егорович
Беглов Усман Сулейманович
Беденяпина старшая мед. сестра старшая мед. сестра               
Безморов Николай Васильевич 1916 307 СП солдат               
Безобразов Василий Иванович 1913 66 СП мл. сержант               
Беленький Михаил Перцович председатель военного трибунала 61-й сд военюрист 2-го ранга погиб 23 сентября 1941 г.
Белов Павел Иванович с. А. Ростовка 1912 призван 26.05.1941 г. 221 сп.673 сбат. рядовой погиб в плену               
Белов Яков Иванович
Белодед Иван Павлович политрук пропал б/вести в 1941 г.                66-й гаубичный артиллерийский полк ( в/ч 4321 )
возможно, Беляков Константин Васильевич
Беляков (Пиляков) Павел Александрович
Бердников Евгений Филипович 1919 221 СП -----               
Береснев Иван Федорович 29.06.41 66 ГАП Урицкая 13-3               
Берняков (Бермяков) Леонид Григорьевич 1913 307 СП солдат               
Бефани Василий Васильевич ----- помощник начальникА 1-го отдела 61-й СД капитан        пропал без вести в 1941г.       
Бивтемеров Ильяс Хасьянович 1911               
Бисчаслов Петр Степанович 1907 112 солдат               
Битяев Николай Сергеевич 1917 237 --------               
Бичастнов Петр Степанович 1907 17.03.41 112 ОСБ Чехова 15-11               
Бластин Степан Раукилович ----- 221 СП ------               
Блохин Никифор Павлович 1907 307 СП рядовой               
Блохин Николай Иванович 1914 17.03.41 112 ОСБ Богданова 2-21               
Блошкин Николай Митрофанович 1914 66 ГАП ком. ОТД. мл. сержант               
Блудин Христофор Степанович 1912 307 СП -----               
Бобков Роман Ильич 1914 307 СП рядовой               
Бобров Максим Апакьевич 1911 66 ГАП солдат   Бобров Максим Ананьевич               
Бобров Филимон Фомич 1913 55 ЛАП ------               
Бобылев Илья Никондрович 1912 66 ГАП ----               
Богатикова Ариадна Ивановна старший лаборант 22-го мсб в/звание ? п/о 16.08.1941 - 45 г.               
Богатырев Иван Дмитриевич младший лейтенант пропал б/вести в 1941 г. 55-й легкий артиллерийский полк ( в/ч 4348 )
Богатырев Иван Ильич
Богданов Яков Прохорович 1918 66 ГАП -----               
Богослов Иван Сергеевич ----- 66 СП солдат               
Бодров Степан Иванович 1914 66 ГАП -----               
Болдырев Тимофей Федорович 1917 55 ЛАП солдат               
Болеев Иван Васильевич 1911 55 ЛАП солдат               
Болышев Семен Ефимович 1912 66 СП -----               
Большаков Григорий Яковлевич 1912 66 СП -----               
Бондарев Кирилл Никитович старший фельдшер старший военфельдшер п/о .. 09.1941 г.                107-й отд. батальон связи ( в/ч 4425 )
Бордовский Алексей Васильевич ----- 66 ГАП -----               
Борисов Николай Алексеевич
Боровков Петр Никитович 1914 17.03.41 112 ОСБ Тельмана 4-1               
Бортников Мхаил Павлович с. Пригороднее. 1914 призван 26.05.1941 г. 61 сд ----- без вести пропал в 1941 г.
Борисов Петр Петрович
Борысенко Николай Федорович красноармеец п/о 20.08.1941 - .. г. 22-й отд. медико — санитарный батальон ( в/ч 4520 )
Бочатов Семен Васильевич 1912 17.03.41 112 ОСБ Воровского 17-2               
Бочкарев Василий Степанович г. Сердобск 1911 131 отд. п/дивизион               
Бочкарев Константин Александрович 1906 начальник политотдела военный комиссар старший батальонный комиссар                пропал без вести в 1941г.
Брижатый Лаврентий Платонович 1910 штаб 61 СД Комсомольская 11-11               
Брусков Виктор Павлович 1909 27.06.41 107 ОБС Горянинская 9-10               
Брюхачев (Брохачев) Сергей Васильевич
Бугреев Василий Сергеевич
Бугров Федор Семенович 1915 17.03.41 112 ОСБ Московская 117-6   
Будников (Будайков) Андрей Васильевич
Будылев Николай Никитович   
Букин Анатолий Михайлович помощник начальника штаба старший лейтенант пропал б/вести в 1941 г. 66-й гаубичный артиллерийский полк ( в/ч 4321 )
Букин Василий Яковлевич 17.03.41 112 ОСБ Пролетарская 1               
Букозин (Букоцин, Букочин, Буказин, ?Букотин) Василий Иванович
Булаев Андрей Павлович
Буларгин фельдшер               
Булычева Антонина Михайловна командир санитарного отделения военврач 3-го ранга пропала б/вести в 1941 г. 22-й отд. медико-санитарный батальон ( в/ч 4520 )
Буслаев Петр Иванович старшина пропал б/вести в 1941 г. 55-й легкий артиллерийский полк ( в/ч 4348 )
Бутунова М.Г. старшая медсестра помощник начальника части               
Бутусов (Бутузов) Петр Иванович
Буянин Иван Сергеевич состоял в распоряжении командира 88-й автороты техник интендант 2-го ранга п/о 13.09.1941 - 45 г. призван в июле 1941 г. Пензенская обл. Нижнеломовский р-н д. Ган   
Бычиков Петр Васильевич г. Сердобск 1913 призван 26.05.1941 г. 61 сд рядовой без вести пропал в 1941 г.       
Бычков Федор Иванович ----- 66 ГАП фельдшер               
Ванин Николай Ермолаевич
Ванчугов Федор Васильевич 1910 17.03.41 112 ОСБ Урицкая 49               
Варламов Борис Артемович 1914 17.03.41 112 ОСБ Чкаловская 4-1               
Васильев В.В. мл. врач               
Васильев врач ординатор
Васин Николай Андреевич               
Верстаков Тихон Васильевич
Версткин Иван Евдокимович с. Вырубовка 1911 призван 26.05.1941 г. 221 сп рядовой погиб в плену 23.01.1942 г.   
Версткин Петр Васильевич с. Вырубовка 5.11.1911 призван 26.05.1941 г. 221 сп рядовой Плен 16.10.1941 г. под Рогачёвом
Винокуров Борис Алексеевич
Вирясов Кузьма Васильевич
Витузов Василий Петрович 1912 25.06.41 61 СД Транспортный переулок 5-1               
Власов Василий Алексеевич командир взвода младший лейтенант п/о 18.08.1941 г. 55-й легкий артиллерийский полк ( в/ч 4348 )
возможно, Власов Василий Ильич
Власов Игнатий Гаврилович 1908 10.06.41 61 СД Грабово… техникум               
Водинов (Водянов) Алексей Андреевич 1913 66 ГАП ----- кр-ц               
Водопадов Константин Константинович инструктор пропаганды 55-го лап старший политрук пропал б/вести в 1941 г.
Волгин Григорий Григорьевич ---- 55 ЛАП солдат               
Волкин Афанасий Алексеевич 1913 21.06.41 61 СД Ахунск. Торфоразработки участок №2               
Волков (Войнов) Владимир Андр. 1917 10.06.41 61 СД Чкалова 44-3               
Волков Александр Никифорович начальник обозно-вещевого снабжения 61-й сд техник интендант 1-го ранга пропал б/вести в 1941 г.
Волков Александр Никифорович ----- начальник обозно-вещевого снабжения техник-интендант 1-го ранга           
Волков Гавриил Павлович
Волков Иван Константинович 1914 307 СП солдат               
Волков Иван Павлович 1913 17.03.41 112 ОСБ Подгорная 23-2               
Волков Константин Петрович 1910 17.03.41 112 ОСБ Вишневая 53-1               
Волков Максим Яковлевич 1911 66 ГАП рядовой               
Волков Никита Григорьевич младший сержант пропал б/вести в 1941 г. 55-й легкий артиллерийский полк ( в/ч 4348 )
Волков Федор акьмич 1911 307 СП солдат               
Володин Никита Яковлевич 1912 107 ---------               
Володин Петр Маркелович 1914 221 СП ------               
Воробьев Павел Прокофьевич 1911 307 СП рядовой               
Воробьев Прохор Петрович 1912 307 СП рядовой               
Воронин Алексей Михайлович командир 66-го гаубичного артиллерийского полка майор пропал б/вести в октябре 1941 г. (?Боронин - см. извещение на Ситникова - сообщ.187 61-я стрелковая дивизия (1-го формирования)_стр.7 )
Воскресенский Д.А. 66 СП фельдшер               
Воскресенский Николай Петрович состоял в распоряжении командира 99-го орб воентехник 2-го ранга пропал б/вести в 1941 г.
Вощинков Степан Абрамович 1913 66 ГАП ------    Вощинников (Вощенников-Волчинников-Войщников) Степан Абрамович               
Вральцов Борис Васильевич 1913 61(?)АП 5 бат. ------               
Выборнов Григорий Степанович 1911 17.03.41 112 ОСБ Чкалова 5-6               
Вырский Леонид Борисович 1915 66 ГАП -------               
Вырывдин Осип(Иосиф) Иванович 1911 55 ЛАП -----               
Вялькин Ибоул Арифулович 1915 10.06.41 61 СД Лодочная 1-1               
Гаврилин Григорий Матвеевич красноармеец пропал б/вести в 1941 г. 66-й гаубичный артиллерийский полк ( в/ч 4321 )
Гаврилов Владимир Павлович ------ 221 СП ------               
Гаврилов Тимофей Георгиевич 1899 221 СП ------               
Гаврилов Ф.М. старшина командир отделения               
Гавру(ю)шкин Петр Алексеевич 1913 66 ГАП солдат               
Гагарин Федор Михайлович 1913 112 рядовой               
Гадальцев Николай А.. ----- 131 отд. п/танковый дивизион рядовой               
Галтышев 1917 10.06.41 61 СД Каменский с/с               
Гаманюк Тарас Александрович состоял в распоряжении командира 55-го лап военврач 3-го ранга пропал б/вести в 1941 г.
Гапенин Антон Кузьмич ----- 221 сп ----- -----               
Гаранин Петр Парфирьевич 1911 55 ЛАП солдат               
Гаренин Аван Степанович 1911 307 СП -----               
Гаринов Михаил Яковлевич 1911 307 СП рядовой               
Герасимов Алексей Терентьевич 1917 88 ------               
ГерасимОВ Василий Дмитриевич 1915 61(?)АП рядовой               
ГерасимОВ Василий Дмитриевич 1915 66 СП -----               
Герасимов Тимофей Фок. 1909 17.03.41 112 ОСБ Московская 1-10               
Гетманский Андрей Киреевич ----- 131 отд. п/танковый дивизион ----- -----               
Гильтеев Исай Николаевич 1912 307 СП солдат               
Глебов Алексей Павлович 1913 66 СП солдат               
Глейзер Борис Яковлевич ----- старший врач 307-го СП военврач 3-го ранга               
Глипов Василий Сергеевич 1911 66 ГАП солдат               
Гличенков Сергей Афанасьевич 1918 307 СП солдат               
Глухов Василий Максимович с. Куракино 1914 призван 28.05.1941 г. рядовой без вести пропал 09.1941 г.           
Глухов Николай Иванович 1916 66 ГАП -------               
Глушков Петр Яковлевич 1905 112 ------               
Гнидин(Гнидов) Иван Иванович 1912 55 ЛАП ------               
Гоголев Герман Платонович состоял в распоряжении командира 55-го лап лейтенант  пропал б/вести в 1941 г.       
Гоголин Михаил Кириллович 1913 55 ЛАП ------               
Голицин Иван Ефимович 1912 307 СП -----               
Голиченко (Гличенко-Голиченков) Сергей Афанасьевич
Голованов Алексей Семенович 1914 66 ГАП солдат               
Головков Александр Петрович военный комиссар 55-го легк. арт. полка батальонный комиссар пропал б/вести в 1941 г.   
Голомазов Николай Алексеевич 1902 начальник ветслужбы 61-й СД военветврач 2-го ранга пропал без вести в 1941г.   
возможно, Голышев Павел Федорович
Гомаюнов Андрей Тимофеевич 1915 307 СП солдат               
Горбачев Иван Иванович 221 сп - плен
Горбун Григорий Дмитриевич командир 99-го отд. разведывательного батальона майор  п/о ГУК НКО № 01181-45               
Горбунов Иван Иванович красноармеец п/о 26.08.1941 г.                66-й гаубичный артиллерийский полк ( в/ч 4321 )
Горбунов Федор Осипович с. Зеленовка 1913 призван 26.05.1941 г. 221сп стрелок без вести пропал в 1941 г.               
Горбунов Филипп Осипович с. Зеленовка 1912 призван 26.05.1941 г. 221 сп командир отделения саперной роты               
Горбунчиков Иван Иванович ----- 131 отд.п/танковый дивизион ----- -----       
Гордеев Андрей Викторович 66-й гап - плен   
Гордеев Афанасий Григорьевич красноармеец  п/о 20.07.1941 г.                237-й отд. Зенитный артиллерийский дивизион ( в/ч 4444 )
Гордеев Сергей Николаевич 1910 Член военного трибунала военюрист пропал б/вести в 1941 г.   
Горелик Целлер Абрамович подполковник, командир 221-го сп ранен в начале июля 1941г. при атаке на Зборово       
Горелов Иван Николаевич с. А. Ростовка 1912 призван 26.05.1941 г. 221 сп рядовой без вести пропал 10.1941 г.               
Горланов Дмитрий Иванович 1917 66 ГАП ------               
Гормашов Григорий Афанасьевич 1914 17.03.41 112 ОСБ Овраг Кирпичный сарай 15-1               
Городецкий Дмитрий Михайлович артиллерийский техник воентехник 2-го ранга погиб в бою в августе 1941 г. 55-й легкий артиллерийский полк ( в/ч 4348 )
Горшенин Николай Иванович 1916 27.05.41 107 ОБС Фабричная 3/4-2               
Горшков Алексей Александрович
Горшков Иван Лукич 1911 17.03.41 112 ОСБ Калашн. Затон 10-1               
Горячкин Иван Михайлович 1913 237 -------               
Гостенин Иван Андреевич 1908 17.03.41 112 ОСБ Садовая 28-3               
Гостенин Иван Иванович 1912 66 СП солдат               
Гофман Александр Эмильевич 1897 начальник штаба 61-й сд полковник п/о 1941-1945г.   
Грачев Ник. Филиппович 1915 28.05.41 штаб 61 СД Красная 19-13               
Гребенников Дмитрий Матвеевич командир батареи капитан пропал б/вести в 1941 г.                55-й легкий артиллерийский полк ( в/ч 4348 )
Грибков Владимир Иванович 1914 221 СП солдат               
Григорьев Л.А. ----- 66 ГАП фельдшер               
Гринев Дмитрий Никитович 1914 221 СП рядовой               
Гринина Александра Терентьевна 1923 31.07.41 22 санбат Гоголя 13               
Гриняев Дмитрий Никифорович 1914 221 СП рядовой               
Гришанин Петр Васильевич с. Пяша 1918 призван 26.06.1941 г. 131 отд. п/танковый дивизион рядовой без вести пропал 07.1941 г.               
Гришанов Андрей Васильевич 1923 55 ЛАП солдат               
Гришин Алексей Пименович с. Старая Студеновка 1907 призван 23.06.1941 г. 221 сп ----- без вести пропал 10.1941 г.
Гришин Виктор Дмитриевич
Гришин Дмитрий Павлович 1911 55 ЛАП рядовой               
Гришин Петр Андреевич 1914 221 СП -----               
Громов Петр Васильевич 1911 66(?) ------                   
Грошев Алексей Степанович 17.03.41 112 ОСБ Общежитие Московская 60                   
Грошев Виктор Семенович 1907 17.03.41 112 ОСБ Свердлова 35-2                   
Грошов Сергей Андреевич 1912 66 СП солдат                   
Грунин Ал. Ильич 1914 17.03.41 112 ОСБ Автоматный переулок барак 5-2                   
Грушин Николай Васильевич 1912 307 СП солдат                   
Гунин Сергей Константинович 1911 66 ГАП солдат                   
Гуреев Петр Иванович 1909 307 СП -----                   
Гурилев Иван Андреевич 1911 55 ЛАП ------                   
Гурьев Григорий Никитович 1915 66 СП рядовой                   
Гурьянов Григорий Сергеевич 17.03.41 112 ОСБ Калинина 72-2                   
Гусев Иван Демьянович 24.06.41 61 СД Саранская 1                   
Гусев Михаил Дмитриевич 1914 88 шофер                   
Гусев Михаил Иванович
Гусев Михаил Кириллович красноармеец п/о 17.08.1941 - .. г.                22-й отд. медико — санитарный батальон ( в/ч 4520 )
Гуськов Аким Алексеевич 1915 221 СП солдат                   
Гучков Григорий Ефремович 1913 307 СП солдат                   
Гущин Ефим Данилович с. Секретарка призван 05.1941 г. 221 сп ----- ранен под Рогачёвом, отправлен в госпиталь
Д…..в ? Иван Васильевич 1905 17.03.41 112 ОСБ                   
Давыдов Алексей Борисович 1916 221 СП сержант                   
Данилин Иван Ермолаевич
возможно, Данилин Павел Петрович
Данилин Тимофей Анисимович 1917 66 ГАП солдат ТЕЛЕФОНИСТ                   
Данилов Илья Андреевич
Дарьин Борис Николаевич 1911 66 ГАП ------                   
Даценков Семен Прокофьевич 1911 55 ЛАП солдат       
Дворянкин Федор Иванович
Делль Александр Иванович командир батальона капитан погиб в бою изв. от 5 авг. 1941 г. 221-й стрелковый полк ( в/ч 4330 )
Демешев Степан Никитич  автомеханик старшина п/о 25.08.1941 - 45? г. призван в 1941 г. Башмаковским РВК Пензенской обл., Митрофановский с/с д. Митрофановка 88-я отд. автотранспортная рота с .. 07.1941 г. 60-й автобат ( в/ч 4501 )
Демидов Ку..? Павлович 1912 17.03.41 112 ОСБ Фабричная 5-?                   
Демин Алексей Петрович 1914 66 СП рядовой                   
Денисов Андрей Иванович состоял в распоряжении командира 221-го сп техник интендант 2-го ранга п/о .. .09.1941 г.
Денисов Михаил Григорьевич 1917 66 ГАП ------                   
Державин Д.А. военврач 2-го ранга командир взвода                   
Деркач В.А. 66 СП фельдшер                   
Дерябин Степан Ермолаевич
Дигин Афанасий Иванович 1916 221 СП -----                   
Дидков Сергей Макарович 1911 221 СП солдат                   
Дмитриев Григорий Алексеевич 1912 66 ГАП солдат                   
Дмитриев Григорий Филипович 1912 66 ГАП солдат                   
Дмитриев Константин Сергеевич 1914 зав. делопроизводством отдела снабжения дивизии техник-интендант 2-го ранга пропал без вести в 1941г.
Добыкин Алексей Агафонович 1907 112 солдат                   
Доболь (Доволь) Вальтер Карлович начальник штаба 66-го гауб.арт. полка капитан пропал б/вести в 1941г. Дозокин Иван Андреевич 1916 221 СП солдат               
Долгов Александр Григорьевич 1912                   
Долгов Владимир Егорович 1913 66 СП                   
Доманский Леонид Станиславович 1909 66 ГАП ком. взвода                   
Доможиров Степан Гаврилович начальник связи батальона 66-го гап лейтенант п/о 1941 г.               
Драгунов ----- ----- фельдшер                   
Дроздов Алексей Александрович состоял в распоряжении командира 221-го сп политрук пропал б/вести в 1941 г.               
Дружаев Николай Иванович 1906 10.06.? 61 СД Фабричная 9-8                   
Друзин Федор Степанович с. Новая Студеновка 1913 призван 05.1941 г. 221 сп рядовой Убит 19.07.1941 г. похоронен 20.07.1941 г. в Рогачёве                   
Дубенский Григорий Павлович 1915 55 ЛАП солдат                   
Дудкин Иван Николаевич 1912 221 СП солдат                   
Дудокин Василий Николаевич 1911 307 СП ----                   
Дудукин Василий Николаевич 1915 307 СП рядовой                   
Дуксеев Даниил Иванович помощник командира по материальному обеспечению капитан пропал б/вести в 1941 г.                221-й стрелковый полк ( в/ч 4330 )
Дунаев (Донаев) Максим Андреевич
Дунаев Сергей Андреевич ----- 221 СП младший политрук                   
Дурнин Петр Алексеевич 1910 17.03.41 112 ОСБ Шуист Светлая 54-1                   
Дуф(ильс)кая И.Е. фельдшер старший фельдшер                   
Дьячков Василий Трофимович 1913 21.02.40 66 СП                   
Евпраксин Владимир Павлович 1911 стрелок -----
Евпраксин Владимир Павлович г. Сердобск 1914 призван 07.07.1941 г. 221 сп рядовой умер от ран 27.07.1941 г.
Евсеев Тихон Ефимович
Егоров Дмитрий Павлович техник интендант 2-го ранга п/о .. .07.1941 г.                221-й стрелковый полк ( в/ч 4330 )
Егоров Иван Петрович ----- фельдшер                   
Егоров Никита Семенович с. Юматовка 1913 призван 26.05.1941 г. 221 сп, саперная рота рядовой попал в плен 18.08.1941 г. погиб 14.04.1942 г.                   
Егоров Николай Филипович 1912 221 СП рядовой                   
Егоров Петр Иванович 1910 17.03.41 112 ОСБ бывший мужской монастырь красный уголок                   
Егорова младшая мед. сестра младшая мед. сестра                   
Екимов Федор Тимофеевич 1913 307 СП солдат                   
Елев Петр Максимович 1911 55 ЛАП солдат                   
Елизаров Александр Иванович 1911 221 СП солдат                   
Елизаров Григорий Савельевич 1914 88 солдат                   
Елисеев Прокифий Яковлевич 1912 66 ГАП солдат                   
Еналешников Иван Васильевич 1909 17.03.41 112 ОСБ Насосная 3-3                   
Епифанов К.К. ----- 66 ГАП мл. врач                   
Еремин Алексей Васильевич 1916 66 ГАП штабН. бат. мл. сержант                   
Еремин Владимир Владимирович 1916 55 ЛАП ------                   
Еремин Михаил Петрович 1912 10.06.? 61 СД Дунаевка ?                   
Ерисов Иван Алексеевич г. Куйбышев 1906 221 сп, командир пулеметного взвода мл. лейтенант -----
Ермолаев Василий Фёдорович
Ермолаев И.Ф. младший лейтенант старший адьютант                   
Ермолаев Иван Федорович 1918 22 лейтенант                   
Ермолаев Яков Иванович
Ерофеев Иван Алексеевич 1915 27.05.41 107 ОБС Транспортная 22-14                   
Ерохин Георгий Павлович 1913 55 ЛАП солдат                   
Ерохин Федор Семенович 1911 221 СП рядовой                   
Ершов Ефим Миронович 1910 55 ЛАП солдат                   
Ершов Ефим Миронович 1910 66 ГАП КОМБАТ ст. лейтенант                   
Есин Иван Иванович 1914 66 ГАП солдат п/о 17.08.1941 Султановка Гомельской обл.
Ефимов Алексей Матвеевич командир взвода лейтенант пропал б/вести в 1941 г. 55-й легкий артиллерийский полк ( в/ч 4348 )
Ефимов Иван Ефимович командир отделения в/звание ? умер от ран 19.09.1941 г. 221-й стрелковый полк ( в/ч 4330 )
Ефремов Григорий Ефремович 1913 307 СП Ж-Д бат. солдат                   
Ефремов Иван Михайлович с. Салтыково 1911 призван 26.05.1941 г. 61 сд ----- 01.1942 г.                   
Ефремов Михаил Степанович 1908 17.03.41 112 ОСБ Кировская 4-1                   
Ещеркин Сергей Васильевич г. Ульяновск командир инженерной роты 66 сп мл. лейтенант -----                   
Жарков Александр Алексеевич 1915 66 СП солдат                   
Жарков Владимир Фролович младший лейтенант пропал б/вести в 1941 г.                221-й стрелковый полк ( в/ч 4330 )
Жатов Сергей Сергеевич 1910 307 СП -----                   
Жежатов Сергей Васильевич 1913 66 СП ------                   
Жидков Семен Петрович
Жиронкин П.И. ----- 221 СП военфельдшер                   
возможно, Жупиков Сергей Алексеевич
возможно, Жулябин (Чулябин-Шулябин) Василий Трофимович
Журавлев Василий Васильевич
Журавский Петр Петрович младший политрук пропал б/вести в 1941 г.                66-й гаубичный артиллерийский полк ( в/ч 4321 )
Забежинский (Забелинский) Абрам Маркович дивизионный врач, начальник санслужбы 61-й сд военврач 3-го ранга пропал б/вести в 1941 г.
Заботин Георгий Максимович с. А. Ростовка 1914 призван 23.06.1941 г. 221 сп погиб в плену 08.03.1942 г.                   
Заварзин В.И. ----- 66 ГАП ЗУБНОЙ врач                   
Загиров Хафиз Латилович помощник начальника 1-го отделения капитан пропал б/вести в 1941 г.               
Зайцев Григорий Иванович 1911 66 СП солдат                   
Зайцев Дмитрий Федорович командир дивизиона майор пропал б/вести в 1941 г.                55-й легкий артиллерийский полк ( в/ч 4348 )
Зайцев Степан Герасимович 1914 66 СП солдат                   
Заколябин Павел Иванович с. Пригородное. 1917 призван 26.05.1941 г. 61 сд рядовой без вести пропал 12.1941 г.
Заливацкий Николай Васильевич 1916 1.03.40 66 СП Урицкая 45б-6                   
Замарин Мирон Аркадьевич и.д. военного комиссара 237-го озад старший политрук пропал б/вести в 1941 г.               
Замотин Василий Федорович ----- 131 отд. п/танковый дивизион ----- -----                   
Замылин Александр Александрович 1910 221 СП солдат                   
Занин Николай Федорович 17.03.41 112 ОСБ Садовая 10-11                   
Засикин Сергей Алексеевич 1913 307 СП солдат                   
Захаров Александр Иванович 1914 221 СП солдат                   
Зборовский Владимир Федорович ординатор военврач 2-го ранга погиб в плену 28.12.1941 г. (шталаг 352)            командир роты    22-й отд. медико — санитарный батальон ( в/ч 4520 )
Звездин Василий Назарович 1913 66 ГАП солдат                   
Зверев Михаил Федорович 1908 55 ЛАП ст. политрук                   
Зеленков Кузьма Александрович 1909 17.03.41 112 ОСБ Богданова 38-6                   
Зелюкин Дмитрий Гарасимович 1917 221 СП солдат                   
Зимин Василий Иванович 1909 17.03.41 112 ОСБ Кропоткинская 28б-8                   
Зимин Михаил Андреевич 1911 66 СП солдат       
Зимин Трофим Михайлович
Зинкин Иван Федорович 1914 17.03.41 112 ОСБ Кропоткинская 24-1                   
Зиновьев Алекс. Петрович 1908 17.03.41 112 ОСБ Бакунинская 139-1                   
возможно, Зитев Василий Иванович, 1914г.р.
Золотов Степан Григорьевич 1910 призван 26.05.1941 г. 131 отд. прот. дивизион мл. командир без вести пропал в 1941 г.
Зорин Кузьма Андреевич красноармеец п/о 10.08.1941 г.                66-й гаубичный артиллерийский полк ( в/ч 4321 )
Зотов Василий Кузьмич 1914 221 СП ПИСАРЬ ОВС       
Зотов Николай Алексеевич
Зубанов Алексей Андреевич 1917 66 ГАП солдат                   
Зубков Григорий Иванович 1910 17.03.41 112 ОСБ Подгорная 42-1                   
Иванов Анисим Захарович ординатор военврач 2-го ранга пропал б/вести в 1941 г.                22-й отд. медико — санитарный батальон ( в/ч 4520 )
Иванов Иван Дмитриевич 1912 66 СП солдат                   
Иванов Иван Кузьмич начальник фин.части 221-го сп техник интендант 2-го ранга п/о .. .08.1941 г.               
Иванов Иван Петрович 66 СП политрук                   
Иванов Николай Алексеевич командир взвода топографической разведки лейтенант пропал б/вести в 1941 г.                66-й гаубичный артиллерийский полк ( в/ч 4321 )
Иванов Федор Фадеевич
Ивановский 66 СП врач, НАЧ. АПТЕКИ                   
Иваношко Иосиф Антонович 1905 17.03.41 112 ОСБ Дунаевка 24-1                   
Иванчиков Иван Максимович 1910 17.03.41 112 ОСБ Нагорная 18-17                   
Ивлиев Александр Иванович 1912 221 СП рядовой                   
Игнатьев Алексей Ларионович командир огневого взвода лейтенант п/о 25.08.1941 г. Султановка, Гомельской обл.                131-й отд. Истребительный противотанковый дивизион ( в/ч 4459 )
Иконников Борис Данилович 1912 25.06.41 61 СД Боевая 2-10                   
Ильвес Бернхард Христианович
Ильичев Николай Ильич 1913 307 СП рядовой                   
Илюшин Алексей Петрович 1913 66 СП солдат                   
Илюшин Николай Федотович ------ 66 СП рядовой                   
Илюшина Надежда Ефимовна военврач ветеран ВОВ, (61-й, 154-й, 47-й гв. сд) военфельдшер п/о 16.08.1941 - 44 г.                22-й отд. медико — санитарный батальон ( в/ч 4520 )
Иняткин Дмитрий Михайлович 1912 88 шофер                   
Ионов Иван Григорьевич
Исаев Ефим Степанович 1911 17.03.41 112 ОСБ Кропоткинская 11-1                   
Исаков Василий Андреевич 1913 28.05.41 штаб 61 СД Больничный пер. 2-1                   
Итальянцев Петр Иванович 1912 307 СП ------                   
К……? 1915 10.06.41 61 СД Бакунинская 28-5                   
К……? 21.06.41 61 СД Кировская 45-3                   
К……? 21.06.41 61 СД Красная 29-8                   
К……? 21.06.41 61 СД Лагерная 18-3                   
К……? 21.06.41 61 СД Лагерная 19-22                   
К……? 21.06.41 61 СД Плехановская 1-7                   
Кабаев Даниил Ильич зам. командира штабной батареи лейтенант пропал б/вести в 1941 г. 55-й легкий артиллерийский полк ( в/ч 4348 )
Каблуков Дмитрий Александрович
Каваев Петр Федорович 1911 66 СП солдат                   
Кадомцев Петр Яковлевич 1912 66 ГАП ------                   
Казаков Александр Леонтьевич 1912 27.05.41 107 ОБС Кропоткинская 39-12                   
Казинкин Степан Антонович 1906 25.06.41 22 санбат Плехановская 24-5                   
Казуров Дмитрий Семенович 1912 55 ЛАП солдат                   
Казуров Николай Григорьевич 1913 66 ГАП солдат                   
Калганов Николай Семенович 1912 66 СП солдат                   
Калинин Иван Николаевич красноармеец п/о 20.08.1941 г.                221-й стрелковый полк ( в/ч 4330 )
Калинин Степан Николаевич 1911 221 СП -----                   
Калита Максим Венидиктович командир взвода младший лейтенант умер от ран 18.07.1941 г.                55-й легкий артиллерийский полк ( в/ч 4348 )
Калицкин Алексей Иванович 1912 221 СП -----                   
Калькопф Виктор Иванович  1919 66 гап красноармеец (см. справку в сообщ.187 61-я стрелковая дивизия (1-го формирования)_стр.7 )
Калыгин Василий Алексеевич 1911 307 СП солдат                   
Каменьщиков С.В. военврач начальник лаборатории                   
Камешев Дмитрий Михайлович 1916 66 СП сержант                   
Капитуров Иван Андреевич
Капитуров Степан Петрович 1911 66 ГАП 2 рота -----                   
Карамышев Федор Иванович 1918 66 ГАП ------                   
Каранин Владимир Иванович 1911 307 СП солдат                   
Карасюк Александр Иванович 1917 237 солдат                   
Кардеев Василий Григорьевич 1912 307 СП -----                   
Карев Петр Владимирович 1913 221 СП -----                   
Карков Алексей Михайлович 1915 66 СП -----                   
Карпов Дмитрий Кузьмич 1911 66 СП -----                   
Карпов Михаил Николаевич 1911 21.06.41 61 СД Бакунина 35-1                   
Карпулкин Иван Павлович 1915 66 СП солдат                   
Карпышов Павел Петрович 1914 221 СП солдат                   
Карт Петр Тихонович ----- ком. САН. РОТЫ врач                   
Карташов Григорий Гаврилович 1907 21.06.41 61 СД территория фабрики Маяк револ. 25-6                   
Касенков Петр Афанасьевич 1918 221 СП солдат                   
Касимовский Александр Андреевич начальник «летучки» (машины по ремонту арт./матчасти) лейтенант  - ? - 66-й гаубичный артиллерийский полк ( в/ч 4321 )
Катков Иван Гаврилович с. Ключи Каменский р-н 1913 призван 26.05.1941 г. 307 сп ----- без вести пропал 10.1941 г.
Катков Константин Иванович
Каучер Константин Викторович 1914 66 ГАП ------                   
Кацуров Николай 1913 66 ГАП -------                   
Качурин Петр Васильевич 1915 307 СП солдат                   
Кашенцев Тимофей Андреевич воентехник 2-го ранга пропал б/вести в 1941 г.                221-й стрелковый полк ( в/ч 4330 )
Каширин Иван Павлович 1911 66 ГАП стрелок                   
Кашурин Иван Дмитриевич 1913 66 ГАП солдат                   
Келейников Андрей Григорьевич 1911 66 ГАП топограф                   
Керстрин Павел Иванович с. Секретарка 1913 призван 05.1941 г. 221 сп рядовой без вести пропал 10.1941 г.                   
Кикин Михаил Иванович 1916 55 ЛАП солдат                   
Киреев Михаил Александрович состоял в распоряжении командира 221-го сп младший политрук п/о               
Кирилин Андрей Кириллович 1915 66 СП солдат                   
Кисамутдинов Г. ----- 221 СП врач                   
Киселев Иван Васильевич 1911 66 СП солдат                   
Киселев Кирилл Тимофеевич 1913 55 ЛАП -----                   
Кланщиков Александр Ефимович 1916 307 СП, ОТДЕЛ СВЯЗИ УНТЕР-ОФИЦЕР                   
Клементьев Михаил Алексеевич младший политрук пропал б/вести в 1941 г.                221-й стрелковый полк ( в/ч 4330 )
Клепинев Семен Мванович 1912 призван 26.05.1941 г. 221 сп стрелок без вести пропал 10.1941 г.                   
Кликунов Иван Петрович 1914 66 СП солдат                   
Климов А.Ф. красноармеец командир взвода                   
Климов Александр Степанович 1905 17.03.41 112 ОСБ Пролетарская 52                   
Клопов Петр Сергеевич 1909 17.03.41 112 ОСБ Куйбышевская 17-5                   
Клочков И.М. младший командир начальник электростанции                   
Клюев Яков Иванович 1912 307 СП солдат                   
Клюкина фельдшер фельдшер                   
Князев Сергей Севастьянович
Кобляков Георгий Васильевич
Ковалев Иван Александрович 1913 призван 10.10.1935 г. 221 сп старшина сверхсрочник попал в плен 12.09.1941 г., освобожден 24.04.1945 г.                   
Коваленко М.В. красноармеец шофер                   
возможно, Колесников Григорий ( Георгий ) Васильевич
Колопатов Григорий Максимович с. Вазерки Бессон. Р-н 1913 призван 27.05.1941 г. 66 сп ----- попал в плен 18.08.1941 г., освобожден 12.04.1945 г.                   
Колчанов Федор Филиппович красноармеец п/о 17.08.1941 г.                66-й гаубичный артиллерийский полк ( в/ч 4321 )
Колюцин Андрей Иванович 1914 66 СП солдат    Кулюцин Андрей Иванович (дата призыва ?28.09.1941г. - примечание ДСА)
Комаров Георгий Иванович 1911 17.03.41 112 ОСБ Красная 1-22                   
Комкова З.А. младшая мед. сестра младшая мед. сестра       
Конаков Александр Степанович
Кондаков Степан Васильевич политрук 1-й батареи 66-го гап старший политрук пропал б/вести в 1941 г.               
Кондратьев Михаил Григорьевич красноармеец погиб в плену в 1942 г.                131-й отд. Истребительный противотанковый дивизион ( в/ч 4459 )
Коннов (Кононов) Андрей Иванович г. Сердобск 221 сп фельдшер без вести пропал 08.1941 г.                   
Контелов Николай Федорович 1907 17.03.41 112 ОСБ Московская 50-5                   
Копанев Федор Максимович командир автотранспортного взвода старший лейтенант пропал б/вести в 1941 г. ( кп — погиб 30.07.1941 г.)                88-я отд. автотранспортная рота с .. 07.1941 г. 60-й автобат ( в/ч 4501 )
Копенкин Константин Семенович младший артиллерийский техник младший воентехник пропал б/вести в 1941 г.                55-й легкий артиллерийский полк ( в/ч 4348 )
Копов Максим Лаврентьевич Н. Студеновка 1911 призван 26.05.1941 г. 221 сп рядовой без вести пропал 10.1941 г. (бежал из плена в 1941 г.)                   
Копяхин Василий Никифорович 1912 призван 26.05.1941 г. 221 сп стрелок -----                   
Корнаухов Федор Максим. 1908 21.06.41 61 СД Кировская 23-12                   
Корнеев Иван Гаврилович командир отделения сержант п/о 16/08.1941 г.                55-й легкий артиллерийский полк ( в/ч 4348 )
Коробков Б.Г. военврач командир взвода                   
возможно, Коровин Андрей Захарович
Корочков Иван Петрович адьютант дивизиона младший лейтенант  пропал б/вести в 1941 г.                55-й легкий артиллерийский полк ( в/ч 4348 )
Кортянович Владимир Александрович начальник разведотдела 61-й сд капитан пропал б/вести в 1941 г.               
Коршунов Александр Тихонович зам. командира стрелковой роты лейтенант пропал б/вести в 1941 г.                221-й стрелковый полк ( в/ч 4330 )
Косов Михаил Иванович состоял в распоряжении командира 61-й сд техник интендант 2-го ранга п/о 1941-45 г. Пенза, Южная 33, кв. 1.               
Костров Петр Степанович сержант п/о 18.08.1941 г.                221-й стрелковый полк ( в/ч 4330 )
Котельников Василий Тимофеевич
Кошкин Василий Петрович красноармеец  пропал б/вести в 1941 г.                131-й отд. Истребительный противотанковый дивизион ( в/ч 4459 )
Кравченко Андрей Григорьевич
Кравченко М.М. техник-интендант 2-го ранга казначей                   
Крайнов Григорий Гаврилович 1914 17.03.41 112 ОСБ Чкалова 25-3                   
Красильников Сергей Иванович командир взвода младший лейтенант  пропал б/вести в 1941 г.                88-я отд. автотранспортная рота с .. 07.1941 г. 60-й автобат ( в/ч 4501 )
Красичков Алексей Сергеевич 1916 17.03.41 112 ОСБ Активная 13-19                   
Краснов Василий Андреевич 1909 21.06.41 61 СД Кировская 25-58                   
возможно, Краснов Петр Тимофеевич
Краснов Федор Андреевич 1914 17.03.41 112 ОСБ Богданова 20-3                   
Красовский Александр Ив. 1909 21.06.41 61 СД Куйбышевская 21-3                   
Крашинников Константин Филиппович ---- 61(?)АП 3 рота -----                   
Кремнев М.Г. фельдшер старший фельдшер                   
Кривенко Иван Васильевич 1912 66 СП солдат                   
Кривов Федор Терентьевич
Кротов 66 СП военврач 3-го ранга, ст. врач                   
Кротов Виктор Григорьевич Инструктор пропаганды 66-го гап старший политрук пропал б/вести в 1941 г.               
Кругов Серафим Егорович 1911 55 ЛАП см. Крунов Серафим Егорович
Крупин Александр Михайлович командир взвода автомашин (60-й атб) младший лейтенант пропал б/вести в 1941 г.                88-я отд. автотранспортная рота с .. 07.1941 г. 60-й автобат ( в/ч 4501 )
Кручинин Василий Федорович 1918 221 СП ком.ОТДЕЛ. сержант                   
Крылов Сергей Степанович 1912 21.06.41 61 СД Ворошиловская 5-1                   
Ксердинский Дмитрий Иванович 1915 55 ЛАП ------           
Кувшинников помощник начальника штаба дивизии (см. 61-я стрелковая дивизия (1-го формирования) - показания Зайцева Д.Ф.,  Меньшов Николай Васильевич )
Кувшинов Павел Григорьевич 1911 55 ЛАП ------                   
Кудрявцев Алексей Алексеевич 1907 начальник 4-го ОТДЕЛЕНИЯ штаба техник-интендант 2-го ранга            пропал без вести в 1941г.   
Кудрявцев Павел Васильевич 1922 221 СП МУЗЫКАНТ                   
Кудряков Павел Васильевич 1922 55 ЛАП ------                   
Кудряшов Алексей Федорович 1913 221 СП -----               
Кузин Дмитрий Осипович с. А. Ростовка 1913 призван 26.05.1941 г. 221 сп рядовой без вести пропал 10.1941 г. (погиб в плену)                   
Кузин Петр Иванович 24.01? 61 СД Тимирязевская 33-2                   
Кузин Сергей Иванович 1915 66 ГАП солдат                   
Кузменков Борис Иванович 29.06.41 66 ГАП Володарского 56-16                   
Кузнецов Арсентий Кузьмич (убит 4.02.42 ) 1907 24.06.41 107 ОБС Герцена 102-1                   
Кузнецов Владимир Михайлович
Кузнецов Иван Иванович 1912 55 ЛАП солдат                   
Кузнецов Иван Константинович 1914 307 СП -----                   
Кузнецов П.Г. санитар                   
Кузнецов Сергей Андреевич с. Большой Мачкас Н. Ломовс. Р-н 1912 призван 27.05.1941 г. 55 арт.полк ----- без вести пропал 08.1941 г.                   
Кузнецов Федор Иванович 1915 55 ЛАП солдат                   
Кузнецов Федор Петрович с. Зеленовка 1921 61 сд рядовой без вести пропал 5.08.1941-10.1941 г.                   
Кузько Антон Федорович младший сержант погиб в августе 1941 г.                221-й стрелковый полк ( в/ч 4330 )
Кузьмин Иван Петрович 1909 22 ---------                   
Кукушкин Яков Степанович с. Куракино 1915 призван 26.05.1941 г. 221 сп стрелок без вести пропал 09.1944(?) г.
Кулагин Алексей Андреевич 1911 55 ЛАП ------                   
Кулагин Николай Иванович 1910 (1911) 55 ЛАП рядовой       
Кулагин Тарас Николаевич
Кулаков Василий Иванович 1916 221 СП рядовой                   
Кулемин Иван Иванович 1914 221 СП солдат                   
Кулешов Василий Степанович 1912 27.05.41 107 ОБС Красная 7-4                   
Куликов Авраам Прохорович зав. делопроизводством - казначей штаба 61-й сд техник интендант 2-го ранга пропал б/вести в 1941 г.               
Куликов Петр Павлович г. Сердобск 1913 221 сп ----- -----                   
Куличков Александр Степанович 1914 66 ГАП солдат                   
Куляхтин Илья Михайлович 1911 307 СП 3-Я рота ------                   
Купицин Анатолий Дмитриевич 1916 307 СП рядовой                   
Курбатов Павел Ефимович г. Сердобск 1898 призван 07.07.1941 г. ----- попал в плен, освобожден в 1943 г.                   
Кургаров Михаил Петрович 1911 221 СП солдат                   
Курдинков Александр Семенович 1912 55 ЛАП солдат - ? см. Курдюков Александр Семенович                   
Курдюков Александр Васильевич 1916 66 СП -------                   
Куришев (Курышев) Николай Филиппович (?Дмитриевич)
Куропаткин Иван Яковлевич
Кутлинский Александр Иванович 1908 21.06.41 61 СД Кропоткинская 28-1                   
Кутумов Иван Николаевич ----- 66 СП мл.лейтенант
Кухарчук майор (см. сообщ.108 - 61-я стрелковая дивизия (1-го формирования)_стр.4 )
Кухнин Василий Степанович
Кучеренко ст.лейтенант, начальник особого отдела дивизии (см. Меньшов Николай Васильевич )
возможно, Кучин Иван Петрович
Кушнин Николай Иванович

0

20

Лабуткин Петр Александрович с. Долгоруково 1911 призван 26.05.1941 г. 221 сп рядовой без вести пропал 10.1941 г.
Лазуткин Семен Алексеевич
Лавриненко Б.К. ----- 66 ГАП фельдшер                   
Лавров Борис Иванович санинструктор в/звание ? п/о .. - .. г. 22-й отд. медико — санитарный батальон ( в/ч 4520 )
Ландышева Ольга Митрофановна старшая медсестра операционного отделения в/звание ? пропала б/вести в 1941 г. 22-й отд. медико-санитарный батальон ( в/ч 4520 )
возможно, Лапин Ефим Петрович
Лапшин В.Я. ---- фельдшер                   
Лапшонков Федор Дмитриевич с. Пригороднее 1912 призван 26.05.1941 г. 61 сд рядовой без вести пропал 10.1941 г.
Ларин Иван Семенович
Ларьков (Ларков) Михаил Семенович
Ласкин Степан Афанасьевич с. Чертково Бессон. Р-н 1914 призван 29.05.1941 г. 66 ГАП ----- попал в плен 17.08.1941 г, освобожден 13.05.1945г.                   
Лебедев Николай Алексеевич с. Долгоруково 1915 призван 24.06.1941 г. 221 сп стрелок без вести пропал в 1941 г.   
Левин Алексендр Иванович 66 СП военфельдшер, ЗУБНОЙ врач           
Левин (Ловин) Сергей Петрович
возможно, Лёвин Степан Петрович
Левин Федор Михайлович
Леонтьев Василий ? 24.06.41 61 СД Бакунинская 69-2               
Леонтьев Василий Иванович
Леонтьев Дмитрий Иванович
Леонтьев Меркул Андронович лейтенант п/о 15.08.1941 г. 66-й гаубичный артиллерийский полк ( в/ч 4321 )
Леонтьев шофер                   
Лиганкин Василий Павлович с. А. Ростовка 1906 призван 18.08(?).1941 г. 221 сп рядовой без вести пропал 11.1941 г.
Липатов Дмитрий Николаевич 1898 дивизионный ветврач военветврач 2-го ранга пропал без вести в 1941г.
Липин Петр Петрович сержант пропал б/вести в 1941 г. 22-й отд. медико — санитарный батальон ( в/ч 4520 ) попал в плен (освобождён)
возможно, Лисин Алексей Петрович
Лисов Василий Иванович 1909 17.03.41 112 ОСБ Пешая 28-3                   
Литаева младшая мед. сестра младшая мед. сестра                   
Литовский Михаил Тимофеевич командир роты 99-го орб лейтенант пропал б/вести в 1941 г.               
Лихачев Михаил Михайлович в/звание мл.лейтенант, командир дивизиона погиб 15 июля 1941 г. похоронен д. Веричев 66-й гаубичный артиллерийский полк ( в/ч 4421 )
Личанкин Василий А. с. А. Ростовка 1906 221 сп стрелок 11.1941 г.                   
Лобов Петр Романович с. Юматовка 1911 призван 26.05.1941 г. 221 сп рядовой без вести пропал 10.1941 г.
Логинов Георгий Степанович 1907 17.03.41 112 ОСБ Луначарская 47-2                   
Логинов Максим Степанович 1911 17.03.41 112 ОСБ Касаткина 3-7                   
Логинов П.А. политрук                   
Лоза Александр Федорович помощник по ком. работе начальника отдела политпропаганды 61-й сд политрук пропал б/вести в 1941 г.               
Ломов Дмитрий Васильевич
Лосев Роман Афанасьевич 1906 17.03.41 112 ОСБ Красная 26-22                   
Лубков Дмитрий Кузьмич политрук батареи политрук погиб в июле 1941 г. 221-й стрелковый полк ( в/ч 4330 )
Лукьянов Андрей Владимирович
Луневский Б.М. старшина командир отделения                   
Лунин Иван Ефимович 1914 17.03.41 112 ОСБ Ахуны Ботанич. 8-3                   
Лунькин Василий Яковлевич 1915 призван 26.05.1941 г. 221 сп рядовой Умер от ран 1.07.1942 г.                   
Луняков Емельян Кузьмич с. Мещерское 1911 призван 23.05.1941 г. 221 сп рядовой ------                   
Луняков Яков Кузьмич с. Мещерское 1913 ----- ----- Умер от ран 9.07.1941 г. похоронен западнее деревни Буда-Кошелево, на опушке леса Рогачёвский р-н Гомельской обл. (госпиталь 2409 ХПГ)               
Луч (Люч) подполковник, командир 66-го сп (см. 61-я стрелковая дивизия (1-го формирования) - показания Зайцева Д.Ф., Меньшов Николай Васильевич )
Лушников Яков Иванович с. Новая Студеновка 1912 221 сп рядовой -----                   
Лыженков Иван Афанасьевич 1910 307 СП старшина                   
Любимов М.П. старший писарь                   
Лютанин Григорий Иванович с. Перхурово 1912 призван 26.05.1941 г. 221 сп, 1-й батальон рядовой без вести пропал 10.1941 г.   
Лягин Михаил Дмитриевич
Маер Георгий Яковлевич г. Саратов 1919 307 сп мл. сержант Умер от ран 26.07.1941 г.                   
Мазанов Петр Михайлович 1911 66 ГАП рядовой                   
Мазанов Петр Михайлович 1919 66 СП ------                   
Макаренко Федор Иванович 1914 55 ЛАП солдат                   
Макарин Иван Федорович 1914 66 СП солдат    Макаркин Иван Федорович               
Макаров Александр Тимофеевич 1914 17.03.41 112 ОСБ Баумана 58-2                   
Макаров Алексей Захарович 1911 307 СП солдат                   
Макаров Василий Акимович 1912 66 СП солдат                   
Макаров Иван Федорович г. Сердобск 1912 ----- ------ Умер в плену 22.06.1942 г. похоронен в Австрии г. Шпиттель   
Макаров Сергей Иванович 1922 221 СП солдат                   
Макаров Федорович Яковлевич 1915 66 СП солдат                   
Макаров Филипп Давыдович политрук роты 107-го обс в/звание ? тяж. ранение 15.07.1941 г.               
Макеев Алексей Васильевич 1914 66 СП мл. сержант                   
Макеев Алексей Максимович 1911 221 СП стрелок       
Макеев Павел Григорьевич
Максимов Афанасий Петрович 1911 17.03.41 112 ОСБ Кировская 25-10                   
Максимов И.И. врач командир отделения                   
Максимов Николай Григорьевич 1917 221 СП рядовой пулеметчик                   
Максин Сергей Васильевич 1915 307 СП старшина                   
Макушкин Николай Андрианович (Андреевич) 1915 88 -------                   
Маленков И.Н. военврач 3-го ранга командир роты                   
Маликов Григорий Николаевич 1912 307 СП -----       
Малинов Сергей Сергеевич
Малков Петр Ефтеевич 1912 307 СП солдат                   
Малышев Петр Иванович 1911 66 СП -----                   
Мальков Григорий Васильевич 1917 66 ГАП ком.ОТД. сержант                   
Мальков Иван Федорович 1911 131 рядовой                   
Мамонов Иван (Яков)Яковлевич 1914 66 ГАП солдат                   
возможно, Мамонов ( Момонов ) Степан Степанович
Мангушев Петр Николаевич 1911 66 ГАП солдат                   
Мансеров Петр Сергеевич 1912 66 ГАП солдат                   
Маняшин Александр Ильич младший лейтенант пропал б/вести в 1941 г. 55-й легкий артиллерийский полк ( в/ч 4348 )
Маргу(т?)ков Павел Семенович 29.06.41 66 ГАП Красная 83-2                   
Марейчев Петр Кузьмич
Марин Михаил Игнатьевич 1911 307 СП рядовой                   
Марков Иван Павлович
Марков Д.Г. интендант 2-го ранга начальник части                   
Марков Петр Ерастович (Эрсятович) 1913  ----- 66 СП мл.лейтенант                   
Маркунин Петр Иванович 1913 66(?) ПТО рядовой                   
Марсиков Максим Никитович ---- 66 СП солдат                   
Мартин Иван Иванович 1914 66 ГАП рядовой                   
Мартынов Иван Михайлович 1915 66 СП солдат                   
Марутин Степан Федорович 1910 66 ГАП ------                   
Марч(щ)иков Максим Никитович 1912 66 СП солдат                   
Маршак Абрам Аронович 1905 307 СП ОТВЕТСТВЕННЫЙ СЕКРЕТАРЬ ПАРТКОМИССИИ                   
Маслов Василий Иванович 1915 28.04.41 61 СД Шуист, Колхозный порядок 30-1                   
Маслов Иван Кузьмич 1914 66 ТЯЖ. АП солдат                   
Маслов Степан Ермолаевич 1910 221 СП -----                   
Матвеев Александр Андреевич 1909 112 рядовой-стрелок                   
Матвеев Павел Филлипович 1912 66 СП солдат                   
Материн Федор Родионович 1891 66 АП 3 дивизион АРТ. военфельдшер                   
Маторин ----- 66 ГАП фельдшер                   
Матунин Николай Федорович 1914 307 СП лейтенант                   
Махалов Василий Михайлович 1911 307 СП 2-го бат. ------                   
Мдзишорашвили Владимир Егорович командир стрелкового взвода (в/ч 4501) лейтенант пропал б/вести в 1941 г. (возм. Амдзинорашвили, учтен в ЦАМО и так)                88-я отд. автотранспортная рота с .. 07.1941 г. 60-й автобат ( в/ч 4501 )
Медведев Александр Андреевич 1914 307 СП ------                   
Медведев Константин Евгеньевич 1908 17.03.41 112 ОСБ 9 января 14-30                   
Медведев Николай Николаевич 1917 221 СП рядовой шофер                   
Медведев Яков Анатольевич 1914 66 ГАП САНЧАСТЬ ------   
Медянцев Федор Михайлович   
Межанов Сергей Павлович 1911 55 ЛАП ------                   
Мелахин Павел Иванович 1911 307 СП солдат                   
Мелешин Василий Михайлович 1915 55 ЛАП ------                   
Мелзитов (Мельситов) Иван Васильевич 1917 (1911) 55 ЛАП красноармеец   
Мельников Александр Михайлович
Мельников Андрей Иванович 1911 99 солдат-шофер    п/о 18.08.1941г.            99-й разведывательный батальон ( в/ч 4439 )
Мельников Павел Иосифович с. Терновка Пенз. Р-н 1915 призван в 1941 г. 113 отд. прот. див. ----- погиб в июле 1941 г. похоронен с. Зборово
Мельников Петр Степанович с. Секретарка 1911 призван 26.05.1941 г. 221 сп ----- погиб в плену 07.07.1942 г.                   
Мельников Роман Михайлович 1910 17.03.41 112 ОСБ Часовая 1-4
Меньшов Николай Васильевич
Меренков Михаил Яковлевич 1915 17.03.41 112 ОСБ Баумана 1-3                   
возможно, Меркулов Иван Харлампьевич (Харламович)
Метальников Николай Максимович 1916 66 ГАП солдат                   
Мечканов Василий Евдокимович 1914 66 ГАП ------                   
Мешаков Сергей Павлович 1911 55 ЛАП рядовой                   
Мешканов Василий Михайлович 1914 66 ГАП солдат                   
Мешков Дмитрий Тимофеевич 1912 66 ГАП рядовой                   
Мизонов Сергей Митрофанович 1914 66 ГАП наводчик рядовой                   
Милахин Павел Иванович 1911 307 СП -----                   
Милехин Андрей Евдокимович 1911 221 СП -----                   
Минин Иван Дмитриевич командир взвода лейтенант пропал б/вести в 1941 г.                112-й отд. саперный батальон
Миняев Петр Иванович 1911 66 ГАП солдат                   
Мираев Василий Васильевич 1914 66 СП -----                   
Миронов Михаил Федорович 1903 221 СП -----                   
Миронов Семен Григорьевич 17.03.41 112 ОСБ Плодово-пчеловодческий техникум                   
Мирошин Михаил Семенович 1914 221 СП -----                   
Митаков Дмитрий Михайлович 66 СП фельдшер                   
Митин Александр Аверьянович красноармеец пропал б/вести в 1941 г. 66-й гаубичный артиллерийский полк ( в/ч 4321 )
Митрофанов И. Ф. 1915 25.06.41 61 СД Нагорная 37-2                   
Митрофанов Степан Осипович 1914 28.04.41 61 СД Калинина 13-10                   
Михайлин Афанасий Васильевич 1908 25.06.41 61 СД Московская 64-13           
возможно, Михалкин Егор Терентьевич   
Михеев Яков Васильевич 1909 27.04.41 107 ОБС Бакунинская 151-1                   
Мишутин Григорий Афанасьевич с. Карповка 1915 призван 26.05.1941 г. 61 сд рядовой без вести пропал 11.1941 г.   
Моисеев Иван Иванович политрук роты младший политрук погиб в июле 1941 г. 221-й стрелковый полк ( в/ч 4330 )
Моисеев Л.Г. красноармеец санитар                   
Мокшанцев Михаил Иванович 1911 25.06.41 61 СД Тамбовская 1-7                   
Молкосьян Г.С. военврач 3-го ранга командир отделения                   
Молофеев Борис Евгеньевич 1911 27.04.41 107 ОБС Сборная 2-6                   
Мордвинов Иван Федорович командир взвода младший лейтенант пропал б/вести в 1941 г.                88-я отд. автотранспортная рота с .. 07.1941 г. 60-й автобат ( в/ч 4501 )
Мордвинцев Василий Александрович с. Пригородное 1916 призван 26.06.1941 г. 221 сп мл. командир без вести пропал 04.1942 г.                   
Мордвинцев Степан Николаевич с. Пригородное. 1905 призван 26.06.1941 г. 221 сп мл. командир 02.1942 г.                    
Морозов Алексей Павлович зам. командира 55-го л./арт. полка по снабжению интендант 2-го ранга пропал б/вести в 1941г.
Морозов Алексей Трофимович 1911 25.06.41 61 СД Кировская 36-5                   
Морозов Иван Гаврилович 29.06.41 66 ГАП Урицкого 58-12                   
Морозов Петр Ефимович
Мошнин Михаил Федорович 1912 28.04.41 61 СД Московская 93-2                   
Мулюкин Виктор Акимович красноармеец п/о 16.08.1941 г. 66-й гаубичный артиллерийский полк ( в/ч 4321 )
Муравлев Серафим Егорович красноармеец пропал б/вести в 1941г. 55-й легкий артиллерийский полк ( в/ч 4348 )
возможно, Мурашкин Василий Егорович
Мурашкин Иван Степанович командир мотоциклетной роты старший лейтенант пропал б/вести в 1941 г. 99-й разведывательный батальон (в/ч 4439)
возможно, Мурашкин Кузьма Григорьевич
возможно, Мусаткин Дмитрий Григорьевич
Мыльников Иван Андреевич
Мякиньков Яков Г… 1911 17.03.41 112 ОСБ Добролюбова 19-1                   
Мясников Иван Карпович
Нагорнов Михаил Сергеевич водитель младший сержант п/о 16.08.1941 г. призван в 1941 г. Головищенским РВК, Пензенской обл., до войны проживал Каменский р-н, В.Каменка                88-я отд. автотранспортная рота с .. 07.1941 г. 60-й автобат ( в/ч 4501 )
Нагорный Яков Емельянович лейтенант пропал б/вести в 1941 г.                55-й легкий артиллерийский полк ( в/ч 4348 )
Назаров Ник. Григорьевич 1913 17.03.41 112 ОСБ Куйбышевская 43-9                   
Наземнов (Неземной) Георгий Васильевич
Натолин Федор Семенович
Наумов Сергей Иванович 1911 17.03.41 112 ОСБ Калинина 8-1                   
Негодяев Фрол Михайлович
Незамайкин Леонид Н. политрук роты политрук погиб в июле 1941 г. 221-й стрелковый полк ( в/ч 4330 )
Немов Василий Иванович
Нестеров Иван Васильевич
Нестеров Сергей Тимофеевич водитель красноармеец п/о ветеран дивизии                88-я отд. автотранспортная рота с .. 07.1941 г. 60-й автобат ( в/ч 4501 )
Неупокаев П.П. старший писарь                   
Никишин Михаил Александрович 1914 17.03.41 112 ОСБ Тамбовская 33-40                   
Николаев Анатолий Арсентьевич
Николаев Михаил Иванович 1911 28.05.41 61 СД Урицкая 86-9                   
Николаев П.С. сержант старший писарь                   
Николаев Сергей Иванович 1911 21.06.41 61 СД Стар. Черкасская 6-2                   
Николаев Сергей Михайлович 1911 17.03.41 112 ОСБ Добролюбова 15б                   
Николаевский Борис Васильевич ----- 307 СП младший воентехник                   
возможно, Никулин Василий Васильевич
Новиков Вениамин Георгиевич состоял в распоряжении командира 61-й сд лейтенант пропал б/вести в 1941 г.               
Новиков Дмитрий Иванович 1915 ----- ----- попал в плен 25.09.1941 г., освобожден 25.04.1945 г.                   
Овчаров Павел Федорович
Окунев Иван Васильевич ??требует проверки
Окунев полковник, начальник артиллерии дивизии (см. 61-я стрелковая дивизия (1-го формирования) - показания Зайцева Д.Ф., Меньшов Николай Васильевич )
Олейник Николай Иванович ----- 221 СП врач               
Олейников Н.И. военврач 2-го ранга комбат старший политрук зам. ком. по политчасти штаб
Олейников Николай Павлович командир 22-го медсанбата, начальник дивизионного полевого госпиталя 61-й сд военврач 2-го ранга пропал б/вести в 1941 г.
Оленин Алексей Матвеевич 1907 17.03.41 112 ОСБ Гоголевская 53-4                   
Онищенко Григорий Степанович красноармеец пропал б/вести в 1941 г. 237-й отд. Зенитный артиллерийский дивизион ( в/ч 4444 )
Орехов Дмитрий Александрович подполковник, помощник командира дивизии (см. 61-я стрелковая дивизия (1-го формирования) - показания Зайцева Д.Ф., Меньшов Николай Васильевич )
Осипов Александр Ильич 1910 17.03.41 112 ОСБ Кропоткинская 29/3                   
Осипов Алексей Иванович 1913 17.03.41 112 ОСБ Ахунский торфоразраб. участок 1                   
Османов Абдуралит 1915 237 отдел. Зенит. дивизион мл. сержант попал в плен 18.08.1941 г., освобожден 14.04.1945 г.   
Островский Б.А. врач Рентгенолог                   
Островский Сигизмунд Антонович 1894 военврач 2-го ранга старший врач пропал без вести в 1941г. 221-й стрелковый полк ( в/ч 4330 )
Оськин Алексей Борисович (Вуколович) с. Мещерское 1914 призван 23.06.1941 г. 221 сп стрелок без вести пропал в 10.1941 г.   
Павлов Василий Иванович с. Соколка 1911 призван 26.05.1941 г. 221 сп рядовой Взят в плен 8.10.1941 г. Умер 2.11.1941 г.
Павлов Николай Васильевич 1915 17.03.41 112 ОСБ М. Кочетовка7-2           
Павлов Сергей Иванович 55 лап - плен
Палагин А.Т. интендант 3-го ранга Зубной врач                   
Палагин М.И. ----- интендант 3-го ранга ЗУБ. врач
Панин Филипп Андреевич
Панин Матвей Никифорович 1911 28.05.41 61 СД Чембарская 4-6                   
Панков Петр Иванович зав. делопроизводством штаба 107-го обс техник интендант 2-го ранга пропал б/вести в 1941 г.   
Панков Серафим Влад. 1913 21.06.41 61 СД Кировская 19/25-26                   
Панов Александр Сергеевич с. Пригороднее 1913 призван 26.05.1941 г. 221 сп рядовой, разведчик без вести пропал 10.1941 г.                   
Панферов Петр Семенович 1913 28.05.41 61 СД Вишневая 46-2                   
Парамонов Ал. Григ. 66 СП мл. врач                   
Парамонов Александр Васильевич помощник по снабжению начальника связи 61-й сд старший лейтенант пропал б/вести в 1941 г.               
Паранюшкин Николай Александрович г. Куйбышев 221сп, командир стрелкового взвода мл. лейтенант без вести пропал 08. 1941 г.                   
Парфенов Георгий Давыдович 1911 10.06.41 61 СД Кузнечный пер. 8-5                   
Паршин Владимир Михайлович 1915 17.03.41 112 ОСБ Либерсоновская 33-1                   
Паршин Григорий Афанасьевич красноармеец пропал б/вести в 1941 г. 22-й отд. медико — санитарный батальон ( в/ч 4520 )
Пастухов Иван Дмитриевич 1915 66 ГАП ----- попал в плен 17.08.1941 г, освобожден 06.05.1945 г.                   
Пахалин Владимир Андреевич красноармеец п/о 14.08.1941 г. ст. Буда-Кошелево. 131-й отд. Истребительный противотанковый дивизион ( в/ч 4459 )
Пахомов Николай (Никита) Гордеевич
Пашков С.А. ?лейтенант - см. Дудкин Иван Николаевич
Пензин Григорий Яковлевич
Перевухин Георгий Гаврилович 24.06.41 61 СД Городок 63-1                   
Перекрестов Николай Семенович 1910 17.03.41 112 ОСБ Волковская 7-2                   
Перова старшая медсестра старшая мед. сестра                   
возможно, Петряев (Петраев) Сергей Иванович
Петухов Василий Иванович 1911 17.03.41 112 ОСБ Рабочий городок з-д №50 Ленинская 9-12                   
Пивоваров Н.АЛ. 66 СП военврач 3-го ранга,ком. МЕДРОТЫ                   
Писарев Прохор Емельянович врач — хирург военврач 3-го ранга п/о 17.08.1941 г. призван в 1941 г. Лунинским РВК Пензенской обл.                22-й отд. медико — санитарный батальон ( в/ч 4520 )
Плетминцев Яков Петрович 1909 17.03.41 112 ОСБ Калинина 1-1           
Плетнев Алексей Алексеевич   
Плотников Иван Ильич
Погребов А.С. старший инструктор командир отделения                   
Подсякин Степан Яковлевич 1909 17.03.41 112 ОСБ Т… 25-1                   
Полозов Сергей Александрович 1908 17.03.41 112 ОСБ Кутузовская 1а-1                   
Полосаткин Александр Михайлович политрук роты старший лейтенант пропал б/вести в 1941 г. 221-й стрелковый полк ( в/ч 4330 )
Полчанов И.С. фельдшер адьютант                   
Поляков Василий Павлович 1910 17.03.41 112 ОСБ Бакунинская 20-14                   
Поляков Иван Тихонович 1914 66 СП ------                   
Помякшев Федор Иванович
Попов Иван Иванович состоял в распоряжении командира 55-го ап младший лейтенант пропал б/вести в 1941 г.                
Попов Петр Иванович
Попылтков Василий 24.06.41 61 СД М. Ключная 19-2                   
Похилко Георгий Дмитриевич состоял в распоряжении командира 221-го сп капитан пропал б/вести в 1941 г.
Приймак Петр Данилович
Прищепа Николай Андреевич 1900 командир 61-й стрелковой дивизии c 23.08.1939 по 18.08.1941 г. генерал — майор погиб в 1941 г.           
Пронин Алексей Михайлович ----- 66 СП красноармеец                   
Пронин Василий Ионович 1915 29.06.41 66 ГАП Конный пер. 12-5                   
Пронин Михаил Клементьевич 1899 командир 66-го СТРЕЛКОВОГО полка майор                   
Просвиркин Николай Иванович 1911 24.06.41 61 СД                   
Просин Василий Яковлевич
Протвин Иван Васильевич 1921 призван 08.05.1941 г. 107 ОБС ----- попал в плен 17.08.1941 г., освобожден 11.04.1945 г.   
Прохоров Кузьма Маркович
Прошкина Анастасия Александровна 1919 1.08.41 22 санбат Чембарская 14-1                   
Прытков Дмитрий Петрович командир взвода в/звание ? пропал б/вести в 1941 г.                1117-й эв./госпиталь
Пугачев Ефим Васильевич 1911 17.03.41 112 ОСБ Богданова 3-4                   
Пузин Дмитрий Осипович с. А Ростовка 1913 призван 06.05.1941 г. 221сп стрелок без вести пропал в 1941 г.                   
Пучков К.К. военврач 2-го ранга командир взвода                   
Пучков Федор Ефимович
Пчелик Павел Иванович 1914 10.06.41 61 СД Калинина 13-11                   
Пченичнов Николай Васильевич командир дивизиона 66-го гап старший лейтенант  пропал б/вести в 1941 г.               
Рабусновский Ник. Вас. 1912 17.03.41 112 ОСБ Воровского 9-6                   
Радаева А.В. фельдшер старший фельдшер                   
Радзевич Андрей Яковлевич командир 88-й автороты, - с 31.07.1941 г. командир автобата 61-й сд капитан пропал б/вести в 1941 г.               
Ранкин Ш.Ш. 66 СП фельдшер                   
Распутаев Александр Иванович 1915 призван 26.05.1941 г. 221 сп ком. Отделения без вести пропал 10.1941 г.                   
Ратанин А. Ант. 1913 17.03.41 112 ОСБ Коммунистическая 3-3                   
Рахимов Валерий Карпович младший политрук п/о 27.08.1941 г.                221-й стрелковый полк ( в/ч 4330 )
Резяев ( Резаев ) Тимофей Васильевич
Ремезов Петр Дмитриевич 1909 17.03.41 112 ОСБ Набережная р.Пенза 9-4                   
Ржанов Григорий Александрович 1916 1.06.41 99разведбат Фабричная 52-3                   
Римашевский Ефрем Иустинович начальник артиллерии 61-й сд полковник пропал б/вести в 1941 г.               
Ринько Михаил Васильевич ----- начальник АПТЕКИ техник-интендант 2-го ранга                   
Рогожин Петр Алексеевич красноармеец п/о .. 08.1941 - .. г.                22-й отд. медико — санитарный батальон ( в/ч 4520 )
Рогожин Сергей Акимович Бековский р-н 1912 221 сп мл. лейтенант попал в плен 02.08.1941 г., освобожден 11.04.1945 г.   
Родин Василий Андреевич 1914 28.05.41 61 СД Ахуны Ботанич. 6-2                   
Романихин Михаил Иванович 1906 28.05.41 22 санбат Чехова 22-1                   
Романов Василий Данилович ----- военврач 2-го ранга врач                   
Романов Василий Федорович 1907 17.03.41 112 ОСБ 9 января 13-18                   
Романовский Ал. Ф. 1913 17.03.41 112 ОСБ Московская 6-11                   
Романюк Т.А. ---- НАЧ.ППМ врач                   
Ромашкин Василий Васильевич 1911 28.05.41 61 СД Либерсоновская 28-8                   
Руглин Аркадий Яковлевич ----- 221 СП ЗУБНОЙ врач                   
Русев Николай Александрович ----- 221 СП фельдшер                   
Русин Иван Егорович 1912 17.03.41 112 ОСБ Нейтральная 10-1                   
Рустаев Сергей Васильевич 29.06.41 66 ГАП                   
Рыжаков Андрей Кузьмич 1916 17.03.41 112 ОСБ Коммунистическая 41                   
Рыжков Василий Иванович
Рылеев Валерий Иванович 1912 17.03.41 112 ОСБ Б. Радищевская 6-1                   
Рыльков Филипп Федорович командир взвода 22-го мсб младший лейтенант пропал б/вести в 1941 г.               
Рябов Павел Петрович Н. Студневка 1914 призван 17.07.1941 г. 112 сап. бат. рядовой погиб 8.11.1941 г.                   
Рябухин Василий Васильевич 24.06.41 22 санбат Пенза 2 будка 2   
Рязанов ( Резанов ) Иван Кузьмич
Сабанов Василий Андреевич 1912 55 ЛАП -----                   
Савельев Андрей Иванович г. Пенза 55 арт.полк лейтенант ком. огневого взвода без вести пропал 08.1941 г.                   
Савенков Александр Николаевич зав. делопроизводством военно-технического снабжения 221-го сп техник интендант 2-го ранга пропал б/вести в 1941 г.               
Савостин Федор Алексеевич
Савостьянов Иван Дмитриевич 1914 221 СП рядовой                   
Садовов Михаил Сергеевич 1917 55 ЛАП рядовой                   
возможно, Сажнев (Сашнев-Сахнев) Василий Федорович
Сазонов Николай Сергеевич 1911 55 ЛАП рядовой       
Сайганов Серафим Васильевич
Сала(н)гин Степан Петрович 1918 66 ГАП солдат                   
Самодуров Тихон Кузьмич 1908 22 ------                   
Самойлин Петр Павлович
Самокаев Ибрай Муссинович 1908 112 рядовой       
Самолин Василий Дмитриевич 1917 66 СП ------       
Самошин Иван Николаевич
Самушкин Александр Иванов. 1909 17.03.41 112 ОСБ Озерная 34-1                   
Сапожников Владимир Михайлович 1910 55 ЛАП солдат                   
Саранцев Александр Федорович ----- военврач 3-го ранга старший врач                   
Сарапкин Владимир Гаврилович 1914 66 ГАП солдат                   
Сарапкин Владимир Трофимович 1916 66 ГАП солдат       
Саушкин (Шаушкин, Зауштин, Савушкин) Григорий Васильевич
Сафронкин Василий Иванович, 1912 г.р.
Сафронов Алексей Владимирович 1911 17.03.41 112 ОСБ Овраг 20-1                   
Сафронов Василий Федорович 1912 28.05.41 61 СД Московская 7-26                   
Сафронов Иван Дмитриевич 1911 55 ЛАП солдат - возможно, Сафонов Иван Дмитриевич                   
Сафронов Мван Семенович 1915 221 СП солдат                   
Сачков Алексей Федорович 1914 17.03.41 112 ОСБ Староречная 7-2                   
Саятин И. врач врач ординатор                   
Сбобнов Петр Семенович 1915 66 СП -----   Сдобнов (Здобнов) Петр Семенович               
Светлов Александр Иванович 1914 66 ГАП солдат                   
Свинолупов Иван Кузьмич 19-? 221 СП солдат                   
Возможно, Свинухов (Свинуков) Алексей Владимирович
Севастьянов Андрей Семенович 1910 221 СП солдат                   
Севостьянов Федор Осипович красноармеец п/о 17.07.1941 г. призван в 1941 г. Терновским РВК, Пензенская обл. Сердобский р-н Болтенский с/с                88-я отд. автотранспортная рота с .. 07.1941 г. 60-й автобат ( в/ч 4501 )
Сейганов Серафим Васильевич 1915 99 солдат                   
Селюкин Дмитрий Герасимович 1917 221 СП рядовой                   
Семайкин (Симайкин) Николай Филиппович
Семенов техник-интендант 2 ранга, завделопроизводством 66 гап - см. извещение на Ситникова М.М.
Семенов Григорий Иванович начальник финансовой службы 61-й сд техник интендант 1-го ранга погиб в 1942 г.               
Семенов Прокофий Михайлович состоял в распоряжении командира 131-го оиптд интендант 3-го ранга пропал б/вести в 1941 г.               
Семенов Сергей Андрианович с. Покровка Мокшан.р-н 66 сп ст. лейтенант ком. Роты ПВО                   
Семенов Сергей Иванович 1911 221 СП рядовой                   
Семибратьев Влас Олимпиевич начальник снабжения 61-й сд интендант 1-го ранга пропал б/вести в 1941 г.               
Сенкевич Александр Владимирович 1911 66 ГАП адьютант мл. ЛЕЙТЕН.                   
Сергеев Николай Алексеевич 1911 28.05.41 61СД Хользунова 2-1                   
Сергеев Павел Федорович состоял в распоряжении командира 61-й сд лейтенант пропал б/вести в 1941 г.               
Сергиенко Алексей Тимофеевич 1917 307 СП солдат                   
Серепко В.Г. ----- 221 СП младший политрук                   
Сержков Василий Михайлович 1913 237 ------                   
Серов Григорий Яковлевич с. Чаадаевка 307 сп мл. лейтенант ком. взвода без вести пропал 08.1941 г.                   
Серов Николай Васильевич зам. командира 107-го обс по политчасти старший политрук пропал б/вести в январе 1942 г.   
Сиварев Николай Владимирович 1913 17.03.41 112 ОСБ Калинина 32-3                   
Сивунов Петр Дмитриевич ----- призван 07.07.1941 г. ----- погиб 13.07.1944 г. в составе 322 сд похоронен д. Бобровка Витебской обл.                   
Сивцов Михаил Григорьевич 1908 17.03.41 112 ОСБ Общежитие ахунск. торфоразраб.                   
Сившинин Павел Дмитриевич 1907 17.03.41 112 ОСБ Индустриальная 2-1                   
Сигаев Владимир Евдокимович 1912 66 СП рядовой                   
Сидоркин Василий Иванович 1912 307 СП -------                   
Сидоров А.С. командование    
Сидоров Д.Т. 1907 17.03.41 112 ОСБ Либерсона 29-3                   
Сидоров Дмитрий Иванович 1912 221 СП рядовой стрелок                   
Сидякин (Сидикин) Яков Федорович 1911 66 ГАП рядовой                   
Сизов Иван Тимофеевич красноармеец п/о                66-й гаубичный артиллерийский полк ( в/ч 4321 )
Сизов Михаил Федорович 1912 17.03.41 112 ОСБ Новая комунстроя                   
Сизов Николай Тимофеевич 1911 66 СП солдат                   
Сикачев Иван Степанович 1914 66 СП ------                   
Силантьев Иван 1912 17.03.41 112 ОСБ К…рная 6-2                   
Симаков Сергей Николаевич состоял в распоряжении командира автобата (в/ч 4501) техник интендант 1-го ранга пропал б/вести в 1941 г.                88-я отд. автотранспортная рота с .. 07.1941 г. 60-й автобат ( в/ч 4501 )
Симонов Иван Иванович 1914 307 СП АВТО БТЛ сержант                   
Симонов Федор Ефимович 1915 307 СП солдат                   
Симыкин Семен Ильич 1911 307 СП ------                   
Синельников Александр Михайлович 1909 зав. делопроизводством управления артснабжения техник интендант 2-го ранга пропал б/вести в 1941 г.               
Синельников Павел Матвеевич 1908 17.03.41 112 ОСБ Лебедевская 39-?                   
Сипягин Семен Федорович 1913 237 ПОВАР, старшина                   
Сироткин Михаил Федорович 1913 307 СП мл.сержант                   
Ситников Иван Васильевич 1913 307 СП ЕЗДОВОЙ                   
Ситников Михаил Маркович лейтенант пропал б/вести в 1941 г.                66-й гаубичный артиллерийский полк ( в/ч 4321 )
Скотников Александр Федорович
Скрипкин 66 СП фельдшер                   
Скрылев Александр Тимофеевич ----- призван 07.07.1941 г. 221 сп ----- -----                   
Славин Максим Ефимович
Сластенкин Фрол Васильевич командир роты лейтенант пропал б/вести в 1941 г.                107-й отд. батальон связи ( в/ч 4425 )
возможно, Смагин (Смогин) Василий Николаевич
Смирнов Василий Иванович
Смирнов Иван Сафронович 1909                   
Снопков Василий Антонович 1910 17.03.41 112 ОСБ Первый пер. 4-1                   
Соколов Борис Константинович 1909 17.03.41 112 ОСБ Лесной пос. 1-3                   
Соколов Иван Андреевич
Соколов С.В. военврач 2-го ранга врач-ординатор командир взвода                   
Солдатов А.А. 1911 17.03.41 112 ОСБ Калинина 40-3                   
Соловьев Алексей Владимирович воентехник пропал б/вести в 1941 г.                55-й легкий артиллерийский полк ( в/ч 4348 )
Соловьев Владимир Акимович
Солодилин Ф.П. ----- 66 ГАП фельдшер                   
Солодков Василий Иванович 1901 состоял в распоряжении политотдела 61-й сд политрук пропал б/вести в 1941 г.   
Сорокин Александр Георгиевич 1917 21.06.41 61 СД Московская 64-6                   
Сочилов Степан Филиппович командир роты старший лейтенант пропал б/вести в 1941 г.                107-й отд. батальон связи ( в/ч 4425 )
Ставский Николай Степанович 1914 27.05.41 107 ОБС Мебельная 114-1                   
Стариков И.Л. военврач 3-го ранга врач-ординатор                   
Старков Константин Иванович помощник начальника финдовольствия 61-й сд техник интендант 1-го ранга Уволен в запас с постановкой на учет в Пролетарском РВК г. Куйбышева               
Сташкевич Петр Николаевич помощник начальника штаба капитан пропал б/вести в 1941 г. 221-й стрелковый полк ( в/ч 4330 )
Степанов Иван Степанович командир роты лейтенант пропал б/вести в 1941 г. 131-й отд. Истребительный противотанковый дивизион ( в/ч 4459 )
Степанюк Илларион Лукич
Стешкин Дмитрий Григорьевич командир взвода 99-го орб младший лейтенант пропал б/вести в 1941 г.               
Столов М.Н. военврач 2-го ранга врач-ординатор   
Столяров Александр Петрович
Столяров Евгений Семенович 1912 24.01.40 61 СД Тамбовская 23-13                   
Столярова Е.А. Мед. сестра старшая мед. сестра                   
Сторовойт Григорий Сергеевич красноармеец пропал б/вести в 1941 г.                88-я отд. автотранспортная рота с .. 07.1941 г. 60-й автобат ( в/ч 4501 )
Строганов Дмитрий Михайлович 1914 призван 26.05.1941 г. 113 отд. прот. див. ст. сержант попал в плен у с. Святое 15.08.1941 г. Умер
возможно, Сумерский Дмитрий Григорьевич
Сурин Николай Егорович 1910 17.03.41 112 ОСБ Б.- дорога 8-1                   
Сурков Михаил Андреевич ----- ----- ----- захоронен 18.12.1948 г. д. Зборово Рогач. р-на Гомельской обл.
Сурков (Зурков) Михаил Григорьевич
возможно, Сыряев Григорий Сергеевич
Сюзюмов Павел Дмитриевич                   
Сюрняев Яков Семенович 1911 28.05.41 61 СД Красная 92-2                   
Тавакин Иван Ефремович 1912 призван 24.06.1941 г. 221 сп стрелок без вести пропал 10.1941 г.                   
Таволжанский П.С. ----- военврач 3-го ранга старший врач                   
Такмовцев (Токмовцев) Сергей АДРЕЕВИЧ г. Сердобск 1906 призван Пензен. РВК 61 сд ----- -----                   
Танцерев (Танцирев) Кузьма Семенович
возможно, Танцырев Андриан Семенович
Танцырев Кузьма Васильевич
Танцырев Яков Филиппович
Тарасов Иван Иванович ветфельдшер интендант 3-го ранга пропал б/вести в 1941 г. 55-й легкий артиллерийский полк ( в/ч 4348 )
Таратинский Георгий Николаевич 1913 17.03.41 112 ОСБ Насосная 1-6                   
Таратынов Петр Андреевич
Тахтарова Вера Ивановна 24.06.41 22 санбат Кон. Слобода Дунаевка 18-1                   
Твардайцев ----- 66 ГАП фельдшер                   
Телятнин Иван Алексеевич 24.06.41 22 санбат Куйбышевская 17-16           
Терентьев Николай Федорович   
Терехин Андрей Алекс. 1906 25.06.41 22 санбат ст. Черкасская 19-7   
возможно, Терехин Антон Лаврентьевич   
Тивакин Иван Ефимович с. Стар. Студеново 1912 призван 24.06.1941 г. 221 сп ----- без вести пропал 09.1941 г.                   
Тимакин Степан Иванович 1912 25.06.41 61 СД Отдельная 2-1                   
Тимофеев Борис Александрович с. Мещерское 1913 призван 26.05.1941 г. 113 отд.прот.див. рядовой без вести пропал 10.1941 г.                   
Титов Алексей Михайлович 17.03.41 112 ОСБ Кочетовка 44-1                   
Титов Константин Георгиевич 1915 1.03.40 66 ГАП Карауловская 2-1                   
Титов Яков Дементьевич с. Камзолка 1915 призван 26.05.1941 г. 221 сп ----- без вести пропал 08.1941 г.                   
Тихонов Михаил Иванович 1913 66 СП -----                   
Тишкин Григорий Иванович 1910 17.03.41 112 ОСБ Первомайская 6-?                   
Токарев Василий Федорович с. Пригороднее 1914 призван 23.06.1941 г. 113 отд. прот. див. рядовой без вести пропал 09.1941 г.
Токарев Владимир Ефремович
Токарев Николай Павлович               
Токмовцев Георгий Андреевич красноармеец п/о 17.08.1941 г.                99-й разведывательный батальон ( в/ч 4439 )
Токмовцев Егор Андреевич 1906 10.06.41 61 СД Тер. фабрики 17-1                   
Толкунов Алексей Степанович младший политрук погиб в августе 1941 г.                221-й стрелковый полк ( в/ч 4330 )
Толмач И.Э. ----- старший врач военврач 3-го ранга                   
Тополева А.В. младшая мед. сестра младшая мед. сестра                   
Трифонов ----- ----- фельдшер                   
Триханов Николай Егорович
Трофимов Менке Басанович, 1911 г.р. санитар 221 стрелкового полка
возможно, Трошкин Иван Николаевич
Трушин Мих. …. ? 1914 17.03.41 112 ОСБ Поселковая 7-1                   
Туляков Иван Петрович Заместитель командира роты 221-го сп младший лейтенант пропал б/вести в 1941 г.               
Туманов Алексей Яковлевич с. Куракино 1911 221 сп рядовой погиб в плену 9.1.1942 г.                   
Туманова Валентина Ильинична 1922 12.07.41 22 санбат Урицкая 47-4                   
Тур(г)унов врач врач ординатор                   
возможно, Турусов Петр Иванович
Тушикин..? Ник. Вас. 1911 17.03.41 112 ОСБ Красная 19-10   
Тюлюнов Иван Григорьевич (Георгиевич-Егорович) плен 18.08.1941г. Рогачев
Тюрин Иван Ефимович
Уваркин Сергей Яковлевич 1910 17.03.41 112 ОСБ К. Затон 2-1                   
Уваров Иван Иванович
Улико М.Г. красноармеец фармацевт                   
Усанкин Петр Кузьмич зав. делопроизводством штаба 61-й сд техник интендант 2-го ранга пропал б/вести в 1941 г.   
Устинов Архип Михайлович командир бат. (батареи ?) старший лейтенант пропал б/вести в 1941 г. 237-й отд. Зенитный артиллерийский дивизион ( в/ч 4444 )
Устинов Владимир Васильевич
возможно, Уткин Петр Алексеевич
Ушаков Кузьма Михайлович с. Карповка 1910 призван 26.05.1941 г. 221 сп сержант без вести пропал 10.1941 г.   
Фатеев Петр Александрович 1910 17.03.41 112 ОСБ Большая дорога 4-1                   
Федоров Василий Афанасьевич 1904 17.03.41 112 ОСБ Нагорная 18-43                   
Федоров М.Ф. мл. врач                   
Федоровский Вячеслав Петрович 1915 17.03.41 112 ОСБ Гоголевская 19-?                   
Федотов Олег Степанович лейтенант пропал б/вести в 1941 г.                55-й легкий артиллерийский полк ( в/ч 4348 )
Федулаев Степан Данилович 1905 21.06.41 61 СД Пенза 2 Фабричная 7                   
Федюков Петр Николаевич 1908 17.03.41 112 ОСБ Гоголевская 1-35           
Фиксель Константин Владимирович майор, командир 307-го сп (см. http://voenspez.ru/index.php?PHPSESSID= … ic=44905.061-я стрелковая дивизия (1-го формирования) - показания Зайцева Д.Ф., Меньшов Николай Васильевич )   
Филатов Иван Ильич 1912 призван 26.05.1941 г. старшина попал в плен под Рогачёвом 20.07.1941 г. умер в плену    
Филиппов Иван Степанович политрук умер от ран 14.08.1941 г. похоронен г. Гомель 221-й стрелковый полк ( в/ч 4330 )
Филиппов Сергей Александрович начальник аптеки 22-го медсанбата техник интендант 1-го ранга пропал б/вести в 1941 г.
Флерин Всеволод Александрович помощник начальника штаба техник интендант 1-го ранга пропал б/вести в 1941 г.                66-й гаубичный артиллерийский полк ( в/ч 4321 )
Фоканова Нина в июле-августе 1941 г. служила медсестрой операционного отделения 22-го мсб, в дальнейшем — военврач.
Фоканова Нина Алексеевна в июле-августе 1941 г. служила медсестрой операционного отделения 22-го мсб, в дальнейшем — военврач. старший лейтенант 
Фомин Петр Петрович начальник боепитания 131-го оиптд младший воентехник пропал б/вести в 1941 г.           
Фролов Александр Алек. 26.06.41 61 СД                   
Фролов Алексей Иванович помощник начальника штаба 221-го сп техник интендант 2-го ранга пропал б/вести в 1941 г.
Фролов Михаил Васильевич 17.03.41 112 ОСБ Калининская 23-3                   
Харин Алексей Васильевич
Харченко Петр Петрович 1910 21.06.41 22 санбат Гражданская 13-11                   
Хлынов Василий Сергеевич
Хонин Яков Васильевич с. Секретарка 1911 221 сп ----- попал в плен 17.09.1941 г. с. Святое погиб в плену 16.08.1943 г.
Хренин Василий Федорович ----- ----- ----- захоронен в братской могиле с. Зборово                   
Хриткин Петр Васильевич
возможно, Хрусталев Илья Иванович
Царапкин Владимир Гаврилович 1914 25.06.41 61 СД Красная 50-4                   
Царев 66 СП фельдшер                   
Царев Федор Денисович
Циганов Федор Егорович ----- призван 07.07.1941 г. 221 сп ----- -----                   
Циценков Михаил Васильевич 17.03.41 112 ОСБ Калининская 23-3                   
Цыбарев (Цибарев) Иван Филиппович
Часнин Александр Константинович 24.06.41 61 СД Дунаевка 32-1   
возможно, Чеботаев Дмитрий Петрович
Чегодаев Никита Константинович
Чеканов Иван Васильевич 1912 17.03.41 112 ОСБ Манжурия Комсомольская 9-1                   
Чекиткин Иван Васильевич 1910 17.03.41 112 ОСБ К. Затон Пилотная 4-1                   
Чекунов Григорий Иванович 1912 28.05.41 61 СД Чкалова 22-6                   
Челноков Сергей Михайлович в/звание ? погиб 15 июля 1941 г. похоронен д. Веричев 66-й гаубичный артиллерийский полк ( в/ч 4321 )
Чембаков Василий Фомич
Чепиков Георгий Афанасьевич начальник библиотеки 22-го мсб в/звание ? пропал б/вести в 1941 г.               
Черкасов Степан Андреевич командир 107-го отд. батальона связи капитан пропал б/вести в 1941 г.               
Черкасова Св. Ф. ----- техник-интендант 2-го ранга НАЧ. АПТЕКИ                   
Черников Алексей Тихонович
возможно, Черноусов Матвей Иванович
Черноусов Яков Борисович старший лейтенант пропал б/вести в 1941 г. 55-й легкий артиллерийский полк ( в/ч 4348 )
Черняков Георгий Александрович лейтенант пропал б/вести в 1941 г. 237-й отд. Зенитный артиллерийский дивизион ( в/ч 4444 )
Чугунов ----- ----- ст. фельдшер                   
Чугунов Ниолай Федорович военфельдшер пропал б/вести в 1941 г.                55-й легкий артиллерийский полк ( в/ч 4348 )
Чуйкин ----- ----- фельдшер                   
Чулков Егорий Егорьевич 1906 28.05.41 22 санбат …..46-2                   
возможно, Шабаев Петр Алексеевич
Шадчнев (Шачнев) Иван Максимович
Шаланин Федор Семенович
Шалдаев Василий Григорьевич 1914 24.01.40 61 СД                   
Шанин Андрей Логин. 1911 17.03.41 112 ОСБ Госконюшня корпус 1           
Шартанов ст.лейтенант, начальник шифровального отдела (см. 61-я стрелковая дивизия (1-го формирования) - показания Зайцева Д.Ф., Меньшов Николай Васильевич )
Шатов Николай Михайлович с. Соколовка 1911 призван 26.05.1941 г. 221 сп, рота связи ----- без вести пропал в 1941 г.
Шатов Петр Николаевич с. Соколка 1914 призван 26.05.1941 г. 221 сп рядовой роты связи погиб в плену 27.03.1942 г.
Шашкин Павел Михайлович. Помогите узнать боевой путь и место гибели.
Шелдаев Александр Степанович 1912 28.05.41 61 СД Нагорная 11-6                   
Шелков В.С. врач врач-ординатор - возможно, это Шелков Василий Степанович
Шидловский Адольф Францевич командир дивизиона капитан пропал б/вести в 1941 г. 55-й легкий артиллерийский полк ( в/ч 4348 )
Шиндякин Дмитрий Степанович
Ширкунов Сергей Герасимович 1916 28.05.41 61 СД Литвиновская барак 1                   
Широков Петр Степанович 1914 24.01.40 61 СД                   
Шишакин Аркадий Иванович состоял в распоряжении командира 61-й сд младший лейтенант пропал б/вести в 1941 г.
Шишкин Иван Алексеевич
Шишкин – Хрулев Иван Георгиевич 1913 17.03.41 112 ОСБ Фабричная 7-1                   
Шишков Андрей Никанорович старший сержант п/о призван в 1941 г., Беднодемьяновским РВК, Пензенской обл. 88-я отд. автотранспортная рота с .. 07.1941 г. 60-й автобат ( в/ч 4501 )
Школев Николай Львович состоял в распоряжении командира 55-го лап техник интендант 2-го ранга пропал б/вести в 1941г.
Шляхов Алексей Петрович военный комиссар 66-го гауб.арт. полка батальонный комиссар пропал б/вести в 1941 г.
Шмелев Алексей Иванович 1912 17.03.41 112 ОСБ Южная 15-2
Шмидт Яков Яковлевич 1918 шофер (см. 61-я стрелковая дивизия (1-го формирования) - показания Меньшова Н.В.)
возможно, Шохин Ефим Алексеевич
Шубенкин Константин Сергеевич 1911 24.01.40 61 СД           
Шуваев Иван Иванович   
Шумченко И.Г. ----- 66 ГАП фельдшер                   
Шурыгин Николай Иванович 1914 17.03.41 112 ОСБ Красная 23-2                   
Шутов Константин Михайлович 1911 17.03.41 112 ОСБ Зел. овраг                   
Щеголихин Иван Николаевич
Щелкунов Николай Михайлович командир 237-го отд. Зенитного артиллерийского дивизиона майор пропал б/вести в 1941г.
Щербаков Степан Венедиктович командир батальона капитан пропал б/вести в 1941 г. 221-й стрелковый полк ( в/ч 4330 )
Щербединский Тимофей Иванович зав. делопроизводством штаба 66-го гап техник интендант 2-го ранга пропал б/вести в 1941 г.
Щукин Александр Ильич 1911 ст.лейтенант командир зенитной роты 221-й стрелковый полк  попал в плен (освобожден)
Юдин Иван Андреевич 1906 17.03.41 112 ОСБ Чехова 29-8                   
Юрин Константин Константинович 1912 27.05.41 107 ОБС Куйбышевская 33-6                   
Ягодин Виталий Иванович ординатор операционно-перевязочного взвода военврач 2-го ранга пропал б/вести в 1941 г. 22-й отд. медико-санитарный батальон ( в/ч 4520 )
Яковлев Иван Кузьмич 1940г.
Яковлева А.А. младшая мед. сестра младшая мед. сестра                   
Якунин Степан Федорович 1912 21.06.41 61 СД Красная Горка 5-1   
Якушин Константин Никанорович   
Янкин Владимир Сергеевич с. Репьевка 1914 призван 26.05.1941 г. попал в плен 17.07.1941 г. Умер в плену 21.12.1941 г.   
Янов Григорий Филиппович
Янов Алексей Степанович
Ястребова В.Г. старшая медсестра

Отредактировано Дворянкин С.А. (2017-05-15 22:49:43)

0

21

Информация о гибели Петровского Л.Г. с сайта http://boec.ru/cgi-bin/boec/view.pl?rid=77 :
"ТАЙНА ГИБЕЛИ ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТА Л.Г. ПЕТРОВСКОГО
(глава из книги)

ПОСЛЕДНИЙ БОЙ ГЕНЕРАЛА ПЕТРОВСКОГО
В 2 часа 30 минут 17 августа северо-восточнее населенного пункта Четверни, на участке наступления 510-го сп 154-й сд, у второй просеки леса, выходящей на поселок Завод, собралось командование и штабные работники 63-го ск и 154-й сд.
После краткого уточнения задач генералом Петровским, ряд командиров и политработников были направлены в стрелковые части, с тем, что бы на месте помочь командирам частей. Начальник штаба 154-й сд полковник М.К. Агевнин с группой командиров отправился в 473-й сп, занимавший исходный район для наступления на третьей просеке. С этой же целью начальник политотдела корпуса полковой комиссар Н.Ф. Воронов убыл в 510-й сп.
Один из первых исследователей боевого пути 63-го стрелкового корпуса и обстоятельств гибели генерала Л.Г. Петровского полковник в отставке Г.П. Кулешов, который сам был участником тех событий, так описывает события, происходившие в ту ночь.
«Ровно в три часа 17 августа 1941 года после короткого, но мощного артиллерийского налета 473-й стрелковый полк начал прорыв. За ним последовали атаки всех остальных частей дивизии. Атака застала противника врасплох, и части 154-й стрелковой дивизии, легко прорвав кольцо вражеского окружения, быстро двинулись вперед. В населенном пункте Губич был разгромлен штаб 134-й пехотной дивизии противника и захвачены в шести портфелях ее боевые документы.
Кольцо блокирующих войск врага было прорвано. Теперь Л.Г. Петровский решил, что он может и должен возвратиться к частям, прикрывавшим выход корпуса из окружения. Командир 154-й стрелковой дивизии генерал-майор Фоканов и другие товарищи попытались было уговорить Петровского не делать этого. «Здесь мне уже делать нечего, - решительно сказал он. - Впереди спокойно, решающее теперь там... А Вы спешите к войскам, по возможности скорее приводите их в порядок, да будьте готовы отразить атаки немцев, особенно со стороны Речицы. Я скоро вернусь».
И командир корпуса с группой командиров штаба и резервом направился туда, где шел ожесточенный бой, чтобы личным руководством обеспечить отрыв сил прикрытия от наседающего противника, ускорить их присоединение к дивизиям, сократив по возможности потери. Но враг подбросив свежие части, вновь стал замыкать кольцо окружения. Вторичный его прорыв протекал уже в условиях, значительно более тяжелых.
Прорвавшись в одном месте, подразделения попали в еще более сложную обстановку у деревни Скопня, где проходила вторая линия вражеского кольца. Здесь погиб адъютант командира корпуса лейтенант В. Колесов; Петровский, раненый в руку, продолжал руководить боем. Прорыв все же удался. Но сам Леонид Григорьевич Петровский при атаке противника, укрепившегося на северной окраине Скепни, был смертельно ранен замаскировавшимися в кустах автоматчиками. Об этом рассказал спустя два часа командиру 154-й стрелковой дивизии Я.С. Фоканову начальник артиллерии корпуса генерал-майор А.Ф. Казаков, который был тяжело ранен в этом бою и вынесен группой бойцов» .
Другой участник тех трагических событий, бывший начальник штаба 473-го сп 154-й сд генерал-майор Б.Г. Вайнтрауб написал буквально следующее:
«Корпус пошел на прорыв. Леонид Григорьевич отправился до частей прикрытия в 473-й полк. Он остался во втором эшелоне, для того чтобы лично вывести последние подразделения корпуса. Главные силы с боем прорвали кольцо. Другой эшелон выйти не успел».
К рассказу полковника Г.П. Кулешова, так же как и воспоминаниям генерал-майора Б.Г. Вайнтрауба, мы еще вернемся, ибо далеко не все о чем они повествуют, соответствует реальному положению дел. В ходе боя в районе населенного пункта Четверня, а затем у Скепни погибли многие командиры и красноармейцы. К своим, спустя несколько дней, смогли пробиться не многие. Своими героическими действиями воины 63-го стрелкового корпуса смогли, пусть всего лишь на несколько дней, отвлечь врага от главной цели - Гомеля, дав тем самым возможность другим частям и соединениям организованно отойти на восток.
Начальник генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковник Ф. Гальдер не преминул отметить в своем дневнике упорство, с которым сражались воины 63-го стрелкового корпуса:
«-По-видимому заканчиваются бои по ликвидации отчаянно сопротивляющейся окруженной группировки противника в районе восточнее Жлобина-».
По утверждению Маршала Советского Союза А.И. Еременко бывший командир 154-й стрелковой дивизии генерал-лейтенант Я.С. Фоканов после войны при встрече с ним так рассказал о событиях тех дней и обстоятельствах гибели генерала Л.Г. Петровского:
«16 августа 1941 г. генерал-лейтенант Л.Г. Петровский прибыл ко мне, на командный пункт дивизии в районе ст. Хальч, юго-восточнее города Жлобина, где мне и командиру 61-й стрелковой дивизии поставил задачи на прорыв из вражеского окружения. Время прорыва было назначено на 3.00 утра 17 августа. По решению генерал-лейтенанта Л.Г. Петровского штаб корпуса и он сам должны были идти на прорыв с 61-й дивизией.
Согласно его приказу 154-я дивизия, впоследствии 47-я гвардейская, начала прорыв ровно в 3.00 17 августа. В это время ко мне прибыл начальник штаба корпуса полковник А.Л. Фейгин и передал приказ Петровского явиться к нему.
Оставив у себя в резерве батальон связи, саперный батальон, батарею противотанкового дивизиона, я пошел искать Петровского. Когда я нашел его, он сообщил мне, что выход 61-й дивизии обеспечен, и он будет находиться с моей дивизией. К этому времени основные части 154-й дивизии, прорвав кольцо окружения, продвинулись километров на шесть. Обеспечивая их выход с тыла оставшимися в резерве подразделениями, мы шли с Леонидом Григорьевичем от ст. Хальч до д. Рудня-Барановка. В это время кольцо окружения вновь сомкнулось, и нам пришлось прорывать его еще раз.
Прорвав первую линию обороны у д. Скепня, что 20 км юго-восточнее Жлобина, мы наткнулись на вторую линию оборону гитлеровцев. Здесь в бою был убит адъютант командира корпуса, а сам Петровский ранен в руку.
Поставив мне задачу атаковать д. Скепня, Петровский со своим резервом пошел севернее д. Скепня, чтобы обеспечить фланг атакующих. Это был наш последний разговор с ним.
После прорыва второй линии обороны врага, спустя два часа, я встретил раненого в живот начальника артиллерии 63-го корпуса генерал-майора А.Ф. Казакова в 2 км северо-восточнее д. Скепня. Я спросил его, где генерал Петровский и его штаб. Он ответил, что Петровский и его начальник штаба полковник Фейгин убиты недалеко от него в кустах вражеской засадой, часть которой была переодета в красноармейскую форму, а часть в женское платье.
Я принял меры к розыску Петровского и его начальника штаба и выслал две разведгруппы в направлении, указанном генерал-майором Казаковым. Обе группы вернулись с одними и теми же данными, подтвердив сообщение генерал-майора Казакова о засаде неприятеля, но трупов они не обнаружили.
Генерал-майора Казаков был положен на повозку и следовал со мной. Однако вскоре прямым попаданием мины повозка была разбита, а генерал Казаков убит. Мы его тут же похоронили. Как потом выяснилось, местные жители захоронили Л.Г. Петровского в одном километре южнее д. Руденка. После освобождения этого района 13 июля 1944 г. в присутствии родных его останки были перенесены и похоронены с воинскими почестями в с. Старая Рудня Жлобинского района Могилевской области».
Несколько отойдя от темы разговора, хотелось бы отметить следующий факт. По свидетельству Ольги Леонидовны Туманян многие годы после войны к ним приезжали некоторые офицеры, выходившие из окружения вместе с Леонидом Григорьевичем, рассказывали, кто что знал о тех событиях, как могли, успокаивали Надежду Васильевну и Григория Ивановича. Неоднократно бывал у них и Александр Иванович Еременко, ставший после войны Маршалом Советского Союза, но никогда в доме Петровских не было генерала Я.С. Фоканова. Почему Яков Степанович не удосужился проведать жену своего командира, не захотел рассказать подробности о тех событиях? Почему он нашел время для того, чтобы рассказать маршалу Еременко о тех событиях, но не нашел пару часов для того чтобы проведать Петровских? Даже если он по какой-то причине боевой обстановки генерал Фоканов и следовавшие вместе с ним бойцы и командиры отстали от своего командира корпуса и потеряли его из виду, то все равно мог бы многое рассказать о том злополучном дне и о последних часах жизни генерала Петровского. Мог, но не захотел. В чем секрет, того, что генерал Фоканов до самой смерти так и не удосужился посмотреть в глаза вдове генерала Петровского и его дочери?
В декабре 2010 года в одной из бесед с дочерью генерала Петровского Ольгой Леонидовной она, сугубо штатский человек, задала весьма любопытный вопрос:
«Я могу все понять: война есть война. Но мне вот что интересно. В одном из первых писем с фронта папа писал, что к нему приставили двух здоровенных охранников. У него был адъютант - лейтенант. Кроме этого, как рассказывал Георгий Петрович Кулешов, перед прорывом из окружения ему для охраны выделили отделение солдат. Рядом с ним шли в атаку на врага десятки командиров и красноармейцев. А свой последний бой папа принял один. Ладно, погиб адъютант. Но куда все остальные подевались? Как он, их командир, мог остаться один? Ведь когда его обнаружили немцы, он был совершенно один».
Даже не вдаваясь в детали тех далеких и трагических событий августа 1941 года надо отметить, что все три оставшиеся в живых непосредственных их участника слишком неправдоподобно рассказывают о гибели генерала Петровского, особенно в части касающейся его возвращения к подразделениям прикрытия, для того чтобы «личным руководством обеспечить отрыв сил прикрытия от наседающего противника, ускорить их присоединение к дивизиям, сократив по возможности потери».
Особенно поражает детская оценка действий командира корпуса. К тому же, о каких частях прикрытия может идти речь, если для прикрытия с тылу был оставлена одна воинская часть - 307-й стрелковый полк 61-й сд. Этот полк, как и положено в таких случаях, должен был упорной обороной и самоотверженными действиями, а точнее сказать ценой жизни своих красноармейцев и командиров, дать возможность главным силам корпуса попытаться прорвать кольцо окружения. То есть, возвращаться генералу Петровскому было не к кому: дай бог, что бы в том полку остались в живых хотя бы сотня бойцов. Да и не дело это командира такого звена, как корпус: он должен командовать подчиненными дивизиями, а не выполнять роль проводника.
Все это просто примитивные выдумки цензуры тех лет, которая не удосужившись выдумать что-то умное, произвела на свет подобную чушь. Генерал Петровский был бесстрашным и храбрым командиром, что он не раз проявил и в годы Гражданской войны, и в начале Великой Отечественной. Он прекрасно знал свое место в боевой обстановке и никогда бы не додумался бросить корпус на произвол судьбы и «личным руководством обеспечить отрыв сил прикрытия от наседающего противника, ускорить их присоединение к дивизиям, сократив по возможности потери».
Выдумывая подобное главпуровская цензура надеялась, что рисует нечто героическое, на самом же деле на свет появилась несусветная глупость, которую затем растиражировали в книгах, а наши уважаемые ветераны не нашли в себе силы воли опровергнуть подобное.
К тому же в рассказе Г.П. Кулешова, опубликованном в военно-историческом журнале, просматривается явное несоответствие тому, что на самом деле имело место в период прорыва 63-го ск из окружения. Так, например он пишет:
«Атака застала противника врасплох, и части 154-й стрелковой дивизии, легко прорвав кольцо вражеского окружения, быстро двинулись вперед. В населенном пункте Губич был разгромлен штаб 134-й пехотной дивизии противника и захвачены в шести портфелях ее боевые документы.
Кольцо блокирующих войск врага было прорвано. Теперь Л.Г. Петровский решил, что он может и должен возвратиться к частям, прикрывавшим выход корпуса из окружения...»
Ситуация нарисована так, что Петровский решил вернуться к подразделениям прикрытия после того, как окруженные прорвались к населенному пункту Губичи, где были захвачены документы штаба 134-й немецкой дивизии, что на самом деле имело место. Но документы были захвачены у врага вечером 18 августа, т.е. через сутки после гибели Петровского.
Из оперативной сводки штаба Центрального фронта за 19 августа 1941 года:
«-На участке 323 Сд в район ЧЕБОТОВИЧИ вышли два полка 154 СД, которые при выходе из тыла пр-ка разгромили штаб 134 ПД пр-ка, захвачены боевые документы-».
Населенный пункт Губичи находится в 10 км южнее того места, где погиб генерал Петровский, значит, он никак не мог быть в этом районе. К тому же от полка, прикрывавшего действия корпуса с тылу, до Губичей было около 20 км. Зачем были нужны эти сказки? И таких несоответствий по тексту очень много. Если разбирать описываемые события, глядя на карту, получиться вообще не понятно что. Однако закончим на этом с анализом того, что досталось нам в наследство от прошлого.
Теперь, когда мы знаем о гибели генерал-лейтенанта Л.Г. Петровского практически все, как нам, по крайней мере, многие годы казалось, обратимся к трем очень важным документам одного уголовного дела, которые не только поставят точку в нашем расследовании, но и дадут абсолютно точный ответ на очень многие вопросы, если и не на все.
Документ первый.
«ПРОТОКОЛ ДОПРОСА
1949 года, января 20 дня, город Гомель, БССР.
Я начальник Управления МГБ по Гомельской обл. подполковник БАТУРИН, сего числа допросил в качестве свидетеля военнопленного БРЕМЕР Ганс Людвиг, 1918 года рождения,
уроженец дер. Бранкендорф, район города Росток,
провинции Микленбург, происходит из служащих,
образованнее имеет среднее, окончил одногодичную
офицерскую школу, состоял членом молодежной
организации «Гитлер-Югент» с 1934 по 1935 года
последнее воинское звание - обер-лейтенант, последняя
занимаемая должность - командир оборонительного
отдела штаба провинции Микленбург, содержится
в лагере военнопленных N: 168 г. Минск.
Об ответственности за дачу ложного показания по ст. 136 УК БССР предупрежден: /ПОДПИСЬ/.
Вопрос: На каком языке Вы желаете давать показание?
Ответ: Свои показания я могу давать свободно на русском языке, т.к. я им владею (пишу, читаю и разговариваю).
Вопрос: Расскажите о прохождении службы в немецкой армии.
Ответ: В немецкую армию я был призван на службу 17/X- 1936 г. в 27 пехотный полк, где проходил службу солдатом до октября м-ца 1937 года. В октябре м-це мне было присвоено воинское звание - ефрейтор и перевели на должность командира отделения в 74 пех. полк, где прослужил до июня м-ца 1938 года, где было присвоено воинское звание унтер-офицера и направлен в годичную офицерскую школу, которую окончил в апреле 1939 года в звании лейтенанта и назначен на должность командира взвода 74 пехотного полка, откуда был переведен в 487 пех. полк на должность комвзвода, где прослужил до сентября 1939 г. С сентября 1939 года по ноябрь 1939 года прослушал курсы противохимической защиты и тактической разведки. По окончании курсов был назначен командиром взвода 487 пех. полка и переброшен вместе с полком к Бельгийской границе. Когда начались военные действия немецкой армии против Франции, я командовал взводом тактической разведки при 267 пехотной дивизии, где находился по июль 1940 года. В июле 1940 года я был назначен на должность офицера полка, отдела «1-С», в этой должности я проработал до марта 1941 года. Работая офицером отдела «1-С» полка я занимался разведывательной работой среди местного населения через доверенных мне лиц, которые мне давал отдел «1-С» дивизии и местной комендатурой и кроме этого через лиц, которые желали помогать немцам, но без оформления вербовки. Из Франции наша дивизия была переброшена на русско-польскую границу, в район юго-западнее гор. Бреста, где был назначен командиром истребительно-противотанковой роты 487 пех. полка. В этой должности я воевал с Советским Союзом с 22/VI-1941 года по 3/VII-1942 года, а с июля по август 1942 года находился на излечении в госпитале. По выздоровлении я был назначен инструктором Грузинского Легиона, который формировался в Польше, около города Радом. С января 1945 года по день капитуляции Германии служил при штабе местной обороны провинции Микленбург, где и был пленен Советскими войсками.
Вопрос: На каком направлении Вы участвовали в боях против Советского Союза?
Ответ: С первых дней войны т.е. с 22/VI-1941 года по 3/VII-1942 г. я участвовал в наступательных боях немецкой армии на центральном фронте в должности командира истребительно-противотанковой роты и двигались через следующие населенные пункты: Малорита, Кобрин, Слуцк, Бобруйск, Рогачев, Жлобин, Стрешин, Скепня, снова Жлобин, Рогачев, Кричев, Рославль, Дорогобуж, Вязьма, Гжатск, Можайск, запад. Звенигород и снова обратно до Гжатск.
Вопрос: Расскажите подробно о боевых операциях в районе местечка Стрешин.
Ответ: 13 августа 1941 года немецкие войска находились в районе города Рогачев, Жлобин и местечко Стрешин, готовили операцию по окружению и ликвидации группы Советских войск в этом районе - 63 стрелкового корпуса. Для окончательного окружения Советских войск в этом районе, немецкие войска предприняли наступление 467 и 487 пехотными полками в направлении мест. Стрешин и дер Затон, в это время была форсирована река Днепр и заняты населенные пункты: Скепня и Пиревичи, соединились с 20 танковой дивизией. Таким образом в районе Рогачев, Жлобин, Стрешин, Скепня и Пиревичи немецкими войсками был окружен 63 стрелковый корпус Советских войск, но окончательную ликвидацию его немецкое командование не решалось делать, т.к. не была известна сила, вооружение и намерение противника, кроме этого севернее Стрешина, в прилегающих лесах было слышно сильная работа моторов, мы полагали, что там имеются крупные танковые силы, которые могут предпринять контр.атаку, прорвать линию окружения в направлении Гомеля, а наши силы в этом месте были слабые. В это время в указанной операции я участвовал как командир истребительно-противотанковой роты. Штаб 487 пех. полка немецких войск находился на окраине дер. Скепня, на северной стороне деревни. Окружение Советских войск в указанном мною выше районе было закончено 14 августа 1941 года, вечером.
Для ликвидации указанной мною выше группировки Советских войск и принятия решения по этому вопросу. Командование немецкой армии предпринимали меры войсковой разведки ночью 14 на 15 августа и утром 15 августа, но никаких данных об окруженной группировки не получены. Не имея данных об окруженной группировке, командир 487 пех. полка полковник Хоэкер, по распоряжению нач. штаба 267 пех. дивизии подполковника Фон - Трота 15 августа 1941 года, в 2 часа дня созвал совещание начальствующего состава полка с такой целью, чтобы обменяться мнениями о положении окруженной группировки. На этом совещании присутствовали: командир полка полковник Хоэкер, нач. штаба пехотной дивизии подполковник Фон - Трота, нач. отдела «1-С» капитан Бэнькэ, адъютант командира полка ст. лейтенант Дейгнер, переводчик полка зондер-фюрер Освальд, офицер отдела «1-С» полка лейтенант Хайнк и Я.
На этом совещании нач. штаба дивизии подполковник Фон - Трота сказал, что мы о положении окруженной группировки ничего не знаем, войсковая разведка ничего не дала и поставил задачу, во чтобы-то ни стало произвести разведку в лесах в районе севернее дер. Скепня. Переводчик полка Освальд предложил при этом прибегнуть к использованию местного населения для этой цели. Нач. штаба дивизии Фон - Трота одобрил это мероприятие, но в то же время высказал свое сомнение в возможности подыскания такого человека, который бы смог согласиться и сделать разведку в окруженной группировке Советских войск, тем более это требовалось сделать быстро. Освальд при этом доложил, что у него на примете такой местный человек, мужчина, примерно 48-50 лет, который доброжелательно и лояльно относится к немецкой армии, доволен ее приходом, живет он от края дер. Скепня, с северной стороны, 3-й дом, где размещается наша радиостанция, что он уже с ним беседовал несколько раз, при беседе он высказал ему антисоветские настроения. Выслушав это, нач. штаба дивизии Фон - Трота приказал Освальду пригласить этого гр-на на совещание, он это выполнил. Когда пришел этот гр-н на совещание, то ком. полка полковник Хоэкер, через переводчика Освальд сказал этому гр-ну, что немецкому командованию необходимо иметь данные о том, что имеется и делается в лесу, который находится севернее дер. Скепня. Этот неизвестный для меня гр-н сначала не давал согласия выполнить это из-за боязни, что об этом узнают русские и его расстреляют. Когда ком. полка полковник Хоэкер снова через переводчика Освальд передал ему, что его в этом подозревать никто не может и что если он хорошо выполнит порученное ему задание, его немецкое командование вознаградит за это. После этого этот гр-н согласился выполнить это задание и нач. штаба дивизии Фон - Трота с нач. отдела «1-С» дивизии капитаном Бэнькэ через переводчика Освальда дал задание этому гражданину следующего содержания: пойти в район леса, что находится севернее дер. Скепня и узнать количество Советских войск их вооружение, сколько имеется танков и моторизованных колон и какое имеется намерение по выходу их из окружения. Это задание неизвестный для меня гр-н, которого привел Освальд, усвоил и примерно в 5-6 вечера ушел выполнять его. Как выполнил он это задание для меня не было известно до утра 16/VIII-41 года. 16/VIII-41 года командир полка полковник Хоэкер созвал снова совещание указанных выше лиц, но без присутствия нач. штаба пехотной дивизии подполковник Фон - Трота и рассказал нам результат разведки того района, куда посылали этого гр-на, он объяснил нам что в окруженной группировке Советских войск имеется много артиллерии, автоколонн, несколько танков и что через день они намерены прорвать окружение в направлении Гомеля, а для этого на небольшом участке сосредоточено большое количество живой силы и техники. Эти данные, как говорил командир полка, были переданы им в штаб дивизии, при этом добавил, что для подкрепления на предполагаемый участок прорыва, т.е. на наш участок фронта прибудет для подкрепления 192 пехотная дивизия. Нас же предупредил, чтобы мы приняли все меры к тому, чтобы лучше наблюдать за поведением окруженной группировки и подготовить солдат к внезапному бою.
Примерно в 3 часа 17/VIII-41 года окруженная группировка Советских войск начала боевые действия по прорыву немецкой линии обороны на небольшом участке фронта, в направлении города Гомеля, в этом бою Советские войска прорвали немецкую линию обороны и подошла с северной стороны к деревне Скепня, где к этому времени находилась прибывшая для подкрепления 192 пехотная дивизия, которая потеснила Советские войска назад, а в это время, как я после узнал немецкие войска с трех сторон, т. е. с южной и северной стороны Рогачева и с восточной стороны Жлобина, начали наступление, для суживания кольца окружения, а 192 и 267 пехотные дивизии, находясь с северной стороны дер. Скепня, держали только оборону и не давали возможности прорваться окруженной группировке Советских войск.
Таким образом в этой операции окруженная группировка Советских войск была ликвидирована примерно в 11 часов дня 17/VIII-41 года. Было много убитых и пленено солдат и офицеров, техника осталась вся, как трофеи, но небольшой части солдат и офицеров пришлось прорваться и выйти из окружения. О величине потерь со стороны окруженной группировки Советских войск я сказать не могу, я только помню, что на участке нашего полка было взято в плен 2 тыс. человек солдат и офицеров и до 500 чел. было убито. При ликвидации указанной мною выше окруженной группировки Советских войск, был пленен начальник штаба 63 стрелкового корпуса полковник Файгин, который рассказал нам при его опросе, что командир корпуса Генерал-лейтенант Перовский принял решение прорваться из окружения в направлении Гомеля, а для этого в этом направлении, на небольшом участке линии окружения были сосредоточены необходимые силы для прорыва и было предпринято наступление.
Следовательно, разведывательные данные, принесенные неизвестным для меня гр-ном, которого немецкое командование посылало 15/VIII-41 года, подтвердились взятым в плен нач. штаба 63 стр. корпуса полковником Файгиным. После боя солдат моей роты Шиндекютте доложил мне, что он с другим солдатом пошли искать трофейную легковую машину и на окраине леса, севернее части дер. Скепня обнаружили хорошую автомашину легковую, под которой лежал русский военнослужащий, ему солдаты приказали сдаться в плен, но он ничего не отвечая производил стрельбу из пистолета и одним из выстрелов убил одного солдата, а оставшийся солдат Шиндекютте стал тоже стрелять по этому военнослужащему и убил его. Этот солдат забрал легковую автомашину и шинель военнослужащего, приехал ко мне и доложил об этом. Видя на шинели знаки различия высшего командного состава Советской армии, я взял шинель, принес в штаб полка и доложил об этом полковнику Хоэкер, который по знакам различия убедился, что это шинель высшего комсостава и приказал мне доставить этого солдата к нему и он нас на автомашине довез до места, где был убит военнослужащий Советской армии. Мы, т.е. Я, полковник Хоэкер, капитан Бэнькэ и лейтенант Дейгнер, действительно обнаружили лежащий труп убитого с такими же знаками различия на гимнастерке, как и на шинели, капитан Бэнькэ у убитого обнаружил в кармане гимнастерки небольшую красную книжку, которая оказалась удостоверением личности, где была его фотокарточка и надпись - Генерал-лейтенант Петровский, а в полевой сумке была обнаружена карта и какие-то приказы. Командир полка полковник Хоэкер приказал труп похоронить на этом же месте и над могилой сделать надпись, что здесь похоронен Генерал-лейтенант Петровский, так было и сделано. Когда мы прибыли в штаб полка и обратились к пленному полковнику Файгину и предъявили ему удостоверение личности, он подтвердил, что это действительно был командир 63 стрелкового корпуса Генерал-лейтенант Петровский.
Вопрос: Какое вознаграждение получил этот гр-н от немецкого командования за выполнение задания?
Ответ: Как мне рассказал позже офицер отдела «1-С» полка лейтенант Хайнк, что этому гражданину, который ходил в разведку в район действия Советских войск, было выдано денежное вознаграждение, продукты питания и водка, но в каком количестве, он мне об этом не говорил, при этом рассказал, что этому гр-ну был выдан документ о том, что он оказал большую помощь немецкому командованию, для предъявления при необходимости представителям немецких властей, для получения соответствующей привилегии.
Вопрос: Вы можете розыскать и опознать этого гражданина?
Ответ: Его местожительство по тем признакам о которых я показал, могу розыскать, он живет третий дом от края в дер. Скепня, с северной стороны, где стояла наша радиостанция, также могу его и опознать в лицо.
/ПОДПИСЬ/.
Протокол с моих слов записан правильно и лично мною прочитан, в чем и расписуюсь. /ПОДПИСЬ/.
Допросил: Начальник отделения Управления МГБ
по Гомельской обл. - подполковник (Батурин).
Верно: НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛЕНИЯ УКГБ ПРИ СМ БССР
ПО ГОМЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ ПО ГОРОДУ
И НА Ж.Д. СТ. ЖЛОБИН - (КУЗНЕЦОВ) ».
31 марта 1949 года Бремер был вновь вызван на допрос, где ему были дополнительно заданы еще несколько вопросов.
Документ второй.
«ПРОТОКОЛ ДОПРОСА
Свидетеля военнопленного Бремер Ганс Людвиг
Дополнительный - 31 марта 1949 года.
Об ответственности за дачу ложного показания по ст. 136 УК БССР
предупрежден: /ПОДПИСЬ/.
Вопрос: На допросе 20 января 1949 года Вы показали, что Ваш солдат Вашей роты показал труп Петровского на месте боя с Советскими войсками. Уточните сейчас как это было.
Ответ: Когда 17 августа 1941 года в районе дер. Скепня закончился бой между советскими и немецкими войсками, 43 моей и 14 истребительной противотанковой роты, командиром которой я являлся 487 немецкого пехотного полка, я послал двух солдат на место боев для розыска автомашины. Один из посланных мною солдат пригнал в деревню легковую автомашину и привез с собой шинель, заявил мне о том, что это шинель высокого советского офицера. Один из этих двух солдат не вернулся, он был убит, по этому вопросу я уже дал показание. Когда мне этот солдат показал шинель я взял ее и пошел к командиру 487 пехотного полка полковнику Хэккер. Командир полка приказал, чтобы этот мой солдат показал, где находится труп этого человека, с которого он привез шинель. Причем предварительно мы смотрели по справочнику различия офицеров Советской Армии. Этот справочник имеется в штабе полка, по нему мы определили, что шинель принадлежит Генерал-Лейтенанту. К месту трупа поехали полковник Хэккер, офицер отдела «1-С» полка лейтенант Хайнк, Я и солдат моей роты, привезший машину и шинель, Шиндекютте.
Вопрос: Куда Вы поехали и где был обнаружен труп?
Ответ: Из дер. Скепня, с северной стороны ее из крайнего дома, где размещался штаб полка, мы выехали по дороге Скепня - Руденка. Солдат моей роты, который ехал с нами привел нас к месту, где им была взята легковая машина и шинель, о которой показал я выше. Труп убитого Советского офицера нам показал солдат моей роты по дороге Скепня - Руденка, насколько я сейчас помню в 2,5 километрах от дер. Скепня недалеко от дороги справой стороны, дер. Руденка была на более близким расстоянии, чем Скепня от трупа. Когда мы подошли к трупу, то в кармане гимнастерки мы обнаружили удостоверение, по которому мы установили, что этот убитый является Генерал-Лейтенантом Петровским, командиром 63-го стрелкового корпуса Советских войск. Подробно об этом я уже показывал. Командир 487 немецкого пехотного полка полковник Хэккер приказал похоронить труп Петровского отдельно, поставить крест и на кресту сделать надпись латинскими буквами «Генерал-Лейтенант Петровский». Точное указание по этому вопросу полковник Хэккер давал офицеру отдела 1«Ц» полка лейтенанту Хайнк. После этого мы от трупа Петровского возвратились обратно в штаб полка в дер. Скепня. Позже мне из разговоров с лейтенантом Хайнк было известно, что он посылал солдат из штаба полка для похорон Петровского. И что они похоронили его так, как приказал командир полка. Лично я могилы Петровского не видел.
Протокол с моих слов записан правильно, мне прочитан.
Роспись.
Допросили: Начальник отдела УМГБ - подполковник
(Шмидокин).
Ст. Опер. УМГБ - ст. л-нт
(Махов).
Верно: НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛЕНИЯ УКГБ ПРИ СМ БССР
ПО ГОМЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ ПО ГОРОДУ
И НА Ж.Д. СТ. ЖЛОБИН - (КУЗНЕЦОВ)».
Сохранился еще один интересный документ.
Документ третий.
«ПРОТОКОЛ ДОПРОСА
1949 года, марта месяца, 30 дня.
Я, ст. опер. Упол. УМГБ - Гом. Обл. ст. дейтенант Махов допросил в качестве свидетеля НОВИКОВА Савелия Афанасьевича, 1882 года рождения, уроженца дер. Руденка, Жлобинского района, Гомельской области, из крестьян-середняков, белорус, б/п, малограмотный, проживает по месту рождения, работает в колхозе рядовым колхозником.
Об ответственности за дачу ложных показаний по ст. 136 УК БССР предупрежден.
Вопрос: Где Вы проживали и чем занимались в период Отечественной войны.
Ответ: В период Отечественной войны я проживал в дер. Руденка, Жлобинского района, Гомельской области, работал на своем сельском хозяйстве.
Вопрос: Что Вам известно о поражении немцами в августе 1941 года Советских войск в районе Вашей дер. Руденка?
Ответ: В августе 1941 года, примерно числа 16-17 были сильные бои между Советскими и немецкими частями в районе нашей дер. Руденка, где в последствии советские войска были окружены, часть из них убита, а часть немцы взяли в плен.
Вопрос: Кто командовал Советской частью, которая была поражена немцами в районе дер. Руденка?
Ответ: Сам я лично в то время не знал кто командовал Советской частью, которую немцы разбили, но в последствии через жителей деревни, точно от кого не помню, узнал, что командующим частью Советских войск, которую разбили немцы был Генерал Петровский, который убит и похоронен немцами в южной стороне дер. Руденка, с левой стороны шоссейной дороги, примерно в километре.
Вопрос: Кем и при каких обстоятельствах была вскрыта могила Петровского?
Ответ: В июне 1944 года к нам в дер. Руденка прибыла грузовая машина и на ней пять человек советского командования, которые поинтересовались, где находится могила Петровского. Я, Быков Павел Власович и Мельников Степан Игнатович (умер в настоящее время) поехали с ними к месту могилы, где они нам предложили раскопать могилу, что нами было сделано. Из могилы был изъят труп, который представители Советского командования и медицинской экспертной комиссией был опознан, на что составили соответствующий акт. После чего этот труп Петровского был перевезен на машине в дер. Старая Рудня, где похоронен и сделан ему памятник.
Вопрос: Родственники генерала Петровского приезжали к Вам в дер. Руденка?
Ответ: Примерно через неделю, после того как мы откопали труп Петровского, к нам в дер. Руденка и лично ко мне приезжали отец, мать и сестра Петровского, которые спрашивали, как Петровский был убит, в разговорах я им ответил, что как убит не знаю, но из могилы выкапывал я, после чего они уехали куда для меня не известно.
Вопрос: Как была оформлена могила Петровского после его похорон немцами?
Ответ: Могила Петровского была оформлена на небольшой насыпи на поверхности земли, был поставлен досчатый крест с немецкой надписью «Генерал Петровский», но этот крест к моменту раскопки был кем-то сорван.
Протокол с моих слов записан правильно и мне лично прочитан.
Роспись.
Допросил: Ст. Опер. Уполн. УМГБ - Г.О.
ст. лейтенант (Махов).
Верно: НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛЕНИЯ УКГБ ПРИ СМ БССР
ПО ГОМЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ ПО ГОРОДУ И НА
Ж.Д. СТ. ЖЛОБИН - (КУЗНЕЦОВ)».
Комментировать, как говорится в таких случаях, нечего. Люди, давшие эти показания много лет назад, сказали чистую правду, ничего не приукрашивая и не изменяя: врать им не было никакого смысла.
Теперь, когда все стало на свои места, не говоря о некоторых тонкостях, которые не в состоянии что-либо существенно изменить, возьмем на себя смелость и постараемся, обобщив весь материал, касающийся гибели и захоронения командира 63-го стрелкового корпуса генерал-лейтенанта Петровского Леонида Григорьевича, воссоздать картину последнего дня его жизни.
Итак, в три часа ночи 17 августа 1941 года 63-й стрелковый корпус пошел на прорыв, нанося главный удар в направлении Губичи, Речица, с целью соединения с главными силами армии, сражавшимися в это время в районе Гомеля.
Корпус это громко сказано, скорее надо сказать - остатки частей корпуса. Потери в ходе предыдущих боев, и особенно во время переправы на левый берег Днепра, были очень большими. Об этом свидетельствуют и документы 21-й армии, и документы группы армий «Центр». Большое количество красноармейцев и командиров в ходе предшествующих боевых действий попали в плен. По данным противника в период боев на гомельском направлении с 10 по 20 июля 1941 года им было пленено 54000 человек, захвачено 144 танка и 548 орудий.
Не следует забывать и о том, что 63-й ск к этому времени, уже несколько дней вел боевые действия в составе двух дивизий - 61-й и 154-й сд.
Противник к этому времени обложил корпус Петровского довольно плотным кольцом, к тому же местность, на которой нашим частям пришлось идти на прорыв, в значительной степени затрудняла какой-либо маневр, даже, несмотря на то, что было лето, и стояла теплая, сухая погода, позволявшая использовать для выдвижения все лесные дороги и тропинки.
Занимавшие оборону на внутреннем ободе окружения подразделения 467-го и 487-го пехотных полков 267-й пд, грамотно используя местность, перекрыли почти все выходы из района сосредоточения в южном и юго-восточном направлении. Одновременно ведя активные наступательные действия в направлении Гомеля, противник все же был не в состоянии выделить достаточное количество сил и средств для уничтожения окруженной группировки. Правда после того, как немецкое командование получило более точные сведения о составе окруженной группировки и возможном направлении ее действий, хотя оно и так легко угадывалось, в этот район были дополнительно подтянуты части 192-й пд. Однако все равно сил и средств было явно недостаточно для того, чтобы намертво перекрыть все пути и дороги, что в последствии позволило прорваться из окружения некоторой части бойцов и командиров 154-й и 61-й сд 63-го корпуса, в том числе и генерал-майору Я.С. Фоканову.
На внешнем ободе окружения вели боевые действия части 134-й пд.
Генерал Л.Г. Петровский выходил из окружения в одной группе вместе с начальником штаба корпуса полковником А.Л. Фейгиным, военным комиссаром корпуса бригадным комиссар Я.И. Павловым, начальником артиллерии генерал майором А.Ф. Казаковым, адъютантом командира корпуса лейтенантом В.И. Колесов, командиром 154-й сд генерал-майором Я.С. Фокановым. В состав этой группы также входили командиры и красноармейцы подразделений штабов корпуса и 154-й сд. Впереди них должен был действовать 473-й сп 154-й дивизии.
Непосредственно на том участке, где должны были прорываться из окружения штаб корпуса и части 154-й сд, оборону держали подразделения 487-го пп 267-й пд, штаб которого находился в деревне Скепня.
Противник был готов к отражению наступления наших частей. Не последнюю роль в этом сыграли сведения, которые сообщил командованию 487-го пехотного полка один из местных жителей, засланный им в район, где находились части 63-го стрелкового корпуса. Этот житель в ночь с 15 на 16 августа 1941 года беспрепятственно проник в расположение наших частей, и смог не только выявить предположительный состав окруженной группировки, но даже и выведать намерения командования корпуса относительно направления и времени начала прорыва из окружения.
Кстати, говоря об этом факте, начинаешь задумываться о том, что, наверное, войсковые особисты в годы войны были правы все-таки, подозревая в связях с противником каждого нашего соотечественника, находившегося на оккупированной территории. Конечно, подозревать всех - это уж слишком, но вот факт отсутствия бдительности со стороны личного состава окруженной группировки 63-й стрелкового корпуса, особенно ее командиров и работников отдела НКВД, на лицо. Как мог засланный противником агент беспрепятственно проникнуть в район наших войск, всю ночь бродить по лесу, занятому нашими окруженными частями, собирать данные об их составе, а затем свободно вернуться назад и доложить командованию 487-го пп результаты увиденного им? Сколько человеческих жизней на счету этого негодяя? А ведь прояви необходимую бдительность наши красноармейцы и командиры, смотришь и ситуация развивалась бы по иному.
Ведь именно после того, как он сообщил в штаб 267-й пехотной дивизии, собранные им сведения, на предполагаемый участок прорыва частей корпуса, т.е. в район Старая Рудня, станция Хальч, Четверня, Скепня, для подкрепления были направлены несколько подразделений 192-й пд, а оборонявшиеся здесь подразделения 487-го пп были приведены в полную готовность.
Так что говорить о том, что противник был застигнут врасплох, как об этом пишет Г.П. Кулешов, просто не приходится. Наоборот, сразу же, как только наши подразделения начали выдвижение, немецкая артиллерия открыла сильный огонь. С первых же минут бой принял кровопролитный характер и то, что нашим частям удалось прорвать вражеский заслон у д. Четверня, свидетельствует не о слабости немецкой обороны, а о героизме наших воинов, которые сражались с немецкими оккупантами не щадя своих жизней. Об этом сейчас свидетельствует братская могила, находящаяся в этом населенном пункте, в которой захоронено более двухсот командиров и красноармейцев 63-го ск, павших в бою в тот августовский день 1941 года.
Когда разгорелся ожесточенный бой у Четверни, генерал Петровский, по всей видимости, решил со своей группой предпринять попытку прорыва из окружения, действуя в направлении д. Скепня.
Описание боя при прорыве из окружения и у генерала Фоканова, и у полковника Кулешова сильно разнятся между собой, но имеют одно общее - они явно не соответствуют происшедшему. Фоканов, противореча сам себе, пишет:
«Прорвав первую линию обороны у д. Скепня, что в 20 км юго-восточнее Жлобина, мы наткнулись на вторую линию оборону гитлеровцев. Здесь в бою был убит адъютант командира корпуса, а сам Петровский ранен в руку. Поставив мне задачу атаковать д. Скепня, Петровский со своим резервом пошел севернее д. Скепня, чтобы обеспечить фланг атакующих. Это был наш последний разговор с ним-».
Не понятно получается - прорвав первую линию обороны у Скепни, Фоканов получает задачу атаковать д. Скепню. Такое впечатление, как будто деревня опоясана линиями обороны, как Берлин в 45-м. Хотя хорошо известно, что противник оборонялся по северной и северо-восточной окраине деревни, используя для обороны всего одну траншею. Значит, оборона врага просто не была прорвана в этом месте.
Но однозначно получается, что генерал Фоканов в этом месте навсегда расстался с командиром корпуса генералом Л.Г. Петровским, который, по его словам, пошел со своей группой севернее д. Скепни. Это вполне вероятно, потому, что именно в этом районе в 3 км северо-восточнее Скепни генерал Петровский и погиб.
Правда дальнейшее описание своих действий генерал Фоканов опять не увязывает ни с обстановкой, ни с местностью. Он пишет, что спустя два часа после прорыва второй линии обороны врага у Скепни, в 2 км северо-восточнее этой деревни встретил раненого в живот генерал-майора А.Ф. Казакова. Который рассказал ему, что Петровский и его начальник штаба полковник А.Л. Фейгин убиты недалеко от Скепни вражеской засадой, спрятавшейся в кустах, причем часть немецких солдат была переодета в красноармейскую форму, а часть в женское платье.
Но зачем Я.С. Фоканову понадобилось идти со своей группой совсем в другую сторону, на северо-восток, если его курс, после прорыва вражеской обороны в районе Скепни, лежал на юг к Губичу, как это и было приказано командиром корпуса?
Самое главное, что так и остался невыясненным факт того, кто же все-таки выдумал то, что Петровский и его начальник штаба полковник Фейгин были убиты недалеко от Скепни вражеской засадой, часть которой была переодета в красноармейскую форму, а часть в женское платье - Казаков или Фоканов. И зачем вообще был нужен разговор о маскараде с переодеванием противника? Такое впечатление, что не наши части выходят из окружения, а немецкие, маскируясь под местных жителей.
Также неправдоподобен рассказ генерала Фоканова о розыске генерала Петровского и полковника Фейгина. Словно он не в окружении врага находился, а в «Зарницу» играл: «-выслал две разведгруппы в направлении, указанном генерал-майором Казаковым. Обе группы вернулись с одними и теми же данными, подтвердив сообщение генерал-майора Казакова о засаде неприятеля, но трупов они не обнаружили».
Все это крайне неправдоподобно. То говорят, что пробиться через оборону противника было не возможно, то «гуляют» туда-сюда в районе занятом противником без каких-либо видимых проблем и опасности для жизни. К тому же начальник штаба корпуса полковник А.Л. Фейгин, как известно, не только не погиб во время прорыва, но даже и не был ранен, а был взят противником в плен. Как это случилось тоже не понятно.
По всей видимости, в период следования в северо-восточном направлении вдоль дороги Скепня - Руденка группа Петровского была вынуждена принять бой, а затем оказалась рассеянной огнем вражеской пехотой. Только этим можно оправдать то, что в момент обнаружения Петровского двумя немецкими солдатами он был один, а в его пистолете оставалось всего несколько патронов.
Кстати, начальник политотдела 63-го ск полковой комиссар Н.Ф. Воронов, выходивший из окружения в составе 510-го сп 154-й сд, не помнил никаких переодетых в крестьянскую одежду солдат противника. Хотя и его рассказ, начиная от гибели генерала Казакова, заканчивая гибелью генерала Петровского, абсолютно не соответствует действительности, а больше похож на выдумку:
«Между деревьями мелькали грязно-зеленые мундиры. Завязалась перестрелка офицеров штаба с гитлеровцами. Пулеметная очередь свалила на землю начальника артиллерии корпуса генерал-майора Казакова. В самый последний момент лейтенант Колесов успел загородить своим телом Леонида Григорьевича и был ранен. Петровский поднял своих подчиненных в атаку. Это был его последний бой. Сраженный вражеской пулей, он упал-
К нему бросился лейтенант Колесов. Он наскоро сделал генералу перевязку, собрав последние силы, обливаясь кровью, взвалил на плечи и понес в безопасное место».
Рассказов о том, что генерал Петровский в период прорыва был ранен очень много, как, кстати, и повествований о том, что его раненого (а то и убитого) несколько километров несли на руках поочередно бойцы и командиры. Но все эти показания основаны, как правило, на чьих-то рассказах. Одни свидетельствуют о том, что он был ранен в руку. Член Военного совета Западного фронта П.К. Пономаренко говорил о том, что Петровский был ранен в живот и от этой раны скончался. Генерал Казаков, якобы говорил о том, что Петровский был ранен дважды, второй раз тяжело, но куда не сказал.
П. Хотько, бывший в то время уполномоченным ЦК Коммунистической партии Белоруссии в Жлобинском районе, в своем письме Георгию Петровичу Кулешову написал: «Командир-очевидец рассказал мне, что Петровский был ранен в живот. Красноармейцы несли его на руках. Генерал сильно страдал».
Но это все, скорее всего героический эпос, ничего не имевший общего с реальностью. Медицинская экспертиза, проводившаяся во время эксгумации останков генерал-лейтенанта Петровского в июне 1944 года, не смогла ответить на вопрос: «Имел ли ранение генерал Петровский?» по причине длительности срока нахождения останков в земле. Явных же следов ранения на трупе обнаружено не было.
По показаниям бывшего немецкого офицера Ганса Бремера, командира истребительно-противотанковой роты 487-го пп, бой в районе Скепни закончился около 11 часов дня, а его солдаты ушли на поиски легковой машины несколько часов спустя. Значит Петровский все это время или прятался под машиной, дожидаясь ночи, или случайно оказался возле нее в тот момент, когда к ней вышли два немецких солдата, и был вынужден спрятаться под машину.
Кстати о машине. Как могла оказаться легковая командирская машина в этом районе? Легковых машин в частях и соединениях 63-го стрелкового корпуса по состоянию на 1 августа 1941 года было не мало, а точнее сказать аж 50 единиц. Конечно к 17 августа их число заметно уменьшилось. Как вариант, можно предположить, что это была машина Петровского.
Но где тогда водитель и почему генерал Петровский в этот момент оказался один? Очень интересный вопрос, но не мог же он один остаться в живых после того боя, даже учитывая, что в последнем бою погиб его адъютант лейтенант В.И. Колесов. А при каких обстоятельствах тогда был пленен полковник А.Л. Фейгин? И как раненый в живот генерал Казаков смог уйти дальше, чем он?
Странно все как-то. Совсем не обязательно, что Петровский на первом этапе выходил из окружения в пешем порядке. Могло быть и так, что он по началу вместе со своими заместителями выдвигался на бронемашине или даже на легковом автомобиле. Ведь по воспоминаниям тех же женщин из 22-го медсанбата 61-й сд во время прорыва из окружения разных машин было довольно много, и, что бы ехать быстрее, приходилось выбирать дороги, где их было поменьше.
Ничего тут предосудительного нет. Обстановка позволяла, надо было спасать и людей, и материальную часть, и бронемашины, и автомобили в том числе. По крайней мере, ведь выехал же на машине из окружения политотдел 61-й сд. Да и не только политотдел. По имеющимся архивным данным прорваться из окружения удалось нескольким десяткам машин, принадлежавших разным частям 63-го ск.
Не следует думать, что окружение - значит противник сидит за каждым кустом, и ждет, когда окруженные будут в именно в этом месте идти на прорыв. Это бой и у него свои законы: где-то густо, а где-то пусто. Здесь кто, кого перехитрит. Противнику тоже было нелегко - надо было и ликвидировать окруженную группировку, и продолжать наступление на Гомель. Да что автомобили, под Харьковом в мае 1942 года из окружения прорвались даже несколько танков, а ведь там противником были собраны куда большие силы, авиация буквально висела целыми днями над нашими окруженными частями.
Так или иначе, после боя северо-восточнее Скепни группа генерала Петровского была рассеяна противником. Начальник штаба корпуса полковник А.Л. Фейгин был пленен, раненый в живот начальник артиллерии корпуса генерал-майор Казаков смог, как и генерал Л.Г. Петровский каким-то образом уйти от врага. Кстати, возможно, что ранение в живот Казаков получил именно в момент, когда ему уже удалось оторваться от противника или, даже, несколько позже. Только этим можно объяснить тот факт, что ему удалось прорваться через заслон врага севернее Скепни и случайно выйти на группу бойцов и командиров 154-й сд во главе с генералом Фокановым.
Как видно, день застал генерала Л.Г. Петровского северо-восточнее Скепни, а точнее сказать на обочине дороги Скепня - Руденка, в 1 км южнее д. Руденка, где он был случайно обнаружен немецкими солдатами. Леонид Григорьевич, понимая, что он, - советский генерал и сын одного из руководителей Советского государства (пусть и бывшего), никак не может попасть в плен живым, принял свой последний бой. Патронов в обойме пистолета, как видно, было очень мало, по всей видимости, - два или три. Убив в перестрелке одного из немецких солдат, Петровский, когда остался последний патрон, принял решение последнюю пулю пустить себе в висок. О чем свидетельствует протокол медицинской экспертной комиссии, которая во время эксгумации тела Петровского в августе 1944 года обнаружила на левом виске Леонида Григорьевича большую рану звездообразной формы.
Подойдя к погибшему советскому командиру, немецкий солдат с удивлением обнаружил, что тот одет в шинель с особыми знаками различия, которых он никогда ранее не видел. Солдат Шиндекютте снял шинель с Л.Г. Петровского, завел автомобиль, который был в полной исправности, и решил доложить о происшедшем своему командиру.
Пригнав в Скепню автомобиль, возле которого был убит генерал Л.Г. Петровский, рядовой Шиндекютте доложил командиру истребительно-противотанковой роты 487 пп обер-лейтенанту Г.Л. Бремеру о случившемся, и показал ему генеральскую шинель, которую он привез с собой.
Увидев на шинели знаки различия высшего командного состава Красной Армии, Г.Л. Бремер взял шинель и отнес ее в штаб полка, доложив обо всем командиру полка полковнику Хоэкеру. Сверив знаки различия, имевшиеся на шинели, со справочником знаков различия командного состава Красной Армии, полковник Хоэкер убедился, что это шинель высшего комсостава и приказал обер-лейтенанту Бремеру доставить солдата Шиндекютте к нему.
После не продолжительной беседы с ним, полковник Хоэкер, капитан Бэнькэ, обер-лейтенант Бремер, лейтенант Дейгнер и рядовой Шиндекютте на машине командира полка выехали к тому месту, где по словам последнего был убит советский генерал. В 2,5 км от Скепни на правой обочине дороги Скепня - Руденка, в 1 км южнее деревни Руденка они увидели труп военнослужащего с такими же знаками различия на гимнастерке, как и на шинели.
При обыске капитан Бэнькэ обнаружил в кармане гимнастерки убитого небольшую красную книжечку, которая оказалась удостоверением личности, где была приклеена фотокарточка и сделана надпись - «генерал-лейтенант Петровский Леонид Григорьевич». В его полевой сумке была обнаружена карта и какие-то приказы.
Командир полка полковник Хоэкер приказал похоронить труп на этом же месте и над могилой сделать надпись, что здесь похоронен генерал-лейтенант Петровский. Он не стал разбираться в обстоятельствах гибели командира 63-го стрелкового корпуса, хотя можно было легко определить, что Петровский не был убит немецким солдатом, а застрелился выстрелом в правый висок, о чем наглядно свидетельствовала очень большая рана на левой стороне лица Леонида Григорьевича.
Вернувшись в штаб в штаб полка, где под охраной находился, плененный еще в первой половине дня, начальник штаба корпуса полковник А.Л. Фейгин, ему было предъявлено удостоверение личности обнаруженное, у убитого. Полковник Фейгин подтвердил, что эти документы действительно принадлежат командиру 63-го стрелкового корпуса генерал-лейтенанту Л.Г. Петровского.
По приказу командира 487-го пп полковника Хоэкера труп генерала Петровского был захоронен немецкими солдатами под командованием офицера отдела 1 «С» полка лейтенанта Хайнка рядом с тем местом, где он погиб. Несколько позднее на его могиле был установлен дощатый крест, на котором на латинском языке была сделана надпись:
«HENERAL-LEITENANT PETROVSKIJ».
Версия о том, что на могиле Л.Г. Петровского был установлен крест с надписью «Генерал-лейтенант Л.Г. Петровский - командир черного корпуса» родилась, по всей видимости, уже после войны вследствие недостатка информации и для придания некоего мифа 63-му стрелковому корпусу, которого противник, якобы, очень боялся.
Этот миф быстро разлетелся по разным печатным изданиям. Даже известный историк Р.С. Иринархов, всегда отличающийся от многочисленной пишущей братии правдивостью и точностью описываемых событий, не избежал этого, написав в своей прекрасной по содержанию книге «Западный Особый-» буквально следующее:
«Местные жители захоронили тело генерал-лейтенанта Л.Г. Петровского в километре южнее деревни Руденко. Когда немцы оккупировали село, они поставили на могиле отважного, столь досадившего им генерала крест с надписью - «Генерал-лейтенант Петровский, командир черного корпуса».
Однако ничего подобного не было. По рассказам свидетелей тех событий 63-й ск иногда назывался противником «черным», но это название имело место, прежде всего, вследствие того, что значительная часть красноармейцев была родом из Средней Азии. Да и сам командир корпуса был смуглым и черноволосым: вспомните, как описывал его внешность начальник штаба 437-го сп Б.Г. Вайнтрауб, во время встречи с ним 15 августа 1941 года.
Да и Георгий Петрович Кулешов, впервые увидевший генерала Л.Г. Петровского в конце июня 1941 года так описывал его внешность:
«Раньше мне не приходилось его видеть. По первому впечатлению он показался мне грузином, хотя я хорошо знал, что он украинец. Смуглый, стройный человек лет сорока. Темные густые волосы. Небольшие коротко подстриженные усы. Впечатление незаурядного физического здоровья».
Но это и не столь важно, - кто, как выглядел, кого, как звали. Так сказать, в виде лирического отступления и для того, чтобы расставить все точки над «i».
Когда наши войска в начале июня 1944 года освободили окрестности Жлобина и обнаружили могилу командира 63-го ск генерал-лейтенанта Л.Г. Петровского, никакого креста на ней не было. По свидетельству местных жителей крест исчез буквально за несколько дней до прихода наших войск.
Глава 15.
НАВЕЧНО В ПАМЯТИ НАРОДНОЙ
21-26 февраля 1944 года войсками 1-го Белорусского фронта была проведена Рогачевско-Жлобинская наступательная операция, результатом которой стало освобождение частями и соединениями 3-й армии под командованием генерал-лейтенанта А.В. Горбатова при поддержке летчиков 16-й воздушной армии генерал-лейтенанта С.И. Руденко города Рогачева. Однако Жлобиным овладеть не удалось. Прикрывшись рекой Днепр, противник удерживал город в своих руках, даже несмотря на то, что наша авиация постоянно наносила по его позициям массированные удары с воздуха. Единственное что удалось сделать частям 48-й армии генерал-полковника П.Л. Романенко, наступавшим на жлобинском направлении, это освободить от врага к началу июня левобережную часть Жлобинского района.
Командарм-48 по началу и не знал, о том, что в двадцати километрах юго-восточнее Жлобина, в полосе боевых действий 42-го стрелкового корпуса, находилась деревня РуденкаРуР, рядом с которой в августе 1941 года погиб генерал Петровский. Только когда из штаба фронта поступило распоряжение найти место захоронения командира 63-го ск генерал-лейтенанта Л.Г. Петровского, который погиб летом 1941 года где-то в этом районе, генерал-полковник П.Л. Романенко вспомнил молоденького семнадцатилетнего слушателя военной академии, стажировавшегося у них во 2-й бригаде летом и осенью 1919 года. В тот период они сражались с мамонтовцами южнее города Калач Воронежской области. Романенко был начальником разведывательной части штаба, а Петровский прибыл стажироваться в должности начальника штаба бригады, и они тогда крепко подружились. И вот теперь судьба свела их снова, только не о такой встрече мечтали они в те лихие годы своей молодости.
Вскоре командир 42-го стрелкового корпуса генерал-лейтенант С.К. Колганов доложил о том, что в 1 км южнее д. Руденка обнаружено место захоронения генерала Л.Г. Петровского, который до этого времени официально считался пропавшим без вести.
6 июня 1944 года в деревню Руденка прибыла специальная машина, в которой кроме представителей советского командования было несколько врачей. Им предстояло эксгумировать и опознать тело генерала Петровского. Местные жители д. Руденка С.А. Новиков, П.В. Быков и С.И. Мельников помогли извлечь останки Петровского из могилы. Его останки были опознаны людьми, хорошо знавшими Леонида Григорьевича при жизни, в том числе генералом В.И. Казаковым, служившим перед войной вместе с Леонидом Григорьевичем в Пролетарской дивизии.
Тело Л.Г. Петровского покоилось на красноармейской шинели, а сверху было прикрыто плащ-палаткой. На летней шерстяной комсоставской гимнастерке с красной окантовкой знаков отличия и орденов не было. Если помните, буквально за два дня до гибели начальник штаба 437-го сп 154-й сд Б.Г. Вайнтрауб видел Л.Г. Петровского со всеми наградами. Маловероятно, чтобы Леонид Григорьевич сам снял ордена и медаль: он всегда выглядел подтянуто и молодцевато, внушая своим видом уверенность подчиненным.
Знаки отличия и награды - ордена Красного Знамени, Красной Звезды и медаль «XX лет РККА» отсутствовали. По всей видимости, они были сняты с его груди во время приезда группы немецких офицеров для опознания трупа генерала Петровского в день гибели. Возможно, что награды еще раньше забрал солдат Шиндекютте, который привез генеральскую шинель в штаб.
Комиссия под председательством капитана юстиции Ф.П. Чулкова провела обследование трупа генерала Петровского и констатировала:
«- На черепе и в области теменной и левой височной костей имеются нарушения целостности черепной крышки звездообразной формы, размером 10 на 18 сантиметров-
Другие повреждения на теле в силу в силу значительного распада тканей установить не удалось».
После экспертизы останки генерал-лейтенанта Л. Г. Петровского были захоронены в той же могиле. О результатах проведенной работы было сообщено в Управление кадров Красной Армии, откуда день спустя поступило разрешение на перезахоронение останков генерала Петровского в деревне Старая Рудня, находящейся в пяти километрах от Руденки.
13 июня 1944 года, в Старую Рудню приехали его отец Григорий Иванович, жена - Надежда Васильевна с дочерью Ольгой и сестра Антонина, тоже с дочерью. Они побывали на том самом месте, где погиб Леонид Григорьевич. Причем, по воспоминаниям очевидцев во время этой поездки Григорий Иванович нашел в земле возле могилы кусочек его черепа..."

Тема, посвященная Петровскому Л.Г. на сайте http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=1305.0 .

0

22

Михаил Матвиенко прислал фрагмент из книги Маняхина Ивана Ивановича, со слов автора войну он начинал "в должности командира взвода батальона связи 61 сд" :
http://uploads.ru/t/g/B/X/gBXHv.jpg

http://uploads.ru/t/4/I/p/4IpR3.jpg

http://uploads.ru/t/G/0/u/G0uOZ.jpg

http://uploads.ru/t/e/8/m/e8mGv.jpg

http://uploads.ru/t/m/g/F/mgFUS.jpg

http://uploads.ru/t/0/P/Y/0PYxi.jpg

0

23

ТРК «Наш Дом»

http://www.pnz.ru/getnews.php?tid=news& … s_id=40059

14:07 | 22.06.2011
Имена героев увековечили на здании гимназии
http://uploads.ru/t/c/r/n/crnA8.jpg

На здании гимназии № 4 «Ступени» открыли мемориальную доску в память о подвиге героев, сражавшихся в первые дни Великой Отечественной войны на территории Белоруссии. Она посвящена 61-й стрелковой дивизии, сформированной из жителей Пензенской области.

Школьники и ветераны, учителя и представители областного правительства открывали ее вместе, чтобы каждый ребенок и взрослый знал и помнил, что здесь учились дети и преподавали жены бойцов и командиров легендарной дивизии.

«Эта доска свидетельствует о том, что здесь учились героические люди. Я желаю всем, в первую очередь молодому поколению, никогда не забывать об этих героях, обеспечивших нам победу в жестокой войне и мирную жизнь», - отметил председатель Законодательного Собрания Пензенской области Александр Гуляков.

Каждый из ветеранов в этот день вспоминал, как узнал о том, что пришла страшная и беспощадная война, вспоминал боевых товарищей, многих из которых уже нет, и счастливые мгновения победы.

«Дай бог, чтобы память о тех, кто погиб в Великой Отечественной войне, навсегда осталась в наших сердцах. История этой войны должна быть справедливой, честной», - заявила ветеран Великой Отечественной войны Татьяна Мартыненко.

Память тех, кто отдал свои жизни в первые дни войны, чтобы остановить натиск гитлеровских войск, собравшиеся почтили минутой молчания.

Мемориальная доска на гимназии № 4 стала пятой по счету. Теперь она будет напоминать всем пензенцам о подвигах бойцов 61-й стрелковой дивизии.

Отредактировано Дворянкин С.А. (2012-04-07 09:36:10)

0

24

http://penza.rfn.ru/rnews.html?id=40936&cid=7

08.08.2011

Пензенский поисковый отряд отправился в Белоруссию для обследования места, где воевали наши земляки
http://uploads.ru/t/5/M/O/5MO9F.jpg

Видео

Война не закончилась, пока не захоронен последний боец. Сегодня поисковая группа отправилась в Белоруссию на поиски останков наших предков. В 1941 году на территории Рогачевского района войска, среди которых было немало пензенцев, столкнулись с немецкими захватчиками. Выжить удалось не многим и поэтому искатели поставили перед собой задачу - найти и собрать информацию о тех, кто 70 лет назад стоял на защите родной земли, и о ком до сих пор нет никакой информации.

Последние минуты перед отправкой на место, где в 1941 году сражалась 61-я пензенская дивизия, самые волнующие. Поисковый отряд из 20 человек уезжает в Белоруссию, в Рогачёвский район. Именно в тех краях и именно в эти дни 70 лет назад шли ожесточенные бои против немецких захватчиков. Задача у поисковой группы непростая - найти и обследовать место, где воевали наши земляки. Быть может, получится узнать о начале Великой Отечественной Войны что-то новое.

«Мы будем за вас переживать, следить за вашей работой, надеясь, что всё-таки удача будет на вашей стороне», - напутствовал вице-губернатор Пензенской области Сергей Златогорский.

Отправиться по следам своих предков мечтали многие, но честь ступить на бывшее поле боя выпала только самым опытным. Среди таковых и журналист телеканала «Экспресс» Евгений Иналдиев. На протяжении многих лет наш коллега внимательно следит за работой археологов и поисковиков. Ему принадлежат десятки репортажей про искателей, поэтому в их компании чувствует себя комфортно. По его мнению, шансы обнаружить останки предков - велики, хотя сделать это будет крайне сложно.

«Согласно данным источника сайта ОБД «Мемориал» похоронки ни на кого не пришли, потому что все документы так и остались в окружении. И если нам удастся найти могилы погибших бойцов, то это будет большое раскрытие белых пятен истории Великой Отечественной», - сказал журналист телеканала «Экспресс» Евгений Иналдиев.

К поездке за пределы страны поисковики готовились тщательно - собирали материалы о войне, находили в архивах сводки и карты. Белорусские власти одобрили просьбу пензенцев, не раздумывая, и обещали помочь, если понадобится. Поэтому, помешать операции смогут только погодные условия.

«Метеосводки обещают, что неделю как минимум будут идти дожди, ливни. Не знаю, как будет вообще работа идти», - отметил командир поискового отряда имени генерала-майора Симонова Павел Иконников.

В Белоруссию поисковый отряд прибудет через сутки и сразу приступит к поискам. Результаты экспедиции станут известны через две недели, когда группа вернется на родную землю.

Отредактировано Дворянкин С.А. (2012-04-10 23:35:23)

0

25

Уважаемый Сергей!!!!
Рад, что вновь заработал форум...
Я хотел сразу вам сообщить информацию которую нашел, но вот дело несколько замедлилось

Вообщем найдены  воспоминания человека о последнем дне жизни генерала Прищепы. Я в своем посту их поместил

http://zihuatanexo.livejournal.com/470726.html

Сорри что написал сюда, ваш мейл не нашел.

0

26

Добрый день, Сергей. Нашёл вот в ОБД старшего лейтенанта из 61 сд. Кажется, его нет в Ваших списках.

Номер записи 81609447
Фамилия Щукин
Имя Александр
Отчество Ильич
Дата рождения __.__.1911
Последнее место службы 221 СП 61 СД
Воинское звание ст. лейтенант
Причина выбытия попал в плен (освобожден)
Дата выбытия Не позднее 03.03.1942

http://uploads.ru/i/f/i/I/fiIly.jpg

Отредактировано Михаил Матвиенко (2012-06-06 20:01:37)

0

27

Здравствуйте, Михаил!
Спасибо.

Из документа непонятно из какой он области.

Судя по дате выбытия, он из 61-й сд 2-го формировниия, а это уже другая история.

0

28

[

Дворянкин С.А. написал(а):

Здравствуйте, Михаил!
Спасибо.

Из документа непонятно из какой он области.

Судя по дате выбытия, он из 61-й сд 2-го формировниия, а это уже другая история.

Дата выбытия здесь - это дата составления документа, а именно дата прибытия уже освобождённых из плена советских офицеров в Абинский спецлагерь НКВД с пересыльного пункта Козельск-Решетниково. Так что это офицер 1-го формирования.

0

29

Здравствуйте, Михаил!
Да, Вы правы - 1-го формирования. Не замеетил сразу:

Михаил Матвиенко написал(а):

Дата выбытия Не позднее 03.03.1942

и 21 Армия опять же.

0

30

http://s1.uploads.ru/t/lsiC1.jpg
Информация с сайта http://www.pravda-news.ru/topic/14718.html

Пензенцы отправились на поиски безвестных героев 30 июля 2012, 17:06

В Республику Беларусь на  места боев 61-ой стрелковой дивизии, сформированной в Сурском крае.

В Республику Беларусь отправился сводный поисковый отряд, который займется раскопками на местах боев 61-ой стрелковой дивизии, сформированной в Сурском крае, героически сражавшейся на территории Гомельской области в районе Рогачева и Жлобина.

В состав экспедиции вошли представители двух поисковых отрядов: «Поиск-Вездеход» из Пензы и Каменский «Сапсан», а также студенты и журналисты областных СМИ.
Это уже их вторая поездка на места сражения 61-ой дивизии. Первая состоялась  в прошлом году. В ходе раскопок были обнаружены и подняты останки 35-ти бойцов Красной Армии 21 солдатский медальон. Два из них принадлежали уроженцам Пензенской области.

Проводить отряд с площади Ленина пришли представители правительства региона, городской Думы, ветераны Великой Отечественной войны и военный историк Геннадий Тамбовцев, который написал книгу о подвиге бойцов 61-й дивизии.

Командир объединенного отряда Лариса Казакова считает, что поиски необходимо продолжать. Ведь недаром говорят, что война не закончилась, пока не предан земле ее последний солдат. А о судьбе некоторых бойцов родные вообще в неведении. 
— Несколько дней назад поисковики из Тулы на раскопках в Калужской области обнаружили останки нашего земляка Абдуллы Мансурова, уроженца Кузнецкого района.

Он считался пропавшим без вести с марта 1943 года. Буквально на следующий день после звонка туляков мы нашли в селе Евлашево родственников погибшего красноармейца. Живы три его дочери, растут двое внуков. Все эти долгие десятилетия они не оставляли надежды хоть что-то узнать о судьбе своего отца и деда. На семейном совете принято решение перевезти останки Абдуллы Яббаровича в Евлашево и с почестями похоронить в родной земле.

Экспедиция в количестве 32 человек пробудет в Гомельской области около двух недель. В работе отряда примет участие и журналист «Пензенской правды». Материал непосредственно с места событий выйдет в одном из августовских номеров

Отредактировано Порфирьева Г.И. (2012-08-08 00:06:15)

+1